RSS

Нижний: шансы автоплена. Операция «Рокировка» завершена. Борьба продолжается

20 Мар

А царь-то ненастоящий… Этой известной фразой был подписан один из плакатов, с которым нижегородцы вышли 10 марта на марш протеста против подтасованных выборов президента. На плакате красовался царь, похожий на Путина, с короной на голове… Различные лозунги типа «Россия – без Путина». Активность не согласных с итогами, объявленными Нижегородским облизбиркомом, вызвала ярость у местных властей. Они направили ОМОН зачистить улицы под предлогом того, что акция не санкционирована, то есть ими, властями, запрещена. Почему запрещена – гражданам не пояснили. Но омоновцы не подкачали. Из 700 участников шествия 85 были задержаны… Люди сопротивлялись, кричали «Позор! Позор!», но это не остановило омоновцев. Они, как сообщили позже СМИ, «без разбора тащили в специально подогнанный автобус задерживаемых. Даже девчонок. За ноги. Прямо по земле. Многие плакали…».
А потом более суток держали людей в автоплену без воды, еды, без туалета. Должностные лица, к которым всё это время пробивался депутат Госдумы коммунист Николай Рябов, требуя освобождения горожан, лгали и изворачивались. Все ветви нижегородского руководства были заодно. Они проводили согласованную карательную операцию. Только под давлением общественности и СМИ задержанных отпустили 12 марта.
Нижегородская власть во главе с Шанцевым вписала черную страницу в историю древнерусского края, проявив, как заявили оппозиционные депутаты в Госдуме, «самое зверское отношение к участникам протеста… сутками держали людей в автобусе, они даже в туалет не могли сходить, это какой удар по здоровью…».
Но в РФ за издевательство над народом начальников не снимают. Тем более Шанцева, давшего за Путина 63%! За это могут орден выдать… Расправа над мирными демонстрантами не вызывает возражений в федеральном центре.
По чистой случайности не угодил в пыточный автобус Николай Федорович Рябов, первый секретарь Нижегородского обкома КПРФ, тоже участвовавший в протестном шествии 10 марта. Он на несколько метров отстал от первых рядов. На них, по словам Н. Рябова, через мгновение налетел ОМОН:
– Неожиданно идущих впереди с плакатами, транспарантами ОМОН окружил, как врагов. Обычно я иду впереди. Но в этот раз чуть отстал, ко мне люди обращались как к депутату. Вдруг вижу, что ОМОН блокирует передовую часть колонны и захапывает людей без предъявления обвинений. Девушку, оказавшуюся рядом с нами, омоновец пытался тащить в автобус для арестантов. Нам удалось ее отбить… Но 85 человек были схвачены. Мы пытались остановить полицейских. Но взывать к совести тех, кто по приказу начальства творит насилие, бесполезно.

– Что произошло с остальной частью протестующих?
– Мы никуда не ушли. Противостояние длилось минут 40. Потом продолжили движение с Большой Покровской к памятнику Козьме Минину, где собирались провести наш второй митинг. Первый состоялся 5 марта, на нем приняли резолюцию, что не признаем результаты президентских выборов. Передали ее в облизбирком и ждали реакции. Ее не последовало. Тогда решили, что 10 марта снова выйдем на митинг. Направили заявку, но нам не дали разрешения. Провел с полицией переговоры. Договориться не получилось. Сказали: выйдете на запретное мероприятие – мы применим силу. Угроза людей не остановила. Несколько сотен человек пришли 10 марта. Но наш марш перегородил ОМОН… Выстоявшие до площади Минина всё же дошли. Но митинга не было. Я поблагодарил людей за стойкость. Договорились продолжить протест. Люди, а это в основном молодежь 20–30 лет, настроены решительно.
Расставшись с участниками акции, я сразу же позвонил в прокуратуру области, к прокурору Нижегородского района Говоркову. Все меня заверили, что в течение 3–4 часов будет составлен протокол и людей отпустят. Но вечером узнал, что никого не отпустили. Звоню снова прокурорам: задержано 80 человек, а суд один. «Разве ж они преступники? – говорю. – Отпустите людей домой, вы нарушаете их права». Но власть не одумалась. Людей держали в автобусах под надсмотром ОМОНа. Родные привозили еду, но не смогли ее передать пленникам. На задержанных оказали мощное давление. Это была жесточайшая акция устрашения. Власть показала: продолжите гражданское сопротивление, вам будет хуже.

– Нарушили права граждан на честные выборы, а потом отняли у них право на протест? Это и есть правовое государство?
– Да нам затыкают рты, чтобы не смели возражать обману.

– С чем не согласились нижегородцы?
– Протестующие заявили, что они не считают Путина законно избранным президентом, несмотря на официальные 63%. Не только КПРФ, но и другие партии, выдвигавшие кандидатов в президенты, расценили выборы в нашей области отъявленно грязными. Все работало только на Путина. Незадолго до выборов независимые социологи выявили небольшую разницу в рейтингах Путина и Зюганова, у них было в среднем по 30%. А после дня голосования облизбирком объявил, что у Зюганова по области всего 19%. В Нижнем Новгороде, несмотря на подделки и переделки, у Путина – 55%, у Зюганова – 22%. В отдельных районах города у Зюганова – 25%, 26%, в моем Краснооктябрьском районе – 35%. Это реальный результат, а 63% – крайне сомнительный. Ради этой цифры власть приложила невероятные усилия.

– Какие?
– Был применен метод отстранения наблюдателей от КПРФ. Мы, как правило, по одному человеку направляем на каждый участок. А на думских выборах в декабре от нас работали по два наблюдателя. Власть поняла, что мы можем пристально контролировать процесс голосования. Это не вписывалось в ее мартовский сценарий. И что было сделано? Размножили и раздали наши направления людям от администрации, заставили их прийти 4 марта за час до открытия участков, а когда подошли наши представители, их отправили обратно, объясняя, что от КПРФ уже пришли. Мы спрашивали этих наблюдателей: откуда вы? Отвечали, что им приказала директриса школы. Некоторые из них вообще не имели направлений. Мы это зафиксировали.

– Но пунктом 11 статьи 23 закона количество наблюдателей не ограничивается?
– Да. Однако у нас на президентских выборах действовал не закон, а административный произвол.

– Итак, нарушения начались с самого утра 4 марта?
– И продолжались весь день.
Наращивали проценты за Путина с помощью голосования на дому. Одной рукой написано сотни заявлений от людей, якобы пожелавших проголосовать дома. По области таких оказалось 13%. Конечно, это почти все голоса за Путина. Выявить, по чьему велению это происходило, нетрудно. Но властям обман удобен.
Вторым способом достижения «победы» стало привлечение работников предприятий голосовать на рабочем месте под надзором начальства за одного-единственного кандидата. Для этого воскресенье 4 марта было объявлено рабочим днем, например, на предприятиях «Хохломская роспись», Автомобильный завод, которые работают на четырехдневной неделе, и проводить воскресник на них не было производственного смысла.
В Приокском районе «трудился» НИИИС (научно-исследовательский институт измерительных систем). Оттуда звонили, говорят: Николай Федорович, нас заставляют работать в воскресенье и здесь же голосовать. Я им ответил: проголосуйте по совести. Но как, если над каждым работником стоял начальник, как коршун? Под таким давлением 628 человек вынужденно проголосовали за Путина.
Третий способ. В день голосования в экстренном порядке решением территориальной комиссии было открыто 16 дополнительных участков, которые в списке зарегистрированных не значились. Никто не был предупрежден об их возникновении – ни мы, ни избиратели.

– Кто же на них голосовал?
– Я так понимаю, там никаких участков и не было, голосования на них не было, просто объявили, что есть такие участки и написали цифры, якобы на них 24 тыс. голосов было подано за Путина, и всего 257 – за Зюганова. Нигде, ни на одном участке не было такой диспропорции мнений. А в Канавинском районе на пяти фантомных участках: ноль – за Геннадия Анд­реевича, и 7,5 тыс. – за Путина.
В Нижегородском районе города можно было легко голосовать по заявлению. Наш секретарь областного комитета КПРФ Чернигин поехал и на четырех участках получил бюллетени, мог каждым проголосовать. И это делалось поголовно: приезжаешь на участок, пишешь заявление, получаешь бюллетень – и, как при Ельцине, «голосуй, а то проиграешь». Так накачивали 63%.

– Почему Чернигин поехал именно в тот район?
– Оттуда раздался звонок, что студенчество там голосует группами. Он поехал и получил бюллетени на одном участке, на втором, третьем, четвертом… Все их привез к нам в обком.
В Монастырке (район в Нижнем Новгороде), об этом тоже нам сообщили, множеством автобусов подвезли студентов, которые голосовали по кругу. Наши представители туда приехали и зафиксировали ящики с незаполненными открепительными удостоверениями. Их давали студентам, те заполняли, ехали по участкам, голосовали по несколько раз, получая за это деньги.

– Какие суммы?
– По 500 руб. за голосование.

– За эти копейки учащиеся становились соучастниками политической аферы?
– Общество так опустили, что 500 руб. для молодого человека в Нижнем Новгороде – хорошие деньги.
На пресс-конференции 5 марта я заявил, что выборы президента в Нижегородской области Компартия не признаёт. То количество махинаций, нарушений закона, подтасовок и приписок не позволяют нам, коммунистам, считать Владимира Владимировича своим президентом.

– Отдельно хотелось бы спросить о губернаторе Шанцеве. В начале 90-х он имел репутацию лояльного к левому движению политика. Теперь он изменил свою позицию?
– Нынешний Шанцев не тот, что был. Выплеснулось наружу всё негативное, что в нем заложено, – жажда власти и денег.
Потому и Советская власть прекратила свое существование, что многие члены КПСС, хозяйственные руководители поняли, как, обладая всевластием, но устранив Компартию и Советскую власть, можно разбогатеть. Вот они и реализовали свою цель. Конечно, сейчас они, как это мы видим по поступкам Шанцева, ненавидят всех, кто мешает им удовлетворять их материальные и прочие интересы.
Все акции, которые мы проводили с 4 декабря по сегодняшний день, были запрещенными. Это позволяет губернаторской полиции издеваться над протестующими, как было 10 марта.

– Что нас ждет в будущем?
– Очень неспокойная жизнь. Мой опыт подсказывает мне, что путей прихода Компартии к власти через парламент, выборы – не существует. Единственное, что позволит повлиять на ситуацию, – это всеобщая забастовка, неповиновение людей. Но для этого народ должен быть готов. А обстановка может накалиться.
В июле вырастут цены на бензин, на услуги ЖКХ, увеличатся налоги и разные поборы. Люди, вернувшись с огородов, будут шокированы новыми тарифами. Платить большинству граждан по этим счетам нечем.

– Молодежь стала выходить на акции протеста. Чем вызвана такая активность?
– Мы расширили общение с молодыми людьми. Вышли в социальные сети интернета, устанавливаем контакты с молодежью и объясняем свою позицию, раскрываем наши программы, объясняя смысл нашей борьбы. Молодежь хорошо понимает и воспринимает работу и проекты КПРФ. Власть им ничего не предлагает. А люди хотят знать свои перспективы. Действующий режим их не устраивает. И в этом мы союзники.

Галина ПЛАТОВА

Источник

 

Метки:

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: