RSS

Архив за день: Август 14, 2011

Самосожжение ради справедливости


«Мы не можем добиться справедливости, поэтому у нас один, наверное, выход из этой ситуации. В принципе, я уже готова прийти на площадь перед администрацией Королева (губернатор Липецкой области – прим. авт.) и принести себя в жертву. Пусть это будет в знак протеста».

Доведенные до отчаяния жители города Чаплыгина Липецкой области не видят другого способа привлечь внимание власти, как районной, так и областной, к проблеме, ставшей для их судьбы трагичной.
Подобные истории, уверен, не станут открытием для жителей «глубинки» России и поэтому данный случай является прецедентным.

Семья Халяпиных вот уже не один десяток лет занимается фермерским хозяйством, зарабатывая на жизнь не самым легким способом.
Хлеб, мясо, молоко, все это достается только благодаря трудолюбию и любви к собственному делу. Судьба Юрию и его супруге Анне на ух жизненном пути приносила не самые лучшие подарки. Старший сын – инвалид второй группы, слепой от рождения. Именно поэтому жили они скромно, тратя почти весь заработок на лучших врачей-окулистов, но, к сожалению, результатов лечение не принесло.

Все было бы хорошо и шло своим чередом, если бы однажды не столкнулись с «гуманностью» местного федерального судьи Кабановой.

Глубинка – не Москва, здесь семейные связи еще сильнее главенствуют над законом, тем более если муж федерального судьи – адвокат, контора которого ведет почти все дела местного уровня.
Тогда-то и стало ясно, что закон и справедливость не всегда руководство для тех, кто в праве вершить судьбы людей.

Разорение семьи Халяпиных началось с судебного дела о разделении собственности, на которую претендовала родная сестра Юрия Татьяна.
В чем же здесь криминал и почему последствия стаи самыми плачевными?

Дело же в том, что здесь власть имущие узрели легкий способ наживы.

Почему бы не направить дело в нужное русло, когда жена-судья и муж-адвокат могут обсуждать на кухне за чашкой чая все тонкости судебного процесса?
Так и получилось. Бесчисленные суды, обжалования в вышестоящие инстанции, жалобы в прокуратуру, все это затягивало время, а главное — приносило Халяпиным все новые и новые убытки. Так, планомерно, они лишились всего. На днях в силу вступает решение суда о сносе дома Юрия, который находится на земле, своими руками облагораживаемой не один десяток лет.

Читатель, наверное, спросит, в чем трагедия?
Трагедия же в том, что, погрузившись в судебные разбирательства, Юрий нашел и тех, кто также пострадал от действий федерального судьи Кабановой. Таких семей в городе Чаплыгине ни одна и ни две. Их несколько десятков. Налаженная система по разорению фермеров, рабочих, пенсионеров, как оказалось, работает вполне удачно. Так многие лишились своих домов, квартир, сельскохозяйственной техники, земель. Не гнушались даже холодильниками, диванами и детскими кроватками, оставляя грудных детей ночевать на полу.

Доведенные до отчаяния люди обращались к кому угодно, моля о помощи.
Ответа ни от кого не было. Оставалось одно — последний клич о помощи к общественности с просьбой остановить произвол, творящийся на их родной земле. Встретившись с ними, я и Игорь Луговой были поражены тем, что отчаяние наталкивает их на самые страшные мысли. Другого способа достучаться до тех, кто может повлиять на ситуацию, они не видят.

Статья написана по материалам Игоря Лугового и из личного общения с семьей Халяпиных на протяжении уже двух недель.
Далее мы опубликуем истории и других семей, а также материалы, которые меня лично вгоняли в ужас.

По материалам echo.msk.ru

Реклама
 
 

Метки: , , , , , ,

ОПГ из МВД


Самая жестокая организованная преступная группировка Кузбасса состояла в основном из бывших и действующих сотрудников милиции

11 августа в Новокузнецке постоянная сессия областного суда вынесла приговор участникам «киселёвской банды». В нее входили высокопоставленные работники правоохранительных органов. Среди них бывший начальник криминальной милиции Александр Хибченко.

Лидер ОПГ Илья Медведев возглавлял частное охранное предприятие. В середине 90-х годов жертвами злоумышленников становились воры в законе, предприниматели и просто нежелательные свидетели. В 2003 году бандиты организовали покушение на руководителя киселёвской милиции. Он был тяжело ранен, но выжил.
Перед оглашением приговора лидер банды Илья Медведев попросил прощения у потерпевших. Последнее слово подсудимого шокировало своим откровением даже его сокамерников.
Как рассказала корреспонденту Sibnet.ru старший помощник Следственного управления СКР по Кемеровской области Надеж­да Ананьева, в зависимости от роли каждого 26 местным жителям, из которых 16 ранее работали в милиции, предъявлены обвинения в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Среди них – бандитизм, организация и участие в преступном сообществе, убийство, похищение человека, приобретение, хранение, передача боеприпасов и огнестрельного оружия, разбои, грабежи и умышленное уничтожение имущества. На скамье подсудимых 22 человека. Не все участники группировки дожили до вынесения судебного решения: одни были убиты во время криминальных разборок, другие закончили жизнь самоубийством или умерли от рака. Один из основных киллеров группировки, по версии следствия, был убит своими подельниками в связи с опасностью разоблачения преступного сообщества.
В разные периоды времени лидерами банды были пять человек. По версии следствия, банда действовала с 1993 по 2003 год на территории Киселёвска, Кемерова, а также Прокопьевского и Беловского районов Кузбасса. Работая в правоохранительных органах, сотрудники милиции, проводя оперативные мероприятия в отношении подозреваемых, совершали убийства. Позже многие из них ушли из милиции в частные охранные структуры, где совершали заказные убийства, разбои и другие тяжкие преступления. Одним из громких преступлений, совершенных в октябре 2003 года, стало покушение на убийство начальника Киселёвского ГОВД полковника Нурдина Мазукабзова, который был расстрелян у подъезда собственного дома; несмотря на тяжелые ранения, врачам удалось спасти его.
По словам руководителя первого отдела СУ СКР по Кемеровской области Инги Барановой, расследуя дело о покушении на жизнь начальника милиции, следователями было раскрыто 15 убийств. Жертвами становились предприниматели, лица с криминальным прошлым, свидетели ранее совершенных бандой преступлений. В вооруженной банде существовало четкое распределение ролей при совершении преступлений. Действующие на тот момент сотрудники милиции, используя свое служебное положение, собирали информацию об объектах преступлений, задерживали потерпевших, доставляли их к месту совершения преступлений, впоследствии принимали меры к тому, чтобы преступления не были раскрыты. Участники банды из числа граж­данских лиц являлись непо­средственными исполнителями.
Более полутора лет следователи и сотрудники милиции разбирались в преступлениях, которые совершались около десяти лет. Например, арсенал группировки был найден в тайниках и схронах на территории Прокопьевского района, в том числе в отстойниках шахты «Красногорская» в Прокопьевске на глубине восьми метров. Там были обнаружены пистолеты, гранаты, боеприпасы и ручной пулемет.
– В ходе совместной работы силовых структур, – рассказал заместитель руководителя оперативно-разыскной части собственной безопасности ГУ МВД России по Кемеровской области Александр Бастрон, – на первоначальном этапе расследования мы выяснили, что к жестоким убийствам, совершенным на территории Кемеровской области, могут быть причастны сотрудники частного охранного предприятия «Медведь». Сначала они убивали преступных авторитетов, которые по тем или иным причинам стали им мешать. Поз­же преступники решили, что убивать бесплатно им неинтересно, и сменили профиль, став заказными убийцами.
11 августа фигуранты получили от 10 до 25 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Мак­симальное наказание – 25 лет лишения свободы – получил главный киллер группировки Евгений Коротаев, его «коллега» Сергей Борисов приговорен к 23 годам.
Один из главарей банды Илья Медведев (директор ЧОП «Мед­ведь») приговорен к 24 годам
лишения свободы. Бывший начальник криминальной милиции Алек­сандр Хибченко получил в качестве наказания 15 лет лишения свободы. В общей сложности реальные сроки получили 11 членов банды. Шестеро подсудимых освобождены от уголовной ответственности в связи со сроком давности, двое были оправданы судом. В отношении еще троих гособвинение в ходе прений отказалось от обвинений.

Фёдор Буров
(Sibnet.ru).

 
 

Метки: , , , ,

Сталин. Вспоминаем вместе. Рассказ маршала Катукова


Источник: Николай Стариков

Как и обещал, продолжаю публикацию материалов о Сталине, в качестве ответа на пресловутую «десталинизацию». Открывали проект о Сталине воспоминания Героя Советского Союза маршала К.А. Мерецкова.

Сегодня даем слово другому выдающемуся сыну России – Герою Советского Союза, маршалу бронетанковых войск Михаилу Ефимовичу Катукову.

Огромную роль танкисты Катукова сыграли в битве под Москвой. Именно они первыми стали использовать тактику танковых засад и смогли остановить немецкие танки на подступах к русской столице. Толкового танкового командира заметил Сталин и именно Катуков наряду с другими знаменитыми нашими танковыми командирами являлся создателем войсковых соединений с большим количеством бронированных машин. Создавал и руководил сначала механизированным корпусом, а потом и танковой армией.

И вот, что вспоминает Катуков о своей встрече со Сталиным.

***

17 сентября 1942 года. В Сталинграде идут тяжелейшие бои. Немцы рвутся к Волге. Сталин хочет разобраться в причинах успеха немецких бронетанковых соединений.

(Источник: М.Е. Катуков «НА ОСТРИЕ ГЛАВНОГО УДАРА» , СТР. 205-212) Ссылка

«В Кремль я попал второй раз в жизни. Впервые случилось мне побывать за зубчатыми кремлевскими стенами мальчишкой в 1912 году, в день празднования столетия Бородинской битвы. Тогда наша сельская учительница Мария Ивановна привезла нас, двенадцать школьников, из Большого Уварова в Москву.

И вот тридцать лет спустя я опять в Кремле. В приемной Председателя Совнаркома встретил меня Поскребышев и сказал:

— Сейчас поедем к товарищу Сталину. К подъезду подкатила машина. Сели в нее вместе с Поскребышевым. Куда едем, точно не знал. Но по всем приметам держали путь на Кунцево. Не доезжая до этого дачного поселка, свернули влево, в лес, где, оказывается, находилась сталинская дача..

Нужно ли говорить, что к встрече с Верховным Главнокомандующим я готовился с большим волнением. Тем более что до сих пор со Сталиным никогда не встречался.

Все мое знакомство с ним сводилось к непродолжительному разговору по ВЧ после прошлогодних боев на мценcкиx рубежах…

Возможно, нынешнему читателю не понятно это волнение. Но тогда для нас, фронтовиков, имя Сталина было окружено безграничным уважением. С этим именем связывалось все самое священное — Родина, вера в победу, вера в мудрость и стойкость нашего народа, в партию.

Поскребышев ввел меня в комнату, то ли приемную, то ли столовую, и на минуту-другую оставил одного. Я было приготовился доложить Верховному по всей форме, по-военному, но неожиданно открылась боковая дверь, и я услышал голос Сталина:

— Здравствуйте, товарищ Катуков! Заходите ко мне.

Я только и успел сказать:

— Здравствуйте, товарищ Сталин. — А подготовленный в мыслях доклад из головы вылетел.

Вслед за Сталиным я прошел в его кабинет. Пожав мне руку, Верховный предложил:

— Садитесь и курите. На меня не смотрите, я сидеть не люблю.

Тут же достал из кармана коробку папирос «Герцеговина Флор». Вынул из нее две штуки, отломил от них табак и, высыпав его в трубку, закурил.

— Что же не закуриваете? — спросил он меня, прохаживаясь по комнате,

То ли от волнения, то ли еще почему, но курить не хотелось. А Сталин, выпустив облако дыма, продолжал:

— Курить не хотите, тогда рассказывайте по порядку, как у вас, у вашего корпуса дела на фронте? Как воюет мотопехота и как наши танки?

Как можно короче я рассказал о последних боевых событиях на Брянском фронте, о действиях наших танкистов и пехотинцев. А Сталин, вышагивая по кабинету, задает мне еще вопрос:

— Как считаете, хороши наши танки или нет? Говорите прямо, без обиняков.

Отвечаю, что танки Т-34 полностью оправдали себя в боях и что мы возлагаем на них большие надежды. А вот тяжелые танки KB и боевые машины Т-60 и Т-70 в войсках не любят.

Сталин на минуту остановился, вопросительно изогнув бровь:

— По какой причине?

— KB, товарищ Сталин, очень тяжелы, неповоротливы, а значит, и неманевренны. Препятствия они преодолевают с трудом. А вот тридцатьчетверке все нипочем. К тому же KB ломают мосты и вообще приносят много лишних хлопот. А на вооружении у KB такая же семидесятишестимиллиметровая пушка, что и на тридцатьчетверке. Так, спрашивается, какие боевые преимущества дает нам тяжелый танк? Вот если бы у KB пушка была посильнее, калибром побольше, тогда другое дело. Можно бы, пожалуй, мириться и с его тяжестью, и с другими конструктивными недостатками.

Раскритиковал я и легкий танк Т-60. У него на вооружении пусть и автоматическая, но всего лишь 20-мм пушка. Серьезной борьбы с бронетанковыми силами врага эта машина вести не может. К тому же у него мал клиренс, в совершать на нем марши, ходить в атаку по снегу и грязи — мертвое дело. В подмосковных боях нам пришлось эти танки таскать на буксире.

Легкий танк Т-70 имеет более солидную броневую защиту, вооружен 45-мм пушкой, на нем установлены два автомобильных двигателя. Но он только начал поступать на вооружение и пока себя ничем особенным не проявил.

— Одна канитель с ними, товарищ Сталин, — заключил я.

Верховный слушал внимательно, не перебивал. Но когда я изложил свою точку зрения о всех танках, находившихся у нас на вооружении, он, выдержав длинную паузу, неожиданно начал мне доказывать, что я напрасно так резко обрушился на KB, Т-60 и Т-70, что они неплохие машины и, возможно, мы, танкисты, просто недооцениваем их.

Слушая Сталина, я, разумеется, волновался, но все же решил не сдаваться. Привел ряд боевых примеров, подтверждающих, что KB, Т-60 и Т-70 не оправдывают себя на поле боя. И еще раз попросил:

— Пусть вооружат танки, хотя бы те же тяжелые, более мощной пушкой, тогда они нам пригодятся.

Уже по тому, что Сталин с особым пристрастием пытал меня, чем хороши и чем плохи по своим тактико-техническим свойствам наши танки, я понял, что Верховный Главнокомандующий хочет досконально, до самой, что называется, глубины, разобраться в сильных и слабых сторонах нашей бронетанковой техники сорок второго года. Нетрудно было догадаться, что его вопросы непосредственно связаны с неудачными боями летом и осенью сорок второго. Сталин пытался найти причину этих неудач».

***

17 сентября 1942 года. В Сталинграде идут тяжелейшие бои. Немцы рвутся к Волге. Весна и лето 1942 года – серия успехов германской армии, главной ударной силой которой являются танки. Сталин хочет разобраться в причинах успеха немецких бронетанковых соединений. И в причинах в целом не очень удачного использования танковых войск нашей армией.

Из слов Катукова выясняются удивительные подробности: организация управления на очень низком уровне. Нет радиостанций на танках. Атакуя, наши танки на ходу… не стреляют по противнику!

Обратите внимание, как спокойно ведет беседу Сталин. И как чутко реагирует на просьбу боевого командира. Разве так ведут себя диктаторы?

***

«Доложил я также Верховному о нехватке радиостанций в танковых войсках. На первом этапе войны радиостанции имелись только на командирских машинах, а на линейных их не было, что немало затрудняло управление боем. Положение почти не изменилось и в сорок втором году. Пожаловался также, что большую нужду испытываем в телефонном кабеле.

— Подождите, товарищ Катуков, — сказал Сталин,— скоро и с рациями, и телефонным кабелем дело поправится.

И опять Верховный Главнокомандующий шагал по комнате из конца в конец. В тишине слышно было, как поскрипывают его сапоги. Раскурив во второй или в третий раз трубку, он спросил, как на фронте награждают отличившихся в боях воинов орденами и медалями.

Что я мог ответить? Плохо обстояло дело с награждением людей, совершавших подчас беспримерные подвиги. А получалось так потому, что награждение производилось только Указами Президиума Верховного Совета СССР. Пока пересылали представление к награде по всем фронтовым инстанциям, пока попадало оно в Москву, потом в Указ, проходило очень много времени. Между тем бои шли непрерывно. И смотришь, иной отличившийся и представленный к награде человек или выбыл по ранению куда-то в тыловой госпиталь, или погиб в очередной схватке с врагом, или переведен в другое соединение. Придут, бывало, награды, а вручать их некому.

— Вот если бы, товарищ Сталин, — предложил я, — дать права в этом отношении фронтам, армиям, соединениям…

— Подумаем, — сказал Иосиф Виссарионович и снова перевел наш разговор на боевые дела, чисто танковые. Спросил: — Стреляют танкисты с ходу?

Я ответил, что нет, не стреляют.

— Почему? — Верховный пристально посмотрел на меня.

— Меткость с ходу плохая, и снаряды жалеем,— ответил я. — Ведь наши заявки на боеприпасы полностью не удовлетворяются.

Сталин остановился, посмотрел на меня в упор и заговорил четко, разделяя паузами каждое слово:

— Скажите, товарищ Катуков, пожалуйста, во время атаки бить по немецким батареям надо? Надо. И кому в первую очередь? Конечно танкистам, которым вражеские пушки мешают продвигаться вперед. Пусть даже ваши снаряды не попадают прямо в пушки противника, а рвутся неподалеку. Как в такой обстановке будут стрелять немцы?

— Конечно, меткость огня у противника снизится.

— Вот это и нужно, — подхватил Сталин. — Стреляйте с ходу, снаряды дадим, теперь у нас будут снаряды.

Выдержав большую паузу, Верховный назвал несколько генералов и спросил, знаю ли я их. С большинством из названных я не был знаком и на фронте не встречался. А те немногие, которых я знал, были настоящие боевые военачальники и заслуживали только доброго слова.

И вот наступил решающий момент беседы, ради чего, видимо, и вызвал меня Верховный Главнокомандующий к себе.

— Вот что, товарищ Катуков, — сказал Сталин, — вы назначаетесь командиром механизированного корпуса. Он будет куда посильнее танкового. А воевать поедете вот сюда…

И Верховный показал мне на карте, лежавшей на столе, один из районов Калининской области.

Такое решение Сталина было для меня большой неожиданностью. Я поблагодарил Верховного за доверие, но сказал:

— Как же мне быть с первым танковым корпусом? Хотелось бы вывести его в ряды гвардейских и уж тогда…

Сталин только махнул трубкой:

— Вы, товарищ Катуков, не раз еще будете гвардейцем, и не в этом сейчас дело.

Я взмолился:

— Товарищ Сталин, не так просто подготовить, научить войска. Большое для боя дело, когда тебя люди хорошо знают и ты их знаешь. В составе первого танкового корпуса находится первая гвардейская танковая бригада, с бойцами которой меня связывают узы самой крепкой боевой дружбы. Разве легко с ней расстаться! — И я поспросил Верховного: — Включите войска первого танкового корпуса в новый, механизированный. Мы зло будем драться, не щадя жизни.

Сталин ухмыльнулся, расправил сгибом указательного пальца усы.

— Ну что ж, напишите номера бригад первого танкового корпуса, которые хотите взять.

Я записал на листке 1-ю гвардейскую, 49-ю танковую и 1-ю мотострелковую бригады и передал записку Сталину. Он прочитал и покачал головой.

— Почему не хотите брать бригаду KB?

Отвечаю, что с ней трудно будет воевать на болотах Калининской области. Видимо, это объяснение удовлетворило Верховного. Он взял телефонную трубку и вызвал к аппарату начальника Генерального штаба. Продиктовав номера, Сталин приказал:

— Эти бригады первого танкового корпуса перебросьте туда, где Катуков будет формировать механизированный корпус, а в первый танковый корпус пошлите другие соединения.

Положив на рычаги телефонную трубку, Сталин обернулся ко мне и, прищурившись, спросил:

— Ну что, товарищ Катуков, теперь довольны?

Поблагодарил я Верховного и обратился еще с одной просьбой: нельзя ли перевести в формируемый механизированный корпус П. Г. Дынера, моего постоянного помощника по технической части, и М. Т. Никитина, бессменного начальника оперативного отдела.

— Хорошо, забирайте их с собой, — ответил Сталин и на прощание пожелал успеха новому механизированному корпусу в грядущих боях».

 
 

Метки: , , ,

 
%d такие блоггеры, как: