RSS

Технологии массового внушения на примере «пивоваровской телестряпни»

27 Июн

С начала июня чуть ли не ежедневно по каналу НТВ шла реклама очередного фильма Алексея Пивоварова о Великой Отечественной войне — «Роковые решения». На фоне Кремля появлялся актёр, который говорил: «Сталин буквально ходил гоголем, задравши нос и повторял: «Надул Гитлера! Надул!» Эта вздорная байка, сочиненная Хрущёвым, должна была донести до зрителей основную идею фильма: Сталин и другие советские политические и военные руководители действовали глупо и самонадеянно накануне войны. Их «роковые решения» привели к неоправданным человеческим жертвам.

ХОТЯ ПОДОБНЫХ фильмов и сериалов за последние 20 лет было сделано немало, пивоваровская стряпня превосходит их по количеству подтасовок, жульнических приемов и фальсификаций. Дело в том, что, как никто другой, Пивоваров постарался максимально использовать приемы эстрадных фокусников. Как известно, любой фокусник в широком черном плаще показывает аудитории простые предметы, которые не могут вызвать у нее сомнений: пустой цилиндр, платок, палочка, стол, на котором они лежат. Рядом с фокусником — ассистенты. А потом с предметами на столе происходят необычные превращения.

Точно так же Пивоваров предложил нашему вниманию кадры из документальных фильмов, виды зданий, в которых происходили исторические события. Были и беседы с немолодыми очевидцами тех лет. Стояли у стола ассистенты Пивоварова, которых представили как «экспертов». Потом начались чудеса.

Как чёрное превращалось в белое

Прежде всего создатели фильма постарались доказать благородные намерения западных держав. Ассистент фокусника Марк Солонин стал оправдывать поведение Чемберлена и Даладье в Мюнхене тем, что Англия и Франция пережили Первую мировую войну и опасались ее повторения. В доказательство этого даже показали Елизавету II, возлагающую цветы к памятнику той войны. Разумеется, нынешняя английская королева имеет отдаленное отношение к Чемберлену и Даладье, но ведь фокусник всегда отвлекает наше внимание взмахами платка или волшебной палочки.

Но возникает вопрос: а разве Германия в той войне не участвовала? Известно, что немецкие генералы в 1938 году боялись начала войны больше англичан и французов. Их страх был так велик, что они готовили в конце сентября 1938 года военный переворот. Однако этот страх объяснялся не столько воспоминаниями о Первой мировой войне, сколько боязнью того, что против Германии выступит коалиция из Англии, Франции, Чехословакии и Советского Союза. Заговорщики отказались от своих планов, лишь узнав о капитуляции Англии и Франции в Мюнхене.

Не страх перед повторением Первой мировой войны, а активное нежелание правительств Англии и Франции допустить участие СССР в отпоре Гитлеру заставило их пойти на уступки ему в Мюнхене. Еще до начала конференции обе западные державы предупредили президента Чехословакии Бенеша, что не поддержат его, если он заручится поддержкой СССР. Более того, послы Англии и Франции в Праге даже пригрозили, что против Чехословакии и СССР обе державы выступят вместе с Германией. Другой причиной для мюнхенской капитуляции стало стремление Англии и Франции направить агрессию Гитлера через Чехословакию на СССР. Однако пассы, к которым прибегли Пивоваров и его ассистенты, отвлекли внимание некоторых зрителей, и они поверили в то, что сентиментальные господа из Лондона и Парижа выдали на заклание Гитлеру Чехословакию, лишь свято храня память о жертвах Первой мировой войны.

А вот фокус с изложением хода переговоров с Англией и Францией 1939 года. Нам голословно объявили, что с начала 1939 года Сталин хотел столкнуть Германию с западными державами. Зрители должны были поверить тому, что окарикатуренный Сталин, который появляется на экране, — это грубый, заносчивый человек, презиравший руководителей стран Запада. Актер, одетый в серый френч доктора Зло из известной кинопародии на фильмы о Джеймсе Бонде, сообщил нам: Сталин назвал руководителей Англии и Франции «болванами» в беседе с Риббентропом. Мало кто из телезрителей бросится искать воспоминания Риббентропа или «Записку исполнительного советника германской делегации Хенке». А ведь Риббентроп об этом не сказал ни слова. В записке же Хенке сказано: Сталин говорил о несоответствии между ролью Англии в мире и ее реальной силой, заметив: «Если Англия, несмотря на всё, владеет миром, то заключается это в глупости других стран, которые позволяют себя дурачить». О Франции же Сталин лишь заметил, что эта страна «все-таки имеет значительную армию». Ясно, что из этого никак не следует, что Сталин считал лидеров Англии и Франции «болванами».

Взмахами разноцветных платков и пассами волшебной палочки Пивоваров и его ассистенты скрыли от зрителей, что с марта 1939 года Советское правительство постоянно предлагало западным державам заключить действенный договор о коллективной безопасности. Пивоваров утаил, что, стараясь развязать войну между СССР и Германией, западные державы тянули переговоры с Москвой и направляли на них второстепенных лиц. В ходе переговоров выяснилось, что СССР должен был прийти на помощь Польше, Румынии и Бельгии в случае нападения на них Германии, но Англия и Франция не собирались помогать СССР, если немцы захватят прибалтийские государства. Кроме того, в конце августа польское правительство надменно отвергло предложение СССР о переброске частей Красной Армии к польско-германской границе, заявив устами министра иностранных дел Бека: «Я не допускаю, что могут быть какие-либо дискуссии относительно какого-либо использования нашей территории иностранными войсками. У нас нет военного соглашения с СССР. Мы не хотим его». Ни слова об этом в фильме нет.

А вот как с помощью хитроумных манипуляций скрыли поведение стран Запада после заключения советско-германского договора. Объясняя, почему Гитлер перенес нападение на Польшу с 26 августа на 1 сентября, авторы придумали версию о том, что лишь накануне он узнал об англо-польском военном соглашении. (На самом деле — значительно раньше). Чувствуя шаткость такой версии, Пивоваров, как и всякий фокусник, прибег к подстраховке. Нам сообщили, что в течение последних дней августа Гитлер решил проанализировать обстановку. Это подтверждалось сценой метаний карикатурного Гитлера по кабинету.

А что же было на самом деле? Известно, что перенос даты вторжения в Польшу был вызван активными переговорами Гитлера и Риббентропа с Лондоном. В ходе них Лондон давил на Варшаву, добиваясь от нее согласия на принятие германских условий. В эти дни Англия была готова пойти на соглашение по Польше, подобное Мюнхенскому.

В фильме не сказано ни слова о том, что после объявления войны Германии 3 сентября Англия и Франция ничего не делали для того, чтобы воспользоваться своим перевесом в вооруженных силах и разгромить «третий рейх». Правители этих стран не оставляли надежд направить агрессию Гитлера против СССР.

Как белое превращалось в чёрное

Как и во всяких фокусах, телеманипуляторы исподволь подсовывали то, чего не было и не могло быть среди реальных предметов, и также незаметно убирали то, что разоблачило бы иллюзиониста. Так, например, в сцене, посвященной переговорам с министром иностранных дел Латвии Вильгельмом Мунтерсом, сначала приведены в пересказе подлинные слова Сталина о заинтересованности СССР в военных базах в Лиепае и Вентспилсе. А затем вставлена фраза («Прошу не вынуждать нас прибегать к силе»), которую Сталин никогда не произносил на этих переговорах. Зато спор с Мунтерсом относительно количества советских войск на военных базах, в ходе которого Сталин пошел на существенные уступки латвийскому министру (25 тысяч войск вместо 40 тысяч), исчез. В результате авторы фильма добились нужного им впечатления, будто договоры с Эстонией, Латвией и Литвой были навязаны силой. Это впечатление усугубили «эксперты». Один из них — Марк Солонин назвал договоры «мародерскими», а другой «эксперт» Михаил Мельтюхов, исполнявший роль противника Солонина, лишь слегка смягчил его оценку, сказав, что Сталин вел переговоры «с позиции силы».

Подмены подлинных высказываний Сталина лживыми совершались на протяжении всего фильма. Особенно лихо порезвились авторы сценария, когда дело дошло до двух выступлений И.В. Сталина 5 мая 1941 года на приеме в честь выпускников военных академий. Известно, что эти речи не стенографировались. Об их содержании известно лишь по различным воспоминаниям участников этого приема. Однако вместо слов Сталина о том, что гитлеровская Германия «хочет уничтожить наше социалистическое государство, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов», которые запомнили участники приема, в уста актера, который говорит за Сталина, вложены слова: «Пора отказаться от этой жвачки об оборонительной войне. Только решительным наступлением, а не обороной мы разобьем Германию».

Постоянно рассуждая о советских планах военных действий на западной границе СССР, ассистенты фокусника Мельтюхов и Солонин уверяли, что они предусматривали внезапное нападение Красной Армии на вермахт. Утверждая, что советские военные планировали вторгнуться в Южную Польшу, «эксперты» упомянули генштабовские военные игры, проведенные в начале 1941 года. При этом оба «эксперта» объявили, что в ходе них Г.К. Жуков, играя за Красную Армию, успешно осуществил прорыв на юг Польши и окружил немецкие войска. На самом деле было проведено две такие игры. В ходе первой из них (2—6 января 1941 года) Г.К. Жуков играл за немецкую сторону и выиграл сражение. В ходе второй Г.К. Жуков играл за Красную Армию, а генерал Д.Г. Павлов — за немцев. В этом случае были окружены «красные» войска под командованием Жукова. Лишь с большим трудом «красные» вышли из окружения. Так, две военные игры были превращены в одну, которую, вопреки правде, выиграли якобы советские войска.

На основе фантастического рассказа «экспертов» о победе Жукова, командовавшего «красными», в фильме утверждается, что Сталин и другие переоценивали возможности Красной Армии и слепо верили в ее успех. На самом деле итоги игр встревожили советское военное и политическое руководство. С одной стороны, Советское правительство умножило усилия в ходе подготовки к вероятной войне. С другой стороны, оно предпринимало попытки оттянуть ее начало.

Однако, вопреки фактам, оба «эксперта» наперебой твердили, будто Советское правительство стремилось нанести превентивный удар по германской армии. На самом деле план такого удара, подготовленный Жуковым и Тимошенко, был решительно отвергнут Сталиным. Но Мельтюхов и Солонин настаивали, что воспоминание Жукова по поводу оценки Сталина этого плана («Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?) не соответствует действительности.

Поскольку же оба «эксперта» не могли привести ни одного документа, свидетельствующего о том, что данный предварительный план стал воплощаться в жизнь, то Мельтюхов и Солонин изобразили печаль по поводу того, что не все архивы еще открыты.

Действуя по американской пословице («Орёл — я выиграл, решка — ты проиграл»), авторы фильма умудрились одновременно обвинить Советское правительство и в плохой подготовке к войне, и в намерении нанести по Германии вероломный удар. Правда, немецкие участники создания фильма поспешили оговориться, что последняя версия используется неонацистами. Но это обстоятельство не помешало Пивоварову и его ассистентам приводить аргументы в пользу этой геббельсовской версии, столь любимой неонацистами.

Порой подтасовки были необыкновенно грубы. Для того, чтобы убедить зрителей, что советский народ не готовили к возможной войне, была использована финальная сцена из фильма «Трактористы», в которой изображена колхозная свадьба. При этом опущены самые последние кадры фильма, в которых главные герои, а затем и все гости поют боевую песню со словами: «Тогда нас в бой пошлёт товарищ Сталин и первый маршал в бой нас поведет!» С помощью такой грубой подделки Пивоваров объявляет: «Нас убеждали, что советские люди жили мирной жизнью. Лишь после 1991 года мы узнали, что тогда шла подготовка к войне».

Поскольку фокусы противоречат логике и здравому смыслу, то Пивоваров допустил явное противоречие, показав отрывок из другого фильма («Великий гражданин»). Его главный герой Шахов произносит слова Кирова о том, что «лет через двадцать после хорошей войны в нашем Союзе будет республик 20—30». Но тогда получается, что советских людей предупреждали о возможной войне? Очевидно, Пивоваров знает, что очарованные фокусом люди часто не замечают грубых логических натяжек.

А ведь за этим фокусничеством оказались скрыты напряженный предвоенный труд миллионов рабочих и колхозников, постоянная подготовка населения, включая детей, к возможной войне, появление книг, спектаклей, фильмов на военно-патриотическую тему, включая те, что были посвящены подвигам великих предков нашей страны, перевооружение и реорганизация армии, которые шли полным ходом.

Куда исчезала подлинная история?

Как и многие иллюзионисты, Пивоваров прибег к искусственным конструкциям. Вместо географиче-ских карт и реальных документов нам постоянно показывали комнаты с картонными стенами, которые должны были олицетворять европейские страны. Если иллюзионист с помощью искусно сделанного ящика или чемодана может создать впечатление того, что в нем бесследно исчезли люди и предметы, то в фильме Пивоварова в этих картонных комнатах исчезли подлинные войны, революции и другие общественные процессы. Иллюзионист Пивоваров апеллирует к обывательским, примитивным представлениям о мире, подменяя рамки истории и географии стенами квартир.

Вот в три комнаты из картона, в которых «обитают» эстонцы, латыши и литовцы, вламываются советские солдаты. Они теснят обитателей прикладами. Один из красноармейцев грубо хватает квартиранта и выталкивает его из дома. Скороговоркой сказано, что установление Советской власти в трех прибалтийских республиках произошло через несколько месяцев после заключения советско-германских договоров.

Какие же события между октябрем 1939 года и июлем 1940 года провалились в умело спрятанную дыру этой хитроумной конструкции? Исчезло безукоризненное соблюдение условий трех договоров Советским Союзом, в результате чего государственное устройство в Прибалтике сохранялось в неприкосновенности, компартии оставались под запретом, а коммунисты — в тюрьмах. Несмотря на то, что в трех странах росло возмущение профашистскими и коррумпированными режимами, Молотов и Ворошилов направили строжайшие инструкции нашим дипломатам и военным, чтобы те не поддерживали разговоры о смене строя в трех государствах и установлении там Советской власти. Исчезли из поля зрения телезрителей экономические выгоды, полученные прибалтами от укрепления торговых отношений с СССР. Конструкция надежно спрятала от взора факты нарушений договоров правительствами трех стран, продолжавших военное сотрудничество с гитлеровской Германией. Вне обзора остались ожидание прибалтийскими диктаторами скорейшего прихода Гитлера и их подготовка к встрече немецких войск.

За стенами картонного домика остались и события июня 1940 года, когда после разгрома вермахтом англо-французских войск и усиления вероятности вторжения Гитлера в Прибалтику Советское правительство потребовало включения в состав трех правительств лиц, готовых выполнять положения договоров, и одновременно ввело дополнительные войска в Прибалтику. Иллюзионисты умело скрыли тот энтузиазм, с которым население Эстонии, Латвии и Литвы встретило советские войска, видя в них защитников от гитлеровской агрессии. Авторы фильма ни слова не сказали о том, что даже после ввода дополнительных контингентов советских войск правительство СССР не собиралось устанавливать Советскую власть в Прибалтике. Они умолчали о подлинно народных революциях, которые в конце июня 1940 года поднялись против профашистских и коррумпированных режимов Пятса, Ульманиса и Сметоны.

Даже ретивые национал-сепаратисты Прибалтики, обратившись в 1989 году к избирательным протоколам полувековой давности, не смогли уличить организаторов выборов 1940 года в фальсификации. Но Пивоваров и не пытался полистать подлинные документы избирательных комиссий. Он просто намалевал грифелем на школьной доске три цифры, обозначающие проценты голосов за кандидатов Союзов трудового народа. Они кажутся слишком большими тем зрителям, которые ничего не знают про обстановку, предшествовавшую выборам, но зато только что видели «ужастик» о том, как красноармейцы грубо ворвались в мирное прибалтийское жилище и стали выталкивать вон его обитателей. С точки зрения таких зрителей было бы нелепо, если бы изгнанные красноармейцами из своих домов люди проголосовали за Советскую власть.

По Пивоварову, Красная Армия не освобождала украинцев, белорусов и другие народы от многолетнего гнета польских панов, а лишь грубо ворвалась в домик, населенный мирными жителями довоенной Польши. Лишь на несколько секунд мелькнули кадры о людях, приветствовавших приход Красной Армии, но авторы фильма поспешили сообщить, что местное население просто хотело заполучить офицеров-квартирантов, чтобы их домам была обеспечена безопасность. До фильма Пивоварова даже злобные враги Советской власти никогда не додумались до того, чтобы утверждать, будто сотни тысяч украинцев и белорусов, вышедших радостно встречать красноармейцев, — это владельцы квартир, заманивавшие потенциальных жильцов. Впрочем, слова о теплой встрече Красной Армии перекрывались рассказом о репрессированных польских офицерах. Не довольствуясь принятой на вооружение российскими правителями геббельсовской версией об ответственности советских властей за расстрел польских офицеров в Катыни, Пивововаров заявил о «нескольких катынях».

Иллюзия новизны

Пивоваров пытался создать впечатление о том, что он открыл нечто новое, опирающееся на только что открытые документы и не укладывающееся в привычные представления о войне. На самом деле этот телеопус — собрание обветшалых и пропахших нафталином версий, авторы которых уже давно почили. Версия о том, что Сталин не готовился к войне и игнорировал возможность нападения Германии, была создана Хрущёвым 55 лет назад. Версия о том, что 22 июня 1941 года немцы лишь отражали готовившееся нападение Красной Армии, была впервые представлена 70 лет назад Геббельсом и реанимирована предателем нашей Родины Резуном лет 25 назад. Геббельс сочинил в 1943 году также повторенную Пивоваровым версию про Катынь. Как и Пивоваров, отрицали законность установления Советской власти в Прибалтике многие западные державы еще 71 год назад. Аргументы, оправдывавшие Мюнхенское соглашение, были популярны осенью 1938 года. Изображение же Советской власти как торжества грубой, примитивной силы, которое пронизывает фильм Пивоварова, возникло с первых же дней Октябрьской революции.

В то же время авторы фильма игнорируют то обстоятельство, что не только создатели лживых версий давно мертвы, но и давно под натиском правды погибли их фальшивки. Не только советские, но также постсоветские российские и зарубежные историки разоблачили древние лживые сочинения, на которых построен фильм Пивоварова.

Жонглируя бумагами, которые появляются в руках то одного, то другого актера, авторы фильма создают впечатление, будто они представляют зрителям новые свидетельства о работе нашей разведки накануне войны. Их цель одна — доказать, что Сталин до 22 июня не верил в возможность внезапного нападения Германии и не принимал мер для его отражения. Однако еще в 1963 году генерал армии И.В. Тюленев в своих воспоминаниях «Через три войны» рассказал, как 21 июня ему, тогда командующему Московским военным округом, звонил Сталин и приказал привести в состояние боевой готовности систему противовоздушной обороны. Еще в 1966 году вышли в свет воспоминания Милована Джиласа, в которых он сообщил о разговоре с Хрущёвым в Киеве. Тогда Никита Сергеевич еще не занимался вольным фантазированием, а потому сообщил, что 21 июня в Киев звонил Сталин и предупредил о возможности германского нападения. Об этих воспоминаниях Пивоваров умолчал.

Чей заказ выполняет Пивоваров

Главной идеей фильма является уравнивание ответственности гитлеровской Германии и Советского Союза за трагедию 22 июня 1941 года. Об идентичности коммунизма и нацизма шла речь в резолюции, принятой в августе 2009 года в Вильнюсе на конференции ОБСЕ. Еще раньше ПАСЕ приняла резолюцию о преступности коммунизма. Строго следуя указаниям с Запада, авторы фильма постоянно ставят нацизм и коммунизм на одну доску. По этой причине дезинформационная статья Геббельса «Пример Крита» в газете «Фёлькишер беобахтер» от 13 июня 1941 года объявлена аналогом сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года. На самом деле сообщение ТАСС имело целью не дезинформировать немцев, а вызвать их на диалог о советско-германских отношениях. Чтобы ярче показать сходство между нацизмом и коммунизмом, на протяжении всего фильма советские солдаты врываются в чужие страны-квартиры так же грубо и жестоко, как это делают гитлеровские вояки. Карикатурный Сталин и его окружение схожи с карикатурным Гитлером и его компанией.

А вот как Пивоваров объяснил начало войны: за два года действия договора 1939 года Германия получила от СССР всё, что хотела; СССР тоже получил от Германии всё, что хотел. Именно по этой причине и началась война. Вот так: просто и незатейливо. В строгом соответствии с резолюциями ПАСЕ и ОБСЕ и указаниями о «десталинизации».

Атака на историческую память

В многократно повторенных рекламных роликах перед показом Пивоваров говорил о том, что его фильм должен доказать лживость советской истории о Великой Отечественной войне. Нет сомнения в том, что многие советские исследования по истории тех лет уже недостаточны. Однако нет никакого основания для того, чтобы огульно оплевать труд многих советских военных историков, как это делает Пивоваров. Тем более нет никаких оснований для того, чтобы ставить халтурное творение выше этих глубоких, основательно документированных исследований.

Но Пивоваров не только оскорбляет советских историков. Он полностью отрицает существование постсоветских отечественных исследований, помимо тех, что насочиняли Солонин и Мельтюхов. Между тем во многих из них существенно углублены знания о Великой Победе советского народа, а также о руководящей роли Коммунистической партии и Советского правительства в предвоенные и военные годы.

Пивоваров стремится разжечь ненависть к советскому прошлому, Коммунистической партии, руководителям Советского правительства. В начале фильма он задает вопросы: «Почему война оказалась такой ужасной? Не могло ли 22 июня оказаться обычным летним воскресеньем?» Пивоваров стремится, чтобы по окончании его фильма зрители ответили так: «Война стала ужасной по вине советского руковод-ства. Если бы не Советская власть, жизнь могла бы быть мирной, а 22 июня 1941 года осталось бы обычным воскресеньем».

Провозглашая себя глашатаем исторической правды, Пивоваров смакует тяжелые страницы прошлого. Видимо, по этой причине он особо остановился на неудачах Красной Армии в военных действиях против финской армии и дважды повторил цифры потерь советских бойцов в той войне.

Объявляя «насквозь лживой» советскую историю войны, Пивоваров по сути призывает отказаться от памяти, которая сохранилась в сознании людей о советской эпохе. Он хочет опорочить воспоминания людей и оценку их боевого и трудового подвига в грамотах и наградах, хранимых дома, в памятниках и традициях. Цинично выполняя социальный заказ, телемагнаты и теледеятели готовы бесстыдно осквернить историю великой войны.

Оскорбление памяти усугубляется нескрываемым презрением к нашему народу и его прошлому. Это презрение проявляется в фильме постоянно в издевательском изображении того, что было дорого советским людям и остается дорогим для многих и ныне. В фильме вдоволь поиздевались над пролетарским гимном «Интернационал», который исполнили удивительно писклявыми голосишками маленькие дети. Издевательству подверглись и советские солдаты. Хамскими и ущербными выглядят красноармейцы, разухабисто распевающие под гармошку походную песню времен советско-финской войны.

Презрение к уровню мышления аудитории сквозит в использовании кукольных домиков для интерпретации мировой истории. А чем, как не презрением к народу, объясняется попытка подсунуть зрительской аудитории недоброкачественное пойло, которое сварил Пивоваров?

Очевидно, что, провозглашая курс на дальнейшую капитализацию страны, власть имущие будут продолжать наступление на советское прошлое, а теледеятели станут им в этом потворствовать. Поэтому задача коммунистов — продолжать защищать правду об истории, давая отпор всяким пивоваровым и им подобным.

Юрий Емельянов. По страницам газеты «Правда» Источник

Advertisements
 

Метки: , , , , , , ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: