RSS

«Правда»: Мир на переломе эпох: На пути американского дефолта, успехов Китая и французских проституток

19 Июл

Крупнейший в мире инвестор мультимиллиардер Уоррен Баффет, которого Барак Обама назвал продюсером своей избирательной кампании, очень образно оценил глобальную кризисную ситуацию: при отливе становится ясно, кто купался голым.

После бала

Отшумели пышные торжества в честь 90-летия Коммунистической партии Китая. Однако документы, связанные с этим крупным событием, всё ещё актуальны для обозревателей. Выступление Ху Цзиньтао разобрали на цитаты и внимательно анализируют.

Вот те пассажи, которые вызвали особенно большой интерес в мировых СМИ.

— КПК, постоянно опираясь на народ, завершила новодемократическую революцию, добилась национальной независимости и освобождения народа.

— КПК завершила социалистическую революцию и в основном сформировала систему социализма.

— Партия при постоянной опоре на народ осуществила новую великую революцию — реформы и открытость внешнему миру, заложила начала социализма с китайской спецификой, твердо отстаивая и развивая его.

— Все члены партии должны гарантировать на основе закона экономические, политические, культурные, социальные и другие права и интересы народа.

— Мы должны, сообща отвергая и сдерживая раскольническую деятельность сторонников независимости Тайваня, ковать счастье соотечественников на обоих берегах и созидать будущее китайской нации.

— Обеспечение баланса между реформами, развитием и сохранением стабильности, обеспечение сочетания трёх этих элементов является гарантией успеха китайской социалистической модернизации.

— Предстоит поставить стимулирование трудоустройства на приоритетное место в социально-экономическом развитии, ускорить совершенствование различных социальных сфер, прежде всего — образования, социального обеспечения, медицины, здравоохранения и строительства доступного жилья.

— Путь социализма с китайской спецификой — единственный путь осуществления социалистической модернизации и создания достойной жизни для народа.

— Никто не имеет никаких институциональных привилегий, а институциональные ограничения не допускают исключений.

— Китай всё ещё находится и будет долго находиться на начальной стадии социализма — эта реалия не изменилась. Противоречие между постоянно растущими материально-культурными потребностями народа и отсталым общественным производством остаётся главным противоречием общества.

Наблюдатели отмечают, что суждения Ху Цзиньтао мало чем отличаются в сущности от аналогичных тезисов любого другого руководителя правящей партии в любой другой стране мира. За исключением одной, но принципиально важной особенности: китайскому лидеру можно верить.

За 90 лет КПК действительно проделала работу эпического масштаба, страна под руководством партии совершила скачок от феодального абсолютизма, существовавшего не одну тысячу лет, к современному, единому и сильному государству. И эпос этот продолжается темпами, поражающими воображение. Цифры широко известны. Наглядное подтверждение правильности курса — новейшие научно-технические достижения, ставшие реальностью в предпраздничные дни.

Так, в Китае сдан в эксплуатацию самый длинный в мире сверхскоростной поезд — американские компании сразу же предложили китайцам сотрудничество в строительстве таких поездов для железных дорог США. В те же дни был открыт в Восточном Китае самый протяжённый в мире мост через морской залив Цзяочжоувань. Тогда же был изготовлен глубоководный обитаемый аппарат для проведения исследований на глубине 5000 метров. Китай вошёл в пятёрку государств мира, обладающих такой ультрасовременной техникой. Замечу: всё это и многое другое сделано в Китае, ставшем мастерской мира.

Но экономические и научно-технические достижения были не единственным компонентом празднования 90-летия КПК. О международных политических акциях в дни годовщины известно мало. Но и то, что известно, весьма впечатляет. Так, из Хартума в Пекин прилетел президент Судана Омар Башир. На его арест ещё два года назад был выдан ордер Международного уголовного суда (МУС). Поэтому путь Башира в Поднебесную был нелёгким. Совершив промежуточную посадку в Тегеране, он вылетел далее в Ашхабад. Но власти Туркмении неожиданно запретили посадку суданского борта № 1 в своей столице. Так же поступили и власти Таджикистана. Президентский самолёт вернулся в Тегеран. Как сообщается, той же ночью китайские и иранские дипломаты провели экстренную встречу, в результате которой был выработан новый маршрут — через Пакистан. Китай заявил, что он не признаёт решения МУС относительно Башира.

Если учесть, что после возвращения домой президент Судана практически сразу же отправился на Юг, где вместе с другими иностранными VIP-персонами принял участие в провозглашении независимости Южного Судана, то, очевидно, у обозревателей есть основания предположить: в Пекине одновременно с празднованием шла напряжённая международная политическая работа. Судан — яркий тому пример: ведь у КНР в Южном Судане огромные нефтяные активы, которые (по сообщениям) охраняет дивизия Народно-освободительной армии Китая. В то же время вся транспортная нефтяная инфраструктура сосредоточена на севере Судана. Так что политикам и экономистам есть что обсудить на самом высоком уровне.

Обратили внимание наблюдатели и на яркую речь Каддафи, которую он произнёс перед тысячами своих сторонников на площади в Триполи всего через день после окончания торжественных акций в Пекине. Ливийский лидер пообещал перенести войну в Европу и мстить по принципу око за око, смерть за смерть, убитый ребёнок за убитого ребёнка. Аналитики полагают, что это не пустые угрозы. Сейчас из стран Северной Африки и Ближнего Востока в Европу проникли более полумиллиона нелегальных иммигрантов. Сколько среди них солдат ливийского спецназа, широкой публике неизвестно. Во всяком случае, как считают обозреватели, их достаточно для полномасштабной «акции устрашения». Эксперты полагают, что резкость лексики Каддафи может объясняться тем, что он получил некий мощный сигнал извне — из Пекина, например.

Слегка перефразировав Чуковского, скажем: не летали бы вы, детки, Африку бомбить…

Проститутка и президент

Она — Нафиссату Диалло, уроженка Экваториальной Гвинеи, въехавшая в Соединённые Штаты по фальшивым документам. Официально — горничная VIP-отеля на Манхэттене. По данным нью-йоркской прокуратуры, проститутка, получающая сверхвысокие «чаевые», связанная с наркоторговлей и отмыванием денег.

Он — Николя Саркози, президент Франции с венгерскими корнями, потомок недавних иммигрантов.

Используя терминологию Киплинга, оба — люди не вполне определённого происхождения и соответствующего поведения.

Их свёл не адюльтер, а бизнес. Президент и проститутка скорее всего никогда не встречались. Только общее дело — ничего личного.

Бизнес, который свёл наших героев, — уничтожение (как минимум, политическое) главы Международного валютного фонда (МВФ) Доминика Стросс-Кана (ДСК). У каждого в этом деле были свои интересы.

Для французского президента ДСК — опаснейший конкурент на предстоящих выборах. Суетливый «Сарко-американец» французам надоел. Они устали от его демонстративного низкопоклонства перед американцами, от его яростного стремления быть первым на американской войне в Африке, от его курса на снижение социальных стандартов жизни. В то же время ДСК (обоснованно или необоснованно — это другой вопрос) стал символом антиамериканизма. Для этого были кое-какие основания. Прокламируемые им реформы международной валютной системы означали ограничение всевластия доллара. То есть б`ольшую независимость Парижа от Вашингтона. Некоторые французы даже сравнивали его с де Голлем, который вывел их страну из военной организации НАТО в шестидесятые годы прошлого века.

Напомню, что тогда во Франции (и в ряде других европейских стран) были незамедлительно спровоцированы так называемые молодёжные бунты. Положение стало настолько серьёзным, что де Голль вынужден был покинуть Париж и укрыться в штабе французского военного контингента, дислоцировавшегося в ФРГ. Генерал устоял. Правда, ненадолго.

Реализация идей Стросс-Кана представляла для нынешней Америки отнюдь не меньшую опасность, чем антинатовская акция де Голля. Тогда-то соответствующие специалисты наняли соответствующую горничную. Саркози был в восторге: опасный соперник уничтожен. А когда дело Нафиссату Диалло против ДСК стало разваливаться, французские правоохранители выбросили на ломберный стол свою карту: ввели в игру некую журналистку, которой ДСК во время интервью предложил пересесть поближе. И тут же то ли изнасиловал её, то ли попытался это сделать. Было дело то ли семь, то ли восемь лет назад (дама путается в показаниях). Адвокаты ДСК обещали, используя нынешний молодёжный жаргон, «порвать её, как Тузик грелку». Отмечается, что французская юриспруденция очень чутка к мнению президента. Так что Саркози, похоже, полегчало, у него снова появилась надежда. Хотя наблюдатели отметили, что недавно на знаменитой свадьбе в Монако он не смог изобразить даже свою фирменную дежурную улыбку. Вид у него был, как говорят в России, «краше в гроб кладут». Похоже, президент обеспокоен.

А теперь о нью-йоркской проститутке. Мало кто верит, что она действовала по собственной инициативе. Сомнительна неосведомлённость полицейских и прокуроров.

В нужное время в нужном месте

Доминик Стросс-Кан отнюдь не революционер. Но он со своими идеями преобразования международной финансовой системы оказался в нужное время в нужном месте.

Сегодняшнее время — эпоха конца рейганомики. Тридцать лет назад в Америке её встретили с восторгом. Суть дела: стало возможным не платить долги. Целая система реструктуризации отсрочивала их выплаты. При этом задолженность росла, поскольку увеличивались расходы на обслуживание долга. Но ведь платить-то придётся не сейчас, а когда-то в будущем. После нас — хоть потоп!

США накопили самую большую, невиданную в мире государственную задолженность. Долгое время американцы печатали новые доллары, чтобы снизить давление на экономику этой гигантской финансовой пирамиды. Но в конце концов система начала рушиться, и разразился мировой финансовый кризис.

Тут и возник Доминик Стросс-Кан — человек в нужное время и в нужном месте. Он с высоты своего международного поста и авторитета стал навязчиво прокламировать необходимость контроля деятельности банков. Точка отсчёта — американская Федеральная резервная система (ФРС). Созданная в 1913 году, она, по авторитетнейшей энциклопедии Вебстера, «выполняет функции центрального банка и осуществляет контроль над коммерческой системой страны».

Борьба за создание ФРС длилась более ста лет. Кровавая была борьба. В Америке многие даже считают, что и Авраама Линкольна убили вовсе не радикалы-рабовладельцы, которых он лишил рабов, а человек, нанятый крупнейшими частными банками. И это представляется весьма вероятным: какой же банкир по доброй воле будет подчиняться контролю?!

Создать аналог ФРС в глобальном масштабе — дело неизмеримо более сложное, нежели надеть узду на американские банки. Борьба идёт нешуточная. В ней, как считается, все средства хороши: от вмешательства в президентскую выборную кампанию до использования проститутки с тёмным прошлым.

Однако сути дела эта борьба изменить не может. Америка стоит на пороге дефолта. Как сообщают, президентская команда уже составляет список кредиторов, которым можно не платить. По слухам, Россия в этом списке. То есть в Белом доме реальность дефолта (прекращения платежей по гособязательствам), хотя бы и частичного, очевидно, уже признают. А значит, весь глобальный финансовый кошмар ещё впереди.

Возвращаясь к сентенции Уоррена Баффета, с которой я начал эти заметки, можно сделать вывод: сравнение ситуации в капиталистической Америке и социалистическом Китае ясно показывает, кто вошёл в бурное море кризиса нагишом, а кто в надёжном защитном гидрокостюме.

По материалам газеты «Правда» Источник

Advertisements
 

Метки: , , , , , , , , , ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: