RSS

Архив за день: Сентябрь 26, 2011

В. И. Илюхин: 2006 год, итоги Реформ Вооруженных Сил.


Состояние и боеготовность вооруженных сил любого государства определяются в первую очередь их оснащенностью современной техникой и вооружением, надежностью управления войсками, уровнем выучки и дисциплины, социальной защищенностью и патриотизмом людей в погонах. Однако и они, в свою очередь, зависят от отношения государства и общества к армии и флоту, от степени развития экономики, оборонного комплекса, образовательного, демографического состояния и нравственных принципов общества. Вооруженные Силы Российской Федерации в этом смысле не исключение, и их нынешнее состояние во многом предопределилось разрушением Советского Союза, его армии и флота.

Что же досталось нам после января 1992 года? Из шестнадцати военных округов, имевшихся на территории СССР, в России оказалось восемь, из которых половину составили округа внутреннего, а не передового базирования. Соответственно, отсюда и более низкий уровень их оснащения. За пределами страны остались тринадцать общевойсковых армий и корпусов, четыре танковые, две ракетные армии стратегического назначения, три армии ПВО, пять воздушных армий. И надо отметить, что это были наиболее подготовленные, первоклассные соединения.

На территории бывших союзных республик размещались многие станции раннего обнаружения и предупреждения, пункты оперативно-стратегического назначения и базы.

В результате предательских Беловежских соглашений Московский военный округ стал приграничным военным округом, поскольку территория российского государства сузилась до таких размеров. И здесь уместно отметить, что до 1991 года воздушным эскадрильям НАТО, чтобы долететь до Москвы, необходимо было преодолеть 1700 километров. Их встретили бы четыре с половиной тысячи советских самолетов и две с половиной тысячи зенитно-ракетных комплексов, не говоря уже о войсках государств Варшавского договора. Сегодня от границы до нашей столицы с северо-западного направления всего 600 километров, она слабо защищена. К сожалению, приходится констатировать, что остаются без надежного воздушного прикрытия и огромные участки российской границы со стороны Каспия, Казахстана. И со стороны Северного Ледовитого океана – тоже.

В угоду военно-политическому блоку НАТО Б. Ельцин в спешном порядке вывел из Восточной Европы, в основном из Германии, одну из самых мощных группировок российских войск, насчитывавшую более 300 тысяч военнослужащих. Эти войска выводились на неподготовленные места дислокации, нередко в открытое поле, были растасканы по регионам страны, а затем фактически прекратили свое существование.
По экспертным оценкам, нынешняя российская армия не в состоянии проводить операции стратегического масштаба, осуществлять крупномасштабную переброску войск в различные регионы не только за пределы страны, но и на внутренней территории. Защиту границ Отечества она сможет обеспечить лишь при незначительной продолжительности боевых действий.

Данный вывод, к сожалению, близок к истине.

Речь идет в первую очередь о том, что военная реформа, о которой политическое руководство страны говорит уже пятнадцать лет, окончательно зашла в тупик. Ее проведение оказалось во многом подменено показухой и обещаниями. Существенного перевооружения армии и флота так и не произошло, как не произошло и необходимого укрепления в них дисциплины и правопорядка, повышения уровня социальной защищенности людей в погонах. О каких ответственных реформах можно говорить, если только после дичайшего избиения рядового Сычева в Челябинском танковом училище президент распорядился провести в войсках организационные и правовые мероприятия по укреплению дисциплины. Почему сейчас, а что делалось раньше, господин президент?

Вооруженные Силы находятся в кризисном состоянии, а вопросы обороны и безопасности страны даже не включены в число приоритетных национальных программ. Это не значит, что надо предать забвению или вытеснить из числа актуальных направлений образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство. Все можно совместить, и ресурсы для этого есть, например, огромные доходы, получаемые от продажи на мировом рынке нефти и газа. Нет только желания и воли политического руководства по-настоящему заниматься тяжелым трудом во благо России.

Офицерский корпус не может понять истинных мотивов и целей, которыми руководствовался президент при назначении на пост министра обороны профессионально не подготовленного и не пользующегося авторитетом в армейской среде С. Иванова. А назначение на должность руководителя атомного ведомства страны дилетанта С. Кириенко, виновного в губительном для российского общества августовском дефолте 1998 года? А ведь речь идет об организации, имеющей непосредственное отношение к обеспечению обороны страны. Похоже, Путин просто насмехается над патриотической общественностью и большинством народа, ибо по тому же Кириенко есть позиция Совета Федерации, которая гласит, что Кириенко как лицо, виновное в дефолте, не может занимать руководящие государственные должности.
Не меньшее удивление вызвало назначение руководителем ведомства по атомному, экологическому и промышленному надзору отставного генерала Пуликовского, который весьма далек от ядерной энергетики. К тому же – не инициативен. Ну, коли не проявил он себя в должности полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе, зачем же такого человека снова ставить на высокий пост?

Остается полагать, что С. Кириенко назначен лишь для того, чтобы растащить атомную энергетику на части и приватизировать ее объекты, а Пуликовский в силу своей безынициативности не станет этому противиться.

Складывается впечатление, что президент боится честных, искренних людей, тем более знающих свое дело, так как их талант, их звезды ярко горят на небосклоне. Вот почему руководство страной ныне сформировано по принципу кумовства, личной преданности и угодливости начальнику. Такой подход укоренился и при формировании кадрового состава всех министерств и ведомств.

В подтверждение сказанного сошлюсь на рапорт об отставке боевого и талантливого генерала, патриота своей Родины Александра Скородумова, отвечавшего за боевую подготовку Вооруженных Сил России. В нем он отметил: “…армии больше не требуются профессионалы… Не хочу служить, если на должности у нас выдвигаются не по заслугам, а по знакомству”. А я бы добавил: и за деньги. И еще маленький штрих: министр С. Иванов отказался принять и выслушать умного и знающего генерала.

Офицерский корпус не может понять, почему в созданную президентом Общественную палату не был включен ни один представитель от ветеранов войн, военной службы или военных общественных организаций. Кто же представляет там его интересы? Никто. Это значит, что государство во многом безразлично к нуждам армии и флота.

У нас есть все основания утверждать, что провальное положение в Вооруженных Силах во многом стало результатом некомпетентности высшего военного руководства. Незнание дела публично демонстрирует С. Иванов, больше увлеченный саморекламой, чем заботой об армии и флоте. Значительная часть руководящего кадрового состава Министерства обороны и Генерального штаба не имеет практического опыта командования войсками в масштабе оперативно-стратегического объединения.

Идя наповоду у американской администрации, определившей международный терроризм с исламским оттенком как главную угрозу человечеству, российское руководство фактически перестало готовить армию и флот к отражению возможной широкомасштабной агрессии, откуда бы она ни исходила. Вооруженные Силы все больше применяются для выполнения полицейских функций в разрешении внутренних конфликтов.

Престиж и авторитет военной службы оказались серьезно подорванными. У солдат и офицеров отняли главный смысл ратного труда – быть защитником Отечества и обеспечивать мирную созидательную жизнь людей. Вместо этого их заставили в октябре 1993 года стрелять в законодательную власть, вести гражданскую войну в Чеченской Республике. Видимо, поэтому система обороны от внешнего нападения строится без учета закономерностей и особенностей ведения современных войн.

Состоявшийся в Государственной Думе в январе 2006 года отчет руководителя оборонного ведомства подтвердил самые худшие опасения: у правительства отсутствуют продуманные экстренные меры по поддержанию Вооруженных Сил. Именно экстренные, ибо армия и флот деградируют на глазах, и любое промедление смерти подобно. Поэтому всякие заявления о решении насущных вопросов обороны страны через десять–пятнадцать лет носят недопустимо опасный характер. Через пятнадцать лет авторов подобных прожектов уже не окажется в военном ведомстве, и за конечные результаты не с кого будет спросить. За пять последних лет сменились два премьера, два министра обороны и два начальника Генерального штаба РФ. Не говоря уж о постоянной сменяемости командующих видов и родов войск. К тому же безответственность и распущенность сановников самого высокого ранга поразили государственную власть, как ржа.

По экспертным оценкам, к 2012 году ядерный потенциал России по сравнению с 1991-м уменьшится в 600 раз. За это же время американцы сумеют развернуть практически все новейшие системы вооружения, в том числе более ста тысяч высокоточных крылатых ракет. Их система ПВО сможет перехватить не менее 70 процентов наших ракет, оставив нам возможность доставить на территорию США не более пяти, в лучшем случае – десяти ядерных зарядов.

Западный мир, а вместе с ним Китай и Индия вооружаются достаточно интенсивно. До вступления в 2004 году в НАТО новых государств на западном направлении со стороны альянса были развернуты 41 дивизия и 86 бригад, в России им противостояли 4 дивизии и 5 бригад. На Дальнем Востоке США и Япония имеют 15 развернутых дивизий, мы – ни одной. Против 109 дивизий Китая в Забайкальском военном округе развернута только одна дивизия.

На этом фоне отношение политического руководства страны к реформированию российских Вооруженных Сил выглядит удручающим и беспечным. И через десятилетия президент и правительство окончательно не определились в сути военного строительства, в вероятности военной угрозы, в главном возможном противнике. А ведь время может быть упущено окончательно и бесповоротно.

Глубоко заблуждаются те, кто считает, что нам сегодня никто не угрожает и война исключена. Напомню, что после Куликовской битвы Россия, Советский Союз провели в военном противостоянии и открытых войнах более трехсот лет. Нападали на нашу Родину и тогда, когда она была феодальной, и тогда, когда капиталистической, и тогда, когда социалистической. Однако всегда целью агрессоров были наша территория, национальные богатства страны и ее население. И сегодня, в условиях капиталистической глобализации, схватки за обладание энергетическими и природными ресурсами, когда “золотой миллиард” жирует на эксплуатации и грабеже остальных пяти миллиардов человечества, именно Россия с ее природными ресурсами была и будет первоочередным объектом нападения. Почему? Ответ – на поверхности. Страна, занимающая 12 процентов суши планеты, на которой проживает 3 процента населения мира, располагает 22 процентами всех лесов, 20 процентами мировых запасов пресной воды, 16 процентами разведанных минеральных ресурсов, 32 процентами мировых запасов газа, 12 процентами мировых запасов нефти, 28 процентами мировых запасов угля, 36 процентами мировых запасов никеля, 40 процентами мировых запасов металлов платиновой группы…

Кто вероятный агрессор? Тот, кто в этих ресурсах нуждается больше всего. Это блок НАТО, основу которого составляют страны “золотого миллиарда” во главе с Соединенными Штатами Америки. Об этом надо говорить прямо. Ведь не случайно политическая ведьма “холодной войны”, бывший госсекретарь США госпожа Олбрайт, уже высказала сожаление по поводу того, что Сибирь принадлежит только России. Вместо адекватного реагирования на подобные высказывания российское Министерство обороны настойчиво втягивает агрессора в нашу страну, проводя с натовцами совместные учения, семинары. Размещая свои представительства в учебных заведениях, натовцы формируют новую “пятую колонну” из российских агентов влияния и прочих прихвостней.

Приведу и другие доказательства. Не кто иной, а блок НАТО отказался от роспуска после ликвидации Организации Варшавского договора. Нас всех должны глубоко тревожить и продвижение НАТО на восток, и окружение России кольцом военных баз, и ежегодный рост военного бюджета США, который составляет около полутриллиона долларов (в 2005 году – 419 миллиардов), и отказ США от взаимного с нами сокращения ядерных арсеналов.

Какой будет возможная война XXI века? По мнению специалистов, воздушно-космической. Начнется она, скорее всего, ударом из космоса по пунктам управления и объектам жизнеобеспечения государства, продолжится высокоточными ракетно-бомбовыми ударами по войскам и предприятиям оборонной промышленности и завершится оккупацией территории сухопутными войсками. Так НАТО уничтожала Югославию, вела и ведет войну в Ираке и Афганистане, готовит агрессию против Ирана. Государство, подвергшееся названному нападению, должно быть способно не только отразить массированный воздушно-космический удар, но и нанести ответный с невосполнимыми для противника потерями.
Готовы ли Вооруженные Силы России к такой войне? Нет, не готовы. Мы уже не имеем надежных стратегических ядерных сил и фактически беспомощны перед нападением из космоса.

В современных Вооруженных Силах России нет единого оперативного руководства ни оборонительными, ни наступательными силами. Жизнь диктует необходимость вернуться к их четырехвидовой структуре, оправдавшей себя.

Как считают независимые военные эксперты, имеющие большой опыт службы, четырехвидовая структура ВС должна включать:

Систему Воздушно-космической обороны, состоящую из войск ПВО и войск Ракетно-космической обороны (РКО). Это особенно важно в условиях, когда США заявили о размещении своих военных баз на территории Чехии, Польши, а дальше – на территории Прибалтийских государств и других бывших союзных республик.
Стратегические и оперативно-тактические авиационно-ракетные ударные силы, состоящие из ВВС, РВСН всех видов базирования и перемещения.
Оперативно-тактические сухопутные силы.
Оперативно-тактические военно-морские силы.

На базе четырех видов ВС создаются и соответствующие стратегические командования.
Вместо этого в стенах военного ведомства прорабатываются вопросы строительства армии и флота по территориальному принципу. Идея не нова. Ее в свое время предлагал Лейба Троцкий для Красной Армии, но она тогда была обоснованно отвергнута умными людьми. Еще сейчас делается попытка слепого копирования практики строительства армии и флота США, в которых преобладают карательные функции.
Социальная защищенность военнослужащих находится на очень низком уровне, она ни в какое сравнение не идет с защищенностью гражданских чиновников. Такое положение не наблюдалось ни в царское, ни в советское время. Около 160 тысяч офицеров, прапорщиков и мичманов остались без жилья. Почти у 40 процентов военных пенсионеров доходы ниже прожиточного минимума. Правительство откровенно цинично игнорирует требование федерального законодательства об обязательном перерасчете пенсий, исходя из реального увеличения стоимости продпайка. Только в 2000 – 2005 гг. ежемесячно каждому военному пенсионеру недоплачено около 1200 рублей, а общая задолженность государства перед ними превысила 60 – 70 млрд. рублей.

И это не все. Обман и ущемление насущных интересов военных пенсионеров простираются и по другим направлениям. К примеру, многие из них, уйдя со службы, работают на “гражданке”, получают заработную плату, которая облагается, конечно же, налогами, отчислениями в Пенсионный фонд. Однако это никак не сказывается на увеличении размера их пенсий. Зато правительство и Пенсионный фонд имеют дармовые деньги.

В результате падения авторитета военной службы, низкой социальной защищенности людей в погонах в армии и на флоте мы получили сорокатысячный некомплект офицеров. Эта брешь куда больше той, которая образовалась в армии в результате так называемых сталинских чисток. Какова же реакция Верховного главнокомандующего? Мягко говоря, далеко не адекватная.

Обещанное президентом повышение денежного довольствия военнослужащим и военных пенсий с 1 января 2006 года на 15 процентов оказалось очередным обманом: разве можно такими подачками перекрыть темпы роста инфляции и дороговизны жизни? Только увеличение тарифов по ЖКХ составило 30 – 40 процентов, электроэнергии – 20 процентов, цены на продукты питания в 2005 году выросли более чем на одну треть, бензин подорожал на 15 процентов, проезд на муниципальном транспорте стал дороже на 20 процентов. Фактически денежное содержание и пенсии не увеличили, а убавили на пятнадцать и более процентов. Поэтому бегство офицеров из армии продолжается. В этой ситуации нельзя молчать.

Президент и правительство постоянно твердят, что из-за нехватки средств они не могут надежно укрепить армию и флот. Но как можно согласиться с формированием огромного российского Стабилизационного фонда за счет покупки ценных бумаг американских компаний и размещением его за пределами нашей страны? Допустимо ли увеличивать золотовалютные резервы в основном опять-таки за счет тех же самых американских ценных бумаг, не подкрепленных государственными гарантиями США? Это опасная и вредная для нашей экономики, страны в целом финансовая политика. Мы вывезли свою валюту за рубеж и обменяли ее на бумаги компаний, которые в одночасье могут исчезнуть. Нельзя мириться с разбазариванием принадлежащих государству 13,4 млрд. долларов США, потраченных на покупку у Р. Абрамовича и его команды разваливающейся компании “Сибнефть”, которую они в свое время приобрели за 100 млн. долларов. Деньги, подаренные, словно шуба с царского плеча, Р. Абрамовичу, составляют почти 60 процентов оборонного бюджета 2006 года.

Поэтому мы вновь заявляем, что высказывания президента и правительства об отсутствии денег являются обманом народа. Денег в России больше, чем в каком-либо ином государстве. Их в огромном количестве получают от хищнической эксплуатации природно-сырьевых, топливных, иных ресурсов. Однако в условиях разгула дикого капитализма чаще всего деньги достаются не тем, кто работает и служит Отечеству, а тем, кто паразитирует на нашей экономике. И речь идет не только о миллиардах долларов абрамовичей и фридманов, вексельбергов и дерипасок. По экспертным оценкам, и, на наш взгляд, совершенно верным, каждый член правления РАО ЕЭС или ОАО “Газпром”, а их несколько десятков, на свое месячное денежное вознаграждение может содержать около ста командиров полков. И о каких государственных приоритетах можно говорить, когда интересы личного кармана оказались превыше проблем обороны и безопасности России? Какие еще нужны аргументы, если из-за унизительного социального положения в армии и на флоте образовался огромный некомплект офицеров? Он коснулся всех войсковых частей, в том числе и элитных. В ротах осталось по два-три офицера, а то и того меньше.

Пора бы задуматься над тем, что важнее: национальная безопасность или растлительное богатство небольшой кучки людей? Вопрос вполне закономерен, ибо определяется он не только внутренним положением в стране, но и внешней геополитической ситуацией. Сегодня Россия словно повторила свое прошлое и вернулась в начало ХХ века, когда она с позором проиграла Русско-японскую войну, а затем понесла огромные потери в Первой мировой. Тогда, как и сейчас, не хватало денег на вооружение и содержание армии и флота, а огромные богатства находились в руках царской семьи, приближенных императора и кучки магнатов. Тогда страна не выдержала циничного развращения “верхов”, вопиющей социально-экономической несправедливости и рухнула. В XXI веке это может повториться снова.

Несмотря на длительный период самостоятельного развития, Российская Федерация, сохранившая за собой 76 процентов территории и более 50 процентов населения СССР, фактически так и не восстановила статус великой державы и воспринимается в мировой политике в качестве второстепенного государства, с ослабленным военно-политическим и экономическим потенциалом. И если “семерка” ведущих государств мира присоединила к себе Россию, то только для того, чтобы более жестко контролировать ее поведение и вести в русле своих геополитических интересов.

Однако и после прекращения конфронтации двух мировых систем (социалистической и капиталистической) роль Вооруженных Сил в решении политических проблем не уменьшается. Это подтвердили события, связанные с варварской натовской бомбардировкой и расчленением Югославии, с американской агрессией в отношении Ирака, Афганистана.

Нам же, к сожалению, приходится констатировать, что за перестроечный период страна резко снизила свой экономический, оборонный потенциал и во многом утратила позиции одной из ведущих мировых военных держав.

Следует отметить, что только за время ельцинского правления Россия потеряла до 42 процентов своего экономического потенциала, тогда как за годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов эти потери в СССР составили чуть более 20 процентов.

Через пятнадцать лет так называемых реформ экономика страны так и не вышла на уровень 1990–1991 годов. Продолжается деградация ее базовых отраслей – тяжелой индустрии, машиностроения, энергетики. На протяжении десятка лет неуклонно снижается производство машин, станков и другого важного оборудования, рушится металлургическое производство. Почти потеряно отечественное сельхозмашиностроение. Сейчас аграрный сектор нуждается в разовой замене миллиона тракторов, а в ушедшем году промышленность произвела лишь 4,1 тыс. тракторов на гусеничном ходу и 4,5 тыс. – на колесном.

Армия и флот связаны с обществом и экономикой сотнями нитей, кровеносных сосудов, их питающих. Так что же Вооруженные Силы могут почерпнуть и черпают из общества?

Картина, как уже отмечалось, далеко не радужная, я бы сказал – гнетущая. Дополню, что с 1992 года численность населения страны постоянно сокращается. Общие людские демографические потери составили более 15 млн. человек. Смертность превысила рождаемость почти в два раза. Только в прошлом году убыль населения составила около одного миллиона человек. Количество школьников за время путинского правления сократилось на 5 млн. человек. В стране 700 тысяч безнадзорных детей, свыше 6 млн. наркоманов. Регистрируется более 3 млн. преступлений, в том числе 30 тысяч умышленных убийств (это в 1,5 – 2 раза больше, чем в Советском Союзе). В местах лишения свободы постоянно содержится свыше 1 млн. осужденных.

Сегодня только 17 процентов населения страны имеет высшее образование. В армию приходят лица, которые не способны прочитать и выучить военную присягу. Привожу эти страшные цифры не для того, чтобы оправдать “дедовщину”, а для того, чтобы всесторонне выявить причины ее болезни и точно определить курс лечения.

Вооруженные Силы России во многом еще держатся на фундаменте Советского Союза, на созданном им военном потенциале, хотя запасы неумолимо иссякают. Реформирование в Вооруженных Силах в основном свелось к механическому сокращению численности состава, без существенного перевооружения армии и флота, усиления авторитета и значимости ратного труда, без повышения социальной защищенности военнослужащих.

Западу через свою “пятую колонну” идеологов так называемых демократических перемен удалось внушить президентам, и в первую очередь Б. Ельцину, хорошо сдобренную “благими” намерениями преступно ошибочную догму об отсутствии недругов у России. Это в значительной мере и предопределило плачевное состояние армии и флота. К сожалению, и нынешнее руководство страны, президент, министр обороны продолжают оставаться в плену этой догмы, забывая или недопонимая, что сильные Вооруженные Силы – это не только надежная защита Отечества, но и веский аргумент во внешнеполитической, экономической, торговой и иной международной деятельности.

Президенты, глубоко не задумываясь, шли на любые предложения натовцев по сокращению Вооруженных Сил, ликвидации наших военных баз за пределами страны. Начиная с 1992 года Россия сняла с боевого дежурства более шести тысяч ядерных боеголовок, уничтожила свыше пятисот баллистических ракет и почти столько же пусковых установок. Из строя выведены около ста стратегических бомбардировщиков и три десятка подводных лодок, имевших на борту ядерное оружие. За последние два года сокращено пять ракетных полков, расформированы Карталинская и Костромская дивизии с фактически неуязвимыми железнодорожными стратегическими ракетными комплексами. И этот перечень сокращений можно продолжать и продолжать.

Наши стратегические ракетные комплексы РС-18 и РС-20 с непревзойденными характеристиками фактически исчерпали свои технические возможности по нахождению на боевом дежурстве. В то же время оказалась сорванной программа перевооружения ядерных сил на ракеты “Тополь”, “Тополь-М”. Причиной тому во многом стала отмена федерального закона об особом порядке финансирования разработок и строительства стратегических ракет. Инициаторами этой отмены выступили президент и правительство страны.

Мощь отечественных ядерных сил намного ниже возможностей ядерных сил США, и не в последнюю очередь из-за того, что натовские военные базы опоясали весь периметр наших границ. Мы осознаем, что Россия не может содержать Вооруженные Силы, равные Вооруженным Силам СССР. Но армия и флот должны быть мобильными, хорошо оснащенными современным оружием и боевой техникой, способными решить поставленные задачи далеко за пределами Российской Федерации.
Что в этом плане мы имеем на сегодняшний день?

В Военно-воздушных силах исправность самолетного парка не превышает 50 процентов. За последние шестнадцать лет там не получили ни одного современного стратегического ракетоносца.

2006 год стал черным годом для военной авиации. Катастрофы следовали одна за другой.
ВВС теряли и продолжают терять летчиков и дорогостоящую технику. И это в мирное время. Дичайший случай, когда самолет главкома ВМФ А. Масорина загорелся на взлетно-посадочной полосе. Только самоотверженность экипажа позволила спасти жизнь талантливого адмирала и преданного Отечеству человека.

Самолет главкома можно сравнить со всеми Вооруженными Силами – внешне целый, но изнутри разваливается.

Количество зенитно-ракетных комплексов ПВО сократилось в четыре раза, и это сокращение нельзя оправдать повышением поражающей способности наших систем, ибо более 70 процентов радиолокационных комплексов и радиотехнического оборудования в частях ПВО выработали установленные ресурсы. А как утверждают военные специалисты, можно иметь гору оружия, ядерных зарядов, но оказаться абсолютно уязвимым во всех отношениях.

По большому счету, президенты России совершили тягчайшее преступление перед страной, ликвидировав существовавшие ранее системы противокосмической, противоракетной защиты и войска ПВО как вида Вооруженных Сил.

Сухопутные войска находятся в еще более плачевном состоянии. В них преобладают устаревшие образцы ракетных комплексов оперативно-тактического назначения, а доля артиллерии составляет почти 80 процентов всего вооружения. Значительная часть бронетанковой техники изношена до предела.
В Военно-морском флоте остался единственный авианосец “Адмирал Кузнецов”, но и тот в плачевном состоянии. Существовавшие ранее флотилии подводных лодок сокращаются до дивизий и отдельных бригад. По боевым возможностям российский флот на Балтике уступает в два раза шведскому и финскому флотам, в четыре раза – немецкому; на Черном море – в три раза турецкому, в шесть-семь раз – флотам Франции и Англии, не говоря уже о двадцатикратном превосходстве над нами американского флота. Выходы наших кораблей в открытое море стали редким явлением, а дальние походы составляют печальное исключение. Боевые корабли чаще всего стоят на приколе в базах, потихоньку приходя в негодность. Подводные ракетоносцы без надежного прикрытия и сопровождения становятся уязвимыми и не способны эффективно выполнять боевые задачи.

Фактически утрачен вспомогательный флот, без которого боевые корабли и их экипажи в случае войны или чрезвычайных ситуаций обречены на гибель, что и произошло с АПК “Курск”.

Надо признать, что за последние два года стали приниматься некоторые меры по укреплению Вооруженных Сил страны. Но они оказались слишком запоздалыми и далеко не адекватными.
При всех популистских заявлениях Верховного главнокомандующего и правительства о существенном увеличении военного бюджета он не превысил 2,5 – 2,7 процента объема валового внутреннего продукта, вместо положенных 3,5 процента. Что касается денежного суммарного увеличения, то оно в первую очередь связано с ростом инфляции, галопирующими ценами на энергоносители и продовольствие.

Невозможно повысить боеготовность армии и флота, когда 80 процентов бюджета Министерства обороны тратится на их содержание и менее 20 процентов – на боевую выучку. По этим, например, причинам налет летчика составляет всего 15 – 20 часов при средних необходимых нормах в 160 – 180 часов в год.
Президент и министр обороны заявили, что 2006 год будет переломным, оборонный заказ окажет существенное влияние на обновление Вооруженных Сил. В них намечено поставить шесть межконтинентальных баллистических ракет, шесть космических аппаратов и двенадцать ракет-носителей. Также обещано закупить тридцать один танк Т-90 (один батальонный комплект), сто двадцать пять бронетранспортеров, три тысячи семьсот автомобилей многоцелевого назначения. Но и эти поставки будут исполнены не более чем наполовину. Сужу об этом по практике прошлых лет и многим несбывшимся обещаниям.

Чтобы не быть голословным, отмечу, что при той же бравурной риторике Верховного главнокомандующего за пять лет его правления в войска поступило всего лишь пятнадцать танков Т-90, сорок бронетранспортеров (БТР-80), двадцать четыре самолета СУ-27, два ударных ночных вертолета МИ-28Н, два ударных вертолета КА-50, несколько штук ЗРК С-300 и в небольшом количестве иное вооружение.

За эти же пять лет Индия (страна “третьего мира”) приобрела для своих вооруженных сил триста современных танков, в том числе сто двадцать четыре танка Т-90, двести пятьдесят новейших самолетов и сто пятьдесят самолетов, прошедших модернизацию, более восьмидесяти боевых вертолетов, пять надводных кораблей, включая авианосец, и три подводные лодки.

К сожалению, Вооруженные Силы страны во многом базируются на системах управления вооружения и военной техники, разработанных еще в 70 – 80-х годах прошлого столетия. Огромные, а порой и невозвратные потери мы понесли в военно-промышленном комплексе, который длительное время находится в состоянии существенного недофинансирования, а различные задолженности предприятий прошлых лет не позволяют им подняться с колен и стать прибыльными. Катастрофического уровня достиг моральный и физический износ научно-производственной базы “оборонки”. Продолжается резкий отток высококвалифицированных специалистов. Средний возраст людей в науке ВПК составляет шестьдесят лет. А она, наука “оборонки”, в СССР всегда находилась на передовых позициях и была генератором всей научной жизни страны.

Военно-промышленный комплекс подвергся жесточайшему расчленению и приватизации, искусственному банкротству и распродаже за бесценок, в том числе и зарубежным фирмам. Достаточно упомянуть о плачевной судьбе таких гигантов, как Балтийский завод, Уфимское моторостроительное производственное объединение, Уралмашзавод, Московский вертолетный завод им. М.Л. Миля, Воронежский завод “Электроприбор”, Тульский ЦНИИ систем управления и многих других.

Иностранцы, к нашему стыду, имеют блокирующие пакеты акций в ОАО “АНТК им. Туполева”, Саратовском ОАО “Сигнал”, в ЗАО “Евромиль” и т. д. А совсем недавно немецкая компания “Сименс” скупила блокирующий пакет, 25 процентов акций, уникального российского объединения “Силовые машины” – гордость нашей страны.

Знает об этом президент страны? Уверен, знает, ведь каждый год ему на стол кладут список предприятий, подлежащих приватизации, в том числе и в оборонном комплексе. Но вместо обеспокоенности и принятия мер по спасению ВПК приходится наблюдать удивительное равнодушие и беспомощность государственных чиновников разного уровня. Понятно, что А. Греф и А. Кудрин, самые устойчивые министры в российском правительстве, никогда не были и не станут действительными патриотами России. Но почему гарант Конституции терпит их нахождение на ключевых постах управления страной? Почему судьбой “оборонки” по-настоящему не обеспокоен министр обороны С. Иванов?
Вооруженные Силы в ближайшее время станут испытывать дефицит в боеприпасах, а в случае крупномасштабной агрессии их запасов хватит, как утверждают специалисты, не более чем на два дня интенсивных боевых действий.

В этой связи весьма характерной является ситуация с банкротством ФГУП “Машиностроительный завод им. Ф.Э. Дзержинского” в г. Перми, занимавшегося изготовлением боеприпасов для военной авиации. За несколько лет у предприятия накопилась общая задолженность около 500 млн. рублей, в значительной мере опять по вине государства, не обеспечившего своевременного финансирования оборонного заказа. Инициаторами же банкротства стали не кто-нибудь, а муниципальное предприятие “Пермводоканал” и ООО “Новая городская инфраструктура Прикамья”, дочернее предприятие водоканала. Их претензии составили не более 5 процентов всей кредиторской задолженности. Машиностроительный завод обладает значительным имуществом, обращение взыскания на малую часть которого в рамках исполнительного производства позволило бы удовлетворить просьбы заявителей в полном объеме. Но они отказались от этого, и определением Арбитражного суда Пермской области от 10 марта 2006 года была начата процедура банкротства.

Такова действительность, при которой оказалось, что некому защитить государственные интересы. Министерство промышленности и энергетики расписалось в собственном бессилии, заявив, что вопрос о гарантиях Российской Федерации по обязательствам стратегических предприятий и организаций ВПК – исполнителей государственного оборонного заказа в законодательном порядке не урегулирован. Вот и все. А почему не урегулирован, почему правительство не вошло в Госдуму с законодательной инициативой? Не успели или не захотели? Скорее всего, не захотели, ибо не все еще приватизировано и растащено.
Значит, пусть армия и флот останутся без оружия и без боеприпасов, пусть вся “оборонка” пойдет с молотка и пусть банкротят ее “прихватизаторы” под вывеской банно-прачечных комбинатов, туалетных служб и прочих бытовок?! И ведь нет никакой гарантии, что машиностроительный завод в конце концов не окажется в руках зарубежных фирм.

Подобного в нормальном государстве не происходит. Значит, наша государственная власть, мягко говоря, не способна управлять страной, и ее необходимо немедленно вместе с президентом и его преемниками убрать с политического олимпа, ибо такая власть ведет наше общество к большой беде.

В связи с этим отмечу и еще одну особенность – агрессия Антанты в 1918 году против молодой Советской республики определялась не только и не столько тем, что мировой капитал не хотел появления на свет государства с новым общественно-политическим строем, сколько стремлением защитить свою огромную собственность, которую он имел в царской России. Вот и сегодня президент и его команда, опасаясь возврата действительно народной власти, распродают и отдают (конечно, не бескорыстно) нашу собственность иностранным государствам, чтобы те стали еще одним гарантом российской криминальной власти.

К сожалению, нынешний отечественный ВПК способен производить чуть более половины комплектующих изделий для военной техники. С такими показателями трудно пережить один, и даже не самый мощный, удар по нашим Вооруженным Силам.
Резко сокращается уровень профессиональной подготовленности офицеров. Подорваны фундаментальные основы военной науки. Со ссылкой на недостаточное финансирование Министерство обороны уже ликвидировало десятки прославленных военно-учебных заведений, пользовавшихся уважением далеко за пределами нашей страны. Военные академии изгоняются из Москвы, а это обязательно повлечет за собой потерю научного потенциала, что, в свою очередь, скажется на уровне выучки войск. Теперь офицерский состав пополняется выпускниками гражданских вузов, совершенно не подготовленными к ратному труду. Пойдет и дальше так дело, не удивлюсь, что придется нам посылать офицеров на учебу за рубеж. Вот вам готовые агенты влияния НАТО, только уже в российских погонах.

Меняется мотивация военной службы, нарастает прагматизм, не подкрепленный патриотическими убеждениями. Он формирует у некоторой части воинов психологию наемников, сеет цинизм и жестокость. Идет процесс разрушения коллективистских основ ратного труда, которые всегда были присущи нашим Вооруженным Силам.

В армии, кроме “дедовщины”, участились случаи избиения подчиненными своих начальников, принуждения их к выполнению действий вопреки интересам службы.

Наметилось опасное расслоение армейской среды по национальным и религиозным признакам, чему в немалой степени способствовали факты недопустимого проникновения в Вооруженные Силы всякого рода священнослужителей. Россия – многоконфессиональная страна. Однако никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства. Кажется, все это четко и ясно прописано в российской Конституции. Однако бывший генеральный прокурор РФ В. Устинов, выступая на одной из коллегий российской прокуратуры, в присутствии президента заявил, что для наведения порядка и дисциплины надо приглашать в войска священнослужителей. И президент его не одернул. Видимо, армию хотят окончательно расчленить по религиозным, национальным группам, превратив в богадельню.

О глубоких и опасных процессах нравственного и духовного разложения, идущих в Вооруженных Силах, свидетельствует тот факт, что во время боевых действий в Чеченской Республике военнослужащие совершили более пятнадцати тысяч преступлений. И надо отметить, что чаще всего – против своих же граждан. В местах лишения свободы и поныне содержатся свыше пяти тысяч военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, привлеченных к участию в спецоперациях на Северном Кавказе в период с 1994 года. В 2005 году в Вооруженных Силах было совершено более двадцати тысяч преступлений, погибли тысяча триста военнослужащих.

Пятнадцатилетнее “реформирование” Вооруженных Сил фактически обернулось пустой говорильней. Нынешняя власть, определив главную угрозу для себя в обездоленном и ограбленном российском народе, не ориентирована на создание надежных Вооруженных Сил, способных эффективно противостоять любой внешней агрессии. Защищая крупный капитал, она не намерена отстаивать интересы людей труда, решать их насущные проблемы. Из всего этого следует один вывод: России такая власть не нужна. В этой ситуации патриоты должны теснее сплотить свои ряды, проявить решительность, готовность идти на самопожертвование, чтобы защитить свой народ, наше Отечество.

Президент и правительство нормального языка в общении с народом не понимают, поэтому необходимы массовые акции протеста.

Мы должны донести тревогу и обеспокоенность, наши предложения до людей в погонах, заставить их встряхнуться и активнее отстаивать свои политические и социальные права.

Источник Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 26, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , ,

«Интерфакс»: Запад не позволит уволить Кудрина, уверен Г.А. Зюганов


Лидер КПРФ Геннадий Зюганов удивлен, что президент Дмитрий Медведев до сих пор своей властью не отправил в отставку вице-премьера, главу Минфина Алексея Кудрина, а предлагает ему самому подать в отставку, причем немедленно.

«Странно, что президент только сейчас понял, что Кудрин не согласен с проводимым им курсом, с его политикой. Если бы аналитики Кремля серьезно проанализировали бы тот проект бюджета на будущий год, который представил Кудрин, — они бы просто ахнули», — сказал Г.А. Зюганов в понедельник вечером «Интерфаксу».

Он добавил, что «на пять модернизационных программ, о которых президент говорил в своем послании Федеральному Собранию, Кудрин выделил всего лишь 0,02% от расходной части бюджета».

«Кудрин, по сути, саботировал и продолжает саботировать все инициативы президента, и его (Кудрина) снимать надо было уже давно», — сказал Г.А. Зюганов.

Он удивлен тем, что глава государства предложил самому А.Кудрину подумать о своей отставке. «Президент это вполне мог бы сделать своим указом, заодно с Кудриным отправив в отставку и министра обороны Сердюкова и министра науки и образования Фурсенко, поскольку они также угробили всю президентскую политику на своих направлениях», — сказал Г.А. Зюганов.

В то же время Г.А. Зюганов считает, что Запад не позволит отправить А.Кудрина в отставку.

«Дело в том, что Кудрин работает не министром финансов России, а министром финансов в России, выражая интересы мировой олигархии, которая не согласится с его отставкой, поскольку она уже неоднократно называла Кудрина лучшим министром финансов Европы», — сказал Г.А. Зюганов.

«На фоне накатывающейся второй волны экономического кризиса им, западникам, ой как нужны сейчас российские денежки, а, значит, нужен и нынешний министр финансов», — добавил Г.А. Зюганов.

По материалам «ИНТЕРФАКС»

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 26, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , ,

Ливийский рычаг. НАТО ведет пропаганду по лекалам Геббельса


«Мы не бежим, не отступаем — мы просто фронт выравниваем свой» — такая подпись была под знаменитой карикатурой Кукрыниксов, растиражированной в 1944 году в «Окнах ТАСС»: сатирический рисунок изображал битых фашистских генералов, пытающихся умчаться от красноармейских штыков.

Коалиция и альянс

Карикатура трёх великих советских художников, с упоминания которой я начал эти заметки, отражала реальную военно-пропагандистскую ситуацию на советско-германском фронте. После поражений под Сталинградом и Курском фашистские вояки стремительно откатывались на запад. Тогда-то геббельсовская пропаганда стала особенно старательно объяснять немцам, что вермахт по-прежнему непобедим. А отступление его — это и не бегство вовсе, а планомерный отход на заранее подготовленные выгодные позиции в процессе выравнивания линии фронта.

Давно уже сгнили останки бешеного фюрера и его генералов, а пропагандистская схема, гляди ты, жива. Недавно, ссылаясь на сведения из Ливии, информационные агентства распространили сообщение Переходного национального совета (ПНС) по поводу провалившегося наступления его войск на города Бани-Валид и Сирт. Оказывается, воинство мятежников не бежало под ударами вооружённых сил, верных Каддафи, оно лишь «заняло ключевые позиции» вблизи этих городов. А штурм их отложен. Привет из Бенгази доктору Геббельсу.

Африканисты вспоминают, что бравая итальянская армия уже пыталась взять Бани-Валид в прошлом веке. И не смогла, хотя имела абсолютное техническое превосходство над ливийскими ополченцами. Тогда из Северной Африки на Апеннины тоже шли победные реляции, в которых генералы обещали вот-вот покончить с «дикарями-бандитами». Потом в Риме заговорили о перемещении итальянских войск на более выгодные позиции. А когда скрывать правду стало невозможно, объявили, что этот жалкий городишко в пустыне не стоит жизней воинов, верных дуче.

Теперь ПНС надеется, что авиация НАТО сотрёт Бани-Валид с лица земли. А его войскам останется лишь развернуть «флаг победы новой Ливии на развалинах режима Каддафи». Звучит, конечно, заманчиво. Но сомнительно. Как обстоят дела в действительности, установить особенно важно сейчас. Ровно полгода назад натовские террористы вломились в Ливию. Гигантский военный потенциал стран «золотого миллиарда» был брошен против маленькой африканской страны.

В ближайшие дни в рамках Генеральной Ассамблеи ООН предполагается обсудить сложившуюся за полгода ситуацию. ПНС маневрирует, как и назначившие его деятели «очень демократических» стран. Попробуем и мы повнимательнее вглядеться в ливийские дела.

За время мятежа в стане противников Каддафи чётко обозначились три противостоящие друг другу группы. Первая — это те, кто проникся американской демагогией и готов на всё ради «освобождения от Каддафи». Вокруг этого тезиса кучкуются в основном молодые люди. Вторая группа — те, кто занимал видные посты в государственных структурах «свергнутого ныне кровавого режима». Они ещё в феврале-марте предали Каддафи и перешли в руководство мятежников. Видимо, будущее им представлялось весьма манящим — на телеэкранах они держатся как хозяева положения. Однако недавно выяснилось, что бывшие крупные функционеры «полковничьего режима» не будут включены в состав правительства «новой Ливии». Недоступными для них станут и другие весьма привлекательные государственные кресла. Естественно, эти люди чувствуют себя обойденными. «У нас украли победу, за которую мы яростно боролись», — говорят их единомышленники.

И, наконец, третья группа — это сторонники радикального ислама, среди которых полевые командиры, близкие к «Аль-Каиде» и аффилированным с нею националистическим группировкам. Такая вот троица, где каждый ненавидит соседа не меньше, чем противника.

Всеобщее озлобление имеет вполне конкретное выражение. Приходят сообщения, что противники Каддафи активно стреляют в «собратьев по борьбе». Некоторые наблюдатели утверждают даже, что жертвой междоусобной войны стал, в частности, командующий вооружёнными силами повстанцев генерал Абдель-Фаттах Юнис (бывший глава Министерства внутренних дел в правительстве Каддафи). Версия подтверждается заявлением главы ПНС Мустафы Абдель-Джалиля, который сказал, что незадолго до гибели генерала был выдан ордер на его арест. То есть у командующего вооружёнными силами «новой Ливии» были столь могущественные противники, что они могли приказать его арестовать. Или убить.

Сейчас американцы призывают «воинов свободы» отложить разногласия и сплотиться для достижения главной цели — полной ликвидации режима Каддафи. Похоже, призывы безуспешны. Разногласия уже зашли столь далеко, что глава ПНС объявил об отсрочке формирования нового правительства до «завершения переговоров».

Однако тыловые споры — это еще не главное. Наиболее существенным наблюдатели считают ширящиеся дезертирства из боевых подразделения ПНС. Дело развивается по афганскому сценарию. Там к августу нынешнего года покинули правительственные войска 24 тысячи местных военнослужащих (из 170 тысяч подготовленных американцами). Наблюдатели объясняют массовое дезертирство отсутствием успехов в войне против талибов, нищенскими окладами (оккупанты не склонны тратить большие деньги на пушечное мясо) и ростом антиамериканских настроений в стране. У победы, как известно, много родственников, а поражение всегда сирота. В Афганистане всё меньше желающих поддерживать идущие ко дну войска коалиции. Принцип, похоже, универсален: в Ливии бегство из войск мятежников тоже становится весьма заметным фактором.

Если ко всей этой пёстрой мозаике прибавить ещё открытых и яростных сторонников Каддафи, очевидной будет картина полномасштабной гражданской войны. Вмешательство в неё НАТО только повышает градус противостояния и ведёт к массовым жертвам мирного населения.

Военно-политическое противостояние при этом не ограничивается территорией собственно Ливии. Страны, расположенные южнее Сахары (кто явно, а кто скрытно), поддерживают Каддафи. Немало сторонников у него и в арабском мире: в Сирии, Ливане, других государствах Ближнего Востока по радио и телевидению распространяются заявления ливийского лидера, информация о положении на фронтах, что пробивает всё новые бреши в натовской информационной блокаде. Альянсу НАТО всё очевиднее противостоит коалиция сторонников Каддафи.

Объединённые нации и война

В такой обстановке на Генеральной Ассамблее ООН изучают ливийский вопрос. Наблюдатели не питают на этот счёт больших иллюзий. Даже если будет рекомендация прекратить вмешательство НАТО в дела этой страны, она останется лишь рекомендацией. Обязывающие решения — за Советом Безопасности ООН, где абсолютно доминируют США, Англия и Франция — главные авторы и исполнители североафриканской кроваво-авантюрной операции. Как показало предшествующее обсуждение, Россия и Китай им не мешают.

Репетиция

Вместе с тем нельзя отрицать серьёзного влияния на мировой политический климат полугодового яростного и безрезультатного вмешательства НАТО в африканские дела. Недавно в Европарламенте прошло острое обсуждение этой темы. Схватки европарламентариев аналитики склонны считать репетицией боёв на Генассамблее ООН.

Так, консерватор из Великобритании Чарльз Таннок, говоря о «смелости» английского премьера Дэвида Кэмерона и французского президента Николя Саркози, с восторгом заметил: «Их можно поздравить: режим Каддафи пал, ливийцы вот-вот начнут строить плюрализм и демократию. А операцию НАТО по защите мирных граждан и вовсе можно назвать уникальной: она не привела ни к одной жертве. Да и со стороны противников Каддафи было отмечено всего несколько злоупотреблений, в то время как каддафисты и наёмники совершали серьёзные преступления».

Очевидно, господин депутат не считает серьёзными «злоупотреблениями» массовые расстрелы мятежниками без суда и следствия чёрнокожих сторонников Каддафи — никто не намеревался выяснять, наёмники они или простые гастарбайтеры: чёрным — смерть! Не беспокоят консервативного депутата и массовые жертвы натовских ракетно-бомбовых ударов: погибало мирное население — старики и дети. Но европарламентарий утверждает, что операция «не привела ни к одной жертве».

Возмутился таким подходом другой европарламентарий — депутат Объединённой европейской партии левых Чаралампос Ангуракис из Греции: «Война против Ливии вылилась в резню. США, НАТО и ЕС несут полную ответственность за гибель мирных граждан в Триполи и других городах. Целью этой войны является контроль над энергетическими ресурсами страны. Правительства государств НАТО и ЕС пошли на эту империалистическую агрессию, чтобы гарантировать своим монополиям самый большой кусок ливийского нефтяного пирога».

Правый фланг в Европарламенте стоит на своём. Член Европейской народной партии Хосе Игнасио Садафранко из Испании утверждает: «Учитывая, что нам потребовалось всего шесть месяцев, чтобы положить конец ужасной диктатуре, длившейся 42 года, можно сказать: мы молодцы». При этом депутат выразил уверенность, что «арабская весна» поставит заслон перед распространением «радикальных исламских идей». Если сверить эти благие пожелания с реальностью, окажется, что бессмертный гоголевский Манилов просто образец политического реализма на фоне нынешних суждений господина Садафранко: радикальные исламские идеи стремительно набирают силу в стане антикаддафистов.

Упорно проводят свою линию и левые. Депутат Мигель Порташ из Португалии заявил: «Операция НАТО трансформировалась из действий по защите мирного населения в кампанию по смене режима. Всё, чего добились страны НАТО своими бомбардировками, — это контракты на ведение бизнеса с новыми властями Ливии. И не надо говорить, что только Каддафи убивал мирных граждан. В ходе бомбардировок НАТО тоже гибли мирные люди. Да и сами повстанцы совершали ужасные преступления, которые должны быть расследованы».

Очень интересным было выступление независимого депутата Эндрю Бронса из Великобритании. Он рассказал о странной сделке лондонского нефтетрейдера — компании «Витол» с представителями ливийского Переходного национального совета. Масштаб договорённости впечатляет: ливийские «революционеры» получили от английских партнёров миллиард долларов. Гарантом (посредником) выступил британский министр Алан Данкан. «Теперь эта компания может получить монопольные права на торговлю ливийской нефтью. Не надо быть сторонником «подлого тирана Каддафи», чтобы усомниться в мотивах Запада, поддерживающего ливийских повстанцев», — подчеркнул парламентарий.

Европарламент — прекрасное место для дискуссий: все высказываются свободно, никто никому не мешает.

Но!

Ни одно из предложений депутатов, не склонных поддерживать действия США и НАТО, в итоговый документ включено не было. Хотя, казалось бы, речь шла о делах более чем актуальных для Европы: о том, в частности, что к власти в Ливии могут прийти радикальные исламисты; о том, что страна наводнена оружием — оно достанется террористам, которые используют его для достижения своих целей; о том, что Ливия может погрязнуть в многолетней гражданской войне, которая неизбежно выплеснется за границы этой страны.

Но Европарламент предпочёл не фиксировать такие суждения в своих документах. Запомним это. И когда Европа захлебнётся в кровавых волнах террора, пришедших с юга Средиземноморского побережья, некогда будет размышлять о виновных в этом бедствии: они сегодня разглагольствуют на телеэкранах, стараясь набросить либеральный флёр на колониальную агрессию.

К сожалению, подобный результат могут дать дебаты и в стеклянном небоскрёбе ООН на Ист-ривер. «Молодцы натовцы», растоптавшие маленькую процветающую африканскую страну, получат не только глобальную трибуну для своих людоедских бредней, но и возможность продолжать преступную войну дальше: за свободу Ливии — до последнего ливийца.

P.S. Канадское правительство заявило, что его войска продолжат участие в ливийской кампании до тех пор, пока не будет ликвидирована опасность удара со стороны сил Каддафи. Вот такое складывается разделение труда: ООН рассуждает, а НАТО бомбит.

Александр ДРАБКИН.

Политический обозреватель «Правды».

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 26, 2011 в Мой блог

 

Метки: , ,

Разоблачение фальсификаторов истории. План «Барбаросса» подписан


Выполняя пожелания читателей, редакционная коллегия «Правды» приняла решение публиковать главы исследования заслуженного деятеля науки РФ А.В. Огнёва в пятничных номерах газеты.

Суть начатой либерально-буржуазными кругами — как доморощенными, так и закордонными — фальсификации российской истории в том, чтобы подменить наше общее прошлое, биографию народа, а вместе с ним — и биографии миллионов соотечественников, посвятивших свои жизни возрождению и процветанию нашей Родины, борьбе за её свободу от иноземного владычества. Фальсификация истории — это попытка наглой подмены самой России. Одним из главных объектов фальсификаций антисоветчики избрали историю героического подвига советского народа, освободившего мир от немецкого фашизма. Понятно, что искренние патриоты не приемлют эту игру напёрсточников. Поэтому читатели «Правды» горячо одобрили опубликованную газетой в канун 70-летия начала Великой Отечественной войны статью фронтовика, доктора филологических наук, почётного профессора Тверского государственного университета Александра Огнёва и настойчиво рекомендовали газете продолжить публикацию его разоблачений фальсификаторов истории. Выполняя пожелания читателей, редакционная коллегия «Правды» приняла решение публиковать главы исследования заслуженного деятеля науки РФ А.В. Огнёва в пятничных номерах газеты.

Торговцы смертью

Англия и Франция вели с 3 сентября 1939 года странную войну с Германией. В декабре 1941 года Германия объявила войну Соединённым Штатам Америки, но даже и в 1944 году она ежемесячно получала через Испанию 48000 тонн американской нефти и 1100 тонн вольфрама. Американский публицист Чарльз Хайэм заметил: «Нетрудно представить реакцию граждан США и Великобритании, заяви им, что в 1942 году корпорация «Стандард ойл» торговала горючим с Германией через нейтральную Швейцарию и что горючее, предназначавшееся союзникам, получал их противник. Их охватил бы справедливый гнев. Как бы они были возмущены, узнай, что после событий в Пёрл-Харборе «Чейз бэнк» заключал миллионные сделки с врагом в оккупированном Париже с полного ведома правления этого банка в Манхэттене; что во Франции грузовики, предназначенные для немецких оккупационных войск, собирались на тамошних заводах Форда по прямому указанию из Дирборна (штат Мичиган), где находится дирекция этой корпорации; что полковник Состенес Бен, глава многонациональной американской телефонной корпорации ИТТ, в разгар войны отправился из Нью-Йорка в Мадрид, а оттуда в Берн, чтобы оказать помощь гитлеровцам в совершенствовании систем связи и управляемых авиабомб, которые варварски разрушали Лондон (та же компания участвовала в производстве «фокке-вульфов», сбрасывавших бомбы на американские и британские войска); что шарикоподшипники, которых так недоставало на американских предприятиях, производивших военную технику, отправлялись латиноамериканским заказчикам, связанным с нацистами. Причем делалось это с тайного согласия заместителя начальника управления военного производства США, который одновременно был деловым партнёром родственника рейхсмаршала Геринга в Филадельфии. Заметим, что в Вашингтоне обо всём этом отлично знали и либо относились с одобрением, либо закрывали глаза на подобные действия».

Как всё это следует расценить?

В немецких «верхах надеялись, — отмечал потом Г. Гудериан, — избежать серьезной военной кампании. Пассивное до некоторой степени поведение французов во время зимы 1939/40 г. приводило к выводу, что желание воевать у Франции было невелико». На участке фронта у Саарбрюккена французы вывесили огромные плакаты: «Мы не произведём первого выстрела в этой войне!» Отмечались многочисленные случаи братания французских и немецких солдат, которые наведывались друг к другу в гости, обмениваясь продовольствием и спиртными напитками.

Когда же один из инициативных командиров французского артиллерийского полка, занимавшего позиции в районе Бельфора, начал предварительную пристрелку возможных целей, то за это его чуть не предали военно-полевому суду. «Понимаете, что вы сделали? — распекал своего подчинённого командир корпуса. — Вы чуть-чуть не начали войну!» Действительной войны-то пока и не было, хотя она была объявлена. С 3 по 27 сентября только английские военно-воздушные силы обрушили на головы немецких обывателей 18 миллионов листовок. Маршал авиации А. Харрис заметил: «Я лично считаю, что единственное, чего мы добились, — это обеспечили потребности Европы в туалетной бумаге на пять долгих лет войны. Многие из этих листовок были столь глупо и по-ребячески написаны, что, пожалуй, хорошо, что их скрывали от английской общественности, даже если нам приходилось рисковать и терять напрасно экипажи и самолёты, сбрасывая эти листовки на врага».

В дневнике Гальдера от 25 сентября 1939 года упоминается о предстоящем «плане фюрера предпринять наступление на западе». 27 сентября Гитлер сообщил командующим видами вооруженных сил о своём решении «наступать на западе как можно скорее, поскольку франко-английская армия пока еще не подготовлена». По утверждению Браухича, он даже наметил дату наступления — 12 ноября. Через два дня Гальдер сделал в дневнике пометку: фюреру необходимо пояснить, что «боевой опыт, приобретенный в Польше, не является рецептом для наступления на западе; не годится против крепко спаянной армии».

Сокрушительное поражение

10 мая 1940 года Германия начала стремительное генеральное наступление на западе. Прошло лишь пять дней, и трусоватый французский премьер-министр Рейно позвонил Черчиллю и сказал: «Мы потерпели поражение». Тот сразу прилетел в Париж, чтобы переломить пораженческие настроения у союзного правительства, но не добился успеха. Уже 22 июня Франция — после военного краха — капитулировала.

Генерал де Голль главной причиной быстрого поражения французской армии считал то, что ее командные кадры оказались во власти рутины: «В армии господствовали концепции, которых придерживались еще до окончания Первой мировой войны. …Идея позиционной войны составляла основу стратегии, которой собирались руководствоваться в будущей войне. Она же определяла организацию войск, их обучение, вооружение и всю военную доктрину в целом». Сходную оценку дал Гудериан: «Немецкое командование могло с уверенностью считать, что оборона Франции с учетом использования укреплений планируется осторожно и схематично по доктрине, основанной на выводах из Первой мировой войны, т.е. на опыте позиционной войны, — высокой оценке огня и недооценке маневра».

Большой разнобой существует в оценках того факта, что в июне 1940 года Гитлер позволил 300000 английских солдат эвакуироваться через Ла-Манш из Франции, отдав по радио приказ — без шифровки! — остановить их окружение. Манштейн в «Утерянных победах» посчитал это большой ошибкой фюрера: он, желая «избежать войны с Англией», отказался от решающего сражения с нею «летом 1940 года и упустил единственный для него шанс». Это помешало ему позже решиться на вторжение в Англию и дало «затем возможность англичанам продолжать войну в Африке и Италии». Но Манштейн признал, что вторжение в Англию было связано тогда «с чрезвычайным риском»: немцы не смогли завоевать господство в воздухе, им недоставало военно-морских сил.

Генерал-фельдмаршал Рундштедт говорил, что после дюнкеркского «чуда» Гитлер «надеялся заключить с Англией мир». Французский историк А. Гутар тоже полагал: «Гитлер был убежден, что Англия… будет вынуждена заключить мир. Он имел твердое намерение облегчить англичанам это дело и предложить им чрезвычайно великодушные условия. Было ли удобно при этих условиях начать с того, чтобы захватить у них их единственную армию?»

Черчилль предположил, что Гитлер, остановив наступление танковых частей на Дюнкерк, хотел дать возможность заключить мир или улучшить перспективы для Германии на заключение выгодного мира с Англией. Гудериан оспаривал эту мысль, утверждая: «Я не встречался с фактами, которые могли бы подтвердить это мнение. Несостоятельно также и другое предположение Черчилля, что танковые части якобы были остановлены по решению Рундштедта. Как участник этих боев я могу заверить, что хотя героическое сопротивление Кале заслуживает всяческого признания, но оно не оказало никакого влияния на ход боевых действий под Дюнкерком. Напротив, правильным является предположение, что Гитлер и прежде всего Геринг считали, что превосходства немецкой авиации вполне достаточно для воспрещения эвакуации английских войск морем. Гитлер заблуждался, и это заблуждение имело опасные последствия, ибо только пленение английской экспедиционной армии могло бы укрепить намерение Великобритании заключить мир с Гитлером или повысить шансы на успех возможной операции по высадке десанта в Англии».

Здесь важно то, что Гитлер и высшее германское военное командование не планировали вторгаться в Англию, они хотели добиться мира с нею, а в дальнейшем — использовать её как союзницу. Гальдер написал 21 мая 1939 года: «Основной противник… для нас — Франция. Мы ищем контактов с Англией на базе разделения сфер влияния в мире». Гарт удивлялся: «Как это ни странно, но ни Гитлер, ни немецкое верховное командование не разработали планов борьбы против Англии. Еще более странно, что ничего не было сделано даже в течение той девятимесячной паузы, после которой в 1940 году началось наступление немцев на Западе. Никакого плана не было разработано и тогда, когда неизбежным стало поражение Франции. Таким образом, очевидно, что Гитлер рассчитывал добиться согласия английского правительства на компромиссный мир на благоприятных для Англии условиях… Немецкая армия совершенно не была готова к вторжению в Англию. В штабе сухопутных войск не только не планировали эту операцию, но даже не рассматривали подобную возможность».

Ширер, изучивший захваченные американцами немецкие военные архивы, подтвердил эту мысль: «Ни Гитлер, ни верховное командование, ни высшие штабы сухопутных войск, ВМС и ВВС никогда всерьез не рассматривали вопрос о том, как вести и выиграть войну против Великобритании». В середине лета 1940 года Гитлер «не имел четкого представления, что делать дальше, как довести войну до победного завершения». Тогда он говорил, что «всё, чего он хочет от Англии, — это признания германских позиций на континенте». Его «целью является заключить с Англией мир на основе переговоров. …Наши народы по расе и традициям едины».

Очень быстрый разгром Франции стал крайне огорчительным сюрпризом для Советского правительства. К. Ворошилов признал после войны: «Мы всё-таки думали, что если Германия нападет на Англию и Францию, то она там завязнет надолго». События пошли по иному пути, стратегическое положение СССР существенно ухудшилось. Наше политическое и военное руководство — особенно после Советско-финляндской войны — понимало, что общая боеготовность Красной Армии была не на должном уровне. Она нуждалась в боевой технике новейших образцов, надо было серьезно повысить оперативно-тактическую и техническую подготовку командиров. В обострявшейся обстановке 1 сентября 1939 года Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обязанности.

Политическая игра на пороховой бочке

22 июля 1940 года английское руководство отклонило мирное предложение Берлина. Это серьезно озадачило германскую верхушку, перед нею встал вопрос о быстрейшем выводе Англии из войны. Геббельс записал в дневнике 13 июля 1940 года: «Фюрера больше всего занимает вопрос, почему Англия до сих пор не ищет мира. Он, как и мы, видит причину этого в том, что Англия ещё надеется на Россию. Поэтому он считает, что придется силой принудить Англию к миру. Однако он неохотно идёт на это. Причина: если мы разгромим Англию, вся Британская империя распадется, но Германия ничего от этого не выиграет. Разгром Англии будет достигнут ценой немецкой крови, а пожинать плоды будут Япония, Америка и др.».

После войны Гальдер, анализируя ситуацию 1940 года, считал, что тогда Гитлер будто бы не исключал возможности избежать войны с Россией, если та проявит «разумность» в своих устремлениях в западном направлении. Это значило: Гитлер в то время полагал, что есть возможность заставить СССР придерживаться выгодной политики для Германии и что Советский Союз не будет мешать «решить вопрос об Англии». По словам Геббельса от 1 ноября 1940 года, Гитлер считал: «Тройственный пакт является не антикоминтерновским, а направленным на ликвидацию гегемонии Англии. …Фюрер надеется, что ему удастся привлечь Россию к единому антианглийскому фронту».

12—13 ноября, принимая Молотова в Берлине, Гитлер предложил обсудить план «раздела мира» между Германией, Италией, Японией и СССР, то есть он хотел, чтобы СССР подписал провокационный документ о его присоединении к «континентальной коалиции». Это, по задумке Гитлера, могло помочь ему добиться почетного мира с Англией, которую теперь возглавлял «непреклонный Черчилль». Этот мир облегчил бы Германии возможность разгромить потом Советский Союз и обеспечить расширение «жизненного пространства». Геббельс писал 14 ноября после завершения германо-советских переговоров в Берлине: «Никакого взаимосвязывающего соглашения не будет (!). …Вопрос о Тройственном пакте. Россия согласна с пактом, но не намерена к нему присоединяться». Добиться своей цели Гитлер не смог. Молотов отверг его политические инсинуации и жестко потребовал конкретно ответить, чего добивается Берлин в Центральной и Юго-Восточной Европе.

Молотов говорил Чуеву о цели тех переговоров: «На этом мы должны были их испытать, хотят ли они действительно с нами улучшить отношения, или это сразу наткнётся на пустоту, на пустые разговоры. Выяснилось, что они ничего не хотят нам уступать… Мы, со своей стороны, должны были прощупать его (Гитлера) более глубоко, насколько с ним можно серьезно разговаривать. Договорились выполнять — не выполняют. Видим, что не хотят выполнять. Мы должны были сделать выводы, и они, конечно, сделали выводы… Он (Гитлер) хотел втянуть нас в авантюру, но, с другой стороны, и я не сумел у него добиться уступок по части Финляндии и Румынии».

Политическая игра продолжилась. Советское руководство 25 ноября сообщило Берлину о возможности принять предложенный проект «Пакта четырех держав о политическом и экономическом сотрудничестве» при выполнении ряда условий: германские войска должны уйти из Финляндии, необходимо заключить договор между СССР и Болгарией о взаимопомощи, а также разместить советские войска на военно-морских базах в районе Босфора и Дарданелл и т.д.

Мельтюхов в «Упущенном шансе Сталина…» заключил: «По справедливому мнению ряда авторов, ответом на это советское предложение стало утверждение Гитлером 18 декабря директивы № 21 «План «Барбаросса», которым предусматривалось напасть на СССР 16 мая 1941 г. и молниеносно разгромить его». Житель Берлина, «гражданин мира» А. Гогун заявил в «Русской мысли», что советское руководство вынудило Германию напасть на СССР, для неё после безрезультатного исхода переговоров с Молотовым 12—13 ноября 1940 года «стала ясной угроза нападения Красной Армии», и потому 18 декабря 1940 года Гитлер подписал план «Барбаросса».

Это — фальсификация истории. Германия стала готовиться к агрессии против СССР сразу после капитуляции Франции. Гитлер считал, что «разгром России заставит Англию прекратить борьбу», а если она на это не пойдёт, то «Германия будет продолжать борьбу против Англии при самых благоприятных условиях». Гальдер зафиксировал в своём дневнике, что Гитлер 31 июля 1940 года раскрыл своим генералам вариант новой стратегии Германии: «Мы не будем нападать на Англию, а разобьем те иллюзии, которые дают Англии волю к сопротивлению… Надежда Англии — Россия и Америка. Если рухнут надежды на Россию, Америка также отпадет от Англии, так как разгром России будет иметь следствием невероятное усиление Японии в Восточной Азии… Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду. Тогда господствовать в Европе и на Балканах будет Германия. Вывод: в соответствии с этим рассуждением Россия должна быть ликвидирована. Чем скорее мы разобьем Россию, тем лучше… Существование второй великой державы на Балтийском море нетерпимо. Начало: май 1941 года. Лучше всего было бы уже в этом году, однако это не даст возможности провести операцию слаженно».

Иллюзия альтернативных вариантов

В беседах с Кейтелем в июне 1940 года Гитлер предлагал предпринять «восточный поход» этой же осенью. Военные убедили его, что осень — неблагоприятное время для ведения германской армией военных действий в России. В конце июля Гитлер согласился перенести начало «восточного похода» на весну 1941 года. План нападения на СССР начали разрабатывать 25 июня 1940 года. Главную идею своего плана Гитлер высказал еще в «Майн кампф»: «Мы прекращаем бесконечное германское движение на юг и запад Европы и обращаем наши взоры в сторону земель на востоке… Когда мы говорим сегодня о приобретении новых земель и нового пространства в Европе, то в первую очередь думаем о России и о подчиненных ей окраинных государствах… Эта колоссальная империя на востоке созрела для ее ликвидации».

Выход из стратегического тупика, в какой попала Германия после отказа Великобритании от предложенного ей мира, гитлеровская верхушка искала в быстром военном разгроме СССР. В качестве резервного плана адмирал Редер предлагал захватить Египет и лишить Англию последней крупной базы в Восточном Средиземноморье, заставить Турцию вступить в союз с Германией. Затем выйти к южным границам СССР, поставить под угрозу удара вермахта советские нефтяные месторождения на Кавказе.

Д. Фуллер так оценил последствия предполагаемой потери англичанами Египта: «Вся Северная Африка перешла бы в руки итальянцев и немцев. Тогда они могли бы заставить Испанию вступить в войну, прижать Турцию, открыть дорогу в Россию через Армению и Грузию, наконец, Британия попала бы в такое отчаянное положение, что у американцев пропало бы желание поддерживать ее. Если бы произошли все эти события, причем они вовсе не были невозможными, Британии пришлось бы пойти на переговоры о мире, потому что без американской помощи — а Америка была для неё таким же важным стратегическим районом, как и её собственные центральные графства, — Британия при всём желании не могла продолжать борьбу».

Фуллер полагал, что Гитлер и его генеральный штаб тогда «не могли понять, что единственный способ вынудить Британию выйти из войны — нанести по ней косвенный, а не прямой удар, то есть подорвать её островную безопасность войной на истощение, а не бросаться на штурм, к которому немцы были не подготовлены». Но осуществление этого плана означало перенос по меньшей мере на целый год нападения на Россию. За это время Вооруженные Силы СССР могли существенно повысить свою боеспособность. А Гитлер и его генералы считали тогда уничтожение Советского Союза первоочередной задачей.

Ширер расценил это как крупнейшую ошибку: «В конце мая 1941 года Гитлер, используя только часть своих сил, мог нанести сокрушительный, вероятно, даже роковой удар по Британской империи. Никто не понимал этого лучше, чем оказавшийся в тяжелейшем положении под давлением обстоятельств Черчилль. В письме президенту Рузвельту от 4 мая он признавал, что если Египет и Ближний Восток будут потеряны, то продолжение войны «превратится в трудную, долгую и мрачную проблему» даже при условии вступления в конфликт Соединенных Штатов. Но Гитлер этого не понял. Его слепота тем более непостижима, поскольку балканская кампания задержала операцию «Барбаросса» на несколько недель, поставив её тем самым под угрозу. Захват России теперь предстояло осуществить в более короткие сроки, чем первоначально планировалось. Ибо существовал непреодолимый рубеж — русская зима, из-за которой потерпели поражение Карл XII и Наполеон.

У немцев оставалось только шесть месяцев до наступления зимы для захвата огромной страны, которую ещё никогда не завоевывали с запада… Эта задержка оказалась роковой. Апологеты военного гения Гитлера утверждают, что балканская кампания не вызвала ощутимых изменений в графике осуществления плана «Барбаросса» и что перенос срока был вызван главным образом поздней оттепелью, из-за чего дороги Восточной Европы оставались месивом грязи вплоть до середины июня… Фельдмаршал Ф. Паулюс, который в то время являлся главным разработчиком плана русской кампании в генеральном штабе сухопутных войск, показал на Нюрнбергском процессе, что решение Гитлера напасть на Югославию отодвинуло начало «Барбароссы» примерно на пять недель».

Однако А. Тейлор утверждал иное: «Это — легенда, придуманная немецкими генералами для оправдания своего поражения в России и фактически ни на чём не основанная. Лишь 15 из 150 немецких дивизий, предназначенных для первого удара, были отвлечены на Балканах, вряд ли это серьезная потеря. Планы мобилизации в Германии для Восточного фронта не были выполнены к 15 мая по совершенно другой причине: вследствие недостатка снаряжения, особенно автотранспорта… Даже при месячной отсрочке 92 немецкие дивизии… пришлось снабжать целиком или частично из французских ресурсов».

Гарт указал на то, что «1941 год был исключительно неблагоприятным в отношении погоды»: «Зима длилась дольше, чем обычно. Вплоть до июня на протяжении многих миль берега Буга были скрыты под водой. Такая же погода стояла и в районах, расположенных севернее. Генерал Манштейн, командовавший в то время ударным танковым корпусом в Восточной Пруссии, вспоминал, что в конце мая и начале июня там прошли сильные дожди. Если бы вторжение началось раньше, то шансы на его успех были бы невысокими, и, как заявил Гальдер, весьма сомнительно, что более ранний срок вторжения был бы более приемлемым, и поэтому задержка, связанная с кампанией на Балканах, не играет большой роли».

Роковой удар по Англии в то время Гитлер, как отмечалось, не считал первоочередной задачей, он настойчиво искал мира с нею. Гитлер и немецкие генералы, у которых сильно закружилась голова после быстрых побед над Польшей и Францией, были твердо уверены в том, что германским войскам пяти месяцев вполне достаточно для полного разгрома Красной Армии.

От плана «Барбаросса» к плану мирового господства

Гитлеровское руководство нисколько не сомневалось в успешном осуществлении плана «Барбаросса». Об этом говорит и то, что ещё весной 1941 года оно начало разрабатывать план завоевания мирового господства. В служебном дневнике верховного главнокомандования вермахта (ОКВ) за 17 февраля 1941 года излагалось требование Гитлера: «После окончания восточной кампании необходимо предусмотреть захват Афганистана и организацию наступления на Индию». Штаб ОКВ эти операции наметил провести осенью 1941 года и зимой 1941—1942 годов. Их замысел был изложен в проекте директивы э-32 «Подготовка к периоду после осуществления плана «Барбаросса».

Направленный в сухопутные войска, военно-воздушные и военно-морские силы 11 июня 1941 года «Проект» предусматривал после разгрома Советских Вооруженных Сил захват английских колониальных владений и некоторых независимых стран в бассейне Средиземного моря, Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, вторжение на Британские острова, развертывание военных действий против Америки. Германские стратеги рассчитывали уже осенью 1941 года приступить к завоеванию Ирана, Ирака, Египта, района Суэцкого канала, а затем и Индии, где планировалось соединиться с японскими войсками. Немецко-фашистское руководство надеялось, присоединив к Германии Испанию и Португалию, быстро захватить Гибралтар, отрезать Англию от её сырьевых источников и предпринять осаду островов. Разработка директивы э-32 и других документов свидетельствует, что после разгрома СССР и решения «английской проблемы» гитлеровцы намеревались в союзе с Японией «устранить влияние англосаксов в Северной Америке».

«Захват Канады и Соединенных Штатов Америки предполагалось осуществить при помощи крупных морских десантов, высаженных с баз в Гренландии, Исландии, на Азорских островах и в Бразилии на восточное побережье Северной Америки и с Алеутских и Гавайских островов — на западное», — писал профессор О. Ржешевский в предисловии к труду У. Ширера «Взлёт и падение третьего рейха». Но война с Советским Союзом пошла не так, как запланировали гитлеровские генералы. В конце 1941 года им пришлось думать не о завоевании Индии и США, а о том, как спасти свои войска от окончательного разгрома и уничтожения.

В. Резун в книге «Самоубийство: зачем Гитлер напал на Советский Союз?» (2000) обманывает читателей, утверждая, что германские генералы «ничего не знали про наш климат и наши дороги». Г. Гудериан в «Воспоминаниях солдата» писал: «Зима и весна 1941 года были для меня кошмаром. Новое изучение походов шведского короля Карла XII и Наполеона I показало все трудности этого театра военных действий… Все руководящие лица верховного командования вооруженных сил и главного командования сухопутных сил, с которыми мне приходилось разговаривать, проявляли непоколебимый оптимизм и не реагировали ни на какие возражения».

Фельдмаршал фон Рундштедт, проведший большую часть Первой мировой войны на Восточном фронте, весной 1941 года, спросив Гитлера, знает ли он, что значит вторгнуться в Россию, будто бы сказал: «Война с Россией — бессмысленная затея, которая, на мой взгляд, не может иметь счастливого конца. Но если, по политическим причинам, война неизбежна, мы должны согласиться, что её нельзя выиграть в течение одной лишь летней кампании… Мы должны подготовиться к длительной войне и постепенно достигать своих целей».

На суде в Нюрнберге Кейтель заявил, что он был против войны с Россией и в своём меморандуме Гитлеру предлагал отказаться от плана нападения и «не вести войны против Советского Союза». Вестфаль утверждал: «Главнокомандующий сухопутными силами Германии фельдмаршал фон Браухич и его начальник штаба генерал Гальдер отговаривали Гитлера от войны с Россией. С такими же предостережениями обращался к нему и генерал Кестринг, который много лет жил в России, хорошо знал её и самого Сталина».

Так ли было на самом деле? У. Ширер писал в своей книге, что ещё в конце июля 1940 года Браухич заверил Гитлера, что война с Советским Союзом «продлится от четырех до шести недель». И далее: «Нет никаких свидетельств, указывающих на то, что генералы в высшем руководстве армии возражали против решения Гитлера повернуть оружие против Советского Союза… Позднее Гальдер будет с иронией писать о «русской авантюре Гитлера», утверждая, что с самого начала высшие военачальники были против этого. Однако в записях за декабрь 1940 года в его объемистом дневнике нет ни слова, которое подтвердило бы это заявление. В действительности из дневниковых записей складывается впечатление, что все военачальники были полны энтузиазма в связи с намечаемой авантюрой».

На совещании высших генералов ОКБ и главного командования сухопутных войск (ОКХ) 3 февраля 1941 года Гальдер в общих чертах докладывал планы генштаба сухопутных войск. Позднее он утверждал, будто они с Браухичем «высказывали сомнения в правильности оценки советской военной мощи и в целом выступали против реализации плана «Барбаросса», считая его авантюрой. Однако ни в его дневниковых записях за эти дни, ни в официальном совершенно секретном меморандуме ОКБ по поводу совещания об этом не говорится ни слова. На самом деле из этих документов явствует, что сначала Гальдер оценивал противостоявшие русские силы приблизительно как 155 дивизий, заметив, что немецкие силы насчитывают примерно столько же, но «они куда выше по качеству». Много позднее… Гальдер и его коллеги поняли, что данные разведывательных служб о Красной Армии были ошибочными».

Решение фашистского руководства о нападении на СССР У. Ширер оценил как «самое роковое из всех его решений». Генерал Г. Блюментрит считал: «Первые роковые решения были приняты немецким командованием о России. С политической точки зрения самым главным роковым решением было решение напасть на эту страну». Г. Гудериан признал: «Роковой была недооценка сил противника. Гитлер не верил ни донесениям о военной мощи огромного государства, представляемым военными инстанциями, особенно нашим образцовым военным атташе в Москве генералом Кестрингом, ни сообщениям о мощи промышленности и прочности государственной системы России. Зато он умел передать свой необоснованный оптимизм непосредственному военному окружению». Уже во время войны Гудериан «указал Гитлеру на то обстоятельство, что русские имеют большое превосходство в танках, которое будет увеличиваться, если потери в танках у нас будут одинаковые». Гитлер сказал ему: «Если бы я знал, что ваши данные о количестве русских танков соответствуют действительности, я бы наверняка не начал эту войну».

Информационная война

С. Иванов в книге «Штаб армии, штаб фронтовой» писал в 1990 году: «Сталин стремился самим состоянием и поведением войск приграничных округов дать понять Гитлеру, что у нас царит спокойствие, если не беспечность… Если бы мы продемонстрировали Гитлеру нашу подлинную мощь, он, возможно, воздержался бы от войны с СССР в тот момент».

Наоборот, наше правительство пыталось показать Германии силу советской державы. В конце апреля оно организовало поездку военного атташе немецкого посольства в Москве и других военных экспертов на Урал и в Западную Сибирь для осмотра заводов, выпускавших как танк Т-34, который был лучше всех типов немецких танков, так и новые бомбардировщики, по скорости и дальности полёта превосходившие «юнкерсы». Как ещё более наглядно можно было продемонстрировать свою «подлинную мощь»?

В свою очередь, начальник штаба верховного главнокомандования генерал-фельдмаршал В. Кейтель 15 февраля 1941 года издал секретную «Директиву по дезинформации противника» (ее обновили 12 мая). Жуков писал: «Чтобы скрыть подготовку к операции «Барбаросса», отделом разведки и контрразведки главного штаба были разработаны и осуществлены многочисленные акции по распространению ложных слухов и сведений. Перемещение войск на восток подавалось «в свете величайшего в истории дезинформационного маневра с целью отвлечения внимания от последних приготовлений к вторжению в Англию». Были напечатаны в массовом количестве топографические материалы по Англии. К войскам прикомандировывались переводчики английского языка. Подготавливалось «оцепление» некоторых районов на побережье пролива Ла-Манш и в Норвегии. Распространялись сведения о мнимом авиадесантном корпусе. На побережье устанавливались ложные ракетные батареи. В войсках распространялись сведения в одном варианте о том, что они идут на отдых перед вторжением в Англию, в другом — что войска будут пропущены через советскую территорию для выступления против Индии. Чтобы подкрепить версию о высадке десанта в Англию, были разработаны специальные операции под кодовым названием «Акула» и «Гарпун». Пропаганда целиком обрушилась на Англию и прекратила свои обычные выпады против Советского Союза».

25 мая 1941 года Геббельс записал в дневнике: «В отношении России нам удалось осуществить великолепный информационный обман». 6 июня 1941 года он отмечал: «Наша работа по маскировке идет безупречно. Весь мир говорит о предстоящем вскоре заключении военного пакта «Берлин — Москва». То-то он удивится, узнав, что из этого выйдет!» Вот запись от 18 июня 1941 года: «Маскировка от России достигла своей наивысшей точки! Мы настолько захлестнули мир потоком слухов, что уже и сами с трудом ориентируемся».

Александр ОГНЁВ.
Фронтовик, профессор, заслуженный деятель науки.

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 26, 2011 в Мой блог

 

Метки: , ,

Съезд «Едро» сочиняет прожекты экономического подъема – министр финансов предрекает «потерянное десятилетие»


“Уже более очевидно стало, что темпы роста будут низкие», — сказал Кудрин журналистам в кулуарах заседания финансовой G20 в Вашингтоне (США) в субботу, передает «Интерфакс». «Борьба с затуханием роста будет много лет, скорее всего, около 5-10 лет», — отметил он.

Министр финансов хорошо знает, о чем говорит. Он набил немало шишек за последние годы, предлагая решения, которые оборачивались большими потерями для народного хозяйства. Составляемые им бюджеты обескровили многие отрасли и регионы, усугубили нищету огромного числа людей. Он научился не краснеть перед критиками, ходит гоголем перед коммунистами, которые давно уже требуют его отставки.

«Последние дни показали, что все риски, о которых раньше говорили, они все очень реальны. Некоторые показатели рынка уже достигли уровня предыдущего кризиса 2008 года, прежде всего речь о спрэдах по некоторым долговым бумагам», — отметил Кудрин.

По словам министра, снижение спроса со стороны домохозяйств является одним из наиболее серьезных рисков для роста экономик, снижение способности банковской системы кредитовать — второй крупный риск, способность государства обеспечивать высокие расходы и держать дефицит — третий риск.

Министр также подчеркнул, что проблемы дисбалансов мировой экономики и экономические модели, которые, по сути, создавали дисбалансы, не изменились. «Принципиально они этим кризисом не разрешились. Все эти проблемы остались, они смягчены, отодвинуты. Но для меня было очевидно, что когда-то они будут разрешаться более остро или менее остро», — сказал он, отметив, что сейчас все это происходит.

Оценивая то, когда волнение за будущее экономики было большим — в 2008 году или сейчас, Кудрин отметил: «Когда подходил 2008 год, мы не понимали масштабы, поэтому перед ним у нас было меньшее беспокойства, чем сейчас».

Сейчас капиталисты, наученные горьким опытом, весьма обеспокоены тем, что новая волна кризиса может серьезно подорвать их экономические и политические позиции. Они догадываются, что это будет отнюдь не последняя волна. Они растеряны, они паникуют. Они пытаются, как это сделал последний съезд «Единой России», пустить пыль в глаза людям, провозглашая невыполнимые лозунги, давая неосуществимые обещания. И поддерживают их, следуя американской традиции, одобрительным свистом.

Но в России свист означает совсем другое. Не свистите господа, а лучше скорее признайте, что вы проиграли, что ваше дело швах. И поскорее убегайте с политического поля, пока вас не смыла волна кризиса. Пока вас не вытолкали взашей.

По материалам newsru.com

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 26, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , ,

 
%d такие блоггеры, как: