RSS

Свои стреляли в своих. Неожиданное признание члена «Саюдиса»

02 Ноя

Показания новых свидетелей событий 13 января 1991 года: о «выстрелах в своих» у Вильнюсской телебашни было решено молчать.

«Правда» уже не раз писала о судебном процессе, который власти возбудили против председателя Социалистического народного фронта Литвы Альгирдаса Палецкиса. В номере от 20 октября напечатано большое интервью А. Палецкиса, которое он, будучи в Москве, дал нашей газете. Поводом для политического преследования руководителя левой партии Литвы стало его заявление, в котором он поставил под сомнение официальную версию событий 13 января 1991 года. По ней, в гибели мирных людей у телебашни в Вильнюсе обвинялись солдаты Советской Армии и сотрудники КГБ. На очередном заседании суда, где рассматривается это дело, дали показания ещё несколько свидетелей.

Свидетель Д.Е.: «Я являлся членом «Саюдиса» (литовского движения за перестройку) с момента его создания. Первоочередной задачей для правления «Саюдиса» был поиск способа избавиться от военнослужащих Советского Союза, находящихся на территории Литвы. После долгих обсуждений в правлении тогдашней Демократической партии мы пришли к выводу, что необходимо создать ситуацию в Литве, которая поможет максимально сплотить и объединить народ. Кто-то подкинул идею о неизбежном кровопролитии. 12 января 1991 года мы приехали к Вильнюсской телебашне. Нас встретил знакомый с виду мужчина и сообщил: «К сегодняшнему вечеру всё готово… Будет хороший сюрприз». На следующее утро, то есть 13 января, в штабе «Саюдиса» (г. Вильнюс, пр. Гядиминаса, 1) было созвано заседание совета движения, на котором послышались реплики: «Наши вчера стреляли». Для нас это было ошеломляющей новостью. Тогда было принято решение об этом молчать. Ранее ни при каких обстоятельствах я об этом не говорил и только сегодня впервые решил рассказать».

Свидетель Р.С.: «Вначале я увидел несколько трассирующих очередей, выпущенных со стороны 16-этажных домов в районе Лаздинай. Я думаю, что таким образом стрелявшие дали сигнал и указали направление для последующей стрельбы, которая велась уже с крыши дома № 37 по ул. Судервес микрорайон Каролинишкес), прямо напротив телебашни. Стрельба велась по людям. Стреляли явно из охотничьих ружей, так как звук выстрелов был очень громкий и вспышки пламени во время выстрелов были очень яркими. Через несколько дней после январских событий мне довелось опять побывать у Вильнюсской телебашни, и я там встретил нескольких мальчишек, собиравших гильзы. Я — бывший профессиональный военный, поэтому легко смог опознать собранные ими гильзы от винтовки Мосина (обращаем ваше внимание, что в телах некоторых убитых во время январских событий были обнаружены пули именно от винтовки Мосина), а также гильзы от ППШ (пистолет-пулемет Шпагина), ППС (пистолет-пулемет Судаева) и пистолет ТТ (Тульский Токарева). Такая провокация для нас была полной неожиданностью. Я думаю, что те, кто сделал это, преследовали одну цель: больше крови».

Свидетель Л.Ч.: «Мы с подругой приехали к телебашне и привезли находящимся там людям горячую пищу. Около часа ночи в нашу сторону (к телебашне) приехали советские военные на танках и бэтээрах. Взявшись за руки, мы окружили здание телебашни несколькими рядами. Я находилась прямо у центрального входа — лицом к домам в Каролинишкесе. Я видела, что с крыш этих домов в нашу сторону кто-то стреляет трассирующими пулями. Нам повезло, что мы находились достаточно далеко от этих домов».

Свидетель Д.К.: «Я разговаривала с Г.М., который мне рассказал, что сам лично стрелял в ту ночь с крыши дома напротив Вильнюсской телебашни. Это был доброволец».

Свидетель Н.Б.: «Мы приехали в Вильнюс к телебашне на двух автобусах из Друскининкая. В ту ночь мы стояли на тротуаре спиной к дому № 37 по улице Судервес и лицом к телебашне. И вдруг мы услышали громкие выстрелы, которые раздавались у нас над головой с крыши дома, у которого мы стояли, и увидели очень яркие вспышки огня, характерные при выстрелах из охотничьих ружей. Поняв, что находиться здесь небезопасно, мы поспешили отойти от этого места».

Свидетель О.Б.: «В тот вечер я была в гостях у своей приятельницы, которая живет в доме напротив телебашни. По дороге к ней в подъезде я увидела молодых мужчин, одетых в темную одежду, они несли в руках предметы, очень похожие на ружья в чехлах, и явно очень спешили, поднимаясь по лестнице. Позже, когда я уже была в квартире своей подруги, через окно (окно выходит в сторону телебашни) мы слышали выстрелы, раздававшиеся над нашими головами».

Свидетель Альвидас Мядалинскас, слышавший радиопередачу «Жиню радияс» («Радио новостей») с высказываниями А. Палецкиса, которые инкриминируются ему в качестве преступления, подтвердил, что во время радиопередачи Палецкисом была произнесена фраза: «…И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих…» После этого свидетель прокомментировал: «Иная трактовка (отличная от нынешней официальной трактовки) этих (январских) событий была бы политически невыгодна». Что важнее нынешней власти: политическая выгода или истина? (Господин Мядалинскас был абсолютно прав: нынешняя власть заботится только о политической выгоде; истина о событиях у Вильнюсской телебашни 13 января 1991 года ей очень невыгодна).

Лингвист Д. Саткауските, выступающая в суде, согласилась с тем, что начало фразы А. Палецкиса «…И как сейчас проясняется…» не является категоричным утверждением, а только мнением, которое выражает отношение высказывающегося к известным ему информационным источникам. (А. Палецкис неоднократно указывал первоисточники, на которые он ссылается).

4 ноября 2011 года состоится очередное судебное заседание, во время которого предстоит заслушать заключительные речи сторон, после чего будут дополнены и обобщены все факты, установленные во время судебного расследования.

Простые граждане Литвы, не утратившие чувства собственного достоинства, совести и смелости, дают честные свидетельские показания и тем самым требуют торжества правды, какой бы она ни была. Они достойны уважения. Будущее за ними.

По страницам газеты «Правда»

Реклама
 
 

Метки: , ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: