RSS

Архив за день: Декабрь 5, 2011

Г.А. Зюганов: «Мы считаем прошедшие выборы абсолютно нелегитимными!» Пресс-конференция лидера КПРФ в информационном агентстве «Интерфакс»


5 декабря в информационном агентстве «Интерфакс» прошла пресс-конференция лидера КПРФ Г.А. Зюганова, посвященная итогам состоявшихся накануне выборов.

В пресс-конференции приняли участие Первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, руководитель Центрального избирательного штаба КПРФ И.И. Мельников и член Президиума, секретарь ЦК КПРФ С.П. Обухов.

Г.А. Зюганов: Власть лишилась доверия граждан

— Мы этой избирательной кампании придавали особое значение, так как прекрасно понимали, что местные, думские и президентские выборы – единое целое, — сказал, обращаясь к журналистам, Г.А. Зюганов. — Речь идет не просто о выборах новой Думы или президента, а о выборе курса, судьбы страны, наших детей и внуков. Тем более эта кампания проходила на фоне всемирного финансово-экономического кризиса, в результате которого Российская Федерация, возглавляемая правительством Путина и «Единой России», оказалась в глубокой яме.

«Мы из двадцатки промышленно-развитых стран – на последнем месте, на последних местах в БРИКе и среди нефтедобывающих государств, — подчеркнул лидер КПРФ. — Это значит, что очень важно было представить не только свои команды, но и реальные программы вывода России из кризиса, предложить целый ряд принципиально новых решений. Что в свою очередь предусматривало горячие дебаты на всех каналах телевидения. Однако власть организовала дебаты только на канале «Россия 1», где в передаче у Соловьева были представлены все ведущие политические силы, а формат программы позволял провести полноценную дискуссию. В связи с этим еще раз хочу выразить свое недоумение Первому каналу, который претендует на общественный статус. Семиминутные дебаты на нем напоминали скорее КВН, да и тот – дурного пошиба. Потому что в хорошем КВНе на домашнее задание дается пять минут, а здесь – 50 секунд на рассказ о том, как вытаскивать страну из очередного кризиса».

«Что касается самих выборов, — продолжил Г.А. Зюганов, — то они были беспрецедентными по грязи, невиданному давлению и отлаженности машины фальсификаций, которая переплюнула все «достижения» Ельцина с его помощниками и «пиротехниками». Если раньше они газету «Не дай, бог!» выпускали в Финляндии тиражом 15 миллионов экземпляров и растаскивали ее по ящикам с помощью государственной почты, то сегодня они выпустили эти газеты повсеместно. Избавили центральные каналы телевидения от «карауловщины», но внедрили ее во всех телестудиях на местах, проплатили сумасшедшие деньги и размазали эту грязь от Сахалина до Калининграда таким толстым слоем, что спотыкаться на ней в ближайшие полгода будут еще многие. По крайней мере, фон для проведения президентских выборов – просто отвратительный».

Но этого, по словам лидера КПРФ, оказалось мало. «Они организовали такое давление на наших членов комиссий и наблюдателей, что каждого третьего вытащили за руки и за ноги с участков, чтобы беспрепятственно приписать нужный себе результат», — выразил возмущение Г.А. Зюганов.

«Мы считаем, — продолжил Геннадий Андреевич, — что «Единая Россия» потерпела не просто поражение, а сокрушительное поражение. И оно выражается не в количестве голосов, а в отсутствии у партии власти интеллектуальных способностей и конкретных предложений. Даже их пошловатый съезд напомнил худшие образчики того, что было в КПСС. Он не смог предложить решение ни одной из проблем, стоящих перед страной. Не ясно, зачем он вообще собирался».

«Когда «единороссы» говорят об успешных выборах, надо обратить внимание на статистику. Явка составила 60%, при этой явке они «выжали» результат менее 50%, хотя красная цена им – 25-35%, потому что на местных выборах они больше не получали. Где-то процентов 12-15 они себе приписали и сейчас продолжают приписывать. А что такое 35% от числа тех, кто пришел на выборы? Это означает, что тот курс, который проводила «Единая Россия», потерпел полное поражение», — сказал лидер КПРФ.

«Мы считаем прошедшие выборы абсолютно нелегитимными ни с какой точки зрения: ни с правовой, ни с нравственно-этической, — подчеркнул Г.А. Зюганов. — То, что произошло, граничит с преступлением, за которое всем придется очень дорого платить. Потому что нелегитимная, лишенная доверия власть в условиях кризиса представляет огромную опасность. Любое социальное или экономическое потрясение неизбежно приведет к параличу и вызовет самые тяжелые последствия».

«Мы призвали всех своих товарищей отстаивать и защищать наши голоса. Будем делать это и на улице, и в судах. Разберемся с каждым фактом нарушений», — пообещал Геннадий Андреевич.

«Я хотел бы поблагодарить всех тех, кто голосовал за нас, — сказал далее лидер КПРФ. — Если раньше коммунистам приходилось собирать сведения о нарушениях самим, то сейчас нам помогали многие средства массовой информации, общественные организации, обычные граждане. У нас таких фактов тысячи, сейчас наша юридическая служба их обобщает, и по всем будут приняты меры».

«Что касается нашей партии, то, несмотря на воровство голосов, мы по сути дела удвоили свое представительство. У нас в новой Думе будет более 90 мандатов, что дает возможность решать целый ряд вопросов, начиная от внеочередных обращений в Конституционный Суд, в Счетную палату, до инициирования вотума недоверия правительству. Мы сейчас формируем свою команду, а программа, которую мы предложили, получила большую поддержку, прежде всего в крупных промышленных центрах и наукоградах», — подчеркнул, завершая выступление, Г.А. Зюганов.

И.И. Мельников: Общество этого так не оставит!

Утром 5 декабря Центральная избирательная комиссия России обнародовала свои результаты выборов в Государственную Думу. Явка составила 60,2%. После обработки 96% протоколов «Единая Россия» получает 49,54%, КПРФ – 19,16%. «Справедливая Россия» — 13,22%. ЛДПР – 11,66%. Не преодолели барьер «Яблоко» — 3,3%, «Патриоты России» — 0,97%, «Правое дело» — 0,6%.

На пресс-конференции эти результаты прокомментировал Первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, руководитель Центрального Штаба КПРФ по выборам И.И. Мельников:

«Итогами мы не удовлетворены ни в коей мере, так как боремся за честные выборы и победу на них. Пока нет ни того, ни другого, и отсутствие второго прямо вытекает из отсутствия первого.

Непонятна и эйфория в политической элите. Разговоры про торжество демократии и какие-то коалиции имеют мало оснований: «Единая Россия» по-прежнему может штамповать свои законы без оглядки. Все эти разговоры – пропагандистская уловка, чтобы показать обществу, что проблема монополизма решена чуть ли не благодаря чуткости самой же власти. А проблема не решена. Хотя ситуация, конечно, серьезно изменилась, и по итогам дня голосования можно выделить четыре важных тенденции.

Первая тенденция: «Единая Россия» вступила на необратимый путь снижения своего представительства. Она утратила конституционное большинство, потеряла почти 15%, рухнув с доминирующих 64,3% 2007 года до планки ниже важных психологически 50%.

Фактически это десокрализация имиджа этой партии, она впервые публично летит вниз. Единороссы за месяц до выборов заявляли, что планируют получить 250-270 мандатов «устойчивого большинства», а оказались даже ниже своей нижней планки: 239 мандатов. В то же время совершенно очевидно, что на фоне массовых и системных нарушений и эти их 49,54% являются фикцией.

В результате повсеместных вбросов бюллетеней и силового вытеснения наблюдателей, каруселей с открепительными удостоверениями и «шлифовки» протоколов участковых комиссий в вышестоящих территориальных комиссиях, партия власти «нарастила», по нашим оценкам, более 10%.

Причем, если раньше единороссы опиралась только на подтасовки и пропаганду, то теперь подтасовок оказалось недостаточно, а пропаганда имела обратный эффект. Они просто вышли за рамки правового поля, опираясь на силовые структуры.

Так что сегодня вряд ли следует говорить об итогах выборов, нужно подводить итоги фальсификации. Однако в любом случае: и реальный, и формальный результат «Единой России» — это вотум недоверия тому курсу, который партия власти обещает продолжить.

Вторая тенденция: даже в этих тяжелейших условиях избирательного террора наша партия поднимается на новую ступень. Мы не просто прочно сохраняем вторую строчку и лидерские позиции в качестве альтернативы власти, мы улучшаем наш результат практически по всем показателям по сравнению с большим промежутком политического времени.

Двадцать лет назад наши оппоненты твердили нам, что КПРФ со временем сойдет на «нет». А мы не просто не просели, мы в жесточайших условиях вышли на рост. Если в 2003 году у нас было официально 12,67%, в 2007 году было 11,57%, то есть чуть перешагивали 10%, — то теперь мы получили без малого 20%. И это только по версии ЦИК! Никакие фальсификации не смогли сдержать этого роста, а на самом деле мы знаем, что получили поддержку народа не ниже 30%.

Одновременно мы увеличили число мандатов до 92. И не только по сравнению с 2007 годом, когда их было 57, не только по сравнению с 2003 годом, когда их было 46, но даже по сравнению с 1999 годом, когда их было 67.

Напомню, что теперь число мандатов позволяет нам прибегать к таким рычагам, как обращения в Конституционный Суд, в Счётную Палату, постановка вопроса о недоверии правительству.

Естественно, эти мандаты не «тёплые кресла» и не самоуспокоение на пять лет. Это увеличение нашего влияния и на федеральном уровне, и в регионах. Это влияние нам очень нужно для взвинчивания градуса борьбы в условиях приближающегося социально-экономического кризиса.

Третья тенденция: пусть не такое существенное, но улучшение результатов «Справедливой России» и ЛДПР говорит не столько о росте популярности этих партий, сколько об усилении позиций единого протестного фронта граждан. Это очень ценный, важный момент.

При всем нашем критическом отношении к этим партиям-хамелеонам, протестное поле внутри общества расширяется. Совершенно понятно, что за эти партии люди голосовали из антилиберальных соображений, из оппозиционных настроений, пусть даже они не до конца соответствуют такому запросу общества.

Четвертая тенденция: восприятие результатов. Чувствуем: общество этого так не оставит. Еще до выборов социологические опросы показывали, что граждане не верят в честность выборов, большинство заявляло, что ЦИК работает в интересах партии власти. Ну а после того, что было в ходе кампании и в день подсчета голосов, в народе просто кипит раздражение. Люди воспринимают фальсификацию болезненно, принимая её уже на свой счёт.

Власть словно не видит, что за десять лет выросло новое поколение, которое не хочет и не будет смиренно перекладывать к ним в стопку бюллетени. Это поколение хочет правды, добровольно стало сражаться на стороне оппозиции. Семь из десяти таких добровольцев поддерживали нас, сражались на нашей стороне. Мы этих людей не оставим, ведь эти выборы не итог, не конец борьбы. Наша фракция в Государственной Думе — это занятый народом плацдарм, на который может твердо рассчитывать каждый. Мы предложим обществу целый арсенал дальнейших действий.

Во-первых, будут сотни обращений в суды, дойдем и до Верховного суда. Больших иллюзий на счёт решений у нас нет, но делать это нужно, будут ситуации, где власть не отвертится. Во-вторых, мы призываем всех развернуть кампанию по демонстрации лучших результатов оппозиции и всех грязных махинаций власти. В-третьих, зовем принимать участие в протестных акциях.

Кроме того, и это самое важное: нужно понимать, что ситуация не заморожена на пять лет, не должно быть обреченности, никаких опущенных рук. В ряде регионов на выборах в региональные законодательные собрания партия власти лишилась большинства, там будут любопытные конфигурации и живая борьба. Уже ближайшие региональные выборы – шанс прицельно лишать партию власти большинства в региональных собраниях. Тем более мы видим, что ресурс фальсификации не безграничен, уже сегодня им его хватило еле-еле, есть смысл ещё активнее бороться за умы и настроения. Да и в целом социально-экономическая ситуация будет таковой, что нельзя исключать неожиданных сценариев.

Поэтому мы призываем всех сохранять мотивацию: ваши голоса и усилия отданы не зря, стратегически все идёт в верном направлении. Мы благодарим за поддержку и работу каждого, кто борется за справедливость, честность и развитие страны, надеемся опираться на вашу помощь и дальше».

С.П. Обухов: Мы столкнулись с прямой уголовщиной

«Компартия восстановила свои электоральные позиции, которые она имела в 1995-1999 годах, — отметил член Президиума, секретарь ЦК КПРФ С.П. Обухов. — Де юре мы вышли на этот уровень, а де факто, как показали наши замеры, мы вышли на уровень до 30% электоральной поддержки. Это позволяет коммунистической партии всерьез заявлять о победе на предстоящих президентских выборах, поэтому мы призываем все оппозиционные партии поддержать кандидатуру Г.А. Зюганова, как единого кандидата от оппозиции против господина Путина».

«Решение ЛДПР и «СР» поддерживать или не поддерживать кандидатуру Зюганова на предстоящих выборах будет служить своеобразной лакмусовой бумажкой, которая позволит определить градус оппозиционности наших партнеров в Государственной Думе», — считает С.П. Обухов.

В связи с массовыми и системными фальсификациями секретарь ЦК КПРФ назвал прошедшие выборы нелегитимными. «Общество отторгает эту власть. Общество не признает честными и справедливыми результаты выборов. И это делает очень уязвимыми позиции «партии власти» в условиях новой волны финансово-экономического кризиса», — отметил С.П. Обухов.

Он считает, что в России начался политический кризис. «Тандем и «Единая Россия» на этих выборах со всего размаха шмякнулись о косяк своей медвежьей мордой», — образно заметил секретарь ЦК КПРФ.

«Всем очевидно, что в стране сложилась новая реальность, — подчеркнул С.П. Обухов. – Сегодня «Единой России» уже недостаточно административного пресса для удержания своей законности». Секретарь ЦК КПРФ пояснил, что надо различать понятия законность и легитимность. «На этих выборах мы столкнулись с прямой уголовщиной, применяемой властью, — рассказал С.П. Обухов. – Например, в Москве и Саратовской области вооруженные лица заходили в избирательные комиссии, выбрасывали с участков наблюдателей и членов избирательных комиссий, самочинно производили подсчет голосов». Он привел пример, когда наблюдатели от КПРФ были фактически захвачены в качестве заложников. «До сих пор 66 человек удерживают в Краснодарском крае, не выдают им на руки копии протоколов голосования. Хотят заставить этих людей поставить подписи под фальшивыми протоколами».

«По сути дела, власть провоцирует гражданские конфликты. Это свидетельство не силы, а слабости власти», — подчеркнул С.П. Обухов.

«Наша фракция обновится на 40%»

Журналистов интересовало, какие изменения произойдут в новом составе Государственной Думы, будет ли Компартия предлагать свои кандидатуры на пост спикера палаты и председателей комитетов. Г.А. Зюганов сказал, что новый состав фракции КПРФ в Госдуме обновится примерно на 40%. В депутатском корпусе появятся такие известные люди, как кинорежиссер Владимир Бортко и герой Чеченской войны, первый секретарь Бурятского рескома Вячеслав Мархаев.

Говоря о прошедших выборах, лидер КПРФ подчеркнул, что «власть ведет себя омерзительно. И будет за это расплачиваться. Потому что люди никогда им не простят того, что о них вытирают ноги. Никогда не простят. И если они на таком фоне пойдут на президентские выборы, то сами в этом дерьме утонут».

Отвечая на вопрос журналистов о возможных альянсах в новом составе Государственной Думы, Г.А. Зюганов подчеркнул, что «любая коалиция создается на базе ключевых предложений. Суть финансово-экономической политики «Единой России» — дальнейшая распродажа базовой собственности, отказ от поддержки науки и сельского хозяйства, регулирования цен, особенно тарифов на энергоносители и транспортных тарифов. На этом нельзя строить никакой коалиции и нельзя найти ответа на любой из вопросов, который стоит перед страной».

Лидер КПРФ напомнил, что коммунисты подготовили семь ключевых предложений, которые легли в основу широкого общественного объединения – Народного ополчения. «Мы его собрали после создания путинского «рублевского» фронта. К нам обратились около 200 организаций, которые разделяют наши подходы».

Г.А. Зюганов подчеркнул, что в основе предложений КПРФ – национализация минерально-сырьевой базы, ибо без нее невозможно спасти страну и вывести ее из тяжелейшего финансово-экономического кризиса.

Кроме того, по словам Геннадия Андреевича, большое значение Компартия намерена уделить вопросам сельского хозяйства. «У нас на сельскохозяйственное производство выделяется 1% расходной части бюджета, во Франции, Евросоюзе — 33%, в США — 25%. А после вступления России в ВТО эти расходы обязуются сократить еще вдвое. Значит, и дальше земля будет зарастать бурьяном, хотя мы уже и так половину продовольствия завозим из-за рубежа. Для нас это совершенно неприемлемо», — сказал лидер КПРФ.

«Именно эти проблемы, а также наш закон «Об образовании» коммунисты предложат на рассмотрение нового состава Госдумы. И если «Справедливая Россия» и ЛДПР не поддержат предложения КПРФ, то никакого смысла обсуждать возможную коалицию с ними нет», — подчеркнул Г.А. Зюганов.

Руслан Тхагушев. Алексей Брагин. Павел Щербаков. Пресс-служба ЦК КПРФ

По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , , , ,

Малоизвестные страницы истории. 1917 год. Между июлем и октябрём


В предыдущем выпуске юбилейных страниц, посвященных 100-летию «Правды» (23—26 сентября 2011 года «Допрос в контрразведке»), были впервые опубликованы документы, которые, наряду со многими известными ранее источниками, опровергают бесконечно тиражируемый антисоветской пропагандой миф о том, что «Правда» в 1917 году издавалась «на немецкие деньги». Этот грязный и лживый поклёп, как и клеветнические наветы на вождя революции («Ленин — шпион», «Ленин бежал на подводной лодке в Германию»), с особой яростью обрушился на большевиков и «Правду» в июльские дни 1917 года.
Мы уже рассказывали о том, как были разгромлены милицией Керенского редакция и типография «Правды», арестованы и брошены в тюрьмы видные деятели партии, многие авторы и сотрудники газеты. «Нет больше большевиков!» — радостно извещали своих читателей буржуазные газеты. Но контрреволюция рано праздновала победу. Оставшись после запрета и июльского разгрома без средств, без помещения и какой-либо материальной базы, четырежды сменив название, «Правда» возрождалась, словно феникс, и снова, с первых же номеров, становилась той самой революционной, партийной трибуной, которая сплачивала воедино массы рабочих, солдат и крестьян, готовя их к решающему штурму старого мира, к великой пролетарской революции, осуществленной в октябре 1917 года.

«Рабочий и Солдат»

Первым названием возрожденной газеты стало «Рабочий и Солдат». По воспоминаниям правдистов тех лет, средства на первый номер питерские рабочие и солдаты, балтийские матросы собирали буквально по копейкам. Лишь через две недели удалось найти типографию («Народ и Труд» в доме 42 на Гороховой улице), хозяева которой после долгих уговоров согласились печатать газету. Не было поначалу у газеты ни конторы, ни приёма подписки. Свежие номера буквально расхватывались «из-под машины» разносчиками и делегатами от заводов и воинских частей.
И это было понятно. В чёрные дни взявшей верх контрреволюции они видели, что ещё не всё потеряно, что вновь она с рабочим людом, их родная газета. И передовая статья первого номера «В чем наша сила?», написанная И.В. Сталиным, убеждала, что, вопреки всему, «партия борющегося за освобождение пролетариата» непобедима.
«Каждое наше поражение, — писал автор передовицы, — превращается в нашу победу, каждая победа наших противников — в их поражение.

Так было всегда. Так будет и теперь».

Отметим, что статьи Сталина (без подписи или с подписью К. Сталин) появлялись — нередко по две-три — во многих номерах «Рабочего и Солдата» и последующих «Пролетария», «Рабочего» и «Рабочего пути». В отсутствие Ленина, ушедшего в подполье, ЦК партии поручил Сталину и Свердлову политическое, «общепартийное» руководство газетой.
Да, Ильича не было в Питере. Партия, рабочие в разгар шабаша контрреволюции надежно укрыли своего вождя. Но практически каждый день тайно причаливала простенькая двухвесельная лодка к пустынному, поросшему густым кустарником берегу озера Разлив. Из лодки выходили люди, осторожно пробираясь к небольшой поляне, где возле стога сена приютился неприметный шалаш… Так осуществлялась связь Ленина с Центральным Комитетом, с главной газетой партии, на страницах которой уже в июле 1917-го вновь появляются ленинские статьи.
Об одной из таких поездок рассказал в своих воспоминаниях один из выдающихся деятелей партии Серго Орджоникидзе:
«Мы пошли к озеру, сели в лодку и, переправившись на другой берег, пошли по кустарнику… Вдруг мы остановились около сенокоса, где стоял небольшой стог сена.
В этот момент подходит ко мне человек, бритый, без бороды и усов. Подошел и поздоровался. Я ответил просто, сухо. Тогда он хлопает меня по плечу и говорит: «Что, т. Серго, не узнаёте?..»
— Власть можно взять теперь только путём вооруженного восстания, — объяснял в тот день своему соратнику В.И. Ленин. — Оно не заставит ждать себя долго. Восстание будет не позже сентября—октября…
«Всё это я слушал с напряженным вниманием, — вспоминает далее Орджоникидзе. — Впечатление было ошеломляющим. Нас только что расколотили, а он предсказывает через месяц-два победоносное восстание.
Когда я передал Ильичу слова одного товарища, что не позже августа—сентября власть перейдет к большевикам и что Председателем правительства будет Ленин, он совершенно серьёзно ответил: «Да, это так и будет».
Так оно и произошло 25 октября (7 ноября) 1917 года.

Под знамёна партии

А пока силы контрреволюции во главе с Временным правительством и при попустительстве, если не прямой поддержке, эсеро-меньшевистского большинства в Советах делали всё, чтобы окончательно расправиться с большевиками, уничтожить их прессу. Только 15 номеров продержалась «Правда» под названием «Рабочий и Солдат».
Четыре дня после запрета газеты потребовалось партии, чтобы она снова вышла в свет уже как «Пролетарий». Но и его удалось выпустить в свет лишь 10 номеров. Газету закрыли 24 августа (6 сентября н. ст.). Однако уже на следующий день, 25 августа, на питерских заводах и фабриках, в солдатских казармах и на кораблях Балтфлота люди читали «Правду» под именем «Рабочий»: 2 (15) сентября он тоже была запрещен, успели выпустить 12 номеров, и, что называется, на другой день вышел «Рабочий путь».
Но это легко сказать «сменили название». При очередном запрете газеты и разгроме типографии «спецназом» Керенского уничтожались не только техника и шрифты, но и конфисковались (или разворовывались) десятки тысяч рублей, собранных по копейкам и рублям рабочими и солдатами в «железный фонд» газеты. И газета обращается к читателям с призывом на первой странице: «Достаньте в одну неделю 100 тысяч рублей на нужды «Пролетария».
А ранее с таким же призывом она обращалась, чтобы восстановить типографию… А тут ещё и бешеная инфляция обесценивала рубли. И вновь несли уполномоченные от заводов и полков собранные деньги в «железный фонд», и вновь в редакцию шли денежные переводы из разных городов страны, из частей действующей армии. И вновь опустошалась для нужд газеты касса большевистского издательства «Прибой»… Всё — для борьбы, всё — во имя победы революционного пролетариата.
Посеянные семена давали всходы. Уже к исходу июля и в августе обстановка в стране начала резко меняться не в пользу контрреволюционных сил. Участившиеся поражения на фронтах, развал хозяйственной жизни, острый продовольственный кризис, голод, разорявшиеся без мужчин, брошенных в мясорубку войны, деревни — всё свидетельствовало о близящейся катастрофе. И в этих условиях смелое, правдивое слово большевистских газет, прорываясь сквозь все преграды в заводские цехи, казармы и окопы фронтовиков, вовлекало под знамена партии Ленина десятки и сотни тысяч новых сторонников и бойцов.
13 (26) августа «Пролетарий» публикует Манифест VI съезда РСДРП(б), только что состоявшегося полулегально в Петрограде. Съезда, провозгласившего курс на подготовку вооруженного восстания для взятия власти трудовым народом. И об этом ярко и вдохновенно звучали слова манифеста, обращенного «ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и крестьянам России»:
«В эту схватку наша партия идет с развернутыми знаменами… Она впредь будет держать их высоко, борясь за социализм, за братство народов. Ибо она знает, что грядет новое движение и настает смертный час старого мира.
Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетённые деревни!»

Октябрьский штурм

Отныне каждый номер газеты становился боевым зарядом, рупором революционных масс в преддверии решающей схватки с силами старого мира. «Правда», меняя названия, бьёт в одну точку, активно участвует в кампаниях по выборам в Петроградский и местные Советы рабочих и солдатских депутатов, в Учредительное собрание, призывая голосовать за списки большевиков. В выступлениях газеты разоблачаются истинные цели созванного Временным правительством 12 августа в Москве Государственного совещания, под ширмой которого готовилась военная диктатура. И трудовая Москва откликается на заговор контрреволюции всеобщей политической забастовкой.
Грянул корниловский мятеж. Генерал Крымов ведет на Петроград 3-й конный корпус. Но навстречу ему по призыву партии, прозвучавшему со страниц «Рабочего пути» и других большевистских газет, поднимаются десятки тысяч рабочих и солдат Петрограда, отряды молодой красной гвардии.

Мятеж подавлен, генерал Крымов застрелился…

После разгрома корниловщины с большевиками уже не могли не считаться. Стремительно растет авторитет партии в массах, воинских частях и флотских экипажах. Она завоевывает большинство в Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, и в повестку дня вновь встал лозунг «Вся власть — Советам!»
6 (19) сентября решением ЦК РСДРП(б) главным редактором «Рабочего пути» был утвержден И.В. Сталин. Близился час решающей битвы. Коррес-понденции, письма, телеграммы из разных городов России на страницах газеты всё чаще напоминали донесения и сводки с театра военных действий. Все усилия правительства Керенского переломить ситуацию, вывести из Петрограда полки революционных солдат, заменив их «надежными» частями, снятыми с фронта, неизменно проваливались.
В ночь на 25 октября Временное правительство предпринимает последнюю попытку овладеть обстановкой в столице. В числе первоочередных задач — уничтожение газеты «Рабочий путь» и других органов большевистской прессы. Отряд вооруженных юнкеров явился в рабочий клуб «Свободный разум» и потребовал выдать им редакцию «Рабочего пути». Но на выручку тут же прибывает отряд красной гвардии и арестовывает юнкеров. На защиту газеты Военно-революционный комитет, взявший на себя руководство восстанием, посылает солдат Литовского полка и 6-го саперного батальона.
25 октября (7 ноября) «Рабочий путь» выходит под боевыми лозунгами «Вся власть — Советам рабочих, солдат и крестьян!», «Мира! Хлеба! Земли!» Революция побеждает. И во главе отрядов рабочих, солдат и матросов, штурмующих последний оплот Временного правительства — Зимний дворец, мы видим организаторов и постоянных сотрудников «Правды» со дня её основания — К.С. Еремеева («дядя Костя»), Н.И. Подвойского…
26 октября (8 ноября) выходит в свет последний, 46-й номер «Рабочего пути». На его страницах — написанное В.И. Лениным обращение «К гражданам России», извещающее о победе Великой Октябрьской социалистической революции; материалы II Всероссийского съезда Советов; сообщения с мест о собраниях и митингах на заводах и в армейских частях, требующих передачи власти Советам.
А утром 9 ноября в революционный Петроград, в российские города и веси вновь вернулась газета с гордым, полюбившимся всем людям труда именем «Правда». (О преемственности газеты напоминал взятый в скобки подзаголовок — «Рабочий путь»). С того самого дня и доныне «Правда» ни при каких ситуациях не меняла названия, став главной газетой политической партии, ключевым словом — определением которой вскоре и навсегда стало слово «коммунистическая».
Но это уже другая эпоха в жизни «Правды», другая история, о которой пойдет речь в последующих юбилейных выпусках. Старый мир уходил в прошлое. Из поля зрения исчезла, будто её и не было, фигура претендовавшего на роль «властителя дум» Александра Керенского. Модный, довольно популярный адвокат, ударившийся в политику, возомнил себя этаким Наполеоном, за какие-то восемь месяцев успев побывать в креслах и министра, и премьера, и — на краткий миг — даже Верховного главнокомандующего. А в итоге бесславно бежал под натиском революционных масс, ничего не оставив в народной памяти. Кроме разве что обесцененных бумажных денег — «керенок».
Типичная судьба «халифов на час», примеры которой легко можно найти и в наиновейшей нашей истории.

Николай Кожанов, по страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru. По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , ,

Кто за кого? Психологическая картина российского общества


Как уже сообщала «Правда», обнародованы результаты обстоятельного социологического исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян».
Учёные Института социологии Российской академии наук (ИС РАН) в сотрудничестве с представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации в апреле 2011 года провели общероссийский социологический опрос, в котором представлены основные группы населения Российской Федерации. Достоинства опубликованного аналитического доклада тем более возрастают, что «эмпирической базой настоящего исследования послужили результаты исследования, проведённого ИС РАН в 2001 году». Это позволяет провести сопоставительный анализ, увидеть тенденции изменения массового сознания. Поскольку собранный социологами эмпирический материал даёт возможность для его неоднозначного толкования, мы решили по-своему осмыслить богатейшие конкретно-социологические данные, содержащиеся в аналитическом докладе. Предлагаемые статьи не являются попыткой написания альтернативного доклада. Мы берём лишь те стороны исследования ИС РАН, которые помогают лучше осознать классу наёмных работников физического и умственного труда свои коренные интересы, несовместимые с капиталистическим жизнеустройством, способствуют внесению марксистско-ленинского мировоззрения в широкие массы трудящихся. Первые три статьи этого цикла «Общество, в котором мы живём. Отторжение капитализма», «Чёрный ров между двумя эпохами», «Капиталистическое жизнеустройство «несправедливо и нетерпимо» — были опубликованы «Правдой» в № 75 от 15—18 июля, № 87 от 12—15 августа и № 108 от 30 сентября — 3 октября с.г. Эта статья посвящена месту социализма в массовом сознании современных россиян.

Социальная поляризация в РФ

Отношение к желаемому общественному устройству всегда является следствием окружающих реалий. А они таковы, что мало у кого могут вызывать симпатии к системе реставрированного капитализма. По данным Института социально-экономических проблем народонаселения (ИСЭПН) РАН, в Российской Федерации неравенство доходов граждан все последние 20 лет росло и продолжает расти. Даже в «тучные 2000-е» социальная поляризация не уменьшалась, а продолжала нарастать. Причина — в форсированном росте самых высоких доходов владельцев бизнеса и заработной платы наиболее высокооплачиваемых работников.
Об этом убедительно свидетельствует децильный коэффициент, рассчитываемый как соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения. Если в 1992 году он был равен 8,0, в 2000-м достиг 13,9, то в 2007—2010 годах стабильно держится на отметке 16,7—16,8. Таковы официальные данные Федеральной службы государственной статистики РФ (Росстата). В то же время, по расчетам ИСЭПН РАН, реальное неравенство почти в полтора раза выше. Разрыв в доходах крайних 10-процентных групп достигает 23—24-кратного размера. Среди стран с высоким и средним уровнем экономического развития такая имущественная поляризация зафиксирована только в Мексике (25,8), в Турции децильный коэффициент равен 17,3, в США разрыв 16-кратный, в других странах этой группы он ещё ниже.
Если за годы либеральных «реформ» в РФ реальные доходы 20% самых обеспеченных граждан выросли почти на 25%, то объем реальных доходов 20% наименее обеспеченных россиян снизился почти на 18%.
В 1990 году в России, по данным профессора А.Ю. Шевякова, граница относительной бедности (в странах Европейского союза за границу относительной бедности принимается доход, равный 60% среднего, медианного уровня доходов населения страны) пролегала между среднедушевыми доходами 3-й и 4-й децильных групп. Это значит, что зарплата, пенсии или пособия не достигали 60% среднестатистических доходов граждан СССР у 30% населения. В 2000-е относительная граница бедности приблизилась к среднедушевому доходу 6-й децильной группы. Это значит, что сейчас в РФ более половины населения имеет доходы, не достигающие 60% от среднего размера дохода на душу населения. Относительная граница бедности неуклонно повышается вместе с ростом неравенства.
Почему же в такой ситуации россияне слабо протестуют против нарастания не только относительной, но и абсолютной бедности большинства населения страны? Почему нет забастовок, нет массовых демонстраций и митингов протеста против такого жизнеустройства, которое сделало бедняками половину граждан РФ?
Не будем забывать известный вывод социальной философии о том, что общественное сознание отстаёт от общественного бытия. В стране после мощного, резкого, хотя и во многом иррационального подъёма общественной активности рубежа 80-х и 90-х годов прошлого века наступил шок (на русский язык шок переводится как удар) общественно-политического сознания. Он был вызван не только «шоковой терапией» в экономике, но и социально-политическими событиями — запретом Коммунистической партии 6 ноября 1991 года, ликвидацией Союза ССР в декабре того же года, нараставшим конфликтом между исполнительной и законодательной властью России, разгоном Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ в сентябре 1993 года, расстрелом защитников Советской Конституции 3—4 октября 1993 года и т.п. Причём общественно-политическая атмосфера оставалась грозовой и в середине 90-х. В интервью «Комсомольской правде» в марте 2011 года бывший «ельцинский» министр внутренних дел генерал армии А. Куликов весьма подробно рассказал, как президент Б. Ельцин намеревался разогнать едва приступившую к работе Государственную думу второго созыва и запретить КПРФ в марте 1996 года.
Сегодня общество сбрасывает пелену страха, в которую его плотно запаковал «ельцинско-путинский» режим реставрации капитализма. Здесь важно иметь в виду одну специфическую черту отечественного протестного (революционного) движения. Наш народ вновь, как и в самом начале ХХ века перед первой русской революцией, как в 10-е годы перед Февральской и Октябрьской революциями, не сосредоточивается на экономической форме борьбы.
Дело здесь не только в национальном характере (менталитете) народа, сформировавшемся в условиях частой необходимости «затягивать пояса», но и в том, что Россия не была вышколена длительной школой капитализма, который приучает наёмных работников торговаться с работодателями о цене своего товара — рабочей силы.

Следствия идеологического шока

Медленное преодоление массовым сознанием сильного шока 90-х годов привело к тому, что в основе протестных форм трудящихся масс часто оказываются буржуазные и мелкобуржуазные ценности — национализм и социал-реформизм. В ходе своего исследования учёные Института социологии РАН установили следующий расклад политических предпочтений респондентов.
При этом социологи отмечают, с одной стороны, что «более половины россиян в настоящее время вообще не придерживается каких-то определённых идейных позиций либо пытается сочетать элементы самых разных социально-политических доктрин, избегая при этом слишком «крайних» точек зрения». С другой стороны, среди людей, идентифицирующих себя с каким-то определённым идейным течением, социалистических убеждений придерживается каждый второй. При этом «общая доля «социалистов» в российском идейно-политическом спектре примерно в 3 раза превышает долю как либералов, так и националистов, исходящих из веры в уникальность русского пути развития».
Если рассматривать ситуацию под углом зрения перспектив борьбы за коренные интересы трудящихся, то она достаточно противоречива. В ней можно отметить такие плюсы, как, во-первых, реализация потребности прохождения массами школы гражданской активности, в которой практика борьбы за классовые интересы побуждает к повышению политической зрелости её участников. Во-вторых, сопричастность сограждан к политическому процессу ведёт их к осознанию несоответствия нынешнего жизнеустройства интересам наёмных работников физического и умственного труда.
Даже в нынешних незрелых формах протест масс направлен прежде всего против всевластия частной собственности. В ходе исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян» социологи ИС РАН пришли к заключению, что «по сравнению с 2005 годом поддержка населением введения в России частной собственности снизилась. Тогда более половины россиян высказывали положительное отношение к частной собственности, в то время как доля тех, кто относился к этому факту отрицательно, составляла только 16%». В 2011 году картина существенно изменилась. По данным исследования, нынче положительно относятся к превращению частной собственности в ведущий фактор экономики лишь 35% опрошенных. С иллюзиями насчёт продуктивности частной собственности в жизни России расстались 17% респондентов, то есть третья часть россиян пересмотрела свои взгляды по важнейшему общественно-политическому вопросу. Ещё более значительные изменения произошли в доле тех, кто относится отрицательно к легализации частной собственности. Их доля почти удвоилась, поднявшись с 16 до 29%.
На основании такой динамики социологи приходят к выводу, что «среди населения возрастает не только запрос на ведущую роль государства в экономике, но и недовольство наличием частной собственности, распределение которой представляется нелегитимным и приводит к росту негативного отношения к частной собственности вообще» (выделено мной. — В.Т.). Исследователи ИС РАН отмечают, что «такие выводы подтверждаются, в частности, и динамикой отношения россиян к людям, которые разбогатели за последнее время».
Во-вторых, не только коммунистическая идеология, но и современные российские социал-реформистские и националистические позиции направлены, пусть и в неодинаковой степени, против компрадорского характера крупного капитала. Об этом свидетельствуют результаты исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян»: «Если до конца 90-х годов мнение «там, где больше нравится» несколько преобладало над точкой зрения «Родина у человека одна, нехорошо её покидать», то на протяжении последних 10—12 лет «патриотическая» установка в данном вопросе имела стабильную поддержку 53—55% опрошенных».
В то же время социологи отмечают, что «космополитическая» альтернатива сохраняет заметное влияние в наиболее обеспеченных слоях населения и среди части молодёжи. В этих социально-демографических группах старую традицию «раньше думать о Родине» поддерживают 45% опрошенных, а хотели бы жить там, где больше нравится, 54—55%. Если точка зрения молодёжи является следствием недостаточной социальной зрелости и либеральной пропаганды, то у «наиболее обеспеченных слоёв населения», то есть у буржуазии, она определяется классовыми интересами. Будучи по своему социальному статусу в России временщиками и осознавая неприятие со стороны большинства соотечественников, а также — главное — бесперспективность реставрации капитализма, представители этого класса ориентируются на необходимость «запасного аэродрома» — эмиграцию.
Однако на современной стадии общественно-политического развития России из-за экономического кризиса, повлекшего за собой сверхэксплуатацию труда капиталом, и из-за усиления имущественной поляризации, обострения антагонизма между классовыми полюсами общества происходит перераспределение идеологических позиций россиян в сторону большей конкретности и определённости. Поэтому в условиях динамичных процессов в общественном сознании приверженность к социал-реформизму во многих случаях можно рассматривать как переходную ступень на пути части трудящихся к социалистическим (коммунистическим) взглядам. Надо иметь в виду, что у социал-демократии европейского типа в современной РФ нет социальной базы, которой за рубежом обычно выступает, по терминологии западных социологов, «средний класс», а в нашей стране более половины населения, по данным ИСЭПН РАН, составляют бедняки.
Что касается духовных корней национализма, то они у него те же, что и у либерализма, ибо это — два крыла буржуазной идеологии. Однако в условиях современной России надо учитывать одну особенность отечественного капитала: он носит компрадорский характер. В условиях глобализации могут быть национально ориентированные предприниматели, но национально ориентированный капитал невозможен. В этих условиях национализм частично включает в себя антикомпрадорские, то есть антикапиталистические, настроения.
Социологи ИС РАН отмечают, что в массовом сознании наиболее заметные изменения связаны с отношением россиян к Западу: «Так, в 1995 году примерно каждый восьмой гражданин России связывал будущее страны с её вхождением в общеевропейский дом, тогда как противостояние Западу рассматривал в качестве национальной идеи едва ли один человек из пятидесяти. Но затем эти индикаторы как бы поменялись местами. И в 2001-м, и в 2011 году каждый восьмой россиянин выразил готовность консолидироваться на почве антизападных ценностей». Перспективу сближения с Западом в 2001 году поддерживали около 15% опрошенных. Однако к настоящему времени данная цифра уменьшилась по крайней мере в два раза.

И всё-таки — социализм

Одновременно учёные ИС РАН обращают внимание на то, что «хотя общее количество людей, получивших в своё время «советское» воспитание, естественным образом сокращается, доля респондентов, выступающих за консолидацию общества на почве социалистических ценностей, возрастает. Так, по сравнению с 2001 годом их доля увеличилась примерно в 1,5 раза, а по сравнению с 1995-м — вдвое. Это значит, что распространение социалистических убеждений среди россиян связано уже не столько с сохраняющимся у части населения советским опытом, сколько с негативными сторонами жизни в современной России и накоплением жизненного опыта вообще. Судя по данным проведённого опроса, в настоящее время социалистических взглядов придерживается примерно каждый пятый россиянин. Это, конечно, не большинство населения, но, тем не менее, весьма значимое меньшинство».
Социологи обращают внимание на то, что «более половины россиян в настоящее время вообще не придерживается каких-то определённых идейных позиций». Однако среди людей, определивших своё мировоззрение, половина респондентов придерживается социалистических убеждений.
Заслуживает серьёзного внимания отмеченный исследователями ИС РАН новый факт: опрос показал, что более половины сторонников социализма не только не являются членами КПРФ или «Справедливой России», представляющей, по мнению социологов, «обновлённый, реформированный социализм» западного образца, но и не входят в электорат этих партий (среди электората «эсеров» насчитывается только 23—24% сторонников социализма). Таким образом, они зафиксировали, что социализм, который в пору идейного шока использовался либералами как пугало масс, вновь превращается в популярную общественно-политическую ценность.
К сожалению, сами учёные ИС РАН не поняли этого нового явления. В докладе «Двадцать лет реформ глазами россиян» они даже записали: «За реальное осуществление социалистической идеи высказалось менее половины (49%) сторонников Компартии». Можно, конечно, объясняя эти данные опроса, указать на недостаточное внесение социалистического сознания не только в широкие массы трудящихся, но и в партийную среду. Но главное объяснение результатов опроса, которые были использованы для спекулятивных оценок, другое.
Многие члены КПРФ считают, что нельзя перед обществом ставить ориентиры, которые в данный момент неосуществимы, что ещё не пришло время говорить о социализме. Это — заблуждение, социализм не может быть таким лозунгом, который можно в «нужный момент» достать из шляпы на манер фокусника. Но всё же в этом факте проявилась не безыдейность части членов КПРФ. Да это тоже «обычное» отставание общественного сознания от общественного бытия, но его особенность состоит только в том, что партийцы не успели своевременно заметить изменение отношения масс к социализму.
И всё же в исследовании важнее не опрометчивые выводы учёных о мировоззрении членов КПРФ и их сторонников, а их указание на ширящуюся поддержку социалистических взглядов у непартийных масс. Это нашло отражение в динамике ценностных ориентаций наших соотечественников.
Социологи отмечают: «Как известно, и в отечественных, и в зарубежных публикациях, посвящённых особенностям российского менталитета, бытует расхожее мнение, согласно которому одной из главных его черт является ярко выраженное пристрастие к «уравниловке». Это, однако, никак не подтверждается данными социологических исследований. Несомненно, наши сограждане очень чувствительны к проблеме справедливости, и… разочарование в ходе рыночных реформ привело к определённому подъему эгалитаристских умонастроений — начиная с середины 90-х годов их уровень увеличивается по сравнению с началом десятилетия примерно в 1,5 раза».
Думается, фраза о «подъёме эгалитаристских настроений» — не более чем дань стереотипам, распространённым среди части гуманитарной интеллигенции. Уравниловка не относилась к числу ценностей советского социализма, в обществе максимально реализовался принцип «от каждого — по способностям, каждому — по труду». Но при этом децильный коэффициент не превышал 4,5.
Легенду об уравниловке сочинили либеральные мечтатели об общественном сепараторе, который позволяет немногим сконцентрировать почти всё богатство России, а большинство лишит необходимого. Когда, по подсчётам академика РАН Р.И. Нигматулина, 0,2% семей сосредоточили в своих руках 70% национального богатства, то советский 5-кратный разрыв между доходами 10% самых обеспеченных граждан страны и 10% наименее имущих приверженцам реставрации капитализма кажется, конечно же, уравниловкой. Авторы доклада справедливо отмечают, что в обществе растёт запрос на более активные действия государства в социальной сфере, на меньшее неравенство в обществе, но при этом не на «уравниловку» по всем возможным жизненным параметрам.
Посмотрим теперь, как менялось распределение ответов россиян при выборе между «обществом индивидуальной свободы» (капитализмом) и «обществом социального равенства» (социализмом) в годы реставрации капитализма.
Исследователи ИС РАН отмечают, что «картина распределения ответов россиян в этом вопросе достаточно устойчива. Среди определившихся с ответом доля сторонников общества социального равенства (социализма. — В.Т.) стабильно составляет более двух третей населения, а за последний год произошел её рост с 67% до 73%». Получается, что часть наших сограждан ещё не преодолела аллергии на слово «социализм», но вполне приемлет социалистические ценности, сущность «товарищеского способа производства».
При выборе альтернативы, отмечают социологи, значительно дифференцировались ответы в зависимости от того, сумели ли респонденты адаптироваться к обществу реставрации капитализма. Но даже среди тех россиян, кто считает, что в настоящий момент их жизнь складывается хорошо, лишь 26% предпочли общество индивидуальной свободы (капитализм), тогда как 44% — общество социального равенства (социализм). В то же время среди тех, кто считал, что их жизнь складывается плохо, эти доли составили 8% и 67% соответственно. Таким образом, запрос на характерное для социализма стремление к общественному равенству предъявляют прежде всего те, кто не удовлетворён социальной поляризацией современного российского общества, сделавшей жизнь несносной.

Общество и государство

В ходе социологического исследования выяснялось, какова, по мнению населения, должна быть роль государства в экономической сфере жизни общества. Большинство россиян убеждены, что государство должно играть в экономике ключевую роль. Опрос ИС РАН показал, что «среди россиян наибольшую поддержку получила такая модель экономической жизни общества, при которой будет восстановлен государственный сектор, при этом экономические возможности для населения будут не только сохранены, но и расширены. Классическая рыночная экономика, при которой вмешательство государства сводится к минимуму, а ведущая роль в экономической сфере жизни переходит к частным лицам, практически не поддерживается россиянами» (выделено мной. — В.Т.). За последние 10 лет доля выбирающих капиталистическую модель не превышала 10%. Примечательно, что примерно такую долю россиян составляют представители крупного и среднего капитала, топ-менеджеры и прочая ближайшая обслуга капиталистов.
Как видно из приведённых данных, «модель, связанная со свободной рыночной экономикой, не принимается населением, и в этом смысле в обществе существует определённый консенсус». При этом 28% россиян выступают за плановую экономику с централизованным регулированием и контролем над ценами, а 41% населения поддерживает экономику, основанную на государственной собственности, но с элементами рыночной экономики. В первом случае опрошенные считают, что за образец общественного жизнеустройства целесообразно принять в основном модель советского социализма, во втором — респонденты осознанно или интуитивно учитывают, что в ближайшей перспективе в повестку дня может стать реализация не социалистической модели в её зрелых формах, а модели переходного периода от капитализма к социализму. Очевидно, что после прерывания капиталистической реставрации в обществе социалистического созидания экономика в течение достаточно длительного периода будет многоукладной и рыночные механизмы в ней будут играть заметную роль.
Представление большинства россиян об устраивающей их модели государства вполне соответствует образу строящегося социализма. Так, опрос, проведённый учёными ИС РАН, ещё раз подтвердил, что маятник общественных настроений заметно качнулся «влево».

Привлекательность социалистических ценностей

Следующим показателем серьёзного изменения умонастроений сограждан в пользу социалистического жизнеустройства является отношение к труду. В. Маяковский, пожалуй, точно определил глубинный смысл общества, ориентирующегося на социальное равенство: «Социализм — свободный труд свободно собравшихся людей». Однако социологи вопрос качественно упростили: они интересовались отношением к работе. Понятно, что на это отношение серьёзно влияют социально-экономические отношения, а они характеризуются низким жизненным уровнем россиян. Половина работающих получает «на руки» зарплату, не превышающую 13 тысяч рублей, то есть на каждого члена семьи из трёх (всего лишь трёх!) человек приходится доход ниже установленного правительством РФ прожиточного (физиологического) минимума. В целом по стране, по данным ИСЭПН РАН, заработная плата 80% занятого населения не превышает стоимости их рабочей силы.
В таких условиях логично ожидать, что большинство россиян, занятых проблемой выживания, будут рассматривать работу в основном как источник существования. Однако социологи получили куда более «социалистические» результаты. По их данным, в 2000-е годы 42% населения действительно ориентируется на то, что «главное — это сколько за работу платят». В то же время во время опросов и 2001, и 2011 годов 57% отвечавших подчеркнули, что для них главное — выполнять интересную работу. Таким образом, респондентов, ориентирующихся на буржуазный подход к труду (не забудем: опрос проводился в буржуазном обществе), в 1,35 раза меньше тех, кто по-прежнему исповедует социалистическое отношение к труду и работе.
Для определения отношения респондентов к социалистическому жизнеустройству принципиальное значение имеет их восприятие коллективистских и индивидуалистских начал. Не забудем, что эта дилемма была значимой и в условиях советского социализма. Более того, авангардом буржуазной контрреволюции 1991—1993 годов были прежде всего «теневики» и создатели кооперативов нового (буржуазного) типа, то есть приверженцы индивидуализма. Ослабление коллективизма в миропонимании советских людей в годы перестройки серьёзно способствовало отказу от активной защиты социалистических начал.
В исследовании «Двадцать лет реформ глазами россиян» гражданам была предложена альтернатива: им предлагалось выбрать, что для них важнее — «инициатива, предприимчивость, готовность к риску оказаться в меньшинстве» или «уважение к сложившимся традициям, обычаям, следование принятому большинством». Можно, пожалуй, упрекать социологов в неточности формулировок, но в целом ясно, что опрашиваемым предлагалось выбирать между индивидуализмом и коллективизмом.
Постоянно облучаемые буржуазными стереотипами россияне, конечно же, стали значительно чаще отдавать предпочтение индивидуализму, чем это было в советскую эпоху. Тем не менее в опросе 2001 года небольшой (в 3%) перевес был у тех, кому важнее коллективистские начала. Однако за последнее десятилетие картина заметно изменилась. Уважение к традициям и обычаям, следование принятому большинством предпочли уже 57% опрошенных, тогда как сторонниками индивидуалистских ценностей себя заявили 42%. Бросается в глаза, что социологи получили те же цифры, что и при выяснении основных ценностей в работе.
Таким образом, есть все основания утверждать, что тенденция к положительному восприятию ценностей социализма проявляется не «точечно», а всеохватно, во всех наиболее значимых сферах общежития и общественных отношений. Социологи явно зафиксировали этот процесс в осмыслении отношений собственности, роли и образа государства, в отношении к труду и работе, в приверженности коллективизму.
Во время исследования ИС РАН была предпринята попытка выяснить связь между отношением респондентов к индивидуализму и атомизации общества в зависимости от их идеологических позиций. Наиболее склонны к индивидуализму оказались сторонники «Единой России». Среди них 48% заявили, что для них главное — это инициатива, предприимчивость, готовность к риску остаться в меньшинстве. Вполне логично, что для приверженцев буржуазной партии характерно буржуазное мировидение.
Обнаружилось, что очень близки к «единороссам» сторонники мелкобуржуазных партий. Между поклонниками ЛДПР и «Справедливой России» не обнаружилось практически никаких мировоззренческих различий: 40—41% опрошенных их приверженцев заявили, что им ближе индивидуализм, 58—59% отметили важность для себя уважения к сложившимся традициям и обычаям, следование принятому большинством.
Резко отличаются от них по своим мировоззренческим установкам те, кто уже сегодня осознанно исповедует верность социалистическому жизнеустройству. Так, 75% тех, кто поддерживает КПРФ, отвергают индивидуализм и атомизацию общества. Вероятно, остальные 25% сторонников Компартии не вдумались в содержание предложенного социологами противопоставления и обманулись в том, что в жизни и работе ценят инициативу и инициативных единомышленников.
Но и без такого уточнения ясно, что КПРФ — это партия социалистического мировоззрения, социалистического движения, борьбы за социалистическое переустройство общества. В то же время результаты опроса заставляют обратить внимание на уровень идейной подготовки молодого пополнения партии. Без серьёзного освоения марксистско-ленинской теории юной энергии может оказаться недостаточно, чтобы успешно решить программную задачу КПРФ — каждодневное внесение социалистического сознания в широкие массы трудящихся.

По страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru. По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , ,

Где деньги с наших сберкнижек?


Куда, спрашиваю я, ушли наши сбережения? Мы в советское время зарабатывали достаточно, чтобы отложить на сберкнижку. С нее и начали Гайдар с компанией других грабителей. Прежде всего они лишили меня средств к существованию. Помню, как голодали в городах. Мы-то с огорода кормились, а ведь дачи не у всех, да и чтобы доехать туда, нужны деньги…
И ВОТ НЕСКОЛЬКО лет назад вижу по телевизору старушку: благодарит то ли Ельцина, то ли уже Путина за то, что отдали ее тысячу. Думаю, «демократы» в широкой улыбке растягивали сытые рты: мало кто уже помнит, чем отличается ельцинская тысяча от советской. В советское время на тысячу рублей я мог купить 71 пару чистокожаных туфель, тонну сахара-песка — уже даже по 87 копеек, 42 тонны угля с учетом стоимости перевозки (тогда это ничего не стоило — доставляло государство). Тонна угля стоила 14 рублей. Я мог бы купить 6250 буханок хлеба ржаного по 16 копеек, 330 килограммов сливочного масла по цене 3 рубля 10 копеек, 500 килограммов свинины по 2 рубля. И так далее.
А давайте посмотрим, чего стоит сейчас капиталистическая тысяча, не подкрепленная никаким производством, а только лишь продажей природных богатств, которые по справедливости должны принадлежать народу. Чтобы купить одну пару тех же кожаных туфель, надо затратить минимум 3 тысячи рублей. Можно купить 22 килограмма сахара, но хватит ли их для осенних заготовок? Одна тонна угля сегодня стоит около 3 тысяч рублей (без доставки). Можно на эту тысячу купить 63 буханки хлеба по 16 рублей, но уже по 600 граммов в буханке; можно приобрести аж 7 килограммов сливочного масла по 150 рублей за кг, но только не на молочной основе, а на растительных жирах, которые, как пишут, вызывают к жизни раковые клетки. На сегодняшнюю тысячу рублей можно купить уже не 500, а 5 килограммов свинины по цене 200 рублей за килограмм…
Купить-то можно, да не у каждого сегодня свободная тысяча найдется. В нынешнем году президент и правительство решили обрадовать своих россиян: советский рубль во вкладах увеличить втрое. Ах какое благодеяние! На 1 рубль в советское время я мог купить 6 буханок хлеба да еще 4 копейки получить сдачи и купить на них 4 коробки спичек. А сейчас на «втрое» увеличенный Путиным и Медведевым рубль вы и буханки хлеба не купите.
А всё почему? Да потому, что разрушено самое главное — фундамент любой экономики: промышленность и сельское хозяйство. Разрушены до основания. Всё! Больше нет у нас в Курской области ни одного коллективного хозяйства, ни одного завода, работающего на полную мощность.
В советское время наш Хомутовский район был крупнейшим в области. Здесь действовали передовые колхозы. В селе Ольховка находился свинокомплекс, а в селе Калиновка — его филиал. В посёлке Украинский был откормочник по выращиванию крупного рогатого скота. До 48 тысяч голов здесь выращивалось!
Кроме того, до 1991 года в районе работали две крупные строительные организации, автоколонна, насчитывавшая около 100 машин, а также имелись автобаза №19, сельхозтехника, транссельхозтехника, сельхозхимия, заготконтора, где изготавливали комбикорм, пенькозавод, крупный хлебозавод, две дорожно-строительные организации, два кирпичных завода, маслозавод и другие предприятия.
Район имел 82 средние, восьмилетние и начальные школы с 4 тысячами учащихся. Действовали три детских садика, Дом культуры, клуб ДСА. Также были клубы в каждом колхозе и детские сады — тоже в каждом!
Численность населения района составляла 48 тысяч человек, 189 населённых пунктов входили в ведомство Хомутовского района.
Но вот к власти пришли «демократы», и всё стало исчезать.
И количество населённых пунктов сильно уменьшилось, есть «мёртвые» деревни. Сколько? Чиновничий секрет. Во время выборов с «мёртвыми душами» идет переписка, их приглашают голосовать, а поскольку те не приходят, за них вбрасывают бюллетени в пользу «партии власти». Механизм отработанный!
Калиновский сельхозтехникум сейчас на грани закрытия. Число учащихся в школах намного сократилось, да и количество школ тоже заметно меньше.
Население с 48 тысяч человек сократилось до 11 тысяч.
Остальным просто некуда деваться. Ведь в Москву все выехать не могут, а здесь работать негде. На бывших колхозных полях выросли настоящие джунгли. Случается, что даже днем волки набрасываются на людей…
Но при всём при том есть разветвленная сеть чиновников районной администрации, получающих хорошую зарплату. Да еще какую хорошую!

По страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru. Николай Левченко, пос. Хомутовка, Хомутовский район, Курская область. По материалам сайта http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , ,

Дата в истории. К 70-летию контрнаступления советской армии под Москвой


Суть начатой либерально-буржуазными кругами — как доморощенными, так и закордонными — фальсификации российской истории в том, чтобы подменить наше общее прошлое, биографию народа, а вместе с ним — и биографии миллионов соотечественников, посвятивших свои жизни возрождению и процветанию нашей Родины, борьбе за её свободу от иноземного владычества.
Фальсификация истории — это попытка наглой подмены самой России. Одним из главных объектов фальсификаций антисоветчики избрали историю героического подвига советского народа, освободившего мир от немецкого фашизма. Понятно, что искренние патриоты не приемлют эту игру напёрсточников. Поэтому читатели «Правды» горячо одобрили опубликованную газетой в канун 70-летия начала Великой Отечественной войны статью фронтовика, доктора филологических наук, почётного профессора Тверского государственного университета Александра Огнёва и настойчиво рекомендовали газете продолжить публикацию его разоблачений фальсификаторов истории. Выполняя пожелания читателей, редакционная коллегия «Правды» приняла решение публиковать главы исследования заслуженного деятеля науки РФ А.В. Огнёва в пятничных номерах газеты.

Отступать некуда: позади — столица

Гудериан рассуждал: «Захват Москвы для немцев в 1941 году был гораздо важнее, чем для Наполеона в 1812 году, потому что этот город уже не стоял на втором месте после Петербурга,.. а стал первым и главным городом Советского Союза,.. своего рода ключом ко всей советской системе». Германское руководство считало, что после взятия Москвы наши войска не смогут продолжать сопротивление. По словам начальника штаба 4-й армии генерала Г. Блюментрита, немцам в октябре 1941 года казалось, что «Москва вот-вот падет. В группе армий «Центр» все стали большими оптимистами. От фельдмаршала фон Бока до солдата все надеялись, что вскоре мы будем маршировать по улицам русской столицы. Гитлер даже создал специальную саперную команду, которая должна была разрушить Кремль».
Германские войска 30 ноября находились в 17 километрах от границы Москвы и в 27 километрах от Кремля. 2—3 декабря они заняли станцию Крюково, находящуюся в 22 километрах от Москвы, и дошли до станции Химки, расположенной в 16 километрах от нашей столицы. 30 ноября Гитлер на весь мир объявил о том, что с немецких наблюдательных пунктов можно в бинокль различить силуэты кремлевских башен. Но радужные ожидания немцев не сбылись, они не смогли захватить столь близкую от них Москву и победоносно завершить войну.
8 октября Государственный Комитет Обороны (ГКО) СССР принял решение об эвакуации авиазаводов Москвы и Московской области.
С 10 октября оборону Москвы возглавил Г.К. Жуков. А.Н. и Л.А. Мерцаловы в брошюре «Г.К. Жуков: новое прочтение или старый миф», вышедшей в 1995 году, утверждали, что «по своему образованию, общему кругозору» Тимошенко и Жуков «могли быть всего лишь рядовыми командирами». В таком случае невозможно объяснить: как же крайне недалекий и необразованный Жуков сумел разбить под Москвой великолепные немецкие войска, возглавляемые блестящими, очень образованными генералами?
12 октября ГКО решил строить третью оборонительную линию, которая полукругом опоясывала Москву в радиусе 15—18 километров. Было решено эвакуировать из Москвы ряд правительственных учреждений, дипломатический корпус, крупные оборонные заводы.
13 октября собрание актива Московской партийной организации постановило: «Мобилизовать всех коммунистов и комсомольцев, всех трудящихся Москвы на отпор немецко-фашистским захватчикам, на защиту Москвы, на организацию победы». В тот же день начали формировать 25 добровольческих батальонов.
14 октября митрополит Сергий обратился с воззванием к прихожанам: «Вторгшийся в наши пределы коварный и жестокий враг, по-видимому, напрягает все свои силы. Огнем и мечом проходит он нашу землю, грабя и разрушая наши сёла. Силен враг, но велик Бог Земли Русской».
14 октября была принята установка эвакуировать наркоматы и ведомства.
Начиная с 15 октября многие предприятия и учреждения стали переезжать на восток.
16 октября из столицы выехал Генштаб. От него была оставлена небольшая группа работников
(9 человек) во главе с А. Василевским.
17 октября по поручению ЦК ВКП(б) А. Щербаков, выступая по радио, заявил: «За Москву будем драться упорно, ожесточенно, до последней капли крови. План гитлеровцев мы должны сорвать во что бы то ни стало».
С 20 октября по решению Государственного Комитета Обороны в столице и прилегающих к ней районах было введено осадное положение. П. Судоплатов в воспоминаниях «Разведка и Кремль» сообщил: «На тот случай, если немцам удастся захватить город, наша бригада заминировала в Москве ряд зданий… а также важные сооружения как в столице, так и вокруг неё».

Идейные битвы вокруг битвы за Москву

Ю. Походаев заявил, что «война была проиграна немцами 16 октября 1941 года, во второй половине дня». По его описанию, немцы подъехали «к какой-то» реке, где был солдат с маленькой пушкой, ему помогал мальчик, они стали стрелять в немцев, попали в бронемашину. Немцы скрылись. «Этот случай для немцев оказался роковым. Если бы они знали, что, кроме пушечки, одного солдата и паренька, до самой Москвы никого нет, они спокойно и свободно могли бы доехать до Сокола или Белорусского вокзала. А так что они могли подумать? Мост заминирован, берег в обороне, надо готовиться к штурму. Для этого требовалось два-три дня. За это время прямой доступ к городу перекрыли регулярные войска… Всего два дня промедления — и судьба войны была решена». Мальчиком был Походаев. Надо бы поставить ему величественный памятник, но где найти «какую-то» реку? К ней, как вытекает из статьи, подошла немецкая разведка, у врага там не было войск для наступления, и, конечно, не спас этот случай Москву, тем более не вершил он судьбу войны.
Доктора исторических наук А. Басов и Л. Гаврилов в статье «Столица-крепость» тоже объявили 16 октября 1941 года «решающим днем битвы за Москву в Великой Отечественной войне против немецко-фашистского нашествия»: тогда «ГКО решил начать немедленно эвакуацию из Москвы». В действительности это решение было принято раньше. Вызывают недоумение домыслы остепенённых историков: «Но народ, а вслед за ним и руководители партии и государства не выполнили этого постановления», им «пришлось возглавить работу по укреплению обороны города». В действительности эвакуация была проведена, а руководство страны ни на один день не уклонялось от работы по защите Москвы. Секретарь МК ВКП(б) В. Пронин в «Битве за Москву» сообщил: «За полтора месяца было эвакуировано на восток около 500 предприятий, фабрик и заводов, более миллиона рабочих, инженерных и научных работников, много учреждений, театров, музеев».
Топограф С. Голицын в «Записках беспогонника» писал о «панике, безумной и стихийной, внезапно охватившей Москву» 16—18 октября: «По Ярославскому, Горьковскому, меньше по Рязанскому шоссе ринулись обезумевшие толпы на машинах и просто пешком. Учреждения прекратили работу, архивы (в том числе и архив НКВД со всеми картотеками) жглись, в магазинах то выбрасывали на прилавки все запасы, то вешали на дверях замки. На иных заводах и в учреждениях выдавали зарплату за три месяца вперед, на других сокращали поголовно всех, кроме начальства».
Бывший управляющий делами СНК СССР Я. Чадаев вспоминал: «В это время нарастала кризисная обстановка. Подняли голову притаившиеся до сих пор подонки общества, державшие за пазухой камень против Советской власти. Дело дошло до того, что в один из дней на Лобном месте против Кремля устроился с винтовкой лазутчик и произвел несколько выстрелов по выезжавшей из Кремля автомашине. Стрелявший рассчитывал, что в машине ехал Микоян. Лазутчика, конечно, обезвредили». Поступали сообщения о грабежах квартир, магазинов, складов, о нарушениях общественного порядка. Для пресечения беспорядков были приняты решительные меры. Паника 16—17 октября «захватила лишь небольшие группы населения».
Были факты, когда «рабочие больших заводов и фабрик организовали охрану предприятий, не хотели эвакуироваться и требовали продолжать работу. Они первыми проявили уверенность в том, что фашисты не прорвутся в Москву», — писали Басов и Гаврилов. Вряд ли стоит напрасно искать, кто «первым» проявил такую уверенность. В. Кардин сообщал: «13—16 октября 12 тысяч москвичей добровольно вступили в коммунистические батальоны. Значительная часть волонтёров — «белобилетники»-студенты и беспартийная интеллигенция средних лет». Они были уверены в том, что «Москва не будет сдана». В. Пронин вспоминал, что, приступив к массовой эвакуации, Московский горком ВКП(б) и Московский Совет «недостаточно разъяснили её необходимость населению».
Патриотическая настроенность рабочих и уверенность в разгроме врага под Москвой были настолько сильны, что на ряде предприятий часть рабочих противилась выезду на восток. «16 октября… рабочие 2-го часового завода не выпускали со двора нагруженные оборудованием и материалами автомашины». Пронин приехал на завод, выяснилось: рабочие не знали, что эвакуация проводится по решению правительства. 17 октября толпа жителей не пропускала на шоссе Энтузиастов идущие из города на восток автомашины. Положение нормализовалось, когда жителям «разъяснили причины эвакуации, рассказали, что руководство остается на месте, что на подступах к столице строятся укрепления и никто сдавать Москву не собирается».
Не могу верить тому, что писал Ю. Нагибин в «Свете в конце туннеля»: «Вскоре подъем, испытанный оставшимся в Москве населением в связи со скорым приходом немцев и окончанием войны — никто же не сомневался, что за сдачей Москвы последует капитуляция, — изменился томлением и неуверенностью. Втихаря ругали Гитлера, расплескавшего весь наступательный пыл у стен Москвы… Многие оставшиеся в городе ждали немцев». В. Кардин утверждал, что при подходе немцев к Москве находились люди, которые «для новых хозяев составляли списки коммунистов, евреев, командирских семей». Немного было подобных предателей.
Г. Владимов бесстыдно лгал, будто Сталин в октябре 1941 года вёл себя как ведут «только дезертир и трус, когда Жуков возвращался к ночи с позиций, укладывал его спать на кушетку и самолично стягивал с него сапоги, не забыв спросить о себе — не отъехать ли ему в Куйбышев, куда всё правительство смылось». Между тем, по словам Жукова, именно Сталин «добивался почти невозможного в организации обороны Москвы». Кстати, В. Литов сообщил, что в архивных документах зафиксировано: «Жуков трижды предлагал сдать Москву и даже пытался перенести свой командный пункт к Белорусскому вокзалу. Сталин резко одернул полководца и приказал ему держаться до конца». Это весьма неожиданное сообщение (верное ли?) требует вдумчивого изучения.
Профессор-экономист Г. Попов, названный генерал-майором Б. Голышевым «ученым невеждой», в статье «Только правду, всю правду. К шестидесятилетию победы под Москвой», опубликованной в 2001 году в трёх номерах «Московского комсомольца», объявил, что инициатива создать народное ополчение возникла у московского руководства, а Сталин был якобы «не в восторге от этой идеи», думая: «Не создают ли в виде ополчения претенденты на новое правительство России вооруженную базу для себя?» По мысли Попова, эти формирования «со своими авторитетными формальными и неформальными лидерами, получив оружие, могли стать опасными»: Сталин якобы боялся, что Московский ГК ВКП(б) задумал-де отстранить его от власти. Эти фальсификации отечественной истории легко опровергнуть. Ещё 3 июля Сталин говорил: «Трудящиеся Москвы и Ленинграда уже приступили к созданию многотысячного народного ополчения на поддержку Красной Армии. В каждом городе, которому угрожает опасность нашествия врага, мы должны создать такое народное ополчение».
Г. Попов негодует, что «всё ополчение не остаётся в столице, сразу же уезжает из неё на рытье окопов» и «все грандиозные затраты человеческого труда и материалов оказались бесполезными». В «Истории Второй мировой войны» приведено донесение командира 5-го немецкого корпуса, который описывает события куда честнее профессора-либерала: «Используя хорошо оборудованные позиции (не ополченцы ли создали их? — А.О.)… и сильное минирование, 316-я русская дивизия… ведёт поразительно упорную борьбу».
В том, что ополченцы воевали, Попов видит не суровую необходимость, а желание погубить их. Он откровенно лжёт, утверждая, будто «армейское командование получило приказ при первом же поводе двинуть ополченцев подальше от Москвы и бросить их в первую же мясорубку». На самом деле сформированные ополченческие подразделения были отправлены на строившуюся в тылу Можайскую линию обороны, где они занимались боевой подготовкой и строили укрепления. В сентябре они были переформированы в обычные стрелковые дивизии, в бой пошли в декабре 1941 года — во время контрнаступления под Москвой.
Доктор военных наук Г. Кириленко писал о дивизиях ополченцев: «Многие из них в последующем награждены орденами Ленина, Суворова и Боевого Красного Знамени, а дивизия народного ополчения Киевского района Москвы стала даже 77-й гвардейской». По лживой версии Попова, Сталин не доверял тогда секретарю Московского горкома партии Щербакову. Но как тогда объяснить то, что он вскоре назначил А.С. Щербакова ещё и начальником Главного политического управления Красной Армии?

Поклонимся защитникам столицы

Когда враг угрожал Москве, когда страна была в опаснейшем положении, Алексей Толстой писал 7 ноября 1941 года в «Правде»: «За эти месяцы тяжелой, решающей борьбы мы всё глубже понимаем кровную связь с тобой, еще мучительнее любим тебя, Родина… Наша земля немало поглотила полчищ, наезжавших на неё насильников… Наша Родина ширилась и крепла, и никакая вражья сила не могла пошатнуть её. Так же без следа поглотит она и эти немецкие орды. Так было, так будет. Ничего, мы сдюжим!» В октябре 1941 года Илья Эренбург призывал: «Мы должны выстоять. Сейчас решается судьба России. Судьба всей нашей страны. Судьба каждого из нас. Судьба наших детей… Мы выстоим: мы крепче сердцем. Мы знаем, за что воюем: за право дышать. Мы знаем, за что терпим: за наших детей. Мы знаем, за что стоим: за Россию, за Родину».
Политрук Василий Клочков, воевавший в составе 316-й стрелковой дивизии И. Панфилова, воскликнул в критическую минуту боя: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» Кстати, эти замечательные слова, правдиво отражающие тогдашний настрой советских людей, «воссоздал» 28 ноября 1941 года А. Кривицкий в статье, опубликованной в газете «Красная звезда». 28 панфиловцев совершили беспримерный, ставший широко известным всей стране подвиг у разъезда Дубосеково, защищая столицу.

Н. Тихонов обратился к символическому образу Родины-матери, прославляя их подвиг:
Смотри, родная сторона,
Как бьются братьев
двадцать восемь!
Смерть удивленно
их уносит:
Таких не видела она.

Ю. Жук в книге «Неизвестные страницы битвы за Москву. Крах операции «Тайфун». Неизвестное об известном. Московская битва: факты и мифы» несколько по-иному рассказал о подвиге 28 героев-панфиловцев. Он указал, что в действительности в 4-й роте капитана Гундиловича перед боем было 130—140 человек. Первая атака фашистских войск была отбита, а во время второй немецкие танки разбили роту, в ней в живых осталось человек тридцать. Всем 28 панфиловцам присвоили звание Героя Советского Союза посмертно. Впоследствии выяснилось, что пятеро остались живыми. В их числе был и сержант Добробабин, попавший в плен к немцам и пошедший служить в немецкую вспомогательную полицию. После следствия и суда его лишили высокого звания.
В повести А. Бека «Волоколамское шоссе» (написана в 1943—1944 годах) изображен героизм защитников Москвы в 1941 году. В ней выведены реальные лица: командир 8-й гвардейской дивизии генерал Панфилов, главный герой повести командир батальона Баурджан Момыш-Улы, стойкий, суровый, непреклонный, с бурным темпераментом казах. В повести стал главным мотив воспитания настоящего воина. В ней показаны процесс формирования батальона как боевой единицы, массовый героизм панфиловцев в боях на подступах к Москве. Автор основное внимание уделяет переживаниям, психологии бойца во время боевых операций. Волевой, строгий, инициативный командир Момыш-Улы говорит: «Я хочу быть скупым на слова, когда речь идет о любви к Родине». Удачным получился образ генерала Панфилова. Он воспитывал в бойцах умение мыслить на войне, внушал офицерам, что «главная обязанность, главное дело командира — думать, думать и думать».
Всенародная трагедия военного 1941 года, жестокие бои на Западном направлении и под Москвой, массовый героизм советских людей показаны в романах К. Симонова «Живые и мертвые», В. Соколова «Вторжение» (о кульминации Московской битвы), М. Бубеннова «Белая береза», И. Стаднюка «Война», Г. Бакланова «Июль 1941 года», в повестях А. Бека «Волоколамское шоссе», К. Воробьёва «Убиты под Москвой», Б. Васильева «В списках не значился», В. Сальковского «На старой смоленской дороге» и других произведениях литературы.
«Тайфун» выдыхается По словам Гарта, осенью 1941 года «большинство немецких генералов стояли за то, чтобы прервать наступление и занять выгодные позиции на зиму». 9 ноября 1941 года Гитлер заявил: «Признание того факта, что ни одна из сторон не способна уничтожить другую, приведет к компромиссному миру». В эти же дни командующий группой армий «Юг» фельдмаршал фон Рунштедт предложил отступить на границу с Польшей и закончить войну политическим путем. Его поддержал командующий группой армий «Север» фельдмаршал Риттер фон Лееб.
Командующий группой армий «Центр» Бок выступил за продолжение наступления на Москву, но предупредил, что его исход «будут решать последние батальоны». В поддержку идеи наступления высказались также главнокомандующий сухопутными войсками Браухич и начальник генштаба сухопутных войск Гальдер. Следует учесть упоминание в западногерманской литературе о беседе командующего армией резерва генерал-полковника Фромма с Гальдером 24 ноября 1941 года. Фромм высказался за заключение мира с Россией с тем, чтобы «продиктовать ей условия в выгодной ситуации, которая может оказаться последней».
Немецкая армия не смогла сломить упорное сопротивление советских войск. В боях у Мценска в танковой бригаде полковника М. Катукова было всего 45 танков. Искусно используя танковые засады, катуковцы нанесли серьезное поражение немцам. За восемь суток беспрерывных боев Гудериан потерял 133 танка, 2 бронемашины, 2 цистерны с горючим, 35 ПТР, 15 тягачей с боеприпасами, 6 минометов, 4 зенитных орудия, 6 самолетов и до полка пехоты. Бригада Катукова в тех боях потеряла 19 танков, из которых 7 сгорели, а 12 машин были восстановлены.
Ширер констатировал: «Несколько генералов, в том числе Гудериан, Блюментрит и Дитрих Зепп, с удивлением писали о русском танке Т-34, о котором раньше ничего не слышали и который имел такую прочную броню, что снаряды немецких противотанковых орудий отскакивали от неё, не причиняя никакого вреда. Появление этого танка, говорил позднее Блюментрит, ознаменовало «зарождение так называемой танкобоязни» в немецких войсках. Гудериан записал в дневнике: «Это был первый случай, когда огромное превосходство Т-34 над нашими танками стало совершенно очевидным».
Не удалось Гудериану — при всех его очень настойчивых попытках — захватить Тулу, хотя он, обойдя её, вышел к Кашире. Операция «Тайфун» окончательно сбилась с победного темпа и со всей очевидностью провалилась. «И теперь, когда Москва была почти на виду, — вспоминал Блюментрит, — настроение как командиров, так и войск начинало меняться. Сопротивление противника усиливалось, бои приобретали всё более ожесточенный характер… Многие из наших рот сократились до 60—70 солдат. Сказывалась нехватка исправных артиллерийских орудий и танков. Зима уже начиналась, но не было никаких намеков, что мы получим зимнее обмундирование… Далеко за линией фронта, в нашем тылу, в бескрайних лесах и болотах, стали давать о себе знать партизаны. Колонны снабжения часто попадали в засаду».
Как правдиво показала Маргарита Алигер в поэме «Зоя» (1942), московская комсомолка-партизанка Зоя Космодемьянская отдала свою жизнь ради своей Родины, ради счастья советских людей. Поэма написана в форме задушевной беседы между автором и юной партизанкой Зоей. В трёх главах поэмы изображены довоенный период жизни народной героини, события во время войны и в день гибели комсомолки.
М. Алигер сумела передать её духовное обаяние, её раздумья и переживания, единство её мыслей и чувств с мыслями и чувствами народа. Героическое поведение Зои перед смертью стало её высокой идейно-нравственной победой, началом её славного бессмертия. Она стала «нашей любимицей, символом правды и силы, чтоб была наша верность, как гибель твоя, высока». Зоя превратилась в олицетворение мужества и непобедимости русского народа. Трагедийность поэмы наполнилась жизнеутверждающей силой.
Немецкие генералы заговорили о поражении В октябре 1941 года немецким войскам удалось продвинуться на 230—250 километров в направлении Москвы, но главной цели операции «Тайфун» они не достигли: Москву не взяли, наше сопротивление не сломили. 30 октября командование группы армий «Центр» выпустило директиву на продолжение операции № 2250/41: «Дальнейшее наступление пехотных соединений при поддержке 4-й танковой группы в направлении Ярославль — Рыбинск предусмотреть на случай, если позволят погодные условия и положение со снабжением. 9-й армии выяснить обстановку под Калинином, севернее Ярополец, отбросить противника на участке реки Лама и захватить переправы через западную оконечность Волжского водохранилища. В дальнейшем сосредоточить 3-ю танковую группу для наступления южнее Волжского водохранилища в направлении на северо-восток».
Выполнить такую большую задачу было выше возможностей измотанных и понесших большие потери в предыдущих боях немецких войск. К середине ноября в составе немецкой авиации на Московском направлении насчитывалось 580 боевых машин, а наших самолетов под Москвой — 1138.
Германская разведка не смогла точно оценить сложившуюся обстановку, узнать о подготовке к участию в боях новых советских армий. 18 ноября Гальдер записал в своём дневнике: «Вообще же фельдмаршал фон Бок, как и мы, считает, что в настоящий момент обе стороны напрягают свои последние силы и что верх возьмёт тот, кто проявит большее упорство. Противник тоже не имеет резервов в тылу и в этом отношении наверняка находится в еще более худшем положении, чем мы».
15 ноября 3-я танковая группа перешла в наступление южнее Калинина, которое в первые дни проходило более или менее успешно для немцев.
В ночь на 16 ноября правофланговые части 30-й армии были изолированы севернее Московского моря.
19 ноября соединения 3-й танковой группы повернули на юг с целью захватить город Клин и перерезать дороги к отступлению для советской 16-й армии.
За 16—20 ноября немецкие войска продвинулись к востоку от Волоколамска на 15—25 километров.
22 ноября они захватили Клин. Дальнейшее наступление на восток у них затормозилось, наши войска очень стойко оборонялись.
В составе 16-й армии героически сражались бойцы 78-й стрелковой дивизии под командованием А. Белобородова. 18 ноября ей была поставлена задача контратаковать немцев, устремившихся к шоссе Волоколамск — Москва. Командующий 16-й армией К. Рокоссовский впоследствии рассказал: «Сибиряки шли на врага во весь рост. Удар они нанесли во фланг. Противник был смят, опрокинут, отброшен… Лишь выдвинув на это направление новые части, немцы приостановили дальнейшее продвижение 78-й дивизии».
Только после трёх дней боёв 26—28 ноября немцы выбили советские части с Истринского рубежа. В обход Истринского водохранилища через Солнечногорск на Москву двигались 2-я и 11-я немецкие танковые дивизии. Чтобы изменить неблагоприятную обстановку, Жуков приказал кавалерийской группе генерала Доватора немедленно нанести контрудар во фланг солнечногорской группировке противника. Сюда срочно была переброшена 133-я стрелковая дивизия. Из 49-й армии Западного фронта на Солнечногорское направление перебрасывалась 7-я гвардейская дивизия. В район Крюкова была перемещена 8-я гвардейская стрелковая дивизия вместе с 1-й гвардейской танковой бригадой М. Катукова.
29 ноября контрударом 29-й и 50-й стрелковых бригад при поддержке артиллерии и авиации немцев отбросили на западный берег канала Москва — Волга. В этот день Гальдер записал в дневнике: «Активность противника перед фронтом 4-й армии несколько возросла. В донесениях говорится о подготовке противника к наступлению (?). На северном фланге 4-й армии и на фронте 3-й танковой группы — никаких изменений. Противник перебрасывает силы (по-видимому, снятые с участка фронта перед 9-й армией и выведенные из района Ярославля) против 7-й танковой дивизии, наступающей через канал Москва — Волга в районе Яхромы».
Полученные сведения о подготовке советских войск к наступлению высшее командование вермахта не хотело воспринимать всерьёз.
Еще до начала нашего контрнаступления под Москвой ряд высших немецких деятелей стал сомневаться в успехе дальнейшей войны против СССР. 23 ноября Гальдер писал: «Таких сухопутных войск, какими мы располагали к июню 1941 года, мы уже никогда больше иметь не будем… Возможно, что война сместится из плоскости военных успехов в плоскость способности выстоять в моральном и экономическом отношении».
Генерал-полковник К. Рейнгардт в книге «Поворот под Москвой» признал: «Планы Гитлера и перспективы успешного завершения войны Германией рухнули, видимо, в октябре 1941 года и, безусловно, с началом русского контрнаступления».
Министр по делам вооружения и боеприпасов Фриц фон Тодт 29 ноября 1941 года обратился к Гитлеру с призывом: «Мой фюрер, войну необходимо немедленно прекратить, поскольку она в военном и экономическом отношении нами уже проиграна».
29 ноября немцев выбили из Ростова, что стало для них крупной неудачей. «Наши беды начались с Ростова, — признал позднее Гудериан. — Это было зловещее предзнаменование». Фельдмаршал фон Рундштедт из-за потери Ростова был снят с поста командующего на Южном направлении. «Неожиданно я получил от фюрера приказ оставаться там, где мы находимся, и не отступать дальше, — рассказал он. — Я немедленно телеграфировал в ответ: «Пытаться удержать позиции — безумие. Во-первых, войска не смогут этого сделать; во-вторых, если они не отступят, то будут уничтожены. Повторяю, этот приказ необходимо отменить или придется подыскать кого-нибудь другого на мое место». В тот же вечер от фюрера поступил ответ: «Согласен с вашей просьбой. Пожалуйста, сдайте командование».
1 декабря командующий войсками группы армий «Центр» фон Бок телеграфировал в «совершенно секретном» донесении главнокомандующему сухопутными войсками Браухичу о положении под Москвой: «Как показали бои последних 14 дней, предположение, что противостоящий группе армий противник «близок к поражению», оказалось иллюзией… И если бы даже невозможное стало возможным и удалось бы выиграть дополнительное пространство, то для окружения Москвы и её блокады с юго-востока, востока и северо-востока сил и вовсе бы не хватило. Следовательно, наступление теряет всякий смысл, тем более что недалеко то время, когда силы войск иссякнут… Необходимо срочно выбрать выгодный и менее растянутый рубеж в тылу для войск Восточного фронта и соответствующими силами оборудовать его в инженерном отношении, подготовить места для расквартирования войск и тыловые коммуникации, чтобы при получении соответствующего приказа его можно было занять в течение короткого времени».
Начало разгрома немецких войск под Москвой 1 декабря 1941 года вышел приказ № 396 о контрнаступлении наших войск под Москвой за подписью «Ставка Верховного Главнокомандования. И. Сталин, А. Василевский». В. Солоухин явно присочинил, будто Г. Жуков «просил перед каждым наступлением, чтобы соотношение наших бойцов и немцев было десять к одному». В книге «Россия распятая» И. Глазунов повторил эту ложь: «Жуков… не начинал сражения, если на одного немецкого солдата у него не было десяти советских». Г. Якобсен писал: «Советы, по немецким данным, усилили свой Западный фронт 50 пехотными и 17 танковыми дивизиями». В «Истории войн» говорится, что советские полководцы добивались успехов только при подавляющем превосходстве своих войск: «Получив сильное подкрепление в количестве 100 свежих дивизий, русские начали контрнаступление и погнали германские войска, несмотря на их отчаянное сопротивление».
14 сентября 1941 года Зорге сообщил в Москву: «Японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в МСГ на случай наступления весной будущего года в случае поражения СССР к этому времени». Это сообщение помогло нашему командованию принять решение снять ряд корпусов с Дальнего Востока и перебросить их под Москву. Но не было у нас возможности заполучить столь много — целых сто! — новых дивизий.
Советское контрнаступление 5 декабря и началось, и в дальнейшем проходило без нашего превосходства в силах. Как сообщается в 4-м томе «Истории Второй мировой войны», «к началу декабря 1941 года противник имел под Москвой свыше 1708 тысяч человек, около 13,5 тысячи орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов. У советских войск здесь было 1100 тысяч человек, 7652 орудия и миномета, 774 танка (в том числе 222 средних и тяжелых) и 1000 самолетов». Немцы превосходили там наши войска в личном составе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8, в танках — в 1,5 раза, в боевых самолетах уступали в 1,6 раза.
На войне не всё решает количественный фактор. И. Шафаревич удивлялся «совершенно загадочному повороту в войне»: «Тогда я понял, что, кроме числа мобилизованных солдат, количества боеприпасов и других зримых материальных вещей, способно материализоваться, стать реальным фактором духовное чувство, какой-то идеалистический порыв». Этот патриотический порыв, героическая самоотверженность народа и сыграли решающую роль в успехе нашего контрнаступления. Немецкие войска, полудугой вытянувшиеся вокруг Москвы, под напором сильных ударов Красной Армии стали отступать. Г. Жуков вспоминал: «Когда в сражении наступил перелом, я так крепко заснул, что меня не могли разбудить. Два раза звонил Сталин, ему отвечали: «Жуков спит, не можем его добудиться…»
К вечеру 5 декабря Гудериан информировал Бока, что его части вынуждены отходить, и Бок по телефону сообщил Гальдеру, что «силы иссякли». В 1950 году Жуков говорил: «Как выяснилось потом из документов, в ту ночь, когда мы начали свое наступление, Браухич уже отдал приказ об отступлении за реку Нара, то есть он уже понимал, что им придется отступать, что у них нет другого выхода». Браухич в отчаянии сообщил начальнику генштаба о своем решении уйти с поста главнокомандующего сухопутными войсками. 7 декабря Гальдер посчитал, что события этого дня «ужасающи и постыдны» для вермахта.

7 декабря командующий группой «Центр» фельдмаршал фон Бок проанализировал в своем дневнике причины неудачи наступления на Москву:
«Ужасный день. Три обстоятельства привели к нынешнему тяжелому кризису:
1. Начавшаяся осенняя распутица. В результате её передвижение войск и их боепитание парализованы…
2. Развал железнодорожного транспорта. Недостатки эксплуатации, нехватка тягового и подвижного состава, квалифицированного персонала, рабочих…
3. Недооценка силы сопротивления противника, его людских и материальных ресурсов.

…За неожиданно короткое время русские восстановили свои понесшие урон дивизии, перебросили новые дивизии из Сибири, из Ирана, с Кавказа на угрожаемые участки, попытались заменить свою утраченную артиллерию ракетными установками. Сегодня перед фронтом группы действует на двадцать четыре значительно усиленных дивизий больше, чем 15 ноября. В отличие от этого боеспособность немецких дивизий в результате непрерывных боев и трескучих морозов упала более чем наполовину. Боеспособность танковых войск еще ниже. Потери офицерского и унтер-офицерского состава ужасающи — пополнить его еще труднее, чем восполнить потери рядовых… Положение катастрофическое… Теперь группа армий вынуждена в тяжелейших условиях перейти к обороне».
8 декабря Гитлер подписал директиву ОКВ № 39: «Преждевременное наступление холодной зимы на Восточном фронте и возникшие в связи с этим затруднения в подвозе снабжения вынуждают немедленно прекратить все наступательные операции и перейти к обороне».
Гитлер наставлял по телефону командующих Восточного фронта: «Русские будут следовать по пятам любой отступающей армии, не давая ей передышки, вновь и вновь атакуя её, а армия не сможет остановиться, ибо в тылу у нас нет подготовленных рубежей. Тогда фраза «отступление Наполеона» станет реальностью». Гитлер запретил дальнейшие существенные отступления, не разрешал дивизии отступать больше чем на 5—10 километров за одну ночь.
Гарт заключил: если бы немецкие войска «начали общее отступление, оно могло бы перерасти в полный разгром».

Александр Огнев, фронтовик, профессор, заслуженный деятель науки РФ
По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , ,

Зорькин — Останиной: остаюсь верным слугой режима


22 ноября несколько патриотических порталов распространили «Открытое письмо» депутата Госдумы Нины Останиной председателю Конституционного суда РФ В.Д. Зорькину. С весьма характерным подзаголовком: «А разве президент у нас — царь?»

Появилось она на сайте КПРФ, весьма подробно изложило его ИА «Росбалт», после чего оно, что называется, пошло гулять по свету.

Вначале депутат специально оговорилась, что это не депутатский запрос, который подразумевает особую форму подачи их на стол председателя КС.

«Нет, это обращение, — подчеркнула Н.Останина, — моя попытка достучаться до Вашего ума и сердца. Стремление сказать о том, какая сегодня на Вас лежит колоссальная ответственность. И чего граждане России ждут от Вас как высшего конституционного судьи, призванного следить за соблюдением Основного закона страны».

Интернет позволяет целиком прочесть все письмо, так что не буду его пересказывать (http://kprf.ru/dep/99258.html).

Напомню его основные тезисы.

«Часть 2 ст. 55 Конституции провозглашает: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина, — напомнила депутат. — А сколько таких законов протолкнули в последние годы депутаты «Единой России» с подачи правительства при вашем благодушном молчании?»

В качестве примера она привела Жилищный кодекс, «отнявший у граждан страны конституционное право на жилище». Саму жилищную реформу, «означавшую спихивание содержания жилищного хозяйства с плеч государства на самих жильцов и давшую старт безудержному росту квартплаты». В этом же ряду «и людоедский закон о конфискации («монетизации») у людей потом и кровью заработанных льгот, который явился самым настоящим антиконституционным переворотом».

А «разве не ударом по Конституции явилась ликвидация на выборах в нижнюю палату одномандатных округов и введение партийных списков? — спрашивала Н.Останина главного стража Конституции. — Ведь тем самым граждан лишили конституционного права избирать и быть избранным (ч. 2 ст.32). Теперь для этого нужно обязательно записываться в какую-либо партию. Но партийная «фильтрация» кандидатов в депутаты в Основном законе не предусмотрена».

Говоря о нынешней избирательной кампании, автор письма обратила внимание В.Зорькина на то, что «примерно в 50 регионах из 83 списки партии «Единая Россия» возглавили вице-премьеры, министры, губернаторы и другие чиновники, выступив в роли пресловутых «паровозов».

«Но разве у нас не записан в Конституции принцип разделения властей? Разве по законам о партиях и госслужбе не запрещено чиновникам вмешательство в дела партий?» — поставила новый вопрос депутат-коммунист.

И дальше, я бы сказал, «гвоздь программы».

«Невозможно понять также, — пишет Нина Александровна, — на каком основании президент Д.Медведев встал во главе избирательного списка «Единой России», которая ни по закону, ни по Конституции не является правящей партией? Разве он не должен как гарант наших прав и свобод стоять «над схваткой», обеспечивая всем участникам предвыборного марафона равные права и возможности? Дмитрий Анатольевич клялся на Конституции страны «верно служить народу», а не партии «Единая Россия». А сейчас, выходит, весь административный, финансовый, полицейско-информационный ресурс государства он направляет для победы этой партии, даже формально не являясь ее членом.

Разве это не грубейшее попрание Конституции, не превышение им своих служебных полномочий?» — задает последний вопрос Н.Останина и делает заключительную ремарку: «У нас президент все-таки не царь, чтобы быть вне закона и над законом». «А сейчас, как считают наши избиратели, с его помощью происходит рейдерский захват власти этой «партией сласти».

В заключение депутат призвала председателя КС «найти способ указать исполнительной власти на вопиющие нарушения законов и Конституции с ее стороны».

Поскольку ее письмо пошло гулять по электронным СМИ и было направлено на сайт самого Конституционно суда, то, понятное дело, замолчать его, как ни хотелось, было невозможно. Оно стало фактом общественной жизни, знаковым событием нынешней избирательной кампании.

И вот последовал ответ В.Зорькина. Да еще какой! Он был опубликован 29-го ноября в правительственной «Российской газете» и по своему объему раз в 5-6 превышал «Открытое письмо» депутата (http://www.rg.ru/2011/11/28/zorkin.html) Почти целая газетная полоса!

После прочтения мне на ум сам собой пришел известный афоризм: «Как много приходится говорить, когда сказать нечего».

Потому что ни на один поставленный депутатом вопрос г-н Зорькин умудрился не ответить. Ни на один. Можете убедиться сами.

Я был потрясен, когда этот заслуженный юрист пустился в такие дебри казуистики и демагогии, что дух захватывало. Сразу подумалось, что «отливать в граните» он учился вместе с Дмитрием Анатольевичем. Вот лишь некоторые красочные пассажи

Цитирую: «Как все, наверное, понимают, меня по роду деятельности и занимаемой должности нельзя смутить никакими письмами… А вот то, что обнажают эти письма, меня и впрямь смутило. Ибо обнажают они вопиющую дикость определенной части нашего политического класса».

Еще перл: «Эти письма выявляют какую-то потаенную криминальность сознания части нашего политического класса. Подчеркиваю — потаенную. Возможно, что этого не понимают сами авторы писем. Но это так».

И дальше все так же мыслию по древу: «Угроза превращения человека в зверя — одна из самых страшных и постоянных угроз, нависающих над человечеством. Защищаясь от этой угрозы, человек выработал нормы и правила. Институт судейства — одно из слагаемых в том, что касается как выработки норм и правил, так и их соблюдения».

Вот еще строки из ликбеза, который глава КС счел нужным преподать автору послания: «Даже обыкновенный бандит знает цену правилам. Пусть криминальным, но правилам. Ибо он обязан организовать хотя бы криминальную жизнь. И понимает: как только исчезнут хоть какие-то правила, жизнь кончится. Подчеркиваю, немедленно кончится. Не только общественная жизнь, а мало-мальски человеческая. Начнется оргия безумства, война всех против всех, истерика самопожирания».

Дальше начались косвенные обвинения депутата в «пиаре»: «Оргия пиара и оргия дикого криминального капитализма подпитывают друг друга. Сводят с ума неустойчивого политика. Возникают самые неожиданные соблазны, весьма близкие к элементарному безумию: «А давай-ка я обращусь с открытым письмом аж к самому Председателю Конституционного суда! И привлеку к себе внимание. Глядишь, он мне ответит и еще больше внимания ко мне привлечет».

Ничего лишнего. Все по делу. А вот и личный выпад. Как же без него?

«В мире есть очень много случайного. Искать во всем взаимосвязь — негоже. Может быть, это всего лишь случайность — то, что представитель КПРФ, обратившийся ко мне с разнузданным открытым письмом, был обласкан вице-президентом США господином Байденом».

Как и почему состоялся диалог депутата Н.Останиной с Байденом, Зорькину не интересно. Могу уточнить: Нина Александровна — одна из немногих депутатов в Госдуме, кто резко выступает против продажи под видом международного усыновления и удочерения наших детей-сирот в американские семьи, где их нередко мучают и забивают до смерти. А потому, если уж нельзя совсем запретить эту продажу, на которую КС, кстати, взирает совершенно равнодушно, то хотя бы требовать от США заключения и ратификации с нашей страной международного соглашения о праве наблюдения российской стороны за жизнью проданных за океан сирот.

Так зачем, спрашивается, нагородил этот словесный огород г-н Зорькин, не сказав ни слова по существу?

Да потому, очевидно, что сказать ему нечего. Всем пафосом своего преогромного эссе, всем набором уловок, штампов и демагогических разглагольствований он прекрасно дал понять: был и остаюсь верным слугой режима и вмешиваться в нарушение закона и Конституции «властной вертикалью» не собирался и не собираюсь.

Но тем самым он подтвердил опасение депутата Н.Останиной о том, что г-н Зорькин выступает сегодня в роли «похоронщика» Конституционного суда.

Василий Некрасов

По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , ,

Гостелевидение показало, что в Ростовской области проголосовали более 146% избирателей В Воронежской области явка составила 130%, утверждает «Россия-24»


Москва, Декабрь 05 (Новый Регион, Ольга Панфилова) – Пользователи социальной сети «ВКонтакте» выложили сохраненный кадр с телеканала «Россия-24», на котором выводятся данные голосования в Ростовской области. Если сложить результаты всех партий, получается, что всего в регионе проголосовали 146,47%.

«Сложите все проценты? Кто до сих пор верит государственным СМИ?» – говорится в подписи к скриншоту на странице «Anarcho News».

Согласно выведенным на экран показателям, у «Единой России» – 58,99%, у КПРФ – 32,96%, у «Справедливой России» – 23,74%, ЛДПР – 19,41%, а у «Яблока» – 9,32%.

Похожая ситуация на «России-24» произошла с показателями по Воронежской области. Как следует из фотографии, выложенной журналистом «Коммерсанта» Олегом Кашиным, телеканал показал, что в Воронежской области явка составила 130%, передает «Газета.Ru».

По материалам 2011, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 5, 2011 в Мой блог

 
 
%d такие блоггеры, как: