RSS

Малоизвестные страницы истории. 1917 год. Между июлем и октябрём

05 Дек

В предыдущем выпуске юбилейных страниц, посвященных 100-летию «Правды» (23—26 сентября 2011 года «Допрос в контрразведке»), были впервые опубликованы документы, которые, наряду со многими известными ранее источниками, опровергают бесконечно тиражируемый антисоветской пропагандой миф о том, что «Правда» в 1917 году издавалась «на немецкие деньги». Этот грязный и лживый поклёп, как и клеветнические наветы на вождя революции («Ленин — шпион», «Ленин бежал на подводной лодке в Германию»), с особой яростью обрушился на большевиков и «Правду» в июльские дни 1917 года.
Мы уже рассказывали о том, как были разгромлены милицией Керенского редакция и типография «Правды», арестованы и брошены в тюрьмы видные деятели партии, многие авторы и сотрудники газеты. «Нет больше большевиков!» — радостно извещали своих читателей буржуазные газеты. Но контрреволюция рано праздновала победу. Оставшись после запрета и июльского разгрома без средств, без помещения и какой-либо материальной базы, четырежды сменив название, «Правда» возрождалась, словно феникс, и снова, с первых же номеров, становилась той самой революционной, партийной трибуной, которая сплачивала воедино массы рабочих, солдат и крестьян, готовя их к решающему штурму старого мира, к великой пролетарской революции, осуществленной в октябре 1917 года.

«Рабочий и Солдат»

Первым названием возрожденной газеты стало «Рабочий и Солдат». По воспоминаниям правдистов тех лет, средства на первый номер питерские рабочие и солдаты, балтийские матросы собирали буквально по копейкам. Лишь через две недели удалось найти типографию («Народ и Труд» в доме 42 на Гороховой улице), хозяева которой после долгих уговоров согласились печатать газету. Не было поначалу у газеты ни конторы, ни приёма подписки. Свежие номера буквально расхватывались «из-под машины» разносчиками и делегатами от заводов и воинских частей.
И это было понятно. В чёрные дни взявшей верх контрреволюции они видели, что ещё не всё потеряно, что вновь она с рабочим людом, их родная газета. И передовая статья первого номера «В чем наша сила?», написанная И.В. Сталиным, убеждала, что, вопреки всему, «партия борющегося за освобождение пролетариата» непобедима.
«Каждое наше поражение, — писал автор передовицы, — превращается в нашу победу, каждая победа наших противников — в их поражение.

Так было всегда. Так будет и теперь».

Отметим, что статьи Сталина (без подписи или с подписью К. Сталин) появлялись — нередко по две-три — во многих номерах «Рабочего и Солдата» и последующих «Пролетария», «Рабочего» и «Рабочего пути». В отсутствие Ленина, ушедшего в подполье, ЦК партии поручил Сталину и Свердлову политическое, «общепартийное» руководство газетой.
Да, Ильича не было в Питере. Партия, рабочие в разгар шабаша контрреволюции надежно укрыли своего вождя. Но практически каждый день тайно причаливала простенькая двухвесельная лодка к пустынному, поросшему густым кустарником берегу озера Разлив. Из лодки выходили люди, осторожно пробираясь к небольшой поляне, где возле стога сена приютился неприметный шалаш… Так осуществлялась связь Ленина с Центральным Комитетом, с главной газетой партии, на страницах которой уже в июле 1917-го вновь появляются ленинские статьи.
Об одной из таких поездок рассказал в своих воспоминаниях один из выдающихся деятелей партии Серго Орджоникидзе:
«Мы пошли к озеру, сели в лодку и, переправившись на другой берег, пошли по кустарнику… Вдруг мы остановились около сенокоса, где стоял небольшой стог сена.
В этот момент подходит ко мне человек, бритый, без бороды и усов. Подошел и поздоровался. Я ответил просто, сухо. Тогда он хлопает меня по плечу и говорит: «Что, т. Серго, не узнаёте?..»
— Власть можно взять теперь только путём вооруженного восстания, — объяснял в тот день своему соратнику В.И. Ленин. — Оно не заставит ждать себя долго. Восстание будет не позже сентября—октября…
«Всё это я слушал с напряженным вниманием, — вспоминает далее Орджоникидзе. — Впечатление было ошеломляющим. Нас только что расколотили, а он предсказывает через месяц-два победоносное восстание.
Когда я передал Ильичу слова одного товарища, что не позже августа—сентября власть перейдет к большевикам и что Председателем правительства будет Ленин, он совершенно серьёзно ответил: «Да, это так и будет».
Так оно и произошло 25 октября (7 ноября) 1917 года.

Под знамёна партии

А пока силы контрреволюции во главе с Временным правительством и при попустительстве, если не прямой поддержке, эсеро-меньшевистского большинства в Советах делали всё, чтобы окончательно расправиться с большевиками, уничтожить их прессу. Только 15 номеров продержалась «Правда» под названием «Рабочий и Солдат».
Четыре дня после запрета газеты потребовалось партии, чтобы она снова вышла в свет уже как «Пролетарий». Но и его удалось выпустить в свет лишь 10 номеров. Газету закрыли 24 августа (6 сентября н. ст.). Однако уже на следующий день, 25 августа, на питерских заводах и фабриках, в солдатских казармах и на кораблях Балтфлота люди читали «Правду» под именем «Рабочий»: 2 (15) сентября он тоже была запрещен, успели выпустить 12 номеров, и, что называется, на другой день вышел «Рабочий путь».
Но это легко сказать «сменили название». При очередном запрете газеты и разгроме типографии «спецназом» Керенского уничтожались не только техника и шрифты, но и конфисковались (или разворовывались) десятки тысяч рублей, собранных по копейкам и рублям рабочими и солдатами в «железный фонд» газеты. И газета обращается к читателям с призывом на первой странице: «Достаньте в одну неделю 100 тысяч рублей на нужды «Пролетария».
А ранее с таким же призывом она обращалась, чтобы восстановить типографию… А тут ещё и бешеная инфляция обесценивала рубли. И вновь несли уполномоченные от заводов и полков собранные деньги в «железный фонд», и вновь в редакцию шли денежные переводы из разных городов страны, из частей действующей армии. И вновь опустошалась для нужд газеты касса большевистского издательства «Прибой»… Всё — для борьбы, всё — во имя победы революционного пролетариата.
Посеянные семена давали всходы. Уже к исходу июля и в августе обстановка в стране начала резко меняться не в пользу контрреволюционных сил. Участившиеся поражения на фронтах, развал хозяйственной жизни, острый продовольственный кризис, голод, разорявшиеся без мужчин, брошенных в мясорубку войны, деревни — всё свидетельствовало о близящейся катастрофе. И в этих условиях смелое, правдивое слово большевистских газет, прорываясь сквозь все преграды в заводские цехи, казармы и окопы фронтовиков, вовлекало под знамена партии Ленина десятки и сотни тысяч новых сторонников и бойцов.
13 (26) августа «Пролетарий» публикует Манифест VI съезда РСДРП(б), только что состоявшегося полулегально в Петрограде. Съезда, провозгласившего курс на подготовку вооруженного восстания для взятия власти трудовым народом. И об этом ярко и вдохновенно звучали слова манифеста, обращенного «ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и крестьянам России»:
«В эту схватку наша партия идет с развернутыми знаменами… Она впредь будет держать их высоко, борясь за социализм, за братство народов. Ибо она знает, что грядет новое движение и настает смертный час старого мира.
Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетённые деревни!»

Октябрьский штурм

Отныне каждый номер газеты становился боевым зарядом, рупором революционных масс в преддверии решающей схватки с силами старого мира. «Правда», меняя названия, бьёт в одну точку, активно участвует в кампаниях по выборам в Петроградский и местные Советы рабочих и солдатских депутатов, в Учредительное собрание, призывая голосовать за списки большевиков. В выступлениях газеты разоблачаются истинные цели созванного Временным правительством 12 августа в Москве Государственного совещания, под ширмой которого готовилась военная диктатура. И трудовая Москва откликается на заговор контрреволюции всеобщей политической забастовкой.
Грянул корниловский мятеж. Генерал Крымов ведет на Петроград 3-й конный корпус. Но навстречу ему по призыву партии, прозвучавшему со страниц «Рабочего пути» и других большевистских газет, поднимаются десятки тысяч рабочих и солдат Петрограда, отряды молодой красной гвардии.

Мятеж подавлен, генерал Крымов застрелился…

После разгрома корниловщины с большевиками уже не могли не считаться. Стремительно растет авторитет партии в массах, воинских частях и флотских экипажах. Она завоевывает большинство в Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, и в повестку дня вновь встал лозунг «Вся власть — Советам!»
6 (19) сентября решением ЦК РСДРП(б) главным редактором «Рабочего пути» был утвержден И.В. Сталин. Близился час решающей битвы. Коррес-понденции, письма, телеграммы из разных городов России на страницах газеты всё чаще напоминали донесения и сводки с театра военных действий. Все усилия правительства Керенского переломить ситуацию, вывести из Петрограда полки революционных солдат, заменив их «надежными» частями, снятыми с фронта, неизменно проваливались.
В ночь на 25 октября Временное правительство предпринимает последнюю попытку овладеть обстановкой в столице. В числе первоочередных задач — уничтожение газеты «Рабочий путь» и других органов большевистской прессы. Отряд вооруженных юнкеров явился в рабочий клуб «Свободный разум» и потребовал выдать им редакцию «Рабочего пути». Но на выручку тут же прибывает отряд красной гвардии и арестовывает юнкеров. На защиту газеты Военно-революционный комитет, взявший на себя руководство восстанием, посылает солдат Литовского полка и 6-го саперного батальона.
25 октября (7 ноября) «Рабочий путь» выходит под боевыми лозунгами «Вся власть — Советам рабочих, солдат и крестьян!», «Мира! Хлеба! Земли!» Революция побеждает. И во главе отрядов рабочих, солдат и матросов, штурмующих последний оплот Временного правительства — Зимний дворец, мы видим организаторов и постоянных сотрудников «Правды» со дня её основания — К.С. Еремеева («дядя Костя»), Н.И. Подвойского…
26 октября (8 ноября) выходит в свет последний, 46-й номер «Рабочего пути». На его страницах — написанное В.И. Лениным обращение «К гражданам России», извещающее о победе Великой Октябрьской социалистической революции; материалы II Всероссийского съезда Советов; сообщения с мест о собраниях и митингах на заводах и в армейских частях, требующих передачи власти Советам.
А утром 9 ноября в революционный Петроград, в российские города и веси вновь вернулась газета с гордым, полюбившимся всем людям труда именем «Правда». (О преемственности газеты напоминал взятый в скобки подзаголовок — «Рабочий путь»). С того самого дня и доныне «Правда» ни при каких ситуациях не меняла названия, став главной газетой политической партии, ключевым словом — определением которой вскоре и навсегда стало слово «коммунистическая».
Но это уже другая эпоха в жизни «Правды», другая история, о которой пойдет речь в последующих юбилейных выпусках. Старый мир уходил в прошлое. Из поля зрения исчезла, будто её и не было, фигура претендовавшего на роль «властителя дум» Александра Керенского. Модный, довольно популярный адвокат, ударившийся в политику, возомнил себя этаким Наполеоном, за какие-то восемь месяцев успев побывать в креслах и министра, и премьера, и — на краткий миг — даже Верховного главнокомандующего. А в итоге бесславно бежал под натиском революционных масс, ничего не оставив в народной памяти. Кроме разве что обесцененных бумажных денег — «керенок».
Типичная судьба «халифов на час», примеры которой легко можно найти и в наиновейшей нашей истории.

Николай Кожанов, по страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru. По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на 5 декабря, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: