RSS

Лукавая арифметика российско-американских отношений

02 Май

Некоторые результаты выполнения Договора о СНВ
2012-04-20 / Мидыхат Петрович Вильданов — генерал-майор, профессор Академии военных наук, кандидат военных наук, заслуженный военный специалист Российской Федерации.

8 апреля 2012 года исполнилось два года со дня подписания президентами РФ и США Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договор о СНВ).

В связи с этим чиновники МИД РФ, анализируя ход его выполнения, подчеркивают, что он полностью отвечает интересам обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, поскольку выработан на строго паритетной основе и базируется на принципах равной и неделимой безопасности сторон. Отмечается полномасштабная реализация сторонами Договора, который способствует упрочению и продвижению процесса ядерного разоружения в мире и укреплению режима нераспространения ядерного оружия. Подчеркивается, что Россия и США провели по 18 инспекций на объектах СНВ и удовлетворены выполнением договорных обязательств. И вообще, Договор о СНВ, мол, является «золотым стандартом».

Вместе с тем результаты системного анализа Договора и Протокола к нему с учетом информации специалистов в области СЯС свидетельствуют, что реальной ликвидации и необратимых сокращений МБР и БРПЛ в США не происходит.

Оказалось, что ключевые ликвидационные статьи «золотого стандарта» регламентируют уничтожение только первых ступеней американских стратегических ракет. Судьба вторых и третьих ступеней в договорных документах не регламентирована, и они используются американцами в интересах поддержания боевой готовности СНС и проведения опытно-конструкторских работ. В то же время российские стратегические ракеты, как будет показано ниже, обречены на полную ликвидацию. Кроме того, на американских БРПЛ «Трайдент-2» проведено уменьшение количества боевых блоков от четырех до одной единицы, что подтверждается нашими инспекторами. Однако уничтожения платформ разведения с заменой на новые Договором о СНВ не предусмотрено. Поэтому, при возникновении форс-мажорных обстоятельств, количество боезарядов на БРПЛ может быть оперативно увеличено до 8–12 единиц.
Также в разделе:

При проведении анализа автором были учтены также результаты исследований независимого американского эксперта Ганса Кристенсена New START Treaty Aggregate Numbers of Strategic Offensive Arms U.S. Categories of Data: Categories of Data Pertaining to Strategic Offensive Arms. December 7, 2011. В документе опубликованы данные об СНВ согласно требованиям раздела VII (Технические данные МБР и БРПЛ), пункт 2 (Соединенные Штаты Америки) Протокола к Договору о СНВ. Аналогичных данных о российских СНВ не опубликовано (мол, конфиденциальность, иначе дипломатический скандал).

УЩЕРБНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ

В Протоколе к Договору о СНВ имеется раздел VII (Технические данные МБР и БРПЛ), творчески заимствованный из Договора о СНВ-1. Данный раздел регламентирует так называемую классификацию МБР и БРПЛ, которая определяется их конструкцией и техническим обликом. К сожалению, с согласия российской стороны этот термин попал в текст Договора о СНВ, что создало американцам благоприятные условия для достижения военно-технического превосходства.

К классификации А относятся «собранные МБР или БРПЛ в пусковых контейнерах»; классификация В включает «собранные МБР или БРПЛ без пусковых контейнеров»; классификация С охватывает МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются по ступеням.

При этом заявленные в Договоре о СНВ американские твердотопливные МБР типа «Минитмэн-3» (MM-III), «Пискипер» (PK) и БРПЛ «Трайдент-2», отнесены к классификации С, что подтверждается соответствующими статьями Договора о СНВ-1 и данными Ганса Кристенсена, фрагмент которых публикуется без перевода (см. таблицы).

Странно, что господин Кристенсен не включил в свои таблицы ракету «Минитмэн-2», которая заявлена в Договоре о СНВ в качестве существующей, является твердотопливной и относится к классификации С. Кроме того, американский эксперт не показывает количество боезарядов, установленных на конкретных типах МБР и БРПЛ.

Другие ТТХ американских стратегических ракет интереса для анализа не представляют и в статье не рассматриваются.

Что касается отечественных МБР и БРПЛ, то в пункте 7 статьи III Договора о СНВ зафиксировано, что «существующими типами МБР для Российской Федерации являются: РС-12М, РС-12М2, РС-18, РС-20 и РС-24; существующими типами БРПЛ являются: РСМ-50, РСМ-52, РСМ-54 и РСМ-56». Из Приложения F «Меморандума о договоренностях…» «старого» Договора о СНВ-1 видно, что российские ракеты, в силу своих конструктивных особенностей, отнесены к классификации А, и другого быть не может.

Далее в статье III Протокола к Договору о СНВ сформулировано оригинальное правило засчета МБР и БРПЛ. Так, в п. 4а) отмечается, что «применительно к МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются в виде собранных ракет в пусковых контейнерах, собранная ракета определенного типа в ее пусковом контейнере рассматривается как МБР или БРПЛ этого типа»; п. 4b) гласит, что «применительно к МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются в виде собранных ракет без пусковых контейнеров, собранная ракета определенного типа рассматривается как МБР или БРПЛ этого типа»; в п. 4с) установлено, применительно к МБР или БРПЛ, которые обслуживаются, хранятся и транспортируются по ступеням, что первая ступень МБР или БРПЛ определенного типа рассматривается как МБР или БРПЛ этого типа.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ УЛОВКА

Каковы же процедуры ликвидации жидкостных и твердотопливных ракет? Они раскрыты в разделе II (Процедуры ликвидации МБР и БРПЛ). Так, в п. 1 установлено, что «процедуры ликвидации жидкостных МБР и БРПЛ определяются стороной, осуществляющей ликвидацию». Уместно напомнить, что в США таких ракет нет, а у нас эти процедуры отработаны. Так, часть тяжелых жидкостных ракет типа РС-20 вместо ликвидации после доработок направляется на дальнейшее процветание российско-украинского сотрудничества в рамках программы «Днепр». Она заключается в проведении коммерческих пусков с целью вывода на околоземную орбиту космических аппаратов зарубежных стран, в том числе США. При этом сообщалось, что значительная доля прибыли поступает на развитие СЯС и решение социально-бытовых проблем личного состава РВСН. Остальные жидкостные ракеты данного типа, а также РС-18 используются для формирования фонда ЗИПа, извлечения драгметаллов (ДГМ) и цветного лома с последующей ликвидацией, иногда методом пуска.

Что касается твердотопливных МБР и БРПЛ, то их ликвидация проводится согласно п. 2 раздела II с использованием любой из процедур: а) первая ступень уничтожается методом взрыва с представлением уведомления; b) топливо удаляется прожигом и в корпусе двигателя первой ступени прорезается или пробивается одно отверстие диаметром не менее одного метра, или он разрезается на две равные части; c) топливо вымывается, а корпус двигателя первой ступени сминается, сплющивается или разрезается на две равные части.

При этом нет механизма контроля за ликвидацией первой ступени американских ракет по п. 2а), поскольку присутствие российских инспекторов на подрывах не предусмотрено, а достоверность уведомлений вызывает сомнения. Кроме того, до сих пор не опубликованы Приложение об инспекционной деятельности, Приложение о телеметрической информации и Приложение об уведомлениях.

Таким образом, договорные документы не регламентируют ликвидации вторых и третьих ступеней ракет классификации С. Поэтому американцы используют их для: формирования возвратного потенциала по ракетам (как это имело место с МБР «Пискипер»); изготовления и пусков ракет типа «Минотавр» в неядерном оснащении в рамках оперативно-стратегической концепции «Мгновенный глобальный удар»; изготовления и пусков ракет-мишеней средней и межконтинентальной дальности для испытаний системы глобальной и ЕвроПРО, что связано с преднамеренными грубыми нарушениями бессрочного Договора о РСМД и Договора о СНВ.

Что касается процедур ликвидации отечественных твердотопливных МБР семейства «Тополей», то они уничтожаются целиком (без ступени разведения), так как обслуживаются, хранятся и транспортируются в виде собранных ракет в пусковых контейнерах и под классификацию С не подпадают. Кроме того, по информации специалистов ОПК, для ступеней с истекшим сроком эксплуатации трудно найти применение, да и места они много занимают. Между тем Договор о СНВ разрешает ликвидировать эти ракеты способом пуска с Плесецкого космодрома, что позволяет проверить подготовку боевых расчетов пуска, готовность дежурных смен, работоспособность российской системы ВКО и полигонного измерительного комплекса. Кстати, на пуски ракет можно пригласить американских инспекторов – пусть восхищаются отличной выучкой личного состава РВСН, высокой надежностью уникальных ПГРК «Тополь» и системы боевого управления РВСН. Какое убедительное мероприятие стратегического (ядерного) сдерживания вероятных противников! Однако с этим способом ликвидации ракет РС-12М вряд ли согласятся руководители коммерческих структур ОПК, занимающиеся извлечением ДГМ и цветного лома.

Предлагается обратиться к главе 3 (Процедуры переоборудования или ликвидации) Протокола к Договору о СНВ, в разделе I которого отмечено, что «Ликвидация стратегических наступательных вооружений, подпадающих под действие Договора, осуществляется путем приведения их в состояние непригодности для эксплуатации, исключающее их использование по первоначальному предназначению».

В связи с этим резонным является вопрос, какие виды СНВ ликвидировали американцы после вступления Договора о СНВ в силу. Российские налогоплательщики были бы удовлетворены свежими фотографиями российских инспекторов на фоне: взорванных шахт американских МБР на глубину не менее шести метров (п. 2а, раздел III Протокола); демонтированных защитных крыш (п. 2а, раздел III); спрофилированных боевых стартовых позиций (там же); пусковых установок БРПЛ, ликвидированных путем удаления крышек люков пусковых шахт (п. 1, раздел IV); разрезанных на две части фюзеляжей тяжелых бомбардировщиков (п. 1, раздел V) и так далее. Внятного ответа и фотографий не будет. В то же время американские инспекторы с удовольствием контролируют выполнение п. 4 раздела III Протокола: «Ликвидация мобильных пусковых установок МБР осуществляется путем срезания установочно-пускового механизма, выравнивающих упоров и узлов крепления установочно-пускового механизма с шасси пусковой установки…»

НАСТУПИЛИ НА ТЕ ЖЕ ГРАБЛИ

Представляется целесообразным привести фрагменты заявления департамента информации и печати МИД РФ, сделанного еще 11 лет назад: «Загодя США пошли на прямое нарушение положений Договора о СНВ-1 в том, что касается процедур ликвидации ракет «Пискипер». Согласно их утверждению, достаточно, чтобы под контролем ликвидировали только первую ступень МБР «Пискипер», и эта ракета может рассматриваться как уничтоженная. Обоснование этой позиции одно: засчет американских МБР «Пискипер» по Договору о СНВ-1 проводится по первым ступеням, а поэтому, мол, для исключения их из засчета может ликвидироваться одна первая ступень. Засчет этих ракет по Договору о СНВ-1 действительно проводился по их первым ступеням, поскольку эти ракеты обслуживаются, хранятся и транспортируются по ступеням, а не в виде собранных ракет. Возникает вопрос, с какой целью наши американские партнеры по Договору СНВ-1 идут на его нарушение, выводя ликвидацию МБР «Пискипер» из-под контроля и ограничивая ликвидацию этой ракеты ее первой ступенью при сохранении второй и третьей ступеней? По мнению специалистов, нельзя исключать желания США иметь «возвратный потенциал», то есть получить возможность оперативно развернуть дополнительную группировку МБР путем использования вторых и третьих ступеней ракет этого типа и так далее.

Сопоставление результатов анализа ликвидационных статей, хода выполнения Договора о СНВ и заявления департамента МИД РФ позволяет сделать вывод, что вторые и третьи ступени американских МБР и БРПЛ реально не ликвидируются, а мы уничтожаем ракету целиком, то есть наступили на те же грабли.

Причина в том, что на этапах разработки и подписания текста Договора о СНВ не удалось навязать американцам формулировки статей о полном и безусловном уничтожении всех ступеней ракет, контейнеров, платформ головных частей, обтекателей и объектов инфраструктуры. Тогда Договор действительно предусматривал бы полную и необратимую ликвидацию СНВ, однако этого не произошло. Объяснение простое: в СНС США завершается программа модернизации МБР типа «Минитмэн-3», связанная с заменой всех трех твердотопливных ракетных двигателей и жидкостной ступени разведения на новые. Продолжаются закупки БРПЛ «Трайдент-2» взамен выработавших эксплуатационный ресурс. Продлен срок эксплуатации ПЛАРБ типа «Огайо» до 2030 года. Поэтому смехотворными выглядят заявления различных чиновников и экспертов, что американцы побегут уничтожать практически новые МБР и БРПЛ.

В органах управления РФ постоянно твердят о каких-то компромиссах, которые были неизбежны при подготовке и заключении Договора. Для американской стороны их более чем достаточно. Где же компромиссы, работающие в интересах обеспечения национальной безопасности России?

Следует признать, что статьи, ущербность содержания которых начинает проявляться на практике, присутствуют во всех разделах договорных документов. Однако их анализом, кроме как отставных генералов, никто не занимается. Между тем существует группа российских представителей в составе Двусторонней консультативной комиссии (ДКК), которая и должна разрешать (как известно, в Женеве) различные договорные проблемы в нашу пользу. Кстати, их персональный состав, система подбора и профессиональной подготовки, перечень проблем, а также результаты работы неизвестны. Поэтому они и оказались втянутыми в решение второстепенных и неприоритетных для нас телеметрических проблем, которые были актуальны в рамках «старого» Договора о СНВ-1. Однако это уже другая тема.

Источник

 

Метки:

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: