RSS

Архив за день: Октябрь 8, 2011

К чему привела «перестройка». О судьбе российского фермера


Как только началась «перестройка», заговорили о фермерстве. Мол, фермер накормит страну, завалит продуктами. Дай ему только свободу, прекрати командовать, указывать, когда, где и что сеять. Клюнули на эту шумиху и мы, два брата — Виктор и я, подались в фермеры.

Пахотной земли, правда, поначалу было немного — по семь гектаров на каждого члена семьи, потом они приросли за счет уехавших и умерших сельчан, а также за счет брошенных участков. Так более двух сотен гектаров и набралось. Располагалась пашня в нескольких километрах от дома и от стана у озера возле исчезнувшей деревни Бугалы. Молоды были, азартны. Виктор окончил сельхозинститут и успел поработать главным агрономом совхоза, я — тракторист, окончил три курса института, женился, уже и ребенок был, а у Виктора-то их четверо. Хотелось попробовать себя в новом деле.

Совхоз на первых порах помог нам техникой, прицепными орудиями, семенами, то есть свою долю имущества мы получили. Это потом, когда «реформаторы» всё разрушили, продали, пропили, никому из рабочих никакой доли не досталось.

Так вот, лет за пять мы ввели четырехпольный севооборот, удобрили землю и в основном вывели сорняки. Выращивали по 25—28 центнеров пшеницы с гектара, что для лесостепной зоны, где мы хозяйствовали, неплохо. Научились считать. Другие фермеры, получившие наделы вместе с нами, поля свои запустили, на них осот и камыш стали расти вместо зерновых. Вкусили, словом, они «самостоятельности» и забросили дело. Остатки имущества, что совхоз им выделил, назад вернули либо распродали.

Первое время к нам присматривались, даже ставили в пример, потом всех захлестнули равнодушие и скопидомство. Мы никому не «отстегивали», и нас называли куркулями. А мы в это время едва концы с концами сводили. С продажи зерна первого урожая удалось только купить одному из нас «жигулёнок». Выручали заготовки сена для пенсионеров, которое оплачивала сельская администрация (сенокосов было выделено тоже по семь гектаров на человека), да дров для них же. А зерно наше никому не стало нужным! Перекупщики окружили элеваторы плотным кольцом. Им и приходилось по более дешевой цене зерно отдавать, потому что они сразу рассчитывались, причём наличными. Элеваторы же с расчетом не торопились, а деньги нужны были немедленно. Без них, как известно, ни солярки не дадут, ни гербицидов, ни удобрений, ни семян. Ни трактор отремонтировать без них, ни сеялку. Да мало ли для чего деньги потребуются. Дочку в школу без них не собрать.

Всё общественное эти умники — «экпериментаторы» и «реформаторы» — за двадцать лет разрушили, а своего нового ничего не создали. Плацдарм для иностранщины приготовили, для ее технологий и работников. Погибает село! Работай, мужик, по старинке, на пупе. Трактор купить неподъемно нам в одиночку стало, а кредитов не дают, обставились заборами из бумаг, различных условий напридумывали, не преодолеть их.

Вот мы помыкались-помыкались да и бросили это дело. Такова, насколько знаю, судьба многих фермеров. Я подался в город. Устроился поначалу на стройку. Потом судьба обманутых дольщиков коснулась и нас: нам перестали платить, как и им давать квартиры. Не выдержал я, уволился. Тогда вместе со мной уволились многие, причём только часть зарплаты удалось нам получить. Устроился на северные вахты, трактористы и там нужны. Но вот что угнетает: снова, как и на стройке, в батраках у олигархов хожу.

По страницам газеты «Правда», Леонид Трущенко. Бывший фермер из деревни Берёзовка Большереченского района. г. Омск Источник

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 8, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: