RSS

Главный лозунг коммунистов

06 Апр

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — эти слова, завершающие «Манифест коммунистической партии», стали впоследствии лозунгом международного коммунистического движения. Однако ныне его пытаются изобразить в качестве некоей «пустышки» как антикоммунисты, так и многочисленные «левые» ревизионисты. Что же этот лозунг означает и почему именно он до сих пор является главным девизом всех тех, кто является коммунистом не на словах, а на деле?
«Манифест» был написан в 1847 г. Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в качестве программы Союза коммунистов — первой марксисткой партии, носившей международный характер. Это было время, когда пролетариат составлял значительную силу лишь в нескольких, наиболее развитых, странах Западной Европы. В основной же массе государств антагонизм «пролетариат-буржуазия» еще не вышел на первый план общественно-политической жизни. Более актуальными были вопросы борьбы против пережитков феодализма, а также борьба за национальное освобождение. За национальную независимость боролись поляки, ирландцы, чехи и многие другие народы. В США приближалась гражданская война, в которой буржуазному, промышленному развитию только еще предстояло сломить своего конкурента в лице аристократического рабовладельческого хозяйства. Можно вспомнить и про родину авторов «Манифеста» — Германию. В ходе начавшейся революции 1848-49 гг. главной задачей немецких коммунистов стала не социалистическая революция, а борьба за объединение Германии, против феодального правительства Пруссии и бесчисленных мелких князьков.

Однако в том и состояла дальновидность авторов «Манифеста» как ученых и политиков, что уже тогда они видели перспективу пролетарского движения, умели идти впереди исторического развития. Несмотря на самый разгар «века национализма», классики марксизма выделили главные тенденции, по которым будет идти борьба пролетариата. И один из самых главных их выводов состоял в интернациональном характере пролетарского движения, в том, что победа коммунистической революции возможна лишь в том случае, если в совместную борьбу включится пролетариат всех стран и всех наций.

«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — означало проведение в жизнь важнейшего коммунистического принципа, пролетарского интернационализма.

С самого начала коммунистическое движение было интернациональным. Создавая научную коммунистическую теорию, Маркс и Энгельс отбросили все националистические предрассудки. Во все времена выступить против буржуазной идеологии, того, что есть некое «общее Отечество» и «национальное единство», было непросто. Так как эти предрассудки разделяются большинством общества. Сами условия существования при капитализме, постоянная конкурентная борьба между капиталистами различных наций порождает межнациональную вражду во всех классах общества. В том числе, в условиях господства буржуазной идеологии, национализму может быть подвержен и рабочий класс. Но классовой чертой пролетариата, в тех случаях, когда он обладает развитым классовым сознанием, является интернационализм, в его (рабочего класса) интересах — покончить со всяким национальным разделением.

Не удивительно, что с того времени и до сих пор на коммунистов со стороны буржуазной пропаганды сыплются самые разнообразные обвинения, связанные с национальным вопросом. Так как интернационализм подрывает господство капиталистов, приводит к ослаблению влияния их идеологии на трудящихся. Тем сильнее антикоммунистическая пропаганда стремится извратить интернационалистические позиции марксистов.

Так, в нашей стране за последние 20 лет распространение получили обвинения Маркса и Энгельса в «русофобии». Дескать, не любили коммунисты Россию, призывали к ее уничтожению путем вторжения армий западных стран. Даже некоторые «левые патриотические» деятели поддерживают стереотипы о «ненависти марксистов к России». Для обоснования таких суждений обычно используются вырванные из контекста фразы классиков об антидемократической и антиреволюционной роли России в тогдашней Европе. Например: «В великой борьбе между Западом и Востоком, которая вспыхнет в самое ближайшее время — возможно, через несколько недель, — несчастная судьба ставит чехов на сторону русских, на сторону деспотизма против революции… Ибо немцы предали их России» — писал Энгельс в статье «Пражское восстание», обличая трусливую роль немецких либералов, вопреки свои «революционным» фразам, поддержавших подавление чешского национального движения австрийским правительством в 1848 г.

Однако вспомним: царская Россия действительно была оплотом реакции в Европе 19 века. Страна с многочисленной армией, с наиболее отсталым в Европе государственным и общественным устройством, с почти полным отсутствием революционной оппозиции. Особенно это касается периода 1840-50-хх гг., когда создавались первые марксистские труды. В России существовало еще крепостное право, у власти был Николай I, считавший своим долгом давить любые революционные и даже либеральные движения в Европе. Например, российскими правящими кругами всерьез обсуждалась возможность войны против Франции в связи с Июльской революцией 1830 г. Притом, что итогом той революции была всего-навсего смена Карла X из династии Бурбонов на более соответствующего реалиям времени Луи Филиппа Орлеанского, «короля банкиров».

В тоже время промышленный пролетариат в России еще практически отсутствовал, и никакого серьезного внутреннего сопротивления политика царского правительства не встречала. На примере подавления российскими войсками венгерской революции в 1849 г. очень хорошо видно, что оценка Марксом и Энгельсом тогдашней России была справедлива. Поэтому естественно, что одним из требований коммунистов к европейским правительствам состояло в том, чтобы сопротивляться влиянию России на международной арене. В частности, это было очень актуально для Германии, где монархические династии были тесно связаны с правившей в России династией Романовых, в том числе родственными узами.

Данную ситуацию можно сравнить с сегодняшним антиамериканизмом российских левых, да и левых других стран. Естественно, всем им понятно, что в США тоже есть и пролетариат, и коммунисты. Однако пролетарии там, увы, в большинстве своем поддерживают политику империалистов (в силу своего привилегированного положения, участия в прибылях от эксплуатации «Третьего мира»), а коммунисты не пользуются влиянием. Поэтому этот антиамериканизм (борьба против влияния США на политику других стран) во многом оправдан, хотя некоторые коммунисты и перегибают палку, демонизируя США, представляя их как «абсолютное зло», скатываясь в национализм.

Ведь как и царская Россия 150 лет назад, США сейчас берут на себя ответственность поддерживать «порядок» на международном уровне, причем во всем мире. И огромный военный потенциал этот страны может и наверняка будет использован для подавления революционного движения, когда оно вновь будет представлять угрозу для мирового капиталистического порядка.

Позже, с нарастанием революционного движения в Российской Империи, оценки классиков марксизма менялись. В России у них появились единомышленники, которые своей борьбой снижали опасность царского правительства для революционного движения.

Такие труды, как Флеровского (русский социолог и экономист, близкий к революционным народникам — авт.) и вашего учителя Чернышевского, делают действительную честь России и доказывают, что ваша страна тоже начинает участвовать в общем движении нашего века.

К. Маркс «Генеральный совет Международного Товарищества рабочих — членам комитета русской секции в Женеве». 24 марта 1870 г.

Вся так называемая «русофобия» Маркса и Энгельса была продиктована только лишь ролью царской России в европейской контрреволюции, никакой ненависти к «России и русским вообще» марксисты никогда не проповедовали. Как, впрочем, и к любой другой стране отношение определялось классовыми позициями коммунистов — какую роль играет та или иная страна с точки зрения интересов мировой пролетарской революции.

Особо сложную проблему пролетарский интернационализм всегда представлял в тех странах, где наиболее острыми были национальные конфликты. В середине 19 века в Европе были две страны, национальное угнетение в которых привлекало наибольшее внимание общественности — Польша и Ирландия. Напряженная ситуация, связанная с национально-освободительной борьбой, сохранялась здесь вплоть до конца Первой мировой войны, когда обе страны получили независимость.

Национальному движению в угнетенных странах Маркс и Энгельс уделяли большое внимание. Уже тогда различного рода националистические предрассудки служили орудием буржуазного класса для нейтрализации классовой борьбы. Стравливая народы, заражая рабочих класс националистическим, шовинистическим и «имперским» чванством, капиталисты стремились, как и сейчас, направить социальный протест в безопасное для себя русло.

Свежим примером этого могут служить «газовые конфликты» между Россией и Украиной, в которых наиболее политически безграмотная часть трудящихся обеих стран поддержала «своих» капиталистов

Каждое народное движение в самой Англии парализуется разладом с ирландцами, которые и в самой Англии составляют очень значительную часть рабочего класса. Первое условие освобождения пролетариата в Англии — низвержение английской земельной аристократии — остается неосуществимым, так как нельзя сокрушить ее позиций в самой Англии, пока она сохраняет за собой свои сильно укрепленные форпосты в Ирландии.

К. Маркс. Письмо Людвигу Кугельману. 29 ноября, 1869 г.

Наличие колоний, угнетенных народов всегда сдерживало развитие классовой борьбы в империалистических странах. Поэтому в интересах рабочего класса — бороться против этого угнетения, против всякой дискриминации, за свободное самоопределение всех наций. Так считал Маркс, и это было очень верно для тогдашней ситуации. На этом этапе национализм угнетенных наций был прогрессивным явлением.

Однако признание и отстаивание права наций на самоопределение не означает, что марксисты всегда поддерживают отделение от крупного государства какой-либо нации и образование самостоятельного буржуазного государства. Отношение в каждом конкретном случае определяется раскладом сил в классовой борьбе. Например, в середине и второй половине 19 в. Маркс и Энгельс отстаивали независимость Польши, образование единого польского государства (территория Польши с конца 18 в. была поделена между Россией, Германией и Австро-Венгрией). Польша в то время являлась оплотом европейской демократии, в освободительном движении все большее влияние имели радикальные демократы и социалисты. Одновременно борьба за независимость Польши подрывала влияние царской России и кайзеровской Германии.

Ситуация изменилась лишь в начале 20 в., когда в Польше в результате промышленного развития образовалась собственная буржуазия, а в России и Германии все большее влияние набирало социалистическое движение. В результате отделение Польши само по себе перестало быть самоцелью марксистов (продолжавших, однако, отстаивать право польского народа на самоопределение). Недооценка этих изменившихся условий привела часть польских социалистов в стан буржуазного национализма. В частности, Польская социалистическая партия (ППС) стала после 1918 г. одним из оплотов польского буржуазного государства, а ее руководитель Юзеф Пилсудский — главой диктаторского режима (впрочем, к тому времени он отрекся уже от всякого «социализма»). И таких примеров в истории рабочего движения немало.

Социал-демократия, как партия пролетариата, ставит своей положительной и главной задачей содействие самоопределению не народов и наций, а пролетариата в каждой национальности. Мы должны всегда и безусловно стремиться к самому тесному соединению пролетариата всех национальностей, и лишь в отдельных, исключительных случаях мы можем выставлять и активно поддерживать требования, клонящиеся к созданию нового классового государства или к замене полного политического единства государства более слабым федеративным единством и т.п.

В. И. Ленин «Национальный вопрос в нашей программе»

Одновременно марксизм противостоит и нигилистическому отрицанию существования наций, свойственному анархистам. Как и всякому мелкобуржуазному течению, анархизму присущ субъективизм и всегдашнее желание найти легкие ответы на сложные вопросы. В национальном вопросе анархисты предлагают просто «забыть» о существовании наций, отбросить всякое культурное своеобразие. Как это часто бывает, оборотной стороной такого анархистского «интернационализма» является скрытый национализм. Так, например, французские анархисты-прудонисты, противостоявшие марксистам в 19 в., в том числе в рамках Международного товарищества рабочих (Интернационала), призывали «отменить» нации, в то же время подчеркивая, что освобождение рабочего класса всего мира «придет» именно из Франции, коль скоро их вождь Прудон создал свою теорию во Франции. Этим анархисты оправдывали пренебрежительное отношение к рабочему классу других стран. «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — означает и неприятие всяческих теорий об особой «революционной миссии» какого-либо народа, о якобы изначальной «предрасположенности к социализму», подобно тому, как лидер анархистов Бакунин объявлял «социалистами по природе» крестьян России и других славянских государств.

Немаловажно, что в 1864 г. лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» стал официальным лозунгом Международного товарищества рабочих (1-го Интернационала). Именно этот лозунг завершал «Учредительный манифест» Товарищества, написанный Карлом Марксом. Интернационал создавался как рабочая организация, объединявшая рабочих активистов самых разных политических взглядов. Марксистов там было поначалу совсем немного. Сам Маркс признавал, что писал учредительный манифест так, чтобы не оттолкнуть от него ни одно из направлений тогдашнего рабочего движения — утопических социалистов, анархистов и других. Однако при всей «обтекаемости» Манифеста лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», впервые прозвучавший в «Манифесте коммунистической партии», присутствовал и в Учредительном Манифесте Интернационала. Потому что Маркс полагал этот лозунг одним из главных лозунгов организованных рабочих, без которого рабочая борьба по сути бессмысленна.

Принцип интернационализма классики марксизма неизменно отстаивали как в политике Международного Товарищества рабочих, так и в его внутреннем строении. Так, они настаивали на праве существования отдельных ирландских секций Интернационала, против подчинения их английским секциям, на чем настаивали некоторые деятели английских профсоюзов, наиболее мощных на тот момент. Большое количество ирландцев уезжало в поисках лучшей жизни из своей страны, которую нещадно грабила Британская Империя. Буржуазная пресса натравливала коренных рабочих на ирландцев, используя хорошо знакомую нам риторику про «рассадник преступности» и «понаехавших, которые отбирают рабочие места». Противостоя этой демагогии, марксисты в то же время боролись и против пренебрежительного отношения к ирландцам со стороны части английских рабочих и профсоюзных деятелей, доказывая, что стремление подчинить ирландцев англичанам в рамках Интернационала — это проявление того же национализма, под маской заботы об «организационной упорядоченности».

Если члены Интернационала, принадлежащие к господствующей нации, призывают нацию, завоеванную и продолжающую оставаться в подчинении, забыть о своей собственной национальности и положении, «отбросить национальные разногласия», то это не интернационализм, а ничто иное, как проповедь подчинения гнету, попытка оправдать и увековечить господство завоевателя под прикрытием интернационализма. Это только укрепило бы и так слишком распространенное среди английских рабочих мнение о том, что они — существа высшего порядка по сравнения с ирландцами и в такой же мере являются аристократией, в какой самые опустившиеся белые в рабовладельческих штатах считают себя аристократами по отношению к неграм.

Ф. Энгельс. «О взаимоотношениях между ирландскими секциями и английским федеральным Советом». Авторская запись речи на заседании Генерального Совета 14 мая 1872 г.

Во всех странах буржуазная пропаганда обрушивала на коммунистов обвинения в «измене Отечеству», в том, что они являются агентами «иностранных держав». Известное обвинение большевиков в том, что они «немецкие шпионы», здесь было далеко не первым. Во время франко-прусской войны 1870-71 гг. Интернационал занял антивоенную позицию, резко выступив против захватнических планов правящих кругов обеих стран. Вместе с тем поначалу классики марксизма признавали, что, так как войну начала правившая во Франции камарилья Луи Наполеона, со стороны Пруссии война является оборонительной и может привести к объединению Германии, которое явится прогрессивным событием. Однако вскоре война превратилась в нашествие Пруссии на Францию, ставшую республикой после краха Бонапарта. В новых условиях позиция марксистов изменилась:

Немецкие промышленные рабочие вместе с сельскими рабочими составили ядро геройских войск… И они теперь, в свою очередь, требуют «гарантий», гарантий в том, что их неисчислимые жертвы были не напрасны, что они добились свободы, что победа над армиями Бонапарта не будет превращена, как в 1815 г., в поражение немецкого народа. И в качестве такой гарантии они требуют почетного для Франции мира и признания Французской республики.

К. Маркс «Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества рабочих о франко-прусской войне»

Возможно, именно во время той войны была заложена «традиция» обвинять коммунистов в работе на «иностранные державы». Тогда создалась даже несколько забавная ситуация: немецких социалистов преследовали как «агентов Франции», французских — как «агентов Пруссии».

Да и само обвинение большевиков в работе на немецкий генштаб, причиной чему якобы явилось поражение России в Первой мировой войне, является неоригинальным. Оно слово в слово повторяет тезисы немецкой фашистской пропаганды 1920-х гг. С той лишь разницей, что фашисты обвиняли в поражении Германии марксистов, конечно же, являвшихся «агентами стран Антанты». Правда, надо вспомнить, что большевиков в шпионаже впервые обвинило правительство господина Керенского в 1917 г. Так что, возможно, данный господин подарил ценную идею Гитлеру для, так сказать, творческого развития.

Позднее, после Октябрьской революции и образования СССР, коммунистов неизменно обвиняли «в работе на Москву». Однако здесь ситуация другая. Первое социалистическое государство действительно стало Родиной пролетариев всего мира. Развитие СССР, его экономические и внешнеполитические успехи, были победами международного рабочего класса. Зримые свидетельства этого сохраняются до сих пор. Без влияния СССР, коммунистических партий, игравших значительную роль в рабочем движении, было бы невозможно создание «социальных государств» Запада, с высоким уровнем демократических свобод и социальной защиты. Другой вопрос, что эти достижения буржуазная пропаганда, конечно же, пытается представить как «достижения рыночного хозяйства». И часто это ей удается.

Поэтому если работа коммунистов на капиталистические государства — это антикоммунистическая выдумка, то «работа на Москву» действительно имела место. И эта работа была целиком справедливой и необходимой с точки зрения интересов рабочего класса, необходимости уничтожения всех буржуазных государств. Особенно это касается периода до середины 50-х гг., когда во главе Советского Союза стояли марксисты.

В более поздний период лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» все более приобретал ритуальную окраску. Это было связано с отходом руководства КПСС и СССР от марксистских принципов. Слишком велико было количество полуграмотных обывателей в составе КПСС, 35-40 лет (прошедших с 1917 г.) оказалось слишком малым сроком, чтобы обеспечить поступательное коммунистическое развитие неграмотной крестьянской страны.

Во времена Хрущева и Брежнева произошел раскол социалистического содружества, одновременно СССР стал проводить политику «мирного сосуществования» с капитализмом. Это вызвало расцвет мелкобуржуазных «новых» левых и анархистов (зачастую крайне антисоветски настроенных), СССР же продолжал поддерживать «просоветские» компартии, уже вставшие на позиции социал-реформизма, а после распада СССР отказавшиеся от коммунистической идеологии. Позиции марксизма-ленинизма были подорваны во всем мире, что позволило капитализму перейти в наступление, в том числе и внутри социалистического лагеря. Таким образом, вследствие отступления от марксистских принципов СССР и возглавляемый им блок стран и партий ожидал полный крах, сродни краху Второго Интернационала в 1914 г., в начале Первой мировой войны.

Интернационализм, лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и сегодня является средством проверки, кто настоящий коммунист, а кто лишь именуется так. В России в атаку на этот лозунг с конца 1980-х гг. пошли антикоммунисты различных мастей, многие из них в ту пору еще носили партбилеты КПСС. Лозунг обвинялся в «утопичности», в том, что он «оправдывает вмешательство в дела суверенных государств». Естественно, «новое политическое мышление» (ставшее продолжением «мирного сосуществования») требовало отречься от марксизма и в этом вопросе.

В январе 1995 г. лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» перестал быть лозунгом «Коммунистической» партии РФ, появившейся за 2 года до этого. На своем III съезде эта партия псевдокоммунистов отказалась от лозунга, порвав с пролетарским интернационализмом официально. Антимарксистский, националистический характер КПРФ был виден с самого начала, однако этот акт стал символом того, что под маской «крупнейшей коммунистической партии» в России действует буржуазная организация. Этот курс проводится КПРФ без всяких изменений до сегодняшнего дня. Пропаганда буржуазного патриотизма, национализма, ложь о «русском патриотизме» Ленина и Сталина — все это составная часть идеологии партии Зюганова.

Однако и в действительно коммунистических организациях России (и не только) лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» иногда понимается очень поверхностно, в качестве некоей ритуальной фразы. Мало кто стремится вникнуть, что означает этот лозунг сегодня в своей сущности.

Резюмируя опыт марксистов за полтора столетия, опыт борьбы против капиталистического строя, опыт социалистических революций и строительства социализма, необходимо выработать стратегию международного коммунистического движения в условиях сегодняшнего дня. Это касается и принципов пролетарского интернационализма, проведения в жизнь лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Основываясь на марксизме-ленинизме, можно констатировать, что стратегия коммунистов в национальном вопросе должна базироваться на следующих принципах:

1) Признание права наций на самоопределение, на образование самостоятельного государства. При этом далеко не все национально-освободительные движение следует поддерживать. В принципе, коммунисты должны призывать к преодолению всякого национализма, к классовой борьбе. Однако в тех случаях, когда стремление к отделению от существующего буржуазного государства разделяется большинством пролетариев и может принести пользу для их классовой борьбы, необходимо идти на компромисс с национально-освободительным движением. При этом, конечно, надо учитывать классовую и идеологическую неоднородность борцов за национальное освобождение, выступать против националистической ограниченности, поддерживать классовую линию, не отрывающую друг от друга задач национального и социального освобождения.

К примеру, оценка коммунистами борьбы за образование Палестинского государства зависит от того, насколько разобщены рабочие-евреи и рабочие-арабы, насколько необходима независимость Палестины для развития классовой борьбы. Имеющиеся у нас данные, в частности, недавнее совместное заявление израильских и палестинских левых организаций, включающее в себя требование самоопределения палестинского народа, свидетельствуют о том, что поддержка коммунистами создания независимой Палестины является необходимостью.

Одновременно стоит задача борьбы против фашистских движений, прикрывающихся «освободительной борьбой». Сегодня это приобретает особенную актуальность в связи с ростом влияния радикального исламского фундаментализма — крайне реакционного течения, выступающего за власть клерикалов и уничтожение всех светских политических сил, в первую очередь — коммунистов (по примеру современного Ирана или Саудовской Аравии). По нашему мнению, движения «ХАМАС», «Хезболла», «Талибан» и т.п. — это современные фашисты, и отношение к ним коммунистов должно быть соответственным, несмотря на всю «антиамериканскую», «антиимпериалистическую» и «антисионистскую» риторику и деятельность подобных организаций.

Аналогично, позиция российских коммунистов по отношению к национальным движениям в России должна быть различна в зависимости от идеологической направленности этих движений и отношения к классовой борьбе трудящихся. Однако ни в коем случае не может быть оправдана поддержка действий российского буржуазного правительства, направленных на подавление национальных движений. К примеру, исламистские сепаратисты Чечни однозначно реакционны и враждебны коммунизму, но это не значит, что по чеченской проблеме мы на стороне правящего режима. Дело чеченских трудящихся во главе с чеченскими коммунистами — громить своих местных националистов и сторонников «халифата».

2) Недопустимость недооценки национального вопроса, всех попыток «игнорировать» его. Анархистское и подобное ему прожектерство только дискредитирует интернационализм в глазах народных масс. Марксисты не отрицают национальное и культурное своеобразие различных наций. Они поддерживают в каждой культуре прогрессивные явления и борются против реакционной ее части. «Русская» православная патриархальщина, вера в доброго царя, культ «русского мужика, которому нельзя без водки» — все это не менее омерзительно, чем исламское мракобесие. Вместе с тем стремление к социальной справедливости, к такому устройству общества, в котором нет деления на эксплуататорское меньшинство и эксплуатируемое большинство, также присуще культуре трудящихся классов любой нации.

3) Пропаганда единства трудящихся всех наций, необходимости их сплочения в общей борьбе. Бескомпромиссное противостояние всяческой «антииммигрантской» риторике русских националистов, нападающей на мигрантов как на однородную среду, якобы целиком «враждебную русскому народу». Коммунисты обязаны поддерживать интернациональную позицию по отношению к трудящейся массе иммигрантов и разоблачать всякий национализм среди них.

Под националистической демагогией есть реальная основа — низкий уровень культуры приезжих, их относительно высокий уровень криминализации. Однако надо вспомнить, что и под антисемитизмом гитлеровцев тоже была реальная основа — высокая доля евреев среди германской буржуазии. Любая ложь должна иметь некоторую долю правды, чтобы завоевать массы. Путь же националистического противостояния, национальной розни — есть губительный для трудящихся, это путь превращения их в пушечное мясо, в материал для политических игр капиталистов. Проблема неравномерного развития, нищеты, преступности, бескультурья, решается только на пути совместной борьбы трудящихся всех наций и затем постепенного культурного взаимообогащения в ходе созидания нового общества. Конечная же цель коммунизма — слияние всех наций, формирование единой культуры путем объединения всего прогрессивного, что есть в культуре каждой нации.

4) В случае империалистической войны — отказ от «защиты своего отечества», пропаганда необходимости борьбы против собственного правительства, втянувшего страну в военный конфликт. Недопустимой является практика симпатий некоторых коммунистов к любому антиамериканскому режиму, даже откровенно фашистскому и антикоммунистическому (например, исламистскому режиму в Иране). Уничтожение власти подобных правительств — благо с точки зрения коммунистов (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), независимо от того, чьими руками они уничтожаются. Проще говоря, хотелось бы увидеть, как Ахмадинежада свергнут и вздернут иранские трудящиеся, однако неплохо, если это сделают и американцы в ходе давно уже ожидаемого и вполне возможного вторжения в Иран (страна эта, как и Ирак, «нефтяная»). По крайней мере, лицемерием выглядит то, что некоторые товарищи, считая себя марксистами и интернационалистами, предлагают иранскому рабочему классу защищать свое клерикально-буржуазное «Отечество». Дестабилизация, раскол правящего класса (а без поддержки части иранской буржуазии США вряд ли решатся на войну) — это неизбежно шанс для коммунистов, более благоприятные условия для их деятельности и пропаганды.

От редакции:

Нам представляется сомнительным, что оккупация Ирана войсками блока НАТО предоставит более благоприятные условия для деятельности и пропаганды коммунистов, нежели нынешний исламистский режим. Однако, несомненно, что принятие принципа «меньшего зла» в данном случае стало бы серьезной ошибкой коммунистов. Мы считаем, что в аналогичных ситуациях коммунистам необходимо позиционировать себя, как третью силу, одинаково враждебную как иностранным интервентам, так и собственному реакционному правительству.

Точно так же непонятно, с какой целью некоторые коммунисты переживают за целостность буржуазной Сербии, выступая против отделения Косово, пусть и поддержанного западными империалистами (наряду, не надо забывать, с большей частью косовских албанцев). Когда албанцы ощутят все прелести «независимого» существования под властью капиталистов своей национальности, тогда и влияние националистической демагогии среди них станет ослабевать. При этом нужно поддерживать единство трудящихся как Сербии, так и Косово, и их борьбу против буржуазии внутри этих стран.

Возможно, кто-то скажет, что такая позиция основывается лишь на «благих пожеланиях», оторванных «от реальности». К сожалению, для многих товарищей на сегодня единственным образом коммунистической политики в условиях отсутствия серьезного влияния коммунистов является поддержка «меньшего зла». По сути это отказ от собственной, коммунистической позиции. Либо ты аплодируешь «наведению конституционного порядка» в Чечне — либо ты сторонник басаевцев. Либо за сионистов — либо за ХАМАС. Либо за сербских буржуазных националистов — либо за НАТО. И т.д. Хотелось бы обратить внимание таких товарищей, что если коммунисты вместо формулирования и отстаивания собственной идеологической позиции, проведения собственной линии, будут стремиться встроиться в хвост одной из «серьезных» (и одинаково реакционных!) сил, то они никогда не наберут влияния в обществе и никогда не выберутся из маргинального положения. Пропагандировать трудящимся коммунистическую альтернативу, бороться против всех эксплуататорских группировок — в этом залог победы. Это, естественно, не исключает возможности компромисса с какими-либо мелкобуржуазными силами, но только при определенных условиях.

В частности, защищать буржуазных лидеров для коммунистов есть смысл только в том случае, если их власть способствует коммунистической пропаганде. Скажем, Уго Чавес или Эво Моралес, не являясь марксистами, тем не менее благоволят коммунистическим организациям, в том числе и тем из них, кто относится к этим президентам критически, не слишком обольщаясь левизной. Условия работы коммунистов в сегодняшних Венесуэле и Боливии гораздо лучше, чем при правых, антикоммунистических предшественниках Чавеса и Моралеса. Поэтому марксисты должны быть на стороне правительств Венесуэлы и Боливии в борьбе с правой оппозицией (в том числе буржуазными сепаратистами), а также против возможной империалистической агрессии со стороны США.

5) Поддержка социалистических государств, отстаивание их интересов на международной арене, как совпадающих с интересами трудящихся всего мира. В настоящее время это не слишком актуально, однако в будущем ситуация изменится. В случае образования блока социалистических государств и возникновения войны между ним и капиталистическими странами, коммунисты должны способствовать поражению буржуазных государств ( в том числе и даже в первую очередь — «своих»), их как можно более быстрому и полному разгрому силами социализма.

Таковы основные принципы, в соответствие с которыми должна строиться коммунистическая политика на сегодняшний день, всеми теми, кто поддерживает главный марксистский лозунг — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Источник

 
 

Метки:

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: