RSS

КПРФ, kprf.ru : Как убивали заводы в России

13 Фев

«Болтун за народное счастье» – так называлась листовка, которую недавно распространяли безработные, подписавшиеся под ней как бывшие работники бывшего завода железобетонных изделий №1 города Смоленска.
Несколько лет работал на этом предприятии Николай Михайлович Кузнецов, ныне второй секретарь обкома КПРФ. Он с глубоким знанием дела говорит о продолжающемся убийстве экономики, если пользоваться словами Путина. О беде трудового коллектива сей беспартийный лидер партии «Единая Россия» мог бы слышать через свою персональную приемную, которой одно время заведовал новоявленный «эффективный собственник», он же директор завода Казаков.
Но – словно глас вопиющего в пустыне от западных границ страны до ее дальневосточных океанских побережий.

Секретарь Приморского крайкома КПРФ Геннадий Петрович Куликов рассказывает:
– Лет пять трудящиеся сопротивлялись закрытию «Дальзавода». На предприятии трудились 10 тысяч инженеров и рабочих. Ремонтировали военные и гражданские суда. Мы обращались с коллективными требованиями к Путину, проводили выступления протеста. Это оказывало действие, но частичное. Закрытие завода откладывали, однако зачищали кадры. И вот недавно завод ликвидирован. В его цехах теперь артельщики в небольшом числе заняты совсем другими делами и промыслами. Огромный трудовой коллектив лишен работы. И так на многих производствах. Людям не за что зацепиться в огромном крае. А ведь надо, чтоб край оставался обжитым.
За это бьются по всей родной земле. Газета «Советская Россия» неоднократно писала о борьбе трудящихся за спасение предприятий сельскохозяйственного машиностроения.
В городе Рубцовске Алтайского края это привело к созданию Народного ополчения – в числе первых в стране. Реставраторы капитализма поставили Россию на край гибели. Первый секретарь Рубцовского горкома КПРФ Сергей Иванович Юрченко, избранный на декабрьских выборах депутатом Государст­венной думы и удостоенный премии «Слово к народу» газеты «Советская Россия» за организацию самозащиты трудящихся, сегодня вспоминает:
– Уже в первые месяцы после прихода Путина на пост президента страны к нему стали обращаться, как к «доброму царю». Ведь все видели, что самозваные хозяева, которые якобы купили наши заводы, пришли не ради общего блага, не для дальнейшего развития производства, а для того, чтобы урвать, хапнуть. Скорее набить карманы и купаться в роскоши. Низменные потребности дельцов безнравственного строя. Они сразу же стали сдавать станки на металлолом. Завод на переплавку – самый скорый способ обогащения. С жалобами на грабителей пошли протесты и к президенту, и в правительство. К Путину обращались рабочие Алтайского тракторного завода, совет ветеранов, общественность города. Митинги принимали резолюции. Все письма проходили через меня, я был первым секретарем горкома КПРФ и депутатом горсовета. Люди требовали: «Остановите грабеж!». Хотя бы сохраните производство до лучших времен, верните его в собственность государства. А придет народная власть – будем восстанавливать. Чихал Путин на это дело. Стремительно создавался класс собственников, что можно было сделать только за счет грабежа. Письма, провалявшись в столице, поступали к главе города: «Вы там решите». И смех и грех.
Завод еще можно было восстановить. Когда Примаков был председателем правительства, Геннадий Андреевич Зюганов договорился о встрече Примакова с директором Алтайского тракторного завода. Директор и рад бы, но побоялся работать с коммунистической партией. А правительство действительно спасло бы завод. Но это не входило в планы власти устроителей капитализма. И Ельцина, а потом и Путина. И завод уничтожили – три года назад выпущены последние 14 тракторов. Правда, нынешней осенью почему-то спохватились и из остатков деталей собрали четыре трактора.
При благоприятном отношении власти можно за два года восстановить завод. Пока целы здания, производственные корпуса, инженерные сети. Не все еще разграблено. Достаточно закупить современное технологическое оборудование, сделать небольшой ремонт. Наши деньги в западных банках работают на чужого дядю. Надо направить их в свою экономику. И кадры пока еще не все пропали, можно собрать на выпуск хотя бы полутора тысяч тракторов в год. Ни Путин, ни Медведев об этом не говорят. Возрождение начнется только при народной власти. Испытано историей.
То же самое по заводу «Сельмаш» здесь же, в Рубцовске. Все станки и металлоконструкции уже переплавили. Сейчас начинают разбирать стены и продавать плиты перекрытия и кирпич. Таким образом это и другие предприятия уничтожаются до нуля – сегодня убивают промышленность. Чтоб не смогла возродиться.
Именно при Путине в Рубцовске завершили разгром крупнейших предприятий – один завод уничтожили до него. Все их еще можно было восстановить. Но Путин продолжает политику Ельцина, поэтому все заводы Рубцовска погублены.
Эти свидетельские показания приведены здесь в порядке уточнения к обвинению, которое Путин огласил на предвыборном съезде «Единой России» 27 ноября 2011 года. Не названные им поименно разрушители России, «прорвавшиеся к власти, организовали ее беспрецедентное разграбление в 1990-е годы. Такого вообще в истории не было – по сути уничтожили и промышленность, и сельское хозяйство, и социальную сферу».
Однако тут отнюдь не чистосердечное признание и раскаяние, а лишь явный умысел затемнить и замять дело, отвести глаза, будто вся эта уголовщина уже только в прошлом. А в своей недавней предвыборной статье на экономические темы Владимир Путин вообще нарисовал картину процветающей и развивающейся России, превзошедшей по большинству показателей достижения времен социализма. Эти оценки разительно противоречат действительности.
Наша газета систематически публикует предъявляемый трудящимися «Счет к разрушителям», по решению ЦК КПРФ готовится «Черная книга преступлений капитализма». Важно указывать год ликвидации каждого завода, фабрики и иного производственного предприятия. И народному суду очевидно, что «прорвавшиеся к власти» насилием, обманом и фальшивыми выборами и удерживающие ее вот уже 20 лет продолжают убивать промышленность. Во всех республиках, краях и областях.

Первый секретарь Брянского обкома КПРФ Степан Николаевич Понасов рассказывает:
– Полвека назад в Брянске было открыто производство судовых дизелей. Их использовали на своих кораблях, поставляли и в другие страны. Нынешний режим добивает отечественный флот, не нужны стали и наши двигатели мирового класса. По горькой иронии судьбы – как бы в честь десятилетия пребывания на вершине власти – в 2010 году выпустили последний судовой двигатель. Производство ликвидировано. Близка к этому участь и других предприятий области.

Первый секретарь Хабаровского крайкома КПРФ Анатолий Иванович Дронченко привел другие примеры:
– Буквально в декабре минувшего года у нас объявлен банкротом Николаевский судостроительный завод. Первая попытка банкротства затевалась в 2003 году, хотели провернуть его скрытно. Но мы тогда воспрепятствовали, и власти не решились довести банкротство до конца. Как раз готовились выборы в Государственную думу, и Путин вторично шел в президенты. А сегодня завод доживает последний срок. 22 декабря на заседании краевого правительства директор сказал, что не могут найти рабочих для выполнения даже оставшихся заказов.

Редактор газеты коммунистов Кировской области «Голос народа» Елена Александровна Смехова и другие товарищи дополняют скорбный список погубленных предприятий. Три срока Путина на «правящей галере» – это пущенные ко дну текстильный комбинат, завод «Физприбор» и другие мощные объекты промышленности. Бывший работник приборостроительного завода Леонид Григорьевич Маренин на днях обнаружил, что этот флагман высоких технологий противоракетной обороны до сих пор числится вроде бы действующим, хотя все его корпуса опустошены, станки и оборудование отправлены на переплавку, а голые помещения сдают в аренду под склады. Все подобное американские «друзья» Путина учитывают и настойчиво расставляют свои ракеты вплотную под окнами России.
Жалкая попытка создать видимость непричастности к «Единой России», обманувшей доверие граждан, дистанцироваться и от того, к чему привела страну власть Путина, – так расценивают в Бурятии сегодняшнюю его позицию. Секретарь республиканского комитета КПРФ Владимир Михайлович Первушкин эту оценку подтверждает составленной жителями Бурятии «Хроникой пикирующей экономики». В заупокойном поминальном списке – многотысячные трудовые коллективы, выброшенные с убитых производств их захватчиками. Это Улан-Удэнская фабрика верхнего трикотажа. «Улан-Удэнская мануфактура» – фабрика по выпуску лучших на международных выставках-ярмарках драповых тканей и сукна из шерсти местных овец, поголовье которых ныне практически сведено к нулю после ликвидации текстильного производства. Улан-Удэнская фабрика первичной переработки шерсти всей Восточной Сибири, Улан-Удэнский завод металлоконструкций «Бурятферммаш», Улан-Удэнский стеклозавод, Новобрянский ремонтно-механический завод, Улан-Удэнский завод «Теплоприбор», Загорский кирпичный завод, Хандагатайский лесопромышленный комбинат. Список можно продолжить.
Даже этот отрывок из «Хроники» дает представление о чудовищном размахе смертельного пикирования экономики отдельно взятого региона страны. Но ведь в это пике брошена вся великая держава.
Заведующий приемной Путина в Смоленске, как сообщается в упомянутой листовке, проявил свою «эффективность собственника» тем, что привел к банкротству завод железобетонных изделий, а его истинных хозяев выбросил на улицу без средств к существованию – и это никак не аукнулось в той самой верховной приемной. Это норма. Вот и сам верховный приехал в Оренбург в приемную Путина. Точно такой же случай, только планетарного масштаба. Советская власть построила в Оренбурге крупнейший на планете и оснащенный самым совершенным технологическим оборудованием комбинат шелковых тканей – 25 гектаров под одной крышей. Отсюда десятки лет текла настоящая река шелка. Самозваные господа оставили от нее ручеек. На опустошенной части площадью в 12,5 гектара устроили торгово-развлекательный комплекс «Армада» и Центр по оказанию государственных услуг (по выдаче справок и прочих бюрократических бумаг, о которых в народном государстве люди знать не знали и без которых жили не тужили). И вместо реки шелка потекла бумажная река. На ее берег и вышел Путин. Полюбоваться и чиновную рать поучить. Провел занятие.
Будучи от него в двух шагах, но в силу демократических свобод глядя на него через экран телевизора, как и большинство соотечественников, я терзался противоестественностью происходящего. Ну почему Путин не спросит, как, к примеру, нетрезвый мужик: «Где я? Куда вы меня привезли? Что это за колоссальное здание? Флагман какой армады, в знак чего над ним вознесено в полнеба это слово «Армада»? Ах, это был комбинат шелковых тканей, из которого вы выскребли прядильные и ткацкие станки и прочее оборудование и вместо них поставили канцелярские столы и игровые автоматы? То есть вы убили промышленное предприятие, как если бы его взорвали террористы. Вы убили производительный труд тысяч высококвалифицированных работников, лишили их материального и духовного источника жизни и вытолкали на переполненный базар заниматься спекуляцией и взвинчиванием цен ради выживания. За это – под трибунал!»
Метать громы и молнии давали основания Путину сотни виденных им лично производственных предприятий в развалинах по всей стране. Три конституционных срока простоял он у руля государства и при этом оставался непробиваем и невозмутим при грохоте разрушаемого научно-технического могущества державы и стонах ограбленного и вымирающего люда. И вот он спокойно стоит в «Армаде», на свежем кладбище, где незаметно погребен еще один текстильный комбинат, совсем молодой богатырь, которому при народной власти было бы жить да жить и одевать красавиц в наших селеньях в шелка всех цветов радуги.
А на соседних кладбищах – ряды новых могил заводов и фабрик других отраслей, от которых и в живых почти никого не осталось. По-настоящему хорошо спланированный научно-технический геноцид. И все это происходит в присутствии Путина, с его благословения.
Первооснова развития промышленности – производство металлообрабатывающих станков и инструментов. В 1990 году эта отрасль выпустила более 74 тысяч металлорежущих станков. Путин принял заводы, которые в 2000 году дали лишь около 9 тысяч станков, но и с этой отметки продолжали скатываться, и в 2010 году было изготовлено только 2 тысячи металлорежущих станков. В 37 и в 4,5 раза меньше, чем 20 и 10 лет назад.
Для машиностроения наиболее показателен погром в производстве тракторов. При Ельцине выпуск тракторов на колесном ходу срезали почти в полтора десятка раз. А на глазах у Путина с 15 тысяч в год сползли до 6 тысяч. В производстве гусеничных тягачей скатились за погромное время Путина с 12 тысяч машин за год до почти 1 тысячи. Это фактически полный крах, поскольку и это ничтожное количество тракторов собирают из деталей и узлов, изготовленных в братской Белоруссии.
Подобным образом ни за что не отвечающие перед нашим народом Путин и его министры пустили в распыл большинство отраслей промышленности, которые в своих жалких остатках подталкиваются к окончательному исчезновению.
Тем более что гробят не только материальную базу, но и кадры – и в производстве, и в научно-технической сфере. Осуществляется массовая дисквалификация трудящихся, снижение их профессионального уровня. В том числе и при Путине в обеих высших ролях. Ему досталась обрабатывающая промышленность, в которой было занято свыше 12 миллионов работников. Сегодня их – 10 с лишним миллионов. Потеря этого золотого фонда нации составляет около двух миллионов высококвалифицированных мастеров. В основном они выброшены на базар и по этой причине не считаются безработными. Хотя в действительности таковыми являются. Поневоле вытолкнутые из сферы производительного и общественно полезного труда миллионы специалистов фактически оказываются для народа обузой, нахлебниками в виде вынужденной, многократно избыточной армии торговцев, не являющейся общественно необходимой частью товарного производства. Все это – страдания и распад личности человека, что, видимо, ничуть не беспокоит господ правителей.
При оценке гнилости капиталистических «реформ» ведут счет наглядного ущерба, что потеряно от уже достигнутого в советское время уровня. Но историческая закономерность дает основание говорить и о потере народного времени. Прорвавшиеся к власти Ельцин со сворой приспешников и продолжатели их черных замыслов отняли у народа 20 лет исторического созидания и собственного роста. Любой труженик по собственному опыту, своей трудовой меркой может отмерить высоту, на которую каждый из нас и все мы вместе поднялись бы за 20 лет плодотворной радостной работы. Какой красоты и могущества достигла бы наша любимая великая Родина, насколько вырос бы народ и насколько больше было бы его счастливых дочерей и сыновей.
Даже приведенный краткий перечень с неопровержимостью показывает, что оглашенное Путиным государственное обвинение правомерно распространяется на его пребывание на державе, на него самого. Так что «прорвавшиеся к власти» в 1990-х годах и их сегодняшний состав во главе с Путиным убили 20 лет исторического созидания нашей великой Родины, ее промышленность, сельское хозяйство и социальную сферу, ее рабоче-крестьянские и научно-технические кадры.
Теперь история призывает народный суд не в виде юридической коллегии, а в полном составе самого народа. На первых слушаниях – многочисленных и многолюдных митингах – собравшиеся единодушно выносили Путину приговор за украденные в ходе выборов голоса. Теперь он сам выдвинул обвинение в том, что убили… И в соответствии с этим злодеянием суд народа вынесет свой вердикт 4 марта.

По страницам газеты «Советская Россия». Федор Подольских

Источник Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на 13 февраля, 2012 в Мой блог

 

Метки: , , , ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: