RSS

Архив за день: Октябрь 3, 2011

Почему провалился юбилей контрреволюции?


В статье «Почему нынешняя власть замолчала своё двадцатилетие» («Правда» от 13—14 сентября) В.С. Кожемяко справедливо указал на очевидный провал первоначальных планов правительства России широко отметить юбилей победы антисоветской контрреволюции. Как следует из содержания статьи, а также многочисленных писем читателей «Правды», эти 20 лет принесли стране лишь беды, разорение и гибель многих людей.
СРАВНИВАЯ ИТОГИ последних двух десятилетий с двадцатилетними периодами Советской власти, В.С. Кожемяко справедливо говорит о позорных результатах, с которыми пришли к юбилею августовские «победители», на фоне впечатляющих достижений любых двадцати лет Советской страны. Напомним, что в год 20-летия Советской власти в 1937 году завершалась вторая сталинская пятилетка. К тому году крупная промышленность произвела продукции в 8,1 раза больше по сравнению с 1913 годом. При этом 80 процентов всей промышленной продукции было получено с предприятий новых или коренным образом реконструированных за две пятилетки. По темпам роста промышленности (среднегодовой за вторую пятилетку 17,1 процента!) СССР обогнал все страны мира. Наша страна вышла на первое место в Европе по объему промышленной продукции и на второе место в мире после США. Доля СССР в мировом промышленном производстве составила уже 10 процентов.
А вот промышленное производство капиталистической России к своему двадцатилетию едва-едва приблизилось к уровню 1990 года. За 20 лет промышленное производство не сдвинулось с места. Новых предприятий почти не строилось. По промышленному производству Россия, занимавшая в советское время одно из ведущих мест в мире, откатилась далеко назад, и ее доля в мировом промышленном производстве вместо 20 процентов в 1990 году едва превышает 4 процента — как и в 1913 году. Таким образом, 70 с лишним лет напряженного труда советских людей были выброшены за борт.
Своё двадцатилетие Советская страна отметила беспримерными перелетами через Северный полюс в США отечественных самолетов, которыми управляли экипажи Валерия Чкалова и Михаила Громова. Своё двадцатилетие капиталистическая Россия отметила многочисленными авиакатастрофами, одна из которых погубила прославленную хоккейную команду «Локомотив».
В год своего двадцатилетия Советская страна демонстрировала расцвет науки, одним из свидетельств которого стало создание первой в мире научной станции папанинцев на Северном полюсе. Своё двадцатилетие капиталистическая Россия отметила целым фейерверком из погибших спутников Земли, в том числе космического корабля, который должен был доставить груз к международной космической станции.
В честь 20-летия Советской власти был открыт канал Москва — Волга (потом названный именем Москвы). По нему пошли суда товарные и пассажирские, а Москва стала портом пяти морей. В год 20-летия буржуазной контрреволюции в волжском водохранилище, созданном при Советской власти, произошло крушение круизного судна «Булгария», в результате которого погибли более ста человек.
Не случайно кремлевские политики решили воздержаться от шумного празднования 20-летия. Верно также В.С. Кожемяко отметил, что и газеты предпочли либо замолчать юбилей, либо скупо на него прореагировать. Но не телевидение. Возникает вопрос: почему?
Парадоксальным образом телевидение, которое сильно потеснило печатную продукцию в глазах общественного мнения, не является таким уж оперативным средством реагирования, как может показаться, наблюдая лишь новостные материалы или тем более прямой эфир. Для создания более или менее основательных передач телевидению нужно гораздо больше времени, чем газете. Любой видеоматериал требует съемки. А съемку надо согласовать, организовать, осуществить, отснятый материал надо просмотреть, а затем отмонтировать и озвучить. Каждый этап этой работы требует немалого времени. Если же создается передача, для которой надо использовать архивные материалы, то работа затягивается еще дольше. Для телефильмов требуется также составление смет, подготовка договоров, написание сценариев. Для игровых же фильмов нужны еще и подбор актеров, разучивание ими ролей, работа их с режиссерами, съемки многочисленных дублей, даже иногда крохотных по времени сцен. Затем также следуют монтаж, озвучивание и прочее.
По этим причинам передачи о «славном 20-летии», которые вдруг пошли по разным телеканалам, были, очевидно, задуманы еще в конце прошлого года, а их производством занимались несколько месяцев. И если газеты смогли оперативно прореагировать на приказ властей предержащих: «Воздержаться от шумного празднования!» — то неповоротливая махина телевидения явно уже не могла остановиться. Да и немалые деньги, затраченные на производство, надо было окупить рекламой товаров.
Однако не успели ещё все тяжеловесные телетворения, восхваляющие Ельцина, Горбачёва и других контрреволюционеров, выйти в эфир, как их выводы были решительно отвергнуты телезрителями в ходе передачи «Исторический процесс», показанной 18 августа. Свыше 86 процентов телезрителей проголосовали за Кургиняна и его свидетелей — членов ГКЧП. Об этом ярко написал в «Правде» Н.М. Кожанов. Нынешний зритель судит по делам! Он не может не видеть очевидный провал дутых обещаний 20-летней давности и плачевные итоги капиталистической реставрации.
И всё же телевидение не прекращает попыток извратить историю двадцатилетней давности. Об этом свидетельствует появление фильма «Ельцин. Три дня в августе». Очевидно, что даже эта примитивная и нелепая картина взята на вооружение организаторами предвыборной кампании в Государственную думу. Чем ближе день выборов, тем визгливее в телеэфире опять будут звучать голоса хулителей Советской власти и апологетов буржуазного режима. Поэтому следует не жалея сил разоблачать лживость буржуазной пропаганды, как это и делается в материалах «Правды», посвященных 20-летию буржуазного строя.

Юрий Емельянов, по страницам газеты «Правда»

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , ,

Журналист Люк Хардинг, разоблачавший Путина и компанию Gunvor, рассказал, как стал «врагом России»


Высланный в феврале этого года из России бывший собственный корреспондент британской газеты The Guardian Люк Хардинг (Гардинг) в вышедшей на прошлой неделе книге «Мафиозное государство: Как один журналист стал врагом новой жестокой России» рассказал, как он начинал работать в Москве и как все закончилось депортацией. Фрагменты своего произведения Хардинг разрешил опубликовать журналу «Власть».

Люк Хардинг работал корреспондентом The Guardian в Москве в течение нескольких лет. В апреле 2010 года его задерживали в Ингушетии — до того он взял интервью в Дагестане у отца Мариам Шариповой, смертницы, взорвавшей бомбу в московском метро.

— Путин открестился от бизнеса Тимченко и оправдал руководство «Транснефти»

В декабре прошлого года в британской газете была опубликована статья Хардинга, в которой он сообщил, что Путин, скорее всего, знал о предстоящем убийстве бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Последние месяцы перед высылкой Хардинг работал над материалами, которые The Guardian публиковала по договоренности с WikiLeaks, в том числе о России, ее руководстве и ключевых фигурах политики и бизнеса.

Как начиналась «новая, странная» жизнь Хардинга в Москве

Как рассказал журналист в книге, отрывки из которой публикует журнал «Власть», в апреле 2007 года всего через три месяца после его назначения спецкором в Москву, в его квартире, которую он снимал на десятом этаже «посткоммунистического многоквартирного дома, уродливой башне из оранжевого кирпича на «Войковской», кто-то побывал. Такое заключение Хардинг сделал, увидев, что окно комнаты его шестилетнего сына открыто. В комнате для гостей в музыкальном центре шипела аудиокассета, которую никто из семьи туда не вставлял. Через несколько часов — в 4 утра — зазвенел будильник, который, как уверяет журналист, тоже никто из домочадцев не заводил.

«Было ясно, что это не банальное ограбление. Вошли, очевидно, через входную дверь. Замки, похоже, проблем не составили. Ничего не было взято. Ничего не было сломано. Очевидной целью тех, кто проник в квартиру, была демонстрация этого самого факта. И, возможно, того, что они еще вернутся», — пишет журналист. По его мнению, открытым окном в детской ему намекали, что его дети могут выпасть из окна. Хардинг также не исключил, что, возможно, визитеры установили в квартире подслушивающее устройство.

«Мужчины — я думаю, это были мужчины, — испарились, как привидения. Но я неплохо понимал, кем были мои привидения или какое ведомство их послало», — пишет Хардинг, отмечая, что за две недели до этого события газете The Guardian дал интервью опальный российский олигарх Борис Березовский, в нем он призвал к насильственному свержению режима Владимира Путина.

По мнению Хардинга, именно с этого момента ведомство, пришедшее на смену КГБ, начало проявлять к нему пристальный интерес, и началась «новая, странная жизнь» журналиста.

Женщина с «плохой прической» и «что-то не так с вашим пиджаком»

Настораживающие события вокруг Хардинга продолжились. Была взломана его электронная почта, кто-то из «аппарата президента» требовал дать его номер мобильного телефона. «Средних лет женщина, неброско одетая и, как я заметил, с довольно плохой прической в стиле 1970-х годов, позвонила в дверь в семь часов утра. Когда я открыл дверь, она молча осмотрела меня с ног до головы и ушла», — поведал журналист о странном визите в одном из отрывов, публикуемых журналом «Власть».

В том же апреле 2007 года, через два дня после публикации интервью с Березовским, Хардинг улетал на самолете «Аэрофлота» в Лондон на похороны родственника. Во время прохождения паспортного контроля его хлопнул по плечу «молодой человек в кожаной куртке — безошибочной униформе шпика из КГБ». Неизвестный сказал: «Что-то не так с вашим пиджаком». В туалете самолета Хардинг, по его словам, снял с себя одежду и осмотрел ее, но ничего там не нашел. «Но ведь я не знаю, как выглядят «жучки», подумал я», — написал журналист.

Наконец, после возвращения в Москву Хардинг столкнулся с обычной слежкой «в стиле КГБ». Во время встречи Хардинга с московским корреспондентом ВВС Ричардом Гэлпином в кофейне к британцам подсели «люди в кожаных куртках». Несмотря на то, что кафе было пустым, они сели рядом с ними на низкую деревянную скамейку и положили рядом «сумку с, предположительно, подслушивающим устройством». Позже Хардинг узнал, что эти сотрудники были заняты «демонстративной слежкой», целью которой является причинение беспокойства и раздражения. В итоге британцы рассмеялись и ушли из кафе, оставив в нем сотрудников спецслужб.

Хардингу рассказали о тактике «отдела по взломам» ФСБ: они не смывают унитазы и добавляют слоников

Позже в британском посольстве в Москве Хардингу разъяснили, что он не первый пострадал от знаменитого «отдела по взломам» ФСБ. По словам сотрудника посольства, это ведомство уже вламывалось в квартиры большого числа других иностранных дипломатов и сотрудников посольства из числа русских.

«Тактика ФСБ кажется дикой. После взлома сотрудники часто выключают холодильники, они испражняются в унитазы, не смывая потом за собой, а иногда уносят пульт от телевизора. Они возвращают его через несколько недель. Еще одна любимая тактика — добавить в квартиру что-нибудь недорогое — мягкую игрушку, слоника например», — пишет журналист в одном из отрывков, которые публикует журнал «Власть». По его данным, цель спецагентов доставить беспокойство жертве или даже заставить иностранца поверить в то, что он потихоньку сходит с ума.

Некоторые действия сотрудников ФСБ в его жилище не были лишены юмора, пишет Хардинг. Так, однажды во время несанкционированного взлома сотрудники ФСБ положили ему рядом с кроватью книгу, в которой давались советы по усилению оргазмов.

Как отмечает журналист, в эпоху Путина ФСБ превратилась в самую выдающуюся силу страны. Организация почувствовала себя достаточно сильной, чтобы раздавить любого, кого она считала врагом государства — в их число попали оппозиционеры, активисты-правозащитники, некоторые бизнесмены, иностранные дипломаты, особенно британские, и «беспокойные иностранные журналисты».

ФСБ, по признанию Хардинга, стала неотделимой частью его московской жизни. Спецагенты обрывали его телефонные беседы всякий раз, когда речь заходила об опасных темах, обрыв следовал за словами типа «Березовский», «Литвиненко», так же заканчивались попытки обсуждения кремлевской политики. «Некоторое время я заменял слово «Березовский» словом «банан». Удивительно, но это, кажется, работало», — с иронией заметил Хардинг.

Как пишет журналист в своей книге, отношение к западным журналистам стало еще более «мрачным и мстительным» после российско-грузинской войны 2008 года. В этот период ФСБ активизировала свою, по его словам, «скотскую кампанию» проникновения в дом, который снимал Люк Хардинг, и его офис. Спецагенты отключали отопление, удаляли скринсейвер с фотографиями жены и детей, звонили по телефону и вешали трубку.

В день, когда Хардинг написал статью об известной российской шпионке Анне Чапман, — 30 июня 2010 года — сотрудники ФСБ отсоединили ему интернет, открыли окно и сняли с телефонного аппарата трубку, положив ее рядом с ноутбуком. Все это показывало, что журналист снова взялся за тему, которую в Кремле считали запрещенной, уверен он.

По мнению журналиста, его выслали, потому что он нарушил табуированные темы

Как написал Люк Хардинг в своей книге, отрывки из которой публикует журнал «Власть», большинство СМИ в России подчиняются неформальным правилам, в том числе требованиям не обсуждать «табуированные темы» — коррупцию в Кремле, деятельность российских спецслужб, нарушения прав человека на Северном Кавказе, спекуляции на тему личного богатства Владимира Путина. «Я нарушил все эти неформальные кремлевские правила, регулирующие то, о чем могут сообщать журналисты из Москвы, а о чем они сообщать не могут», — считает журналист.

Как рассказал Хардинг в книге, 5 февраля 2011 года после приземления в аэропорту «Домодедово» его самолета рейсом из Лондона, на паспортном контроле его попросили отойти в сторону. После этого сотрудники таможни сообщили журналисту, что ему «отказано в праве въезда на территорию Российской Федерации».

Как напоминает Хардинг, всего через четыре дня после его депортации российское Министерство иностранных дел «делает разворот на 180 градусов» и передает ему, что он может получить визу. Ровно через неделю после депортации он возвращается. Через три месяца, когда скандал забыт, ему снова приходится покинуть Россию.

Воспоминания о проживании в Москве, по признанию Хардинга, первое время плохо отражалось на его психическом состоянии. Вернувшись в Англию, он стал быстро запирать за собой входную дверь, в кафе и ресторанах искал подозрительных лиц и, услышав однажды русские голоса на улице, неожиданно для себя даже начал преследовать двух человек. Однако вскоре все забылось, и он снова стал спокойно жить на родине.

http://newsru.com/russia/03oct2011/harding.html

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Участник событий октября 1993 г.: «Мы верили, что наш безоружный живой щит остановит расправу над Верховным Советом…»


Вот и дожила Россия до позорного торжества буржуазной диктатуры. В ту пору, когда эта диктатура была еще в зародыше, мы, советские люди, фактически безоружные, открыто выступили против неё. 12 дней и ночей стояли мы, защищая последний законодательный орган Советской власти — Верховный Совет РСФСР, а вовсе не Руцкого и Хасбулатова, как приписывают нам наши убийцы и продажные СМИ. Мы не были сбродом и люмпенами, как они нас бессовестно изображают, — мы были сынами своего Отечества.

Я научный работник из ведущего НИИ космической отрасли. В нашем подразделении (6-я рота 2-го батальона полка имени Верховного Совета) были доктор и кандидат технических наук, научные и инженерно-технические работники, действующие кадровые военные, мастера спорта, студенты, журналисты. Все мы пришли не по чьей-то разнарядке, каждый сам по себе и познакомились лишь у Дома Советов, и то только по именам. Мы были в гражданской одежде, это дало повод кое-кому обзывать нас толпой, сбродом.

Между тем начиная с 27 сентября у нас были введены железная дисциплина, жесткий пропускной режим и разрешительный порядок передвижения по территории. И, конечно, сухой закон.

Надо сказать, что оружие (автоматы) выдавалось только действующим офицерам охраны руководства и на ночь на посты на лестничных площадках. Абсолютное большинство было безоружным.

Мы стояли за права и достойную жизнь простого человека, честного, порядочного, работящего, достаток которого определяется той пользой, которую он приносит другим людям, обществу, стране.

Да, многие из нас требовали оружия как гарантии победы. Но многие из нас верили, что наш безоружный живой щит остановит расправу с нами и Верховным Советом. Мы были полны решимости стоять до конца, но отвести беду от наших детей и внуков, от будущих поколений. Чтобы у них не было проблем с образованием, медициной, жильем, полноценным питанием. Мы верили, что большинство населения страны разделяют наши цели.

В конкретном плане большинство из нас считали выходом из сложившейся ситуации одновременные перевыборы президента и Верховного Совета. И затем, конечно, восстановление Советского Союза. И главной преградой всему этому был Ельцин, его окружение, его компрадорский режим.

Мы обманулись. Недооценили коварство и кровожадность противника, спровоцировавшего поводы именно для устрашающего кровавого подавления сопротивления. Обманулись в зрелости, возможностях, организационных способностях и стойкости собственного руководства. А в их единство и солидарность с нами, защитниками и народом в целом, мы и тогда не очень верили.

Результат известен. Была упущена реальная возможность сохранения социальных завоеваний Советской власти. Сотни из нас, защитников, были расстреляны. Пусть земля будет пухом нашим погибшим товарищам.

И теперь народ имеет то, что имеет.

Это драконовский Трудовой кодекс, оставивший работника один на один с работодателем.

Говорят, суд рассудит. Но еще наши предки знали: с сильным не рядись, с богатым не судись. О бесстрашии и неподкупности нашего суда мы наслышаны.

Это коммунальная реформа, лишение крова бедняков, попавших в беду.

Это Земельный кодекс, обезземеливание крестьян, а в перспективе бесправие горожан перед скупщиками городской земли.

Это реформа образования, которая гарантирует золотой молодежи элитные дипломы и теплые места в будущей правящей «демократической» верхушке и оставляет недоучками нищих чужаков, для которых придумано так называемое базовое образование.

Правительство аж потеет в борьбе с криминалитетом, боясь его побороть. Сотни тысяч жертв взывают к справедливости. Чем озабочены власти? Правами убийц, грабителей, насильников, мошенников. Похоже, они и составляют актив нового рыночного общества.

Какой вывод можно сделать? У власти находится диктатура, управляющая в интересах олигархов, крупных собственников, хищного меньшинства и совершенно равнодушная просто к людям.

Как они забегали, засуетились тараканами, испугавшись референдума по таким простым, но важным для масс вопросам. За две недели сварганили и протащили закон о запрете референдумов.

Это беспрецедентно.

Чего они испугались?

Минимальной зарплаты не ниже прожиточного уровня? Ведь это такая непозволительная роскошь — гарантировать работающим прожиточный минимум! И какая подлость со стороны патриотов и коммунистов вообще поднимать этот вопрос!

Требования, чтобы коммунальные расходы не превышали 10% доходов семьи? Как можно? Ведь надо освобождать приличные квартиры от малоимущих!

Облегчение жизни народа — это удар по карману нуворишей, привыкших считать своим всё, до чего могут дотянуться их хищные руки.

Они не скупятся на вранье. Они узаконили обман и ложь, сделали их непредосудительными. Обман и ложь — это их оружие, их искусство. Совесть и честь объявлены предрассудками.

Вспомним академика Шаталина: «Что лучше? Равные кусочки от маленького пирога или разные от большого?» Ну и где же этот большой пирог? А где обещанные Чубайсом две «Волги» за ваучер? Нет у вас? Сами виноваты.

Сегодня пенсионер сам сможет выбирать, в каком пенсионном фонде (государственном или частном) он будет держать сбережения. А ошибется, власть не виновата, это он сам так решил. По-видимому, власть думает, что все пенсионеры имеют высшее экономическое образование и могут профессионально принимать решение и нести за него ответственность. Бедные старики. Как им выжить среди просвещенных людоедов?

Еще один тезис: государство — неэффективный собственник! Только хозяин, крупный собственник обеспечит рост благосостояния. Да! Своего личного благосостояния за счет миллионов, «которые сами виноваты». И вообще, сколько их, хозяев, может быть? Ведь на одном стуле не усидеть десятерым. Значит, чтобы стать «хозяином», надо отпихнуть от заветного «стула» девятерых.

Свиное мурло не спрятать за фиговыми листочками. Из грабителей не получится добрых пастырей и рачительных хозяев.

Виноват ли в наших бедах начальник ЖЭКа, цеха, директор магазина, рынка, завода?

Наверное. Но поднимите глаза выше. И еще выше! И увидите, кто воплощает давние планы Гитлера по расчленению Союза и России.

Знаю одно: правы были герои — защитники Белого дома, погибшие от рук ельцинских расстрельщиков. Их имена и дела останутся в истории России, как имена и дела декабристов. Их справедливое дело предстоит довершать оставшимся в живых.

По страницам газеты «Правда». Эдуард Коренев, участник событий октября 1993 года

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

«Долгие месяцы меня мучил этот кошмар…» Воспоминания о предательском штурме Верховного Совета


Как всегда, в канун октябрьских событий 1993 года, собираются в Москве ветераны добровольческого полка по охране Верховного Совета РСФСР. Уже немолодые люди, пережившие крах своих лучших надежд, на собственном опыте изведавшие низость и коварство буржуазных реформаторов, они полны глубокой веры в правоту социалистического выбора и решимости постоять за свои убеждения — как тогда, у стен Дома Советов.

Один из них — Юрий Петрович Генерозов, подлинный герой сопротивления. Вот после такой встречи он и пришел в «Правду», чтобы поделиться горькими и вместе с тем полными собственного достоинства воспоминаниями.

— Юрий Петрович, как вы оказались в рядах добровольческого полка, который охранял депутатов Верховного Совета РСФСР, пока шли заседания внеочередного съезда?

— Я тогда работал инженером-механиком в НПО «Машиностроение». Узнав о том, что Верховный Совет РСФСР продолжает работать, несмотря на запрет Ельцина, я вместе с сотнями других пошел к Дому Советов, чтобы выразить свое возмущение указом 1400, поддержать депутатов. Несмотря на все просчеты и ошибки, которые допустил избранный ещё в СССР Верховный Совет за время ельцинского правления, — он оставался единственным гарантом Конституции, которая закрепляла социальные права трудящихся на труд, образование, отдых, медицинскую помощь.

Я понимал всю губительность для народа надвигавшихся буржуазных реформ и был врагом наглой приватизации, которая вела к созданию класса собственников-паразитов.

Перед Домом Советов шел непрерывный митинг. Люди пришли сюда по велению сердца: все понимали — решается судьба Отечества. Ельцин был ненавистен нам как узурпатор и алкоголик.

В разгар митинга прошел слух, что набирают добровольцев в особый полк по охране Верховного Совета. При мне были и паспорт, и военный билет — я пошел записываться.

Как нас набирали? Спрашивали документы, разговаривали по душам, задавали разные вопросы, ну и просто смотрели в глаза. Мы тогда и думать не думали об оружии. Посмеивались, наблюдая, как казаки уже маршируют с шашками: в этом виделся какой-то элемент игры. Тем не менее мы готовы были к строевой службе — депутатов надо было охранять. А для этого необходим был воинский караул.

Я лично сформировал шесть взводов. Мы несли внешнюю охрану. На наших глазах Дом Советов по периметру обнесли колючей проволокой, выставили оцепление: сначала ОМОН, потом регулярные воинские части. Мы оставались безоружными. А с той стороны началась демонстрация грубой силы, так что у нас уже руки чесались дать отпор.

Каждый день мы узнавали о зверствах ОМОНа на улицах Москвы, об избиении мирных демонстрантов, о пролитой крови. Появились и первые жертвы. С той стороны к нам уже пристреливались: убили трёх человек, в том числе женщину. Несколько ночей подряд мы ожидали штурма. В строю у нас было до полутора тысяч человек — и все безоружные. Вооружены были только баркашовцы и ребята из Союза офицеров, охранявшие депутатов внутри здания.

В ночь на 27 сентября объявили боевую тревогу: воинские подразделения барражировали мимо Дома Советов на автобусах, как бы имитируя подготовку к штурму. Я думал, если пойдут на баррикады, ножом буду драться. На всякий случай дубинку сделал себе из железной трубы — вот такая самодеятельность. Они на той стороне вооружены до зубов, а у нас — булыжники. На баррикаде и булыжник — оружие. Но против стрелкового оружия с булыжником не выстоять. Мы опасались, что при штурме они могут применить резиновые пули: с расстояния 50—100 метров такая пуля может убить человека. Но у нас и в мыслях не было, что они начнут стрелять боевыми.

Нас, стоявших в оцеплении, навестил перешедший на сторону Верховного Совета министр безопасности Баранников. Его спрашивали: «Товарищ генерал, они будут атаковать, могут и газы применить, почему не выдаете нам оружие?» То же самое я говорил генерал-лейтенанту Каменину. Немного погодя нам выдали… противогазы. Нашему командиру Маркову, которому Руцкой присвоил звание полковника, мы не давали прохода: «Саша, когда мы получим оружие?» Но мы так и остались с голыми руками.

— Конечно, вы тогда не знали, что Баранников, Ачалов, назначенный министром обороны, и Дунаев, поначалу министр внутренних дел в правительстве Руцкого, сделали всё для того, чтобы оставить защитников Верховного Совета безоружными. Из регионов предлагали выдвинуть вооруженные отряды, но эти «силовики» заблокировали все попытки противопоставить силе — силу. Теперь крупный бизнесмен Дунаев гордится, что не допустил кровопролития. Каким надо быть негодяем, чтобы делать вид, будто жестокой бойни в центре Москвы не было. Кровопролития можно было избежать, если бы на стороне Верховного Совета была реальная сила. Но вот вопрос: могло ли разношерстное ополчение, вставшее на защиту Верховного Совета, стать такой реальной силой? Вот вы, например, вы же не военный…

— Как не военный? Я рядовой Советской Армии в запасе. И могу сказать, мы не дрогнули, когда нас поливали шквальным огнем, — сопротивлялись отчаянно. В ночь с 3 на 4 октября мы несли вахту со стороны Рочдельской улицы. Там защитники Дома Советов выстроили баррикаду. К баррикаде подошли три бэтээра, с них спрыгнули десятки автоматчиков. Не успел я удивиться их форме — черные вязаные шапки, черные тужурки и синие джинсы, — как они открыли ураганный огонь. Это был «Бейтар», получивший задание занять переулок Глубокий. А у нас из вооружения только железные палки да самодельные бутылки с бензином. Но чтобы бросить бутылку, надо подойти ближе. Они мгновенно пристрелялись и не давали нам ходу. Мы только зубами скрипели: оружия нет, по тебе стреляют, а ты не можешь дать отпор.

Наши пробрались на крышу соседнего дома — это была прекрасная огневая позиция, но с бутылками там делать было нечего. Зато они увидели, что Дом Советов окружен войском, по мосту движутся бэтээры. И началось. Стреляли по Верховному Совету, как по рейхстагу. Позор и ужас.

Нам удалось укрыться в здании приемной. Сидим в коридоре, слышим: «Бах!» — и дыра в двери! А снайперы бьют по окнам, пули — со смещённым центром тяжести. Очень много перебили тогда народа. И кто-то сказал под грохот канонады: «Ребята, нас предали».

Ну разве не предательство отпустить 11 бэтээров, захваченных нами накануне, 3-го октября, во время прорыва демонстрантов к Дому Советов. Они потом на площади перед Останкинским телецентром давили людей. Узнав об этом вечером того же дня, депутаты потребовали выслать в Останкино вооруженное подкрепление, но Дунаев не дал этого сделать. Он до мозга костей был сторонником Ельцина, случайно оказавшимся в лагере Хасбулатова и Руцкого. Не исключено, что он был заслан.

Вообще предательства было много — в самых разных формах. Вот один эпизод. В первые дни противостояния проход к Дому Советов был открыт. Выбрав время, свободное от патрулирования, я отправился на свой «Машиностроитель». Был у нас там парторг Евсаев, и вот мы с ним решили поднять завод и с красным флагом идти к Дому Советов. Это имело бы в городе большой резонанс. В те дни центр кипел митингами — надо было поднимать окраины: представляете, как это выглядело, если бы целая колонна под красным флагом шла по шоссе через всю Москву. Но как организовать людей, как вывести их на улицу? Выходит, надо бросать работу? Как поднять народ на забастовку? Мы начали с профкома, но профсоюзный лидер струсил и сбежал. Мы пошли к директору — секретарша нас не пустила. Жизнь — не кино… Пошли к его помощнику, а тот уже во всю занимался коммерцией: сказал, что он доложит, но тоже исчез.

Очень много оказалось равнодушных, безразличных к судьбе Отечества. Их пассивность развязала руки преступникам, что и привело к национальной катастрофе. Иначе не могу назвать те страшные октябрьские события.

— По официальным сведениям, в те дни были убиты 123 и ранены 384 человека. Но это бессовестная ложь. На самом деле счет идет на тысячи. Об этом говорят показания очевидцев. Вы тоже были свидетелем зверского бессмысленного уничтожения ни в чем не повинных людей?

— Страшно вспоминать, как я вышел из этого ада и скольких товарищей потерял в эти черные дни. Меня спасло то, что не остался в бункере под зданием приемной. Казалось, это было надежное укрытие. Бункер был способен выдержать даже ядерную атаку: в его прочности мы убедились, когда начался танковый обстрел. Но большинство из нас решили перейти подземным ходом в жестоко обстреливаемое здание — к депутатам. Негодяи потом затопили этот бункер. Сколько там погибло людей, не знаю. Помнится, там укрылось много женщин и даже детей, перебежавших туда, когда бэтээры начали утюжить площадку перед зданием. Много было там иногородних, все 12 дней живших в палатках. Убийцы ни перед чем не останавливались: у них, видимо, была задача истребить как можно больше народа.

А мы ушли оттуда в кромешной темноте по узкому подземному коридору — всего до 1000 человек. Я со своей ротой поднялся на четвертый этаж с ужасным чувством, что дом не предназначен для обороны. Еще один взвод за нами проскочил, а следующий попал под жуткий обстрел. Пули со смещённым центром тяжести косили людей. И тут кто-то сказал, что рядом в комнате работает телефон. Это была приемная депутата Соколова. Я позвонил домой и попрощался: на нас идет страшная сила, обороняться нечем, сдаваться не буду. А в ответ отчаянное: вырвись как можешь!

И тут явление: женщина в светло-голубом пальто. Депутат, широко известная личность. На лице никакого испуга, только озабоченность. Едва она подошла к приемной Соколова, как снова — жуткая стрельба. Могли убить в два счета. Охранник её толкнул, положил. Она ползет, над ней строчкой — пулеметная очередь. Она была на волоске…

Часа через полтора к нам подошли два офицера-десантника — безоружные, вроде парламентёры-разведчики. Мы их за грудки: что вы делаете, сволочи! Потом выяснилось: они из рижского ОМОНа. Их вывели из Латвии без гроша. Эти подлецы шли на всё ради жилья.

Кажется, в это время в Круглом зале, где заседали депутаты, уже шли переговоры. Тут что-то сбросили в районе столовой. Взрыв был страшенный, начался пожар — летит огненный шар и сносит колонны. Прибежал помощник Соколова и сказал: «Я выведу вас подземным ходом». Но путь преградили какие-то военные в странной форме и касках — вроде как иностранцы. Они не разговаривали, только пихали к выходу дулами винтовок. Потом нам сказали, что это «альфовцы». Приказали: у кого есть оружие, складывайте. Какое у нас оружие?!

Вывели наружу: фасад черный, кругом битое стекло, какие-то обломки. И трупы, трупы… Провели сквозь строй, подогнали к автобусу. Слышу: «Куда их? В Лефортово всё забито…»

Я прошу часового разрешения снять грязные, скользкие от чужой крови бахилы и надеть запасные носки. Стоит надо мной этот часовой и говорит: «Вы настоящие русские мужики». А глаза у него голубые-голубые.

Нас высадили у 11-го отделения милиции. Там поджидали отборные гады: «Ну краснопузые, мы вам покажем!» Били по чему попало. Документы все отбирали и кидали в лужу: «Это вам уже не нужно». Тут опять стрельба, менты залегли. Можно было сбежать и смешаться с уличной толпой. Но документы в луже — паспорт, военный билет и партийный тоже. Тут выходит начальник и говорит: «Что, бати, попались?» Я отвечаю: «Взяли ни за что. Вон паспорт бросили в лужу». Он завел нас на второй этаж, принесли и наши документы. Увидел партбилет:

— Коммунист?

Записал фамилии, проверил руки — нет ли следов пороха — и сказал, не глядя:

— Я вас отпущу…

Долгие месяцы потом мучил меня один и тот же кошмар: идут танки, а я мечусь и не могу их остановить…

По страницам газеты «Правда», Лариса Ягункова

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Улучшаем энергосбережение на мобильных устройствах с OS Linux.


Давненько собирался написать данную статью.

Не буду приводить информацию о том, как подключить общеизвестные костыли. Расскажу о малоизвестных способах тюнинга энергосбережения.

Приступим.

Управление энергосбережением на мобильных чипах Broadcom с STA модулем:
iwconfig eth1 txpower 19dBm
iwconfig eth1 power period 1
iwconfig eth1 power timeout 300u all
iwconfig eth1 power 500m unicast
iwconfig eth1 power min period 1 power max period 2
iwconfig eth1 power saving 5
iwconfig eth1 commit

Изменяем процент с которого начинается использование свопа:
echo 10 > /proc/sys/vm/swappiness

Включаем отслеживание состояния питания:
echo «1» > /sys/power/pm_trace

Управление вентилятором процессора:
echo «1» > /sys/class/thermal/cooling_device0/cur_state

Управление энергосбережением контроллеров для подключаемых носителей:
echo min_power > /sys/class/scsi_host/host2/link_power_management_policy
echo min_power > /sys/class/scsi_host/host3/link_power_management_policy
echo min_power > /sys/class/scsi_host/host4/link_power_management_policy

Включаем энергосбережение для шины PCIe:
echo powersave > /sys/module/pcie_aspm/parameters/policy

Включаем энергосбережение для шины USB:
[ -L /sys/bus/usb/devices/1-5/power/level ] && echo auto > /sys/bus/usb/devices/1-5/power/level
[ -L /sys/bus/usb/devices/1-5/power/level ] && echo auto > /sys/bus/usb/devices/1-5/power/level

for i in /sys/bus/usb/devices/*/power/autosuspend; do echo 1 > $i; done
for i in /sys/bus/usb/devices/*/power/level; do echo auto > $i; done
Последнее используйте с осторожностью, т. к. могут быть проблемы с мышью. 😉
или options usbcore autosuspend=1 в /etc/modprobe.conf или /etc/modules

Включаем режим для портативных устройств:
echo «5» > /proc/sys/vm/laptop_mode

Настраиваем энергосбережение для подключаемых носителей информации:
hdparm -B 128 -S 200 /dev/sda
hdparm -B 128 -S 200 /dev/sg1

Параметры, специфичные для платформ на основе Intel-овской логики:
echo 1 > /sys/module/i915/parameters/i915_enable_rc6
echo 1 > /sys/module/snd_hda_intel/parameters/power_save
echo 1 > /sys/module/longhaul/parameters/scale_voltage

Более подробно и более познавательно об этом можно прочитать и найти более интресную информацию по следующей ссылке:
http://www.thinkwiki.org/wiki/How_to_reduce_power_consumption

«Знания и труд — горы перетрут!», не так ли? 😉

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Tuning

 

Кризис в России: пропаганда Кремля и реальные оценки сограждан


Как уже сообщала «Правда», обнародованы результаты обстоятельного социологического исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян». Учёные Института социологии Российской академии наук (ИС РАН) в сотрудничестве с представительством Фонда им. Фридриха Эберта в Российской Федерации в апреле 2011 года провели общероссийский социологический опрос, в котором представлены основные группы населения РФ. Достоинства опубликованного аналитического доклада тем более возрастают, что «эмпирической базой настоящего исследования послужили результаты исследования, проведённого ИС РАН в 2001 году». Это позволяет провести сопоставительный анализ, увидеть тенденции изменения массового сознания. Поскольку собранный социологами эмпирический материал даёт возможность для его неоднозначного толкования, мы решили по-своему осмыслить богатейшие конкретно-социологические данные, содержащиеся в аналитическом докладе. Предлагаемые статьи не являются попыткой написания альтернативного доклада. Мы берём лишь те стороны исследования ИС РАН, которые помогают классу наёмных работников физического и умственного труда лучше осознать свои коренные интересы, несовместимые с капиталистическим жизнеустройством, способствуют внесению марксистско-ленинского мировоззрения в широкие массы трудящихся. Первые две статьи этого цикла «Общество, в котором мы живём. Отторжение капитализма» и «Чёрный ров между двумя эпохами» были опубликованы «Правдой» в № 75 от 15—18 июля и в № 87 от 12—15 августа. Данная статья посвящена оценкам соотечественниками своих жизненных проблем и материального положения.

Кризис сдул иллюзию благополучия

Уже четвёртый год Россию мучает очередной кризис мировой капиталистической экономики, пришедший на нашу землю в конце лета 2008 года. Ведущие экономисты планеты настойчиво говорят, что мир опрометчиво принял за окончание кризиса его краткосрочную передышку и сейчас он вступает во вторую стадию. Кризис экономики, основанной на всевластии частной собственности, продолжается. Эти печальные прогнозы повторяют сквозь зубы и ведущие западные политики. В таких условиях представляют особый интерес данные фундаментального исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян», проведённого Институтом социологии РАН.

Буржуазные средства массовой информации (а это все каналы телевидения, радио и абсолютное большинство газет) всякий раз, начиная разговор о кризисе, сводят его к падению капитализации и выручки ведущих компаний, курсу валют, цене акций, биржевым индексам и т.п. Но это всё — господские мерки экономического кризиса. В большинстве случаев в руках нуворишей сохраняется их прежнее реальное богатство, которое временно утрачивает свою прежнюю, порой непомерно раздутую рыночную оценку. Вчерашних миллиардеров, стоящих с протянутой рукой на обочине дороги, мир ещё не видел даже после самых жестоких кризисов. «Новая» Россия была прямо-таки ошпарена дефолтом 1998 года. Он, казалось, смёл со сцены одного из первых российских олигархов А. Смоленского. Но смотрим список 500 крупнейших российских предпринимателей по итогам 2010 года и обнаруживаем там подзабытую фамилию — не на первых ролях, но, тем не менее, с 220 миллионами долларов. Для толстосумов действительно капитализация играет немалую роль.

Исследование РАН весьма точно отражает структуру российского общества. Только 3% их респондентов назвали основным источником своего дохода предпринимательскую деятельность. Ещё 4% опрошенных указали, что живут на доходы от собственности и сдачи недвижимости в аренду. Конечно, эти цифры не следовало бы суммировать, так как получать доходы от предпринимательства может лишь тот, кто владеет средствами производства. По данным Росстата, в стране всего около 1 миллиона работодателей, то есть менее 1,5% экономически активного населения. К тому же респонденты, отвечая на этот вопрос, могли указывать не одну, а несколько позиций. Но даже если всё это не принимать во внимание, то и тогда 93% сограждан оценивают влияние кризиса на свою жизнь совсем иначе, чем предприниматели и рантье.

Оценка жизни людьми труда тех явлений и процессов, которые связаны с кризисом, куда понятнее, содержательнее, человечнее.

Можно с полным основанием утверждать, что ключевой проблемой для наших сограждан является низкий уровень жизни большинства населения. Именно на него указал каждый второй опрошенный. Неудивительно, что россиян при нынешнем уровне жизни крайне волнует всё, что усугубляет экономическое положение абсолютного большинства наших людей. Социологи особенно подчеркивают, что «безусловным лидером среди тревожащих россиян явлений в жизни российского общества выступают кризис системы ЖКХ и рост жилищно-коммунальных платежей (выделено социологами. — В.Т.), непосредственно затрагивающие абсолютно всех граждан страны, имеющих постоянное место жительства». Недовольство ростом жилищно-коммунальных платежей содержится в 57% ответов.

На повседневное бытие россиян негативно влияют, снижая уровень жизни, сокращение доступа к бесплатному образованию и медицинскому обеспечению, коррупция и засилье бюрократии, повышение цен на товары и услуги и рост алкоголизма и наркомании. При этом исследователи ИС РАН отмечают высокий уровень озабоченности наших граждан не только личными проблемами и неурядицами, но и положением в обществе. Они обращают внимание на то, что сейчас на социальные чувства, испытываемые россиянами, гораздо сильнее, чем несколько лет назад, воздействует развитие в стране негативных процессов, чем их личное положение. Более того, учёные считают такие изменения закономерностью.

Исследователи также отмечают, что низкий уровень жизни значительной части населения беспокоит граждан с самыми разными доходами. Социологи обнаружили, что в разных имущественных группах наблюдается примерно одинаковая тревога в связи с высоким уровнем безработицы, ростом преступности, вымиранием населения. К сожалению, они не стали объяснять причины таких совпадений. Думается, здесь надо иметь в виду как сохранившиеся в массовом сознании элементы советского коллективизма, так и… полярные интересы разных социальных групп. Низкий уровень жизни и безработица тревожат малоимущих потому, что существенно ухудшают их положение. А обеспеченные слои эти же явления беспокоят тем, что могут привести к социальной нестабильности, которая способна создать угрозу их благополучию.

Что тревожит сегодня россиян

Серьёзного внимания заслуживает фиксация заметных изменений общественного сознания, происходящих под влиянием современного кризиса..

По сравнению с предкризисным периодом выросла тревога россиян в связи со снижением уровня жизни населения. В повседневной действительности это связано с ростом жилищно-коммунальных платежей (тревога выросла на 11%) и сокращением доступа к бесплатному образованию, медицинскому обеспечению (на 9%). Остается крайне высокой (40%) неудовлетворённость ростом цен. Шлейф инфляции постоянно сопровождает экономическую политику российской буржуазной власти. В «спокойные» периоды ценовые скачки вызывают даже бо`льшую тревогу, чем в пору кризиса, когда раздражающих факторов становится значительно больше: инфляция во время экономического кризиса кажется более понятной, чем в «тучные годы». Думается, по этой же причине в 2011 году граждане выражали меньше, чем в 2008-м, недовольства наступлением алкоголизма и наркомании, ростом числа детей-сирот, увеличением численности беспризорных и безнадзорных детей.

Заслуживает внимания почти шестикратное снижение тревоги по поводу охлаждения отношений России с Западом. Сейчас этим обеспокоены лишь 3% россиян. Объяснение, думается, на поверхности: одни поверили, что кризис «пришёл с Запада», другие не забыли, как Запад усердствовал, чтобы заменить не болевший подобной хворью социализм капитализмом, хронически страдающим кризисами подобного типа, третьи увидели, что инициированная Америкой «перезагрузка» не принесла никаких благ ни им лично, ни России.

Социологи дают несколько иное объяснение изменениям в общественном мнении: «относительно меньшую значимость для россиян стали иметь проблемы, с которыми большинство из них сталкивается не столько на собственном жизненном опыте (за исключением роста цен), сколько в виртуальном пространстве, во многом формируемом повесткой дня СМИ. Выросла же в их глазах значимость проблем, которые отчасти являются результатом их собственного повседневного опыта (рост жилищно-коммунальных платежей, низкий уровень жизни значительной части населения, сокращение доступа к бесплатному образованию и медицинскому обеспечению), а отчасти — результатом смены повестки дня в СМИ (как, например, быстрое вымирание населения России)».

Конечно, влияние «серого ящика» огромно, тем не менее абсолютизировать роль СМИ не следует. Опрос показал, что россияне и до кризиса, и сейчас практически не обращают внимания на «ограничение свободы слова в центральных и региональных СМИ». И неудивительно: доминирующие либеральные средства массовой информации слишком мало озабочены бедами «простого» народа либо откровенно спекулируют на них.

Ржавчина коррупции

Социологическое исследование «Двадцать лет реформ глазами россиян» показало, что в пору кризиса наиболее заметно выросла обеспокоенность наших граждан «коррупцией и засильем бюрократии, с одной стороны, и низкой правовой культурой людей, их неумением бороться за свои права — с другой. Рост тревожности по этим позициям, во многом являющимся двумя сторонами одной медали, всего за три года был практически двукратным». (Выделено в исследовательском докладе. — В.Т.).

Однако едва ли эти два тревожных процесса целесообразно рассматривать в единстве, как стороны одной медали. Каждая из этих позиций сама представляет двустороннюю медаль. Начнём с того, что ни коррупцию невозможно свести к засилью бюрократии, ни засилье бюрократии — к коррупции. Сливать их в один флакон можно только при условии, если основным социальным противоречием авторы считают противоречие между государством и гражданским обществом. Но современная Россия, как и почти весь остальной мир, живёт под знаком антагонизма труда и капитала. Осуществлять «перепутаницу» из этих противоречий нецелесообразно, да и непозволительно. Не случайно в исследовании ИС РАН и Фонда им. Ф. Эберта обращается внимание на оценку действительности социальными группами.

Как отмечают социологи, «есть лишь несколько позиций, по которым среди тревог-лидеров наблюдается очень существенная межгрупповая разница. Это прежде всего отношение к коррупции и засилью бюрократии. Хотя, казалось бы, сильнее страдать от них должны низкодоходные слои, у которых нет денег на взятки, но беспокоит коррупция в большей степени как раз благополучные слои населения». Беспокойство по поводу коррупции и засилья бюрократии высказали соответственно 36% и 54%, то есть разрыв полуторакратный.

Дело в том, что эти различия имеют классовую природу. «Низкодоходные слои» — это прежде всего наёмные работники, пролетарии (77% опрошенных живут на заработную плату), а «благополучные слои населения» в основе своей буржуазны. Ясно, что пролетариям приходится иметь дело с чиновниками, которые побуждали бы давать взятки, куда реже, чем любым дельцам и их обслуге. Но принципиальное значение имеет другой фактор: наёмный работник на своей шкуре познал, что его супостатом является капиталист-работодатель, для него засилье бюрократии является продолжением засилья нуворишей. Немудрено, что «благополучные слои» такую позицию не разделяют.

Тем более странно, когда оказываются «в одном флаконе» низкая гражданская и правовая культура людей и неумение бороться за свои права. Очевидно, что дефицит правовой культуры проявляется больше всего при общении предпринимателей и ведущих менеджеров между собой и с государством, а борьба за свои права — это в первую очередь сфера отношений между трудом и капиталом. Исследователи ИС РАН признают, что в отношении респондентов и к «коррупции, засилью бюрократии», и к «низкой гражданской и правовой культуре людей, неумению бороться за свои права» проявляются «мировоззренческие особенности» (говорить о классовых интересах авторы доклада явно «стесняются»).

В то же время надо согласиться с исследователями, что «среди факторов, влияющих на степень обеспокоенности обеими этими проблемами, помимо мировоззренческих особенностей респондентов», следует учитывать и другие аспекты. В частности, «ключевую роль играет регион проживания». При этом социологи признают, что «регионы с «пиковыми» показателями по ним не совпадают между собой».

По степени обеспокоенности респондентов высокой коррупцией лидерами являются Ростовская область (64% включили эту проблему в пятёрку своих основных тревог), Москва (60%) и Рязанская область (58%). Кстати, исследователи отнесли эти регионы к числу лидеров плохого социально-психологического состояния населения. «Аутсайдерами» же по озабоченности коррупцией являются Хабаровский край (24%) и Новосибирская область (29%).

Думается, разгадка в таком региональном раскладе тесно связана со степенью засилья «Единой России» в том или ином регионе. Москва и Ростовская область давно превратились в вотчину «партии власти», в последние годы к ним активно присоединилась и Рязанская область. А в Хабаровском крае и Новосибирской области «единороссов» частенько одергивают коммунисты, имеющие в этих регионах заметное влияние.

Два кризиса

После выяснения отношения россиян к проблемам страны социологи перевели стрелку на личные проблемы граждан. Они спросили, что делает их личную жизнь неустроенной. Оказалось, что она становится таковой из-за обострившихся проблем страны. Респонденты особенно часто называли плохое материальное положение (38%), отсутствие социальных гарантий на случай болезни, старости, безработицы, инвалидности (31%), отсутствие возможности провести свой досуг, как хотелось бы (19%), проблемы с жильём (19%). Но все эти жизненные сложности имеют общую природу: несправедливые распределительные отношения в обществе. У 20% россиян делают жизнь неустроенной проблемы, связанные с работой. В их основе обычно лежат отношения, порождаемые общественной организацией труда, а то и непосредственно отношениями собственности на средства производства. Иначе говоря, все перечисленные проблемы зависят от производственных отношений, являющихся базисом общественного жизнеустройства. 19% опрошенных утверждают, что неустроенной их жизнь делает незащищённость от насилия. Но это — тоже следствие общественных отношений. Правда, оно порождается не базисом, а надстройкой.

Проблемы, которые носят действительно личный характер, то есть мало зависят от типа общественных отношений, куда реже делают жизнь россиян неустроенной. Чрезвычай-но значимыми оказались для 20% россиян сложности, связанные со здоровьем (при нынешней платной медицине они тоже всё чаще приобретают общественный характер). У 15% опрошенных жизнь делают неустроенной семейные проблемы, у 7% — вредные привычки, у 5% — одиночество, у 4% — отсутствие возможности общения с родственниками и друзьями (впрочем, зачастую оно прямо связано с непомерными транспортными тарифами).

Социологи попросили респондентов выставить оценки различным аспектам своей жизни и определили разрыв между хорошими и плохими оценками. Выяснилось, что негативные отзывы преобладают в вопросах об общей материальной обеспеченности, возможности отдыха в период отпуска и уровне личной безопасности, то есть в сферах, определяемых характером социально-экономического и политического жизнеустройства общества. Наиболее распространёнными (во всех сферах, кроме сферы семьи) остаются оценки «удовлетворительно»: их выставляет более половины населения. При этом по всем позициям, за исключением оценок ситуации в семье, картина за прошедший год ухудшилась. Сотрудники ИС РАН сочли такое положение парадоксальным: «объективно 2010 г. можно охарактеризовать как вполне успешный с точки зрения окончания наиболее острой фазы глобального экономического кризиса и роста доходов населения».

Ухудшились не только оценки населением отдельных сфер бытия, но и своей жизни в целом. Доля считающих, что жизнь у них складывается хорошо, в марте 2011 года составляла менее 30%. Втрое выросла разница положительных и отрицательных оценок россиянами своего материального положения. Ухудшились также оценки ситуации с питанием и одеждой.

Учёные справедливо делают нерадостный вывод: произошла «утрата россиянами надежд на то, что выход страны из кризиса принесёт с собой качественный перелом ситуации, повлекла за собой и общий рост их неудовлетворённости. Видимо, в начале кризиса россияне рассчитывали, что… он коснётся всех более или менее в равной степени. Однако, когда, по мнению населения, вся тяжесть кризиса оказалась возложена на рядовых граждан, а из острой его фазы страна вышла лишь с усугубившимися негативными тенденциями своего развития, то население «ответило» на это ухудшением своего социально-психологического состояния и ростом общего уровня недовольства жизнью… (выделено авторами исследования. — В.Т.).

Россияне поняли или, по крайней мере, ощутили, что под лозунгами необходимости повышения эффективности российской экономики и преодоления последствий разразившегося кризиса началось масштабное долгосрочное наступление на права и благополучие рядовых граждан, что падение их доходов (если не в абсолютной, то в относительной форме) в кризис — это не временное явление, что докризисные времена уже не вернутся, независимо от того, что будет происходить с ценой на нефть и дефицитом бюджета» (выделено мной. — В.Т.).

Справедливость такого заключения обусловлена тем, что социально-экономические и общественно-политические процессы в современной России определялись не только кризисом капиталистической экономики. Мировой кризис наслоился на системный кризис, который в РФ продолжается уже два десятилетия. Это — кризис, порождённый реставрацией капитализма, когда «августовские победители», навязав стране регрессивные производственные отношения, оказались не способными освоить те производительные силы, которые достались им от советского социализма. Результаты исследования ИС РАН и Фонда им. Эберта говорят именно в пользу такого вывода. Посмотрим для примера динамику ответов о материальном положении россиян в течение последних 15 лет.

За годы, прошедшие после буржуазной контрреволюции 1991—1993 годов, ни разу хорошие оценки материального положения не выходили за границы верхней 20-процентной группы россиян, в которую полностью умещаются «благополучные слои» населения РФ. Пик имущественной поляризации, по данным опросов ИС РАН, приходится на последефолтный период, когда людей с плохим материальным положением было в 13,5 раза больше, чем людей, признававших своё материальное положение хорошим. Впрочем, картина изменилась мало. Последние исследования академика РАН Р. Нигматулина и профессора Б. Нигматулина говорят о том, что 0,2% семей владеют 70% национального богатства России.

Социальная поляризация общества в пору реставрации капитализма остаётся самым стабильным явлением в России, достигая масштабов социального апартеида.

На рисунке видно, что даже в самые «тучные» и благоприятные годы в условиях реставрации капитализма в РФ хорошо питались менее 40% её жителей. Стоит ли после этого удивляться вымиранию страны?! Вот и масштабное социологическое исследование ИС РАН, проведённое при поддержке германского Фонда им. Ф. Эберта, установило, что «считают себя выигравшими от проводимых в России с 1992 года реформ всего 10% населения; проигравшими — 26%. Полагают, что они не выиграли и не проиграли, — 35%. И еще 29% затруднились с ответом на данный вопрос (на 60% это люди, которым в момент реформ было менее 20 лет)».

Учиться борьбе за свои интересы

Вот характеристика состояния российского общества, которую дал один всемирно известный социолог: «Каковы бы конкретно ни были условия, из которых слагается общая, основная и вечная причина революций, она всегда состоит в росте «ущемления» главных инстинктов (?) у значительной части общества, в невозможности их минимально необходимого удовлетворения, чем бы и кем бы такой рост «ущемления» ни вызывался. Иными словами, она состоит в усилении препятствий, мешающих жить этой части агрегата, в росте неприспособленности их к существующим условиям…

Для наступления революции необходимо, чтобы «ущемление» охватывало если не подавляющее большинство, то, во всяком случае, значительную часть членов общества. Ущемление у небольшой части общества существует всегда и ведёт к единичным нарушениям порядка, носящим название «преступлений». Когда же это ущемление становится массовым, оно ведет к массовому нарушению и низвержению порядка и из «преступлений» превращается в «революцию»… Что мы имели перед русской революцией 1917 г.?.. Какая группа была предрасположена к ней? Да чуть ли не все 96% населения… «Ущемляющий» режим был снесён. Что дала Февральская революция массам рабочих? Кроме бумажных свобод — почти ничего. Она не улучшила их экономического положения, напротив, голод усилился,.. кругом царила та же роскошь «буржуев», мозолившая им глаза… Октябрь был предрешен…»

Достаточно точная характеристика ситуации, о которой выше шла речь. Не правда ли? Кто тот автор, который поставил такой анамнез и диагноз? Член ЦК партии правых эсеров, помощник председателя Временного правительства А.Ф. Керенского Питирим Сорокин. Так он писал в книге «Современное состояние России» в 1922 году.

Впрочем, куда точнее охарактеризовал общенациональный кризис В.И. Ленин. Он, в частности, подчеркивал, что для коренной смены социально-экономической и общественно-политической системы наряду с объективными условиями требуется ещё субъективный фактор.

Масштабное исследование социологов «20 лет реформ глазами россиян» практически подтверждает системный кризис современного российского общества. В исследовании сделан важный вывод: «Социально-психологическое состояние россиян, чувства, которые они испытывают, во многом обуславливаются теми реалиями, с которыми они сталкиваются в своей повседневной жизни… Сложившийся в России тип социума представляется её жителям несправедливым и нетерпимым».

Работа ИС РАН показала, что неумением бороться за свои права встревожены 24% россиян. Это — каждый четвёртый соотечественник. Как много! Особенно если учесть, что в канун экономического кризиса это неумение вызывало тревогу лишь у 13% сограждан, но за три года современного экономического кризиса прирост составил 11%, то есть произошло почти удвоение тех, кто стал думать о защите прав униженных и эксплуатируемых.

24% — как мало! Критически мало для серьёзных политических действий. В стране не сформировалось большинство, готовое поддержать протест пролетарского авангарда. Тем более что обеспокоенность неспособностью бороться за свои права неодинакова в разных частях нашей страны, особенно низкая она в столице. Социологическое исследование показало, что в наибольшей степени эта обеспокоенность характеризует Хабаровский край и Воронежскую область (по 35%), а также Красноярский край (33%). В то же время в Москве тревогу по поводу неумения бороться за свои права выражали лишь 20% опрошенных, в Ростовской области — 16%, в Рязанской — 13%.

Отсюда вывод: самым актуальным положением нашей партийной Программы является требование «внесения социалистического сознания в массы трудящихся». В своём главном партийном документе КПРФ приняла на себя перед трудящимися обязательство «всячески содействовать осознанию широкими слоями трудового народа их интересов, определяющей роли рабочего человека в спасении Родины, в повороте страны на путь прогрессивного развития. Непременное условие достижения этих целей — повышение политической активности трудящихся, вовлечение их в общенациональное движение за возрождение социализма, за свободу и целостность России, за восстановление Союзного государства».

Без решения этой задачи возвращение нашей страны на магистральный путь социалистического прогресса человеческой цивилизации невозможно, даже если объективные условия для этого созрели.

В.И. Ленин предупреждал: «Переворот может назреть, а силы у революционных творцов этого переворота может оказаться недостаточно для его совершения, — тогда общество гниёт, и это гниение затягивается иногда на целые десятилетия». Случись такое гниение — ответственность ляжет на нас.

Поэтому в начавшейся избирательной кампании КПРФ, ведя борьбу за голоса избирателей и депутатские мандаты, должна одновременно подчинить свою деятельность борьбе за умы и сердца, задачам внесения социалистического сознания в многомиллионный класс наёмных работников физического и умственного труда и его стратегических союзников. Этого требует партийная Программа.

По страницам газеты «Правда», Виктор Трушков

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , ,

Виктор Черкесов: Пора менять ход событий


На прошедшем в субботу в Подмосковье съезде Коммунистической партии России был утвержден список кандидатов на выборах в Госдуму, которые пройдут в декабре этого года. Для многих стало сюрпризом вхождение в первую десятку избирательного списка бывшего соратника Владимира Путина, экс-главы Госнаркоконтроля Виктора Черкесова. Как рассказал в интервью «Росбалту» сам Черкесов, его «поход» в политику объясняется просто: ему всегда претила роль постороннего наблюдателя.

— Новость о том, что бывший полномочный представитель президента России в Северо-Западном федеральном округе, министр из силового блока заявлен кандидатом на выборы в Государственную думу по списку КПРФ, многих удивила. Что лежит в основе вашего решения?

— Отношение к происходящему. И понимание своей ответственности за это. Под словом «ответственность» я понимаю готовность изменять ход событий. Чего бы это ни касалось. Разгула наркомафии. Подминающего под себя все и вся криминалитета. Что-то в этом плане мне удавалось. Но в определенный момент я понял, что то, с чем борюсь, является только частным проявлением чего-то более общего. А это общее будет порождать все новые и новые частные проблемы. Значит, есть одна возможность исполнить свой долг по-настоящему – заняться общим так же, как до этого приходилось заниматься разного рода частностями. Тут и началась политика. Не сегодня, когда даю это интервью, а намного раньше. Когда я стал, вынужденно нарушая правила игры, через статьи в газетах открыто обращаться к обществу. При этом, конечно, понимал, что система этому не благоволит. Что ее правило – «не выноси сор из избы, решай свои дела кабинетными методами». Свои проблемы, безусловно, эффективнеерешать именно так. А как решать проблемы страны?

Мне всегда претила роль постороннего наблюдателя. Равнодушно анализировать… подвергать кухонной критике процесс деградации основ жизни своего общества, своей страны… Я так не могу. И теперь иду в парламент для того, чтобы он стал тем, чем должен быть. Местом для дискуссий. Способом отстаивать альтернативные взгляды и программы будущего развития России и претворять эти взгляды в жизнь. Конечно же, один в поле не воин. Но я уверен, что нас много, и вместе решить такую задачу можно. И очень сильно изменить жизнь. А это необходимо. Без перемен глубокий системный кризис неизбежен.

— И все-таки почему КПРФ?

— Я только что изложил вам свое видение ситуации. И куда мне с ним идти? Неужели в «Единую Россию»? Но главное даже не в этом. Я считаю, что разговоры о бесплодности социализма, его историческом крахе, мягко говоря, беспочвенны. Советский опыт, конечно, состоит из трагических ошибок и великих свершений. Но сводить его к одним ошибкам – нелепо.

Социалистический период был у нас исторически чрезвычайно короток. Строительство нового государства происходило в экстремальных условиях распада и нового собирания России после мировой и гражданской войн. Дважды за 30 лет страна преодолевала послевоенную разруху. Внешние угрозы диктовали только мобилизационные варианты развития.

Да и ведь никто сейчас не призывает к прямому копированию тогдашнего опыта. Иные задачи. Иной характер мировых процессов. В конце 1980-х годов говорили о конечности социализма. А после кризиса 2008 года во всем мире встал вопрос об исчерпанности капитализма. Что если единственной альтернативой этому тупику, который особенно очевиден у нас, является возвращение к собственному опыту? Причем не буквальное, а на основе глубокого переосмысления нашей традиции.

Сейчас в России реализуется самый дикий вариант капитализма, неприемлемый для большинства. По-моему, страна не может жить и развиваться без общих высоких целей, объединяющих народ ценностей. Люди должны быть защищены независимо от их возраста и размера кошелька. Защищены от криминального беспредела, от бюрократического давления в любой сфере. Доходов от эксплуатации наших недр вполне хватит для поддержания высокого уровня доступных медицины и образования. Деревня должна не прозябать, а кормить страну. Мы можем сами строить современные станки, самолеты и корабли. У молодых должны быть реальные жизненные перспективы в родной стране, независимо от их социального происхождения.

— Вы не боитесь, что ваше решение баллотироваться от КПРФ может быть воспринято действующей властью, в которую вы долго и совсем недавно входили, как прямой вызов?

— А в чем тут вызов? Да еще и прямой? Включение в политическую жизнь я не считаю вызовом. Тогда, простите, весь выборный процесс надо назвать «грубейшим вызовом власти».

— Политические конкуренты КПРФ явно не порадуются такому оппоненту. Не боитесь, что на вас польются ушаты помоев?

— Компроматов бояться – в политику не ходить. За то время, когда я был первым заместителем директора ФСБ, полпредом президента, директором ФСКН, вышло столько всевозможных опусов по моему поводу, что я привык воспринимать домыслы как гнусное сопровождение реальной работы. Чего только про меня ни говорили те, кому я мешал разваливать страну или воровать. Некоторые глупости до сих пор переиздаются. Сейчас, наверное, еще добавят. Скажут, например, что я наркобарон, главарь шайки киллеров или тайный владелец танкового завода… Ну, скажут. На то он и компромат. Но кто поверит? Вы, например, поверите?

А вот на самом деле за время, например, пока я руководил Госнаркоконтролем, были разоблачены и отправлены за решетку почти 130 тысяч наркоторговцев, разрушена масса международных и отечественных сетей поставок и сбыта, изъяты и уничтожены сотни тонн наркотиков, налажено оперативное партнерство с крупнейшими зарубежными антинаркотическими ведомствами. Это, знаете ли, факты. Так же – и во всем остальном. Уверен, что мои реальные дела перевесят параноидальные фантазии. Что люди разберутся. Поймут, что клевета нелепая и заказная. Что клеветники путаются. Перекладывают с больной головы на здоровую.

— Утверждают, что ваш уход с поста директора ФСКН РФ был связан с конфликтом внутри действующей власти. Большинство экспертов восприняли это как некую «разборку» ветвей силовых структур между собой. Вы не могли бы пояснить, что же тогда произошло?

— Это тяжелая и неприятная история. Уголовное дело о контрабанде мебели, известное как дело «Трех китов», еще в начале 2000-х годов стало знаковым для оценки борьбы с коррупцией в России. «Киты» на несколько лет приковали к себе внимание СМИ, российского парламента. Еще на первой стадии следствия проявилось жесткое противостояние силовых структур: Таможенного комитета и МВД с одной стороны и Генеральной прокуратуры и ФСБ – с другой. Конфликт сопровождался арестами таможенников и следователя МВД, манипуляциями с движением уголовного дела, исчезновением улик. Не обошлось без покушений и даже смертей важных свидетелей и политиков, занимавшихся этой проблемой.

Весной 2006 года президент России принял решение для активизации расследования привлечь сотрудников ФСКН – ведомства, не вовлеченного в застарелый конфликт вокруг «Трех китов». В соответствии с поручением следователя Генеральной прокуратуры Лоскутова я создал в Госнаркоконтроле специальную группу из опытных сотрудников во главе с генералом Бульбовым, которая в течение нескольких месяцев собирала необходимую оперативную базу для разоблачения контрабандистов. Кстати, в 2010 году все они осуждены к лишению свободы. Параллельно были установлены факты вмешательства в расследование по «Трем китам» ряда сотрудников Генеральной прокуратуры, таможни и ФСБ. Впоследствии они были уволены со службы, в том числе и указами президента России.

Изучая ситуацию вокруг «Трех китов», мы обнаружили, что некоторые «покровители в погонах» из этой истории причастны к организации куда более масштабного канала контрабандных поставок из Китая. Соответствующее уголовное дело несколько лет лежало без движения в Следственном управлении ФСБ РФ. По поручению президента на него обратила внимание Генеральная прокуратура, которую к тому времени возглавил Юрий Чайка. Президент поддержал затем и инициативу генпрокурора о подключении ФСКН к оперативному сопровождению и этого дела. Я распорядился о создании в Службе группы оперативных сотрудников из нескольких десятков человек, которые приступили к исполнению поручений следователей Генпрокуратуры. В результате работы за несколько месяцев были привлечены к уголовной ответственности десятки активных участников организованной преступной группы, действовавшей на канале контрабандных поставок товаров с Дальнего Востока для реализации в Москве, в том числе на Черкизовском рынке.

Именно тогда мы отфиксировали, что наша активность сильно раздражает и тревожит тех, кто был кровно заинтересован в сохранении громадных криминальных товарных и денежных потоков. И они начали буквально охоту на нас, о чем имелась достоверная оперативная информация. Цель была проста. Сначала любыми способами опорочить тех, кто организует и ведет разработку, чтобы поставить под сомнение полученные доказательства об участниках и механизмах контрабанды. А потом и вовсе нас «снять с доски». В серьезность угроз нельзя было не верить. Начиная с ноября 2006 года, в адрес депутатов Федерального собрания, членов правительства, руководителей правоохранительных и судебных органов, администрации президента веером распространялись анонимные клеветнические письма обо мне и Бульбове. Весной-летом 2007 года из одного невидимого центра друг за другом пошли контрольные проверки ФСКН силами различных комиссий. Было понятно, что спокойно жить и работать нам не дадут, но в голову не приходило, что дойдет до фабрикации уголовных дел. О том, как творилось беззаконие, абсолютно внятно рассказал в своем заявлении на имя президента России, а потом и в пространном газетном интервью бывший начальник ГСУ Следственного комитета Довгий – непосредственный участник этих манипуляций.

— Есть мнение, что в вашей дальнейшей личной и профессиональной судьбе негативную роль сыграла и публикация статьи в «Коммерсанте» «Воины не должны превращаться в торговцев». Наверное, это было воспринято властью как нарушение негласных правил, «вынесение сора из избы». Не жалеете об этом шаге?

— Нет. Совершенно не жалею. Тогда я сознательно перешел Рубикон и понял, что надо действовать политически. Я был не вправе отстраняться от происходящего как руководитель ведомства, чьи сотрудники добросовестно боролись с преступностью и именно поэтому оказались под ударом. Поймите, там была не «стычка спецслужб» или «дележ» сфер корыстного влияния, как предлагали рассматривать конфликт некоторые «аналитики». Мы действовали законно и в интересах общества. Это был один из эпизодов реальной борьбы с коррупцией. Вскрытое тогда переплетение интересов криминалитета, продавшихся ему офицеров и генералов не было порождено только конкретной ситуацией. Не могло такого случиться, так глубоко привиться в корпоративной спецслужбистской среде без системных внутренних и внешних негативных процессов. Теперь об этом публично рассуждают многие политики. Даже министр внутренних дел говорил что-то в этом роде, когда изумлялся необъяснимыми размерами богатства своих милиционеров по ходу их преображения в полицейских. Но кто-то должен был прямо сказать о наличии и жизненной несовместимости с интересами государства коррупции внутри сил, которые обязаны с ней бороться. Повторю: не «мог», «захотел», «вынужден», а – должен. Как спросили, так и отвечу – не жалею.

Кстати, я намерен активно присутствовать в публичном пространстве. Собираюсь вести блог – буду делиться соображениями о ходе избирательной кампании. А возможно, буду комментировать и какие-то ситуации вне избирательного процесса.

— Информации о вашей работе в Рособоронпоставке практически не было. По отрывочным сведениям СМИ, в сфере гособоронзаказа у нас колоссальные проблемы. Почему вы не пытались навести там порядок?

— История с Рособоронпоставкой, этим бумажным ведомством, конечно, исключительная, но и она говорит о признаках сбоя в системе управления страной. Задумывалось агентство в середине нулевых годов министрами экономического блока правительства как инструмент обеспечения прозрачности финансовых потоков в сфере гособоронзаказа. Руководству страны докладывались проекты реформы, разрабатывались отдельные этапы постепенного становления ведомства. Затем вдруг по ряду весьма субъективных причин все прожекты были отодвинуты, и в феврале 2007 года решено было создать агентство в один ход, буквально на пустом месте. Известным указом не предусматривалось даже адресов для размещения его воображаемых, но до сих пор отсутствующих 1200 сотрудников. Да вот еще беда. Одним из инициаторов проекта был Сергей Иванов, руководивший базовым для реформы ведомством – Министерством обороны РФ. Именно там сосредоточены более 90% гособоронзаказа и кадровый ресурс для нового ведомства. Но через две недели после выхода указа Иванов был переведен в вице-премьеры, а министром обороны стал Анатолий Сердюков. Он уже через несколько недель после своего назначения официально заявил президенту, что создавать агентство нецелесообразно.

Своей позиции о вредности развертывания агентства Сердюков не изменил ни за полтора года пребывания в должности первого руководителя Рособоронпоставки Денисова, ни за два доставшихся мне года, ни за полтора года последующего формального функционирования агентства в ведении Минобороны. При этом, строго говоря, формирование агентства поручено не его руководству, а правительству РФ, где непосредственным исполнителем определен Сердюков. Думаю, что пока он остается министром обороны, Рособоронпоставка по-настоящему не заработает.

Безусловно, проблемы там накопились и требуют решения. Постараюсь повлиять на это с парламентских позиций.

— Если вы станете депутатом, планируете ли сосредоточиться на работе в сферебезопасности и борьбы с преступностью?

— Определение места приложения моих сил – это дело будущей фракции КПРФ и нового состава Государственной думы. Думаю, что могу быть полезным на этих направлениях. Считаю крайне важным вернуться к вопросу об институте парламентских расследований.

— У вас сохранились связи в высшей политической элите?

— Да, конечно. Это живые профессиональные и товарищеские отношения. Наверное, они будут не лишними для законодательной работы.

— Большинство высокопоставленных чиновников у нас оказываются параллельно и крупными бизнесменами. Есть ли у вас какой-нибудь бизнес, доли в бизнесах, серьезная недвижимость? Или у родственников?

— Нет у меня ни самостоятельного бизнеса, ни доли в чьем-то чужом. И не было никогда. Есть квартира, дача и земельный участок. Получаю пенсию, будучи генерал-полковником запаса. Моя жена профессиональный журналист, медиа-менеджер, десять лет назад создала и сейчас возглавляет негосударственное информационное агентство.

rosbalt.ru — Татьяна Чеснокова

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , ,

 
%d такие блоггеры, как: