RSS

Архив метки: В. И. Илюхин

Пенза, КПРФ, kprfpenza.ru : Ему могло бы исполниться 63 года


Сегодня, 1 марта, могло бы исполниться 63 года нашему земляку, депутату-коммунисту Виктору Ивановичу Илюхину. Однако известный политик скончался при странных обстоятельствах 19 марта 2011 года.
Илюхин был острым критиком действующей власти и трудным политическим оппонентом. В разные годы Илюхин выдвигал обвинения в государственной измене последовательно против трех президентов СССР и России – Михаила Горбачева, Бориса Ельцина и Владимира Путина.
Последние несколько месяцев своей жизни Виктор Иванович посвятил себя проведению офицерского трибунала по делу о разрушительной деятельности председателя правительства Путина. 21 марта 2011 года Илюхин должен был получить ответы из органов ФСБ, Генеральной прокуратуры на запросы, направленные по итогам трибунала. А 19 марта его не стало…
Мы, коммунисты, считаем, что товарищ Илюхин погиб в бою, в серьезной схватке с правящим режимом. Дело его не погибло, оно живет в каждом из нас! Долг каждого коммуниста – бороться так же бескомпромиссно, не жалея жизни, против путинского режима, за дело социализма, как боролся Илюхин.
При поддержке пензенского обкома КПРФ было отпечатано и распространено более 50 тысяч экземпляров брошюры с последними выступлениями и депутатскими запросами Виктора Ивановича. Посмертно вышли в свет две книги: «Путин. Правда, которую лучше не знать» и «Война за Россию. Третьего президента мне не пережить…». Центральный комитет КПРФ также подготовил два издания, посвященные жизни и деятельности Илюхина. Одно из них уже есть в свободном доступе. Оно содержит документы и выступления Виктора Илюхина, а также воспоминания разных политиков и общественных деятелей. Второе, под названием «Красный прокурор», выйдет позже.
В середине марта пензенские коммунисты установят мемориальную доску на доме № 160 по улице Суворова, в котором жил Виктор Иванович со своей семьей. Об ее открытии можно будет узнать из новостных сообщений на сайте kprfpenza.ru
Предлагаем вашему вниманию подборку видеоматериалов с губернаторских выборов 2002 года в Пензенской области с участием Виктора Ивановича Илюхина. Видео попало в руки чисто случайно и в какой-то степени актуально в наши дни. Качество видео связано с тем, что VHS-кассеты имеют свойство размагничиваться.
Фото взято с svobodanews.ru

Источник

Реклама
 

Метки: , , ,

Виктор Илюхин: США получили бесценный дар — ключ к супер-оружию


Виктор Илюхин: США получили бесценный дар — ключ к супер-оружию

Россия могла создать принципиально новый боевой комплекс, но теперь рискует потерять даже оставшийся ядерный щит

Группа российских ученых обратилась к президенту Медведеву с заявлением, в котором высказывает обеспокоенность передачей США российских ядерных технологий, на основе которых возможно создание новейшего пучкового оружия.

«Работы данного класса по российскому законодательству до передачи за рубеж обязаны проходить экспертизу 12-го института 12 ГУ МО РФ. Это положение грубейшим образом нарушается при полном попустительстве Администрации Президента РФ, Совбеза РФ и Росатома», – говорится в письме президента Академии геополитических проблем Леонида Ивашова, замдиректора ВНИИ атомного машиностроения Игоря Острецова, вице-президента Московского энергетического клуба Валерия Волкова и депутата Госдумы от КПРФ Виктора Илюхина. Кроме того, в письме отмечается, что экспертиза подтвердила реальность создания пучкового оружия на базе ядерных релятивистских технологий, далеко превосходящего по параметрам пучковое оружие, создаваемое передовыми странами – США, Китаем, Японией и Францией.

Чем грозит России такое отношение к ядерным технологиям, рассуждает один из авторов обращения, депутат Госдумы РФ Виктор Илюхин.

«СП»: – Виктор Иванович, как складывается сейчас ситуация?

– Передача технологий уже началась. Фактически на нашей научной базе ведутся разработки для американцев. Что именно передадут? Там материалы достаточно секретные. Но там не просто глава Росатома Сергей Кириенко решил передать технологии, это было согласовано с премьером Владимиром Путиным. Решено было передать эти технологии в рамках военного сотрудничества с Соединенными Штатами по предупреждению актов терроризма, в том числе с использованием ядерного оружия.

«СП»: – Как связан терроризм и наши ядерные технологии?

– Передаются разработки наших ученых, они позволяют определить, например, в каком контейнере находится ядерное оружие. Теперь представьте себе: кто-то запустил ракету, две боеголовки начинены ядерным оружием, восемь – фальшивые цели. Обладая нашими разработками, можно точно высчитать, какие боеголовки ложные, и уничтожить только две – настоящие. На этом строится наш ракетный щит. Поэтому мы и забили тревогу. Или другой пример. С помощью такой технологии можно просветить любой поезд, и определить, есть ли на его «борту» ядерный боекомплект. У нас, если помните, были три железнодорожные дивизии ракетных войск. Спецпоезда были построены так, что вагоны были неотличимы от гражданских. А с такими технологиями вычислить такой поезд легко.

«СП»: – Почему было принято решение о передачи технологий, ведь очевидно, что их можно использовать в военных целях?

– Я могу догадываться. Почему тот же Путин в первоочередном порядке дал команду уничтожить наши ракетные войска на железных дорогах? Почему в одностороннем порядке мы ликвидировали нашу военную базу на Кубе, которая позволяла знать все, что происходит в западном полушарии, вплоть до пусков ракет? Почему уничтожили базу в Камране, тогда как мы контролировали весь торговый морской путь в Юго-Восточной Азии?! Гадайте и вы тоже. Для меня – ответ очевиден…

«СП»: – Будет реакция Медведева на ваше обращение?

– Мы достаточно широко его обнародовали, отмахнуться просто так не смогут. А вот заболтать – смогут.

«СП»: – Можно ли сейчас, на этом этапе, прекратить передачу технологий? Или поздно?

– Нет, не поздно. Не все еще передано, не все свершилось – я так скажу.

«СП»: – Чуть подробнее, что именно свершилось?

– Нет, больше сказать ничего не могу. Могу только сказать, что мы сидели со специалистами несколько часов, мне разъясняли ситуацию на пальцах.

«СП»: – На вас вышли специалисты, кто конкретно?

– Наши крупнейшие ученые. Двое из них – Игорь Острецов и Валерий Волков – подписали это письмо.

«СП»: – Когда вы узнали о передаче технологий?

– Я узнал об опасениях ученых месяца четыре тому назад.

«СП»: – Получается, мы ведем торг со Штатами и сдаем позицию за позицией, так?

– Думаю, в обмен на то, что мы уничтожали, начиная еще со времен Ельцина, Россия ничего существенного не получила взамен. Америка не отменила даже дискриминационную поправку Джексона-Вэника о торговле российскими товарами на территории США.

«СП»: – И в данном случае мы ничего не получим?

– Я уверен в этом.

——————————————————————————————————-
ИЗ ПИСЬМА УЧЕНЫХ МЕДВЕДЕВУ

…Инструментом реализации ЯРТ (ядерных релевантных технологий, — прим, авт.) является модульный компактный ускоритель на обратной волне (BWLAP).

Получены российские патенты по ускорителю и ЯР технологиям на базе протонов и тяжёлых, в том числе урановых, ядер (И.Н. Острецов и А.С. Богомолов).

Таким образом, в настоящее время только Россия может создать боевой комплекс, к созданию которого стремятся все развитые страны и который сможет радикально изменить способы ведения войны и расстановку сил в мире.

Данная программа в случае её реализации позволит нашей стране совместно с государствами, в которые будет поставлена система дистанционной инспекции, контролировать распространение ядерных материалов во всём мире, например, в рамках международной организации по борьбе с ядерным терроризмом, которую целесообразно возглавить одному из высших руководителей России. При этом финансирование всех работ будет осуществляться за счёт зарубежных средств.

По материалам http://blog.kp.ru/users/2125404/post115099417

Источник

 
 

Метки: , , , , , ,

В. И. Илюхин: Власть. Оппозиция. Выборы.


Реформы, о которых так много говорили в стране, в основном оказались разрушительными и пагубными для общества. Демонтировав советскую систему, нынешняя власть проявила полную беспомощность в созидании и не предложила народу никакой объединительной идеи. Она не смогла обеспечить существенного прорыва в будущее, несмотря на ряд благоприятных для нее моментов на мировом экономическом рынке, в частности – в постоянном росте цен на отечественные нефть и газ. И через двадцать лет “реформирования” страна так и не вышла на рубежи советского времени, а по многим направлениям даже произошел откат в 30–50-е годы, чего так упорно добивался и добился-таки Запад.

По обеспечению обороны и безопасности, защищенности своего гражданина Россия сейчас находится на одном из самых низких уровней. Страну захлестнули преступность, наркомания, безнадзорность детей, ставшие ее национальным бедствием. Смертность людей, и особенно в трудоспособном возрасте, достигла угрожающих масштабов, а нравственному растлению молодого поколения невозможно найти аналогов в отечественной истории.

Под флагом борьбы с коммунизмом фактически была развернута широкомасштабная война с Россией; она продолжается и сейчас.

Власть путем обмана, шантажа и насилия оказалась в руках политической камарильи, не брезгующей предательством национальных интересов и отягощенной откровенным криминалом, проникшим во все сферы государства.

Российское общество раздирается глубокими противоречиями, порожденными в первую очередь присвоением государственной собственности небольшой кучкой дельцов разных мастей. Эти противоречия со временем не разрешаются, а загоняются вглубь. Общество не может быть стабильным и развивающимся, если сориентировано не на решение общенациональных задач, не на преодоление бедности, не на создание мощной промышленности на базе новейших научных технологий, а на воспроизводство олигархов, грабящих родину. Если в стране президентская власть в основном занята хищнической эксплуатацией сырьевых ресурсов, явно не бесконечных, а ощутимо иссякаемых, то у такой страны нет будущего.

Можно утверждать уже сейчас, что национальные проекты, о которых так много говорит официальная власть, не дадут сколько-нибудь желаемого результата. Их реализация не имеет под собой глубокого обоснования и надежного финансирования. Во многом они носят популистский характер, рассчитаны на избирательную кампанию очередного президентского преемника. К тому же ставка вновь сделана только на рыночную экономику, которая не является панацеей от бед. Кажется, лишь путинские стратеги не хотят видеть, что в мире все большую популярность и значимость приобретает концепция устойчивого развития общества с его гуманизацией в интересах большинства населения, а не кучки дельцов.

Очевидно и то, что российский президент и его команда не хотят и не будут менять губительный курс для страны, а попытаются, и это им в какой-то мере пока удается, сглаживать некоторые противоречия мелкими подачками народу, массовым одурманиванием “геббельсовской” пропагандой, усугубляя тем самым тяжесть последствий от проводимой политики.
В связи с этим вопрос о власти в стране становится главным вопросом. Нынешнее правление государством и обществом, как и формы собственности на основные средства производства, подлежит радикальному, революционному изменению. И здесь важно отметить, что долгие и бесплодные реформы, развал экономики страны, насилие и жестокость, падение морали и нравственности, социальная, правовая незащищенность человека, утрата у многих людей смысла жизни словно ярким светом осветили те социалистические идеалы, некогда втоптанные в грязь, исковерканные и оболганные лжепророками и лжеучеными, ничтожными политиками и прочими публичными демагогами. Люди начинают прозревать.

Конечно, в социализме, строившемся в СССР, были недостатки. Социалистическая идея нередко коверкалась практикой, но это был первый исторический опыт. Без недостатков и искажений трудно обойтись. Ими и сумели воспользоваться не только явные враги нашего Отечества, но и люди, видящие главным смыслом своей жизни личное обогащение, переходящее в откровенный грабеж национального достояния.

На фоне крушения социализма, провалов реформ псевдодемократов и их последователей многие заговорили и занялись поиском “третьего пути”. Однако весь исторический опыт, и особенно последних двадцати лет, подтвердил, что для России “третьего пути” нет и не будет. Страна вновь столкнулась с дичайшим, криминальным капитализмом. Другие предложения чаще всего касаются духовности, личностного общения, в целом состояния общества, но не форм собственности и производственных отношений. Диалектика развития и историческая логика таковы, что у общества два пути – пока капитализм, а следом – социализм. Другого не дано, речь можно вести лишь о временных рамках.

Социалистическая идея, главной сутью которой являются гуманизм, социальная справедливость, свобода и патриотизм, – это и есть тот выход из кризисного тупика. Только наличие единой большой цели, воспринятой народом, сплачивает его, увлекает работать с невиданной энергией, свершать подвиги и творить великие чудеса. В российской истории тому масса примеров.

Криминальная власть не способна объединить людей, ибо ее сутью является обогащение и насилие над народом ради того же обогащения. Эта власть должна быть устранена. Что для этого необходимо сделать? В первую очередь разрушить апатию у народа, порожденную разочарованием и неверием во власть, в новых вождей любого толка. Вселить дух оптимизма и уверенности в возможность построения иной, достойной жизни. А главное, вытравить из сознания людей страшный синдром свыкаемости с происходящей со страной и народом катастрофой. Это сделать невероятно сложно, но необходимо для сохранения самой нации.
Власть имеет разветвленную сеть средств массовой информации, и прежде всего телевидение, основное орудие в оболванивании народа. Но за оппозицией, и в первую очередь за КПРФ, – правда жизни. Надо выбрать направления главных ударов, а это президент вместе с партией “Единая Россия” и ЛДПР как либерально-вонючий источник “гапоновщины”.

На их критике мы должны сконцентрировать свои усилия. Надо донести до людей правду, что “единороссы” – главные защитники крупного капитала. Например, до 2001 года существовал прогрессивный налог с доходов физических лиц. Чем выше доход, тем больший налог с него взимался, и в своих объемах он доходил в России от 12 до 35 процентов от общего дохода. Подобная практика существует в большинстве стран мира, и она совершенно правильная, ибо позволяет, с одной стороны, стабильно пополнять государственную казну, с другой – не дает развиться сильному расслоению людей по имущественному признаку.

Заполучив большинство в Госдуме, “единороссы” решили иначе и провели законодательные поправки, согласно которым все физические лица должны платить налог, независимо от доходов, в 13 процентов. На бедных набавили один процент, богатым снизили до этого уровня. В результате федеральный и местный бюджеты недополучили сотни миллиардов рублей, которые в основном осели в карманах толстосумов. В том числе и “единороссов”. Этих денег как раз и не хватает на образование, на детские пособия, на медицину, науку и т.д.

А вот другой пример лоббизма интересов крупного капитала. На думских выборах 2003 года российские страховые компании активно поддерживали “Единую Россию”: морально, материально, организационно, в агитационно-пропагандистской работе. За это их представители были включены в избирательные списки партии, часть из них стала депутатами Госдумы, в частности Александр Коваль, один из руководителей российского страхового сообщества. Однако затраты, понесенные страховщиками, оказались, как они подсчитали, гораздо большими и требовали дополнительной компенсации. Тогда “единороссы” “нашли выход”, а именно: рассчитаться за долги деньгами тех же избирателей.

Ими был протащен закон об обязательном страховании автогражданской ответственности. В карман россиян запустили руку, и пошло выкачивание денег. Только за первый год существования закона страховые компании получили 140 млрд. рублей, из которых лишь 40 млрд. рублей они потратили на возмещение ущерба по страховым случаям, выплатили определенную сумму в виде налогов, а почти 80 млрд. рублей осталось у них в виде прибыли. Можно покупать дорогие автомобили, устанавливать своим сотрудникам огромные оклады, строить санатории, покупать квартиры и снова финансировать “Единую Россию”. Деньги-то не свои, у народа отнятые, в том числе у самых бедных слоев населения. Но и этого им оказалось мало. Теперь ставят вопрос о необходимости обязательного страхования жилья, иного недвижимого имущества.

27 января 2006 года в Государственной Думе рассматривался законопроект “О внесении изменений в Федеральный закон “Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”, внесенный группой депутатов. В нем предлагалось снизить размер базовых ставок страховых тарифов в два раза, а сами тарифы определять не постановлением правительства, а законом. Предлагалось также установить определенные льготы для владельцев машин – инвалидов и пенсионеров. Шаг был предпринят разумный и совестливый на фоне колоссальных доходов страховых магнатов.
Однако напрасно депутаты-коммунисты и независимые депутаты взывали к совести “единороссов”. Ее у них не оказалось: закон был отклонен.

Теперь “единороссы” перекинулись на игорный бизнес. Видимо, нет надобности говорить, какие протесты и раздражение он вызывает у россиян и сколько бед уже причинил. Поэтому КПРФ ставит вопрос о его удалении из населенных пунктов, о запрете размещения игровых автоматов в торговых, развлекательных и прочих центрах широкого доступа населения. В таком же ключе высказалась Московская городская дума, ряд других законодательных собраний.

В Госдуме был разработан законопроект, направленный на выселение игрового бизнеса из населенных пунктов. Однако “единоросс” В. Драганов, председатель Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму, с группой своих сотоварищей внес иной проект, который оставлял все игорные заведения на прежних местах и в том же виде, лишь с некоторой дополнительной урегулированностью их деятельности, приносящей, как уже отмечалось, королям бизнеса многомиллиардные прибыли.

К сожалению, драгановский вариант был принят большинством голосов. Поэтому нисколько не удивлюсь, если в следующем составе Госдумы игровой бизнес будет широко представлен во фракции “Единая Россия”. Что касается народа, то о нем опять забыли.

Необходимо напомнить, что фракция “Единая Россия”, имея большинство в Госдуме, добилась в начале 2000 года отмены законодательной нормы, согласно которой покупатели иностранной валюты платили в бюджет государства два процента от приобретенной ими суммы. В чьих интересах были приняты эти шаги? Опять в интересах богатых людей. Трудовой люд или не покупает валюту, а если и покупает, то редко и в малом количестве. Урон от действий “Единой России”, который опять понесли общество и государство, в денежном выражении оценивается примерно в 90 млрд. рублей в год. Это три годовых бюджета для развития аграрного комплекса. Надо дополнить, что все перечисленные законодательные инициативы были поддержаны в Думе жириновцами. С ними согласился и президент страны. И этому есть объяснение: им не нужна сильная, процветающая Россия, им нужен класс крупных собственников, их основная социальная опора.

И уж вовсе нельзя смолчать и пройти мимо той постыдной истории, которая произошла в Думе в начале июля 2006 года, хоть истоки ее берут свое начало чуть раньше. Принятый в 1997 году Уголовный кодекс РФ предусматривал возможность конфискации имущества у лиц, признанных виновными судом в совершении ряда тяжких преступлений. Эта мера достаточно эффективно воздействует в плане предупреждения взяточничества, контрабанды, терроризма, должностных преступлений и т.д. Однако президент страны неожиданно вошел с законодательной инициативой, предложив Федеральному Собранию России исключить конфискацию из Уголовного кодекса. Трудно понять, чем он руководствовался. Злые языки утверждают, что президент исполнил просьбу Р. Абрамовича и других российских олигархов, серьезно опасающихся за свое состояние.

Конечно, послушные “единороссы” в Думе и в Совете Федерации с большой готовностью и охотно поддержали президента. И конфискация имущества в 2003 году была вычеркнута из уголовного законодательства. Однако в последующие годы Россия присоединилась к ряду международных конвенций, в том числе по противодействию коррупции и терроризму. А они содержат обязательное требование к государствам о приведении национального законодательства в соответствие с положениями конвенций, в которых присутствует конфискация имущества как мера воздействия на виновных лиц.

Блок необходимых поправок был подготовлен думскими депутатами и принят в первом чтении. Дальнейшая работа над ними велась в Комитете по безопасности. Шла она трудно, ибо выявились достаточно противоположные мнения по заочному осуждению лиц, совершивших тяжкие преступления и скрывавшихся от правосудия, в том числе за пределами России, как, например, Березовский, Закаев, и другие. Шли горячие споры и по поводу конкретных преступлений, за совершение которых можно было бы применять конфискацию имущества.
Депутаты от бизнеса, в частности “единоросс” В. Груздев, принимавший участие в заседаниях рабочей группы, готовы были согласиться со всеми предложениями, кроме одного – о введении конфискации за преступления, совершенные в коммерческой деятельности, в сфере бизнеса, за контрабанду и коррупционные проявления. Это и явилось большим камнем преткновения. За его спиной – фракция в 330 депутатов. Поэтому Комитет по безопасности только на третьем по счету заседании смог принять решение и предложил Госдуме все-таки установить конфискацию за ряд преступлений, в том числе и за контрабанду, за взяточничество, должностные злоупотребления, коммерческий подкуп и, естественно, за терроризм. Можно было вздохнуть с облегчением.

Однако дальнейшее прохождение поправок пошло по иному сценарию. Фракция “Единая Россия” на своем заседании – под влиянием в первую очередь депутатов-миллионеров и миллиардеров – приняла решение не поддерживать предложение Комитета по безопасности об установлении конфискации за контрабанду, коммерческий подкуп, за взяточничество. За подписью трех председателей комитетов от “Единой России” – В. Васильева, П. Крашенинникова и В. Плигина – была внесена новая поправка, исключающая конфискацию за совершение перечисленных мною преступлений. Фракция еще раз обнажила свое истинное лицо, свою принадлежность к крупному капиталу, показала себя выразителем его интересов и его защитницей. Она испугалась за судьбу своих партийцев, занимавших высокие должности, в отношении которых Генеральная прокуратура возбудила целую серию уголовных дел за взяточничество, казнокрадство, злоупотребление властью. Большего позора и придумать нельзя. Партия во власти, и она же защищает своих мерзавцев. Как можно доверять и довериться такой партии, когда за ней – и в ней – сплошной обман и лицемерие? Перед бизнесом во фракции опустили руки депутаты-генералы, бывшие министры и известные ученые, их просто подавили морально, заткнули рот. И все-таки справедливость удалось отстоять. При обсуждении блока поправок на пленарном заседании решительный протест по поводу позиции “единороссов” заявила фракция КПРФ. Автор этих строк поставил вопрос о снятии с рассмотрения поправки трех председателей комитетов, а в случае отказа дать ему возможность внести свою поправку (она была у меня готова). Председатель Госдумы Б. Грызлов понял, что его фракция выставила себя перед телевизионными камерами на большой позор, и лояльно отнесся к моему предложению. Неожиданную поддержку депутаты от оппозиции нашли у представителя президента в Госдуме. С ним у меня состоялся короткий разговор, и он заявил, что предложит Думе проголосовать мою поправку. После долгих дискуссий она была принята, и конфискацию имущества как меру воздействия на виновных лиц установили за взяточничество, контрабанду, коммерческий подкуп, за ряд других тяжких преступлений. Крупный капитал на этот раз понес поражение. Но это единичный факт, однако и он достаточно ярко высветил гнилую сущность фракции “Единая Россия”.

Что касается В. Жириновского, то вокруг него необходимо создать обстановку всеобщего презрения и осуждения. Ничтожность этого человека начинается с того, что он фактически отказался от своей национальности, называя себя “сыном юриста”, стыдясь признать свое еврейское происхождение. Теперь он уже сын “агронома”, после того, как побывал на могиле своего отца в Израиле. Видимо, поэтому он вместе с депутатом И. Хакамадой когда-то страстно выступал за упразднение в российском паспорте графы о национальности.

Не кто-нибудь, а В. Жириновский с членами его партии в девяностых годах прошлого века ездили в Чеченскую Республику к Дудаеву на юбилей его прихода к власти. Вместе со свергнутым президентом Грузии З. Гамсахурдия произносил здравицы в честь вождя сепаратистов, восхищался его батальонами и высказывал пожелания дислоцировать их чуть ли не в Москве. Дудаеву фактически была оказана моральная поддержка.

А затем громыхнула кавказская война, унесшая тысячи человеческих жизней. Потом в своих выступлениях В. Жириновский обрушится на чеченцев. Однако совсем недавно, в сентябре 2006 года, при обсуждении вопроса об амнистии по Южному федеральному округу, он предложил всех прощенных боевиков по их желанию зачислять на службу в органы внутренних дел. Это еще один образчик его лицемерия.

Он всегда, при всей его крикливости и критиканстве, был и остается с властью, обвиняя ее на словах и активно поддерживая в делах. Он и фракция ЛДПР в мае 1999 года спасли Б. Ельцина от отрешения от должности президента. Дошло до того, что при голосовании в Госдуме “соколы” Жириновского проверяли “правильность” заполнения бюллетеней своими депутатами, чтобы ни один из них не проголосовал за отставку президента. А член фракции В. Гусев оказался запертым в своем кабинете, так как заявил, что поддерживает предложение об отрешении Б.Ельцина.

В феврале 2001 года фракция ЛДПР дружно поддерживала путинский проект закона о гарантиях президенту, прекратившему исполнение своих обязанностей. По нему экс-президент и члены его семьи наделялись огромными льготами и привилегиями.
Однако при обсуждении этого законопроекта, как и в мае 1999 года, Жириновский подверг жесточайшей критике всю деятельность и политику Ельцина. Его выступления напоминали речь обвинителей на Нюрнбергском процессе. Оставалось лишь обратиться к суду с требованием о вынесении сурового приговора, вплоть до смертной казни. Но это была лишь видимость: и гнев, и страстные обличения были всего лишь актерской игрой. Голосование в Думе всегда остается его актом защиты власти. Жириновскому не откажешь в умении разбираться в человеческой психологии, он играет на слабостях и пожеланиях и тех, кто идет за ним, и тех, кто смотрит ему в рот. Он всегда говорит то, что хотят от него услышать избиратели, хотя сам далеко не всегда верит в то, что озвучивает. Чаще получается так, что он заранее знает, что после сказанного сделает все наоборот.

Он хорошо усвоил, что люди могут запомнить его выступления в Думе, но не всегда будут знать о результатах голосования, а если и узнают, то не придадут этому большого значения и вскоре забудут.

За двенадцатилетнее нахождение в Думе он и его фракция не внесли ни одного сколько-нибудь весомого и значительного законопроекта, который был бы одобрен депутатами. Чаще всего фракция на пленарных заседаниях “играла роли” при утверждении их повесток. Здесь следовали одно заявление за другим, сомнительные протокольные поручения думским комитетам и просто комментарии и реплики, ибо жириновцы знают: телевизионные камеры на балконах фиксируют все и что-то из сказанного обязательно попадает на экраны телевидения. Это и чистой воды популизм, и дешевая реклама партии, фракции, и одновременно видимость большой работы и стараний на благо общества. Что касается вносимых ими законопроектов, то опять для ЛДПР важен процесс, стремление возбудить, поднять ажиотаж в обществе, но не конечный результат. Жириновский и сам понимает абсурдность многих своих инициатив, но осознанно выдвигает их, заведомо зная, что избиратели будут о них говорить и даже называть глупостью, но все же – говорить и обсуждать.

По такому сценарию и с той же целью депутаты его фракции, например, внесли законопроект о многоженстве в стране, об участии граждан в выборах в представительные, законодательные органы не с 18, а с 16 лет.

Эти инициативы совершенно справедливо были отвергнуты подавляющим большинством в Госдуме. Однако в течение ряда месяцев жириновцы не сходили с экранов телевизоров. Те, кто сравнивает Жириновского с попом Гапоном, скорее всего, правы. И речь идет в первую очередь о том, что он великий мастер обмана, политической клоунады, умело уводящий народ от решения злободневных, насущных вопросов, и всегда в интересах власти.

Но Жириновский не был бы Жириновским, если бы роль защитника власти он исполнял бескорыстно. В его собственности значатся сотни автомобилей, десятки квартир по всей стране, которые, по его же утверждению, используются для партийных целей. Откуда все это? Жириновский нашел свой бизнес в большой политике. Его усердие перед властью всегда хорошо оплачивается. Как-то на одном из пленарных заседаний Жириновский допустил нелестный выпад в отношении Ельцина, на что представитель президента в Госдуме Котенков заявил примерно так: “Вчера еще с протянутой рукой перед президентом стоял, а сегодня его же и критикует. Непорядочно это…”

Можно полагать, что и теневая экономика, в том числе и криминальная, оказывает ЛДПР всяческую поддержку. Что касается социальной опоры либерал-демократов, то это маргиналы, люди, опустившиеся на дно общества, люди с психическими аномалиями. После того как Жириновский стал “сыном агронома”, он заявил, что за него будут голосовать сельчане. Может быть, и так, но далеко не все, хотя людей в России одурманенных, доверчивых и наивных много.

У оппозиции есть пусть и в недостаточном количестве, но свои газеты, которые должны стать привлекательными и востребованными не только в партийной среде, но и далеко за ее пределами.

Мы обязаны использовать в своих интересах любые противоречия, возникающие между либералами разного толка и властью, и их источники информации тоже не надо обходить стороной.

Об обнищании народа и одновременном увеличении богатств у олигархов мы говорим и пишем много, но не всегда делаем акцент на то, что виновниками обнищания являются президент и его команда, ставленники крупного капитала и одновременно защитники его интересов. Критику власти необходимо вести через дискредитацию конкретных ее представителей, раскрывая гнилую сущность тех же “единороссов”, жириновцев, всей властной элиты, чтобы у народа формировалось чувство презрения и отвращения и к ним, и к тем партиям и органам власти, в которых эти “представители народа” пребывают.

До новых президентских выборов уже рукой подать, и вот в среде угодливо-льстивых и беспринципных чиновников в ряде регионов созрела неконституционная идея переизбрания В. Путина на третий срок. Нельзя молча спускать такие выпады против всего общества. Путинское правление – это неизбежная катастрофа России, лжепатриотическая риторика нынешнего президента служит лишь ее прикрытием.

Страну захлестнул чиновничий и судебный произвол, ставший основным бичом для российского общества. Наши разоблачительные выступления, направленные против этого явления, уверен, найдут широкую поддержку и отклик. Мы должны измотать власть, заставить ее оправдываться, совершать поступки и действия, несвойственные ее интересам. Она будет вынуждена идти на уступки, о которых мы, не стесняясь, должны говорить как о наших победах – пусть не всегда больших, но победах, – подтверждая тем самым результаты нашей борьбы и вселяя уверенность в людях, что массовые выступления за свои права могут дать и дают положительные результаты.

Главная цель оппозиции, если она серьезная оппозиция, – приход к власти. А до этого она должна заставлять власть делать то, что делала бы сама, будучи во власти.

Особое внимание следует уделить агитационной, разъяснительной работе в Вооруженных Силах и в правоохранительных органах. Люди в погонах испытывают от политической власти те же лишения, что и иные слои работающих. Их социальная защищенность оказалась хуже, чем социальная защищенность гражданских чиновников. Их так же остро волнуют жилищные проблемы, цены за коммунальные услуги. К этому добавляются их бытовая неустроенность, значительные рабочие нагрузки, падение авторитета службы.

Важно провести линию, что стражи порядка и безопасности государства угнетаются той же преступной властью, которую они и охраняют. Иными словами – охранник оберегает своего палача и кровососа. Это противоречие надо эффективно использовать в наших интересах. Тем более что в силовых структурах в основном служат выходцы из трудового народа.

Нужно ли идти на диалог с властью? Нужно, но только для того, чтобы изложить ей наши предложения, наши требования, и не более. Мы не можем и не имеем права сочувствовать власти, тем более объяснять сложность ее положения, причины неудач. Наша твердая позиция заключается в одном – власть, не способная решать насущные проблемы народа, должна уйти с государственного олимпа.

Можно с удовлетворением констатировать, что КПРФ в последнее время удалось существенно укрепить единство левой оппозиции. Создан Всероссийский штаб по координации протестных действий, который успешно провел ряд общенациональных акций, вынудив исполнительную власть идти на определенное снижение цен за жилищно-коммунальные услуги, за проезд на транспорте, отказаться от прокладки губительного для озера Байкал нефтепровода. Но подобные штабы созданы и функционируют в регионах страны далеко не лучшим образом. Не лучше дело обстоит у общественных органов самозащиты и самоуправления. А они должны взять на себя задачи по контролю за деятельностью власти на местах, за законностью принимаемых ею решений и их исполнением в интересах людей, сосредоточивая огонь критики на конкретных должностных лицах.

КПРФ совместно со своими союзниками провела две важные кампании по сбору подписей под объявленный партией референдум, а также за снижение тарифов на коммунально-жилищные услуги. Они всколыхнули значительную часть людей, в некоторой степени вывели их из состояния апатии и неверия в свои силы. Однако завершающий этап оказался не столь впечатляющим. Люди хотят видеть более ощутимые результаты, которые могли бы существенно повлиять на улучшение их жизни.

Глубоко убежден, что в стране созрели предпосылки для проведения конкретного референдума со всеми вытекающими из него последствиями. Он должен касаться условий эксплуатации природных ресурсов и получения прибыли монополистами, в первую очередь в нефтегазодобывающей отрасли, в сфере транспортировки и продажи минеральных ресурсов. Речь идет об установлении для них потолка получения прибыли не более 10 – 15 процентов. Цифры можно уточнить, как и сами вопросы, выносимые на референдум. Мы должны выйти на него под лозунгом: “Частное присвоение природных ресурсов, принадлежащих от сотворения мира всем людям, является преступлением, разрушающим человеческую общность, социальную справедливость”.

Подобная постановка вопроса может быть заявлена только объединенной коммунистами оппозицией. Никто другой на это не отважится.

Подготовка и проведение референдума дадут нам огромный положительный результат в расширении числа наших сторонников и увеличении партийных рядов.

Одновременно необходимо заявить о нашей широкой поддержке мелких и средних предпринимателей, которые в своей сути больше имеют черт и признаков наемного работника, человека, обеспечивающего свое существование собственным трудом. С ними мы должны вести диалог, разъяснять наше положительное отношение к их деятельности.

Социализм в СССР во многом потерпел поражение из-за недопустимо высокого и всеохватывающего огосударствления средств производства и результатов труда. Из этого следует извлечь уроки. Вместе с этим необходимо проводить жесткую линию по соблюдению прав и социальных гарантий наемных работников, ставить вопросы об ответственности работодателя за ненадлежащие условия труда вплоть до лишения его права заниматься хозяйственной деятельностью с привлечением других лиц.

Нашими принципами должны стать справедливость, честность и открытость. КПРФ необходим имидж, который позволял бы ей выгодно отличаться от других партий. При этом мы не имеем права отказываться от радикализма, от своих претензий на власть и на нашу готовность управлять государством, ибо настоящие принципы справедливости, народовластия можно реализовать только через подлинный социализм. Поэтому вопрос о власти должен стать нашим главным вопросом. Его решение имеет двуединую задачу. Это – спасение страны от национальной катастрофы, сохранение ее суверенности и одновременно возвращение к социалистическому укладу жизни, к которому человечество на планете будет оборачиваться все больше и больше.

Вопрос о власти, как следует из истории, решался или силовым ее захватом, или мирным путем через выборы, или массовым выступлением народа, его давлением на власть, в результате чего она досрочно сдавала свои полномочия.

Однако для всех случаев является характерным то, что власть, предав забвению интересы трудящихся, массовым унижением людей сама готовила и готовит революционную ситуацию, которой, несомненно, в какой-то момент и должна воспользоваться оппозиция.

Были ли подобные моменты в постсоветской России? Не ошибусь, если отвечу на этот вопрос утвердительно. В 1996 году лидер КПРФ Г. Зюганов на президентских выборах, по официальным данным, набрал почти столько же голосов, сколько и ярый
антикоммунист Б. Ельцин, пребывание которого в президентском кресле было в значительной мере определено нарушениями избирательного законодательства и злоупотреблениями представителей власти, а не волеизъявлением народа. Иными словами, народ высказался против насаждаемого в стране капитализма. В этом и заключалась суть революционной ситуации. Она была во время и после дефолта в августе 1998 года, а также при введении в действие пресловутого федерального закона о монетизации льгот. Благоприятная ситуация складывается для нас и сейчас.

Тогда чего не хватает? В значительной мере – субъективного фактора: нашей организованности. По большому счету вопрос о власти мы не поставили во главу угла и не подчинили этому всю нашу деятельность. Кажется, и мероприятий, в том числе весьма важных, проводим немало, а конечного результата пока нет. Понимаю, что для перехода количества в качество необходимо время, но необходима и концентрация наших усилий на главном направлении.

Нам трудно было высказывать свои претензии на власть сразу же после ельцинского путча, слишком серьезным оказалось отравление сознания людей. Но теперь-то дурман развеялся и большинство начинает понимать, как много потеряно с уничтожением советской системы. Это необходимо постоянно подчеркивать, призывать идти вперед, взяв из прошлого все лучшее.

Есть и еще один важный момент. Говоря о законах революции, В. Ленин отмечал, что без готовности самой передовой части класса, партийного авангарда идти, на самопожертвования нельзя вести речи о каких-то великих свершениях. Нам сегодня этого самопожертвования не хватает. Радует, что КПРФ решительно взяла курс на омолаживание руководящих кадров, всего ее состава. Не хочу обидеть нашу заслуженную, старую гвардию, но молодежи свойственны от природы больший радикализм и решительность. А в совокупности с опытом и мудростью старых партийцев это может дать желаемый результат. Членство в партии, служение социалистической идее должны стать смыслом жизни каждого коммуниста ради нашей победы, будущего страны.

Если мы постоянно говорим о том, что КПРФ является революционной партией и главная ее задача – приход к власти, то мы должны иметь свой проект конституции, в котором через правовые нормы закреплялись бы наши цели. Грамотный, глубоко проработанный проект основного закона станет, несомненно, и эффективным пропагандистским документом. Для его составления у нас есть интеллектуальные силы.

До возвращения во власть необходимо иметь наработки краткосрочной программы мер, на 6 – 12 месяцев, ибо в случае победы мы снова окажемся в окружении реакционных сил как внутреннего, так и внешнего толка, и у нас не будет времени на раскачку. Особенно важно определиться в экономической сфере, в необходимых шагах, которые позволят вырулить ее на столбовую дорогу служения народу. Только последовательные, заранее определенные действия принесут нам успех. Власть иногда проще получить, но всегда сложнее удержать в своих руках. Поэтому надо уже сейчас готовить примерный состав будущего кабинета министров из людей авторитетных и высокопрофессиональных, которые могли бы оппонировать официальному правительству, предлагать свои решения политических, социально-экономических, правовых, информационных и других вопросов. Да и в субъектах Федерации региональным партийным структурам неплохо иметь с десяток опытных управленцев, могущих в нужное время сформировать соответствующие структуры власти на местах.

Мы должны не только заявить о своих претензиях на власть, но и воочию показать людям наших потенциальных руководителей. При всем этом нельзя уподобляться Семигину и его команде, которые, говоря, что они не против основ нынешнего общественно-политического строя, предлагают лишь его немного подлакировать.

На мой взгляд, мы не можем питать каких-то иллюзий по поводу парламентских и президентских выборов, нам надо сосредоточиться на подготовке массовых выступлений, способных вызвать кризис “верхов”. Однако и от выборной борьбы нам нельзя отказываться, определяя ее в качестве промежуточного этапа, формой подготовки народа к общенациональному протесту. А если так, то уже сейчас следует предпринять все возможные меры для предупреждения злоупотреблений, фальсификаций в этих кампаниях. Партии “Единая Россия”, ЛДПР, как показали последние выборы в регионах, несут серьезные потери в больших городах, ибо в них оппозиции удается объединить свои усилия в агитационной работе и контроле за голосованием. Однако разгул беззакония происходит сейчас в сельской местности, что и позволяет “единороссам” “побеждать” в целом. Вот почему необходимо отработать систему контроля, включая повторный пересчет голосов, обратив особое внимание в списках голосующих на лиц, которые давно уехали из сел, на фамилии умерших граждан.
Наши оппоненты и откровенные противники постоянно ведут активную работу, готовясь к очередным выборам в Государственную Думу. В этом духе выдержано, например, майское,

2006 года, послание президента Федеральному Собранию. Жириновского таскают по всем телевизионным каналам, а А. Караулов вновь принялся за заказные, пустые обвинения в отношении Г. Зюганова. Одним словом, маховик раскручивается.

На будущих выборах кремлевская команда может пойти на самые неожиданные шаги, например, – выдвинет от национал-патриотических сил в качестве кандидата Дмитрия Рогозина, человека, который всегда был с властью и выполнял ее поручения. Будучи председателем Комитета Госдумы по международным делам, он “протащил” через ратификацию не один международный договор, не одно соглашение, вредные для России, в том числе с Прибалтийскими республиками. Это он стоял рядом и помогал бывшему секретарю Совета безопасности России А. Лебедю в 1996 году при подписании предательских Хасавьюртовских соглашений, в которых, например, было зафиксировано, что Чеченская Республика является субъектом международного права. Она фактически объявлялась вне состава России. Эти соглашения явились прологом ко второй войне на Северном Кавказе, унесшей тысячи жизней россиян.

Но сегодня Д. Рогозин находится в искусственно созданной Кремлем опале якобы за националистические высказывания. Он уехал в Воронежскую область, где написал книгу под довольно-таки интригующим названием “Враг народа”. Ни больше, ни меньше – он и народ. А народ у нас, как водится, любит обиженных. На этой рогозинской патриотической риторике и будет строиться успех на выборах.

Оппозиция должна проявить бдительность и предупредить народ, ей нельзя отставать, надо готовить новые формы агитации. Президиум ЦК КПРФ в свое время удачно ответил на оголтелый антикоммунизм, опубликовав серию материалов о преступлениях капитализма. В этом же ключе было бы целесообразным издать “черную книгу” преступлений, совершенных псевдодемократами России за время ельцинско-путинского правления, сопроводив текст фотодокументами обвинения.

Не за горами и президентские выборы. Они особенные. Или правящей власти удастся сохранить свое господство еще на восемь лет, и она окончательно добьет Россию, или объединенными усилиями мы сможем спасти страну. Для нашего успеха необходимо создать широкую коалицию из левопатриотических и центристских сил. Сделать это будет сложно, но без объединенного фронта нам не победить. Так уж случилось, что ни одна партия в одиночку не способна сегодня провести своего кандидата. И те лидеры, которые не могут и не хотят понять эту истину, и те, чьи личные амбиции возьмут верх над национальными интересами, будут достойны самого унизительного презрения и осуждения. В связи с этим руководителям оппозиционных партий и организаций уже сейчас следует начать консультации и переговоры.
Путинским преемникам надо противопоставить наших достойных кандидатов, возможно, из числа и беспартийных, но известных и надежных патриотов России. При обсуждении их деловых, политических качеств следует учитывать мнение партий и организаций, единого же представителя от блока надо определить на самом заключительном этапе через рейтинговое голосование и социологические замеры. Но о них надо говорить сейчас, заявить и широко обнародовать. Другого выхода нет. Для КПРФ грядущие выборы станут самым жестким и жестоким испытанием. Или мы выстоим, или надолго уйдем в небытие.

Говорю и пишу об этом с особой тревогой. Президентский авторитаризм достиг немыслимых размеров, и он продолжает усиливаться. Однако и путинская команда понимает, что внешний фасад абсолютизма необходимо подретушировать. Ею уже просчитывается фракционный состав следующей Государственной Думы.

Правительство и президент вновь рассчитывают иметь в ней более 300 своих сторонников, слепо нажимающих по их команде на нужные кнопки при голосовании. Но как этого достичь? Фракция “Единая Россия” за восьмилетнее господство в Думе достаточно себя дискредитировала открытым и циничным наступлением на социальные и политические права граждан. К тому же многие представители партии с тем же названием погрязли в коррупции. Это закономерно, ибо партия в основном базируется на огромной армии чиновников самого разного уровня, которых нередко под откровенным давлением в нее и загоняют. Партия, не имеющая программы и идеологии по развитию общества и государства, а строящаяся только на стремлении быть во власти и получать от власти блага, неизбежно будет разлагаться, деградировать, отталкивая от себя широкие народные массы.

Это хорошо понимают кремлевские стратеги. Понимают, что при всех злоупотреблениях административным ресурсом “Единая Россия” на будущих выборах в Госдуму не сможет получить более 250 мест. Потому и идет лихорадочный поиск недостающих голосов. Ставка сделана на Жириновского. Уже все меньше остается сомнений в том, что между ЛДПР и “Единой Россией” достигнут грязный политический союз. При этом “единороссов” нисколько не смущает гапоновщина Жириновского, его экстремизм, который при стечении обстоятельств может перерасти в откровенный фашизм. Главная цель – это власть, а здесь для них все средства хороши. Вот почему Жириновского раскручивают по всем каналам российского телевидения. Ему отдают Кремлевский дворец для проведения партийного съезда, который был созван в честь 60-летия со дня рождения лидера.

Это примерная схема сколачивания пропрезидентского, проправительственного блока в новой Государственной Думе. Конечно, есть и другие вариации. Кремль работал и будет работать по нескольким направлениям.

Лидер “Российской партии жизни”, председатель Совета Федерации С. Миронов и лидер партии “Родина” А. Бабаков объявили о создании объединенной левой партии. Весьма примечательно, что оба, прежде чем сделать подобное заявление, побывали в Кремле, встретились с президентом, который предложил им очередной партийный проект и благословил на его реализацию. И не только благословил, но и позволил критиковать “Единую Россию”. Критика тут же, из уст самого С. Миронова, была высказана, “единороссам” досталось на орехи: и бюрократы они, и чиновники, далекие от нужд народа. С этим нельзя не согласиться, все сказано верно. Только одно забыл сказать С. Миронов, что и его партия базируется на том же фундаменте. Что касается критики, то понятно: она будет дозированной, не наносящей урона “единороссам”.

В кремлевских хитросплетениях несложно разобраться. Вновь созданная партия левой никогда не станет. Сам С. Миронов был и остается президентской марионеткой, не принимающей в политике самостоятельных решений. Он – главная опора президента в Совете Федерации, и вся его “левизна” сводится к необходимости поддержки так называемых национальных проектов. Но для этого не надо создавать новую партию. Проекты – это правительственные программы, поддержанные “Единой Россией”. Их суть и реализация, как уже отмечалось, ничтожны. В них нет ничего радикального и тем более “левого”. Быть левым – значит противостоять разрушительной власти, бороться с ней, идти на великое самопожертвование ради защиты интересов трудового народа. И в этом смысле как Миронов, так и миллиардер Бабаков лишь жалкая карикатура на революционеров, борцов за честность, справедливость, правое дело. Что касается Миронова, то он лично (в первую очередь), а потом уже и партия виноваты в том, что произошло и происходит со страной. Ему бы ответить и покаяться перед народом, а он в поводыри к нему навязывается. Удивительная бессовестность.

На фоне закулисных кремлевских интриг КПРФ всегда выступала и принимала меры в поддержку образования, здравоохранения, аграрного сектора, поднимала вопросы о демографической ситуации в стране, но никогда не соглашалась с конкретными формами и методами реализации правительственных проектов. И как здесь согласиться, что при огромном количестве средств, полученных от распродажи нефти и газа, на реализацию национальных проектов, по признанию президента, тратится всего 5–7 процентов от финансирования соответствующих отраслей. С подобным подходом никогда не решить насущных российских задач.

А вокруг них сейчас больше суеты и говорильни, ибо все рассчитано, как уже отмечалось, на очередную избирательную кампанию, в том числе и очередного президентского преемника. А то, что у нас объявлено национальными проектами, для властей других государств, тех, что ориентированы на служение народу, является обычным и постоянным делом. У нас же все наоборот – служения нет, но есть величайшие обман и показуха.

Ответственный за реализацию проектов первый заместитель председателя правительства Д. Медведев настолько далек от проблем села, медицины, что при освещении на телевидении его поездок в регионы в глаза бросается не просто его неубедительность, дилетантизмом пропитано само пространство вокруг президентского ставленника, неумело копирующего самого президента. Можно только ему посочувствовать, ибо трудно быть преемником, настоящим лидером, коли за плечами нет серьезного жизненного опыта, профессионализма, а тем более авторитета и уважения в народных массах.

Невозможно говорить о какой-то существенной отдаче от реализации проектов, если почти две трети произведенного национального продукта присваивается небольшой олигархической кучкой. А сами проекты фактически финансируются по остаточному принципу и в большей степени для погашения народного негодования. Чтобы не быть голословным, отмечу, что в федеральном бюджете на 2006 год на поддержку села, то есть на один из проектов, выделено около 30 млрд. рублей, тогда как кредиторская задолженность сельхозпредприятий на сегодняшний день превысила 200 млрд. рублей. Сумма огромная, разносящая нацпроект по селу вдребезги, но она в два раза меньше, чем состояние чукотского губернатора Р. Абрамовича. Однако деньги олигархов для президента – святая неприкосновенность. Пусть вымирает, рушится страна, но крупный капитал превыше всего.

Вот против чего выступает КПРФ и с чем никогда не будет бороться новая мироновская партия, которая создана в противовес реальной левой оппозиции в России. Налицо еще одна попытка обмануть избирателей, оттянуть голоса от коммунистов. Однако и им кремлевские стряпчие намерены выделить небольшую часть мест в Госдуме. Именно небольшую, так, чтобы слово представителей КПРФ не было в парламенте решающим. Зато их присутствие позволит власти всегда и всюду разглагольствовать о плюрализме, о демократии в стране.
С другой стороны, при явном полевении общества не пустить сейчас коммунистов в парламент, как это было в свое время с партиями СПС и “Яблоко”, означало бы со всей очевидностью обнажить всю гнусность регулируемых властью выборов. Этого Кремль пока не может себе позволить. Но для КПРФ и ее союзников снова возник вопрос: стоит ли участвовать в выборах? Отвечу еще раз – стоит. При условии, что в парламенте ее представители, используя возможности выборного органа, займут активную позицию по изобличению пороков режима и подготовке народных масс к акциям широкого протеста и перехвату власти.
А это главная задача оппозиции. В ином случае ее присутствие в парламенте превратится в фальшивое демократическое обрамление полного президентского абсолютизма. Этого нельзя допустить, дабы не превратиться в такой же придаток власти.

Об оппозиции написано и сказано столько, что уже возникают опасения повториться в оценках ее сущности. Потому остановлюсь лишь на некоторых моментах. Несомненно, на ее разобщенности. Власть сделала все, чтобы расчленить левый фланг и примыкающих к нему центристов. Работа Кремля в основном велась и ведется с лидерами партий, общественных организаций и движений. В ход пущено все: шантаж и угрозы, подкуп и обещания высоких кабинетных должностей. За примерами далеко ходить не надо. Один из лидеров партии “Яблоко” госпожа Е. Мизулина сегодня является представителем Госдумы в Конституционном суде, ее бывший коллега И. Артемьев возглавляет Федеральный антимонопольный комитет, бывшему члену фракции КПРФ Г. Семигину создали самые благоприятные условия в бизнесе, и он входит в элиту российских миллиардеров. Взамен от него просят лишь одно – не допустить объединения коммунистов, левых патриотов. Денег на это жалеть не будут. После избрания С. Бабурина заместителем председателя Госдумы уже не слышно его выступлений, изобличающих президентскую власть, и т.д. Все это, как в зеркальном отражении, происходит и на региональном уровне.

Конечно, в реальной оппозиции находиться сложно, иногда невероятно трудно и опасно. Здесь наград не дают. Наоборот, репрессии следуют волна за волной. Активисты Национал-большевистской партии постоянно подвергаются жестоким уголовным преследованиям. Московская Фемида дошла до того, что молодую студентку, члена НБП, приговорила к четырем годам лишения свободы только за то, что она на балконе гостиницы “Россия” вывесила плакат со словами “Путин, уйди сам!”. Вот уж действительно, страх перед народным гневом толкает власть идти на самые жесткие репрессии.

В течение двух последних лет подверглись нападению и тяжелым избиениям более 50 активистов КПРФ, стали регулярными погромы в ее служебных помещениях. Руководителей партийных организаций по надуманным основаниям, чаще за инакомыслие, увольняют с работы, изгоняют из учебных заведений. В таком же порядке преследуются их дети, другие близкие родственники. Страна находится на грани откровенного мракобесия. Власть, замешанная на крови, на “бешеных” деньгах и на криминальном переделе собственности, пойдет на любые преступления, чтобы сохранить свое господствующее положение. Это жестокая историческая правда и закономерность, с чем мы вновь столкнулись в современной России. Поэтому каждый, кто причисляет себя к реальной оппозиции, должен об этом помнить и готовиться к тяжелым испытаниям. Те, кто не способен к лишениям и самопожертвованию, пусть не обманывают народ и не рядятся в одежды оппозиции, тем более ее лидеров. Такие “друзья народа” опаснее открытого врага. Они действуют, оболванивают и разлагают людей под лозунгами, суть которых сами же и отрицают. Они вольно или невольно становятся слугами власти. Уводя народ от истинных целей, превращаются в серьезный тормоз развития общества.

Глядя на новейшую историю, не устаешь поражаться постоянно растущей армии перевертышей всех мастей. Они заполонили президентские, правительственные структуры, министерства и ведомства. Они в Вооруженных Силах, в правоохранительных органах, в средствах массовой информации, – они везде. Глубоко убежден, что именно они для России, а не дураки и дороги, как было ранее, являются ныне главной ее бедой. Они предали и убежали из КПСС, но, придя в новые партии, бегут и из них, уже в третьи и четвертые.

Предательство политическое, идеологическое, нравственное и правовое стало нормой и правилом их общения. А если так, то чего стоит сама жизнь этих людей и чего стоит отравленная ими жизнь в их близком и далеком окружении?

Почему становятся перебежчиками? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно увидеть, куда они бегут. Всегда во власть или ближе к ней, туда, где сытней и теплей. Они не противостоят злу, не борются за правду, они – приспособленцы, черви, ползущие в жирную навозную жижу. Перевертыши опасны тем, что бывает невозможно понять, когда они говорят правду, а когда ложь; а если что-то и делают, то не по велению служебного долга или совести, не ради других, а ради собственной выгоды. Они опасны тем, что безжалостно и жестоко относятся к бывшим своим соратникам по вере и убеждениям. И делают это потому, что, придя в логово новой партии и власти, изо всех сил стараются доказать свою им преданность. Это хорошо видно на примере деятельности бывшего члена фракции КПРФ в Государственной Думе, а ныне губернатора Краснодарского края А. Ткачева.

А пока отмечу, что причины массового предательства и безропотного соглашательства требуют самого глубокого осмысления. Народу мы должны донести всю правду о перевертышах, об их опасности для страны. Пока такое явление, как предательство, есть, у России не будет стабильного и поступательного развития.

В последнее время на региональных выборах значительную активность проявила партия пенсионеров, лидерство в которой захватили люди, далеко не преклонного возраста. Они обижаются и протестуют, когда их партию называют проектом Кремля. Не будем с ними спорить. Отметим лишь удивительную реализацию интересов президентской власти через деятельность этой партии. И речь идет в первую очередь об отвлечении на выборах голосов пенсионеров от КПРФ, а значит, об ослаблении роли коммунистов во всех представительных и законодательных органах. Большего для власти и не надо, ибо сама партия пенсионеров никакой угрозы для правящего режима не представляет и представлять не может. Теперь она уже вместе с “родинцами” и мироновцами образуют единую партию. В народе ей дают разные названия, в том числе и партия будущего пенсионеров.

Ее лидер господин Зотов на встрече с президентом, состоявшейся в начале августа 2006 года, прямо заявил, что его партия работает конструктивно с властью. А коли конструктивно, то она уже не оппозиционная сила. Можно получить от власти одну, другую подачку, добиться некоторых уступок и тем ограничиться, что мы и наблюдаем в жизни.

Пенсионеры, тем более уважаемые и заслуженные люди, отдавшие на благо Отечества свои лучшие годы, всегда находили поддержку у коммунистов. Теперь, ослабив социальную опору КПРФ, их партия существенно подорвала возможности защиты своих же основных интересов, зато достаточно надежно сможет теперь поддерживать Кремль, хотя и в ее среде находятся люди, разные по убеждениям и взглядам.

Нельзя оставлять без внимания так называемые национально ориентированные, в частности казачьи, общественные организации и движения, так как деятельность некоторых из них носит бутафорский характер и отвлекает людей от главного. Другие же, заявив на словах о своей приверженности национальной идее, фактически изначально блокировались с президентской администрацией. Они постоянно твердят о пагубности “сионизации” страны, которую, по их мнению, проводит официальная власть, и тут же ее поддерживают, отказываясь от всякого союза и сотрудничества с левыми патриотами.

На словах ведут, как они выражаются, борьбу с “еврейским игом”, на самом же деле, если оно существует, укрепляют это “иго”.

Мало вернуться к национальным обрядам и одеждам, казачьим построениям и парадам – этим Россию не сохранить. Надо вдохнуть в себя глубинные духовные ценности русского народа и стать хозяином своей земли. Служить государству так, как раньше казачество служило самодержавию, в тех формах и при том содержании, уже невозможно. А нового пока не нашли. И найти сложно. Та же кубанская плодородная земля постепенно переходит в руки крупных частных владельцев, нередко зарубежных. Здесь, как говорится, уже не до вольницы. Наемный труд, зачастую жестокий и несправедливый, грубо ломает и топчет национальные традиции и обряды.

Общественные организации и партии, взявшие в названия слова “русский”, “православный”, устремили свои взоры в XIX век, забыв о главном, о том, что лучшие традиции предков надо развивать, двигаясь вперед, а не назад, в прошлое. Каким бы оно прекрасным ни было, его уже не воспроизвести и не повторить. Суть жизни человека, общества и государства во многом определяют экономика и оборонная мощь, банки и финансы, кадры и средства массовой информации, которые опять оказались в чужих руках. Можно быть в самом прекрасном наряде, но нищим и бесправным, без собственности, без производства и гроша в кармане. Национал-патриоты и не заметили, как их искусно втянули в постоянные, нередко отвлеченные дискуссии о прошлом, в осуждение советского периода, в разговоры о реабилитации то самодержца, то белого движения. Конечно, историческую справедливость, если она нарушена, необходимо восстанавливать, но и оценки при этом должны быть объективными, а анализ всесторонним. В гражданской войне победителей не бывает. Но нельзя забывать, что СССР был сверхдержавой, от которой во многом зависела политическая жизнь на планете. Он строил, учил, выращивал хлеб, создал мощную оборону. Теперь мы уже не влияем ни на что. Даже обустройство собственной страны не можем вести самостоятельно, без внешнего диктата.

Поглощенные дискуссиями о прошлом, многие и не заметили, как потомки и наследники тех, кто репрессировал казачество, возглавлял тюрьмы и лагеря в молодой Советской республике, кто определял национальную политику, под густым покровом демагогии и лжи ныне вновь оказались во власти и прибрали к рукам государственную собственность. Нам дискуссии – им все остальное. Казалось бы, очевидно, где суть, а где величайший обман. Но нет, опять продолжают спорить, выяснять, кто прав, а кто нет. Нынешнюю власть они частенько называют антирусской, антироссийской, а воюют с оппозицией, с левыми силами, стремящимися хоть как-то, но защитить отечественные интересы.

Таков парадокс нашей действительности. Страна в опасности, она нуждается в единстве всех здоровых сил. Вместо этого – вражда, фактическое предательство страны. Вместо поиска объединяющих идей и дел, опоры на них мы ищем повод для раскола.

И кто опаснее? Те, кто во власти, или те, кто подпирает ее? И те, и другие в равной степени.
Есть и еще одна закономерность: чем ближе те или иные выборы, тем сильнее нападки на КПРФ. Понятно и объяснимо, если они – со стороны кремлевской команды. Власть использует весь арсенал приемов: клевету, обман, шантаж, угрозы и, конечно же, на полную мощь возможности послушной судебной и правоохранительной систем.

Свежи еще в памяти обличительные речи в Госдуме “единороссов” в отношении члена ЦК КПРФ депутата В. Видьманова, которого пытались обвинить в хищениях, злоупотреблениях властью. Эти сцены из Госдумы в 2003 году многократно демонстрировали почти все федеральные телевизионные каналы, да и многие региональные. Генеральная прокуратура тут же возбудила уголовное дело, более года вела расследование, которое вынуждена была прекратить за отсутствием состава преступления. Но удар по партии был нанесен.

Доверчивый избиратель не стал разбираться в хитросплетениях антикоммунистической истерии. Более того, на экранах телевидения появились возмущенные поведением руководства КПРФ якобы ветераны-коммунисты, заявившие, что в знак протеста отдают свои партбилеты кемеровскому губернатору А. Тулееву. Оплаченный спектакль состоялся и, самое главное, был широко показан. Никто, конечно, А. Тулееву ничего не отправил, да и “коммунисты” оказались липовые.

Еще более ошеломляюще прозвучали со стороны Кремля и “единороссов” заявления о том, что фракция коммунистов в Госдуме, состоящая-де из одних олигархов, на выборах была поддержана их капиталом. Вот уж действительно, свалили с больной головы на здоровую.

Подобный прием не случаен. Во фракции “Единая Россия” фактически каждый третий – миллионер или миллиардер. К примеру, А. Лебедев – владелец банка, А. Керимов, А. Белалов – нефтяные и газовые короли, заместитель председателя Госдумы В. Володин журналом “Финанс” включен в когорту российских миллиардеров. А по информации Генеральной прокуратуры России, Володин владеет блокирующими пакетами ОАО “Новосибирский жиркомбинат” и ОАО “Масложиркомбинат Армавирский”, входящих в холдинг “Солнечные продукты”. По некоторым данным, их рыночная стоимость составляет не менее 15 млн. долларов США. Бизнес Володина широко шагает и по Саратовской области. Наверное, это самое главное, чем можно отметить время нахождения Володина в Госдуме. На законотворческой стезе его вклад гораздо скромнее, и его избиратели почему-то так не богатеют.

В “Единой России” широко представлен российский страховой капитал, который оказал ей всяческую поддержку на думских выборах. И этот список можно продолжать долго. Но о нем молчат средства массовой информации, потому как многие из них тоже находятся на содержании крупного капитала.

Молчат они и по поводу того, что сотрудники аппарата фракции “Единой России”, в отличие от других таких же работников, регулярно получают дополнительно к заработной плате по 500 долларов США. В Думе второго созыва депутаты от черномырдинской партии “Наш дом – Россия” тоже получали двойную плату: одну в кассе Думы, другую через партийный кошелек. Эту практику сохранила и “Единая Россия”. Выплаты огромные. По некоторым данным, рядовому депутату доплачивали ежемесячно по 3 тысячи долларов США, председателям комитетов и их заместителям от 5 до 7 тысяч, а заместителям председателя Госдумы – до 10 тысяч долларов США. И вряд ли это партийные, спонсорские деньги, скорее всего, народные. А если и спонсорские, то опять-таки крупного капитала, чьи интересы партия и защищает в парламенте. А кто платит, тот и заказывает музыку, греющую его душу. Отсюда и мотивы голосования проправительственной фракции.

Нет сомнений, что и на будущих выборах КПРФ встретится с жестким противостоянием и самыми грязными технологиями. К сожалению, не останутся в стороне и лидеры других коммунистических партий. Бороться с оппортунизмом, искажениями в коммунистической идеологии и практике надо. Но вот возникает вполне справедливый вопрос: почему эта борьба особо остро разгорается незадолго или в ходе выборных кампаний? Кому это выгодно? Ответ очевиден – кремлевской команде, которая видит в КПРФ, пожалуй, единственную серьезную оппозицию. По ней и бьют. Все остальное, разрозненное и растасканное, не представляет для власти никакой опасности. Не трогают Семигина и его бизнес, оборот которого достиг уже миллиардов рублей. Давно оставили в покое газету “Завтра” и ее главного редактора, блуждающего А. Проханова. Уже не смотрят на ушедших с политической арены В. Анпилова и С. Терехова, своим считают генерала А. Ивашова, увлеченного геополитикой, клубной философией, но не реальным состоянием обороны и безопасности страны и мерами по их укреплению.

И вовсе поражаешься, как “русские патриоты” готовы защищать и защищают президента, обвиняя в бедах, сваливающихся на страну, правительство, сионизм и бог весть кого, но только не главу государства. А ведь он вырабатывает внутреннюю и внешнюю политику, формирует министерства и ведомства, а сейчас и исполнительную власть в регионах. Чего в этом больше – святой наивности или простого приспособленчества, обеспечивающего спокойную, бесконфликтную жизнь? Присутствует и то, и другое. Внешне все выглядят патриотами, а на самом деле многие являются верными сатрапами разрушительной власти.
Вот тут-то и вовсе становятся необъяснимыми и непонятными их стенания по поводу “еврейского ига”. Если это “иго” установил ельцинский режим, а преемник продолжает его усиливать, то кто вы, “русские патриоты”, поддерживающие нынешний политический строй? Сионизму как идеологическому течению, ранее осужденному ООН, надо противостоять. Но за то, что произошло с Россией, русские должны винить в первую очередь самих себя, собственное предательство и соглашательство, свою неорганизованность и беспечность. Кто нам мешает быть лучше, перенять это лучшее у тех же евреев? Кто нам мешает любить друг друга и помогать друг другу, кто нам мешает формировать и поддерживать свои кадры, с упорством идти к достижению целей? Не надо надеяться на “авось”, надо быть активным в жизни, учиться и работать, избавляться от вредных привычек. Народ сам вершит свою судьбу, это действительно так. Но когда он позволяет унижать себя и сам идет в рабство, как это сейчас происходит в России, то он теряет всякое уважение. И не надо вытирать этому народу слезы, надо говорить с ним, вести разъяснительную работу, твердо, последовательно и настойчиво. Если нет понимания свалившейся на него беды сейчас, то оно неизбежно придет чуть позже. Жаль, что позже, ибо тяжесть последствий от этого не уменьшится. А беды и бедствия – это, скорее всего, наказание за отказ от советской власти, которая ближе всего была к народу и обеспечивала ему надежные социальные гарантии. Кара за то, что позволил убрать ее с политической арены, посадив себе на шею крупный капитал и откровенных бандитов. Но мы еще сильная нация, у нас огромный потенциал, и мы должны реализовать его ради наших детей и внуков, ради будущего нашего Отечества.

По материалам сайта www.http://viktor-iluhin.ru

 
 

Метки: , , , , , ,

В. И. Илюхин: Суд и справедливость


В предшествующих главах уже была затронута жгучая проблема функционирования в России судебной власти и право-охранительной системы. С ними мне по должности заместителя председателя Комитета Госдумы по безопасности приходится сталкиваться постоянно. На мой стол каждый день ложатся десятки писем наших граждан, в которых содержатся недовольство и раздражение работой судов, органов внутренних дел и прокуратуры.

Конечно, не все письма объективны, часто эмоции перехлестывают через край, и тогда личная обида, неудовлетворенность и просто субъективная оценка решений без учета реальности, имеющихся доказательств и фактов дают неверную картину. Однако многие обращения граждан справедливы. Прокуратура и суд – это последние инстанции, куда люди могут обращаться (и пока обращаются) для восстановления их нарушенных законных прав и интересов. Они идут за защитой к тем, кто от имени государства наделен огромной властью. Я подчеркиваю, огромной, ибо никто другой не может признать виновным и осудить человека, лишить его свободы и даже жизни. Казалось, уж здесь служители Фемиды должны работать в стерильных условиях и быть кристально чистыми и честными.

Увы, правоохранительная, судебная системы далеки от идеала, они во многом отягощены пороками всей власти, нередко коверкают и ломают человеческие судьбы. Одно дело, когда такое происходит в результате ошибки, другое – из-за злонамеренных, умышленных деяний, и тогда прокурор, судья превращаются в свою противоположность, в инквизитора или палача. Большей дискредитации государственной власти и придумать нельзя. К сожалению, в последнее время все чаще и чаще приходится сталкиваться с подобным явлением, когда судьи вполне осознанно идут на нарушение закона, попирая истину, предавая свой профессиональный долг.

Судебная система является частью государственной власти, и она неизбежно защищает эту власть. В судах города Москвы, например, редко кому удавалось выиграть судебные тяжбы у Ю. Лужкова и его мэрии. И не только потому, что он тоже власть. А скорее потому, что градоначальник, вопреки российскому законодательству, из бюджета города напрямую выделял огромные суммы на дополнительные выплаты судьям. Деньги-то не свои, а вот интересы граждан от такой сделки существенно страдали, ибо судьи вдвойне были обязаны мэру. Напомню, что московская Фемида вынесла явно сомнительный приговор в отношении Беньяминова, заменившего 7 ноября 2004 года, еще в государственный праздник, российский флаг, вывешенный над Госдумой, на красный, советский стяг. Все это без весомой аргументации было расценено, как надругательство над российским флагом.

Та же Фемида осудила студентку, члена Национал-большевистской партии, к четырем годам лишения свободы за то, что она на балконе гостиницы “Россия” развернула транспарант со словами: “Путин, уйди сам!” Ничего криминального в этом не было, однако обвинительный приговор состоялся. Ну а уж в выборных кампаниях всех уровней суды и вовсе становятся главными защитниками власти. Трудно найти хотя бы единичный пример, чтобы суды объективно поддержали в постоянно возникающих спорах кандидата на выборные должности от оппозиции. И в том, что в России так и не состоялись честные, справедливые выборы, что сам институт формирования государственной власти от имени народа во многом дискредитирован, есть вина, и большая вина, российских судов.

Такого рода судебные процессы связаны с устоями власти, но несправедливые решения зачастую принимаются и по делам, далеко отстоящим от нее. Почему? Ответ лежит на поверхности. Суды погрязли в коррупции. А те меры, которые принимались на уровне законодателя по укреплению статуса независимости судей, оказались неэффективными, а где-то и вредными. Авторы судебной реформы полагали, что несменяемость судей, их пожизненный статус в кресле Фемиды позволят судьям быть более объективными и самостоятельными. Но они не увидели обратной стороны независимости судей: вседозволенности, безнаказанности и безответственности. В совокупности со статусом неприкосновенности несменяемость судей в российской действительности привела судейский корпус к большой коррумпированности и злоупотреблениям властью. Суд оказался вне контроля гражданского общества, а любая власть в таком состоянии будет гнить и разлагаться.

Как уже отмечалось, пороки судебной власти во многом предопределены ее реформой, заложенной в российском законодательстве. Чего стоит только одно положение, по которому главной задачей, целью правосудия теперь принято считать не установление истины, как это было ранее, а создание равных условий для спора сторон в судебном процессе. У суда отняли как ини-
циативу в исследовании доказательств, так и право вернуть дело на дополнительное расследование при всей очевидной возможности восполнить пробел в сборе и исследовании доказательств на стадии дознания и предварительного расследования. Только приговор – обвинительный или оправдательный. Но в этом и может заключаться судебная ошибка, затрагивающая законные интересы как подсудимого, так и потерпевшего. При таком подходе справедливость не торжествует, забвению предаются объективность и истина. Правосудие зачастую не отправляется, а штампуется.

О серьезных недостатках в деятельности судов, правоохранительных органов приходится говорить постоянно, однако мало что меняется в лучшую сторону. Принятие новых поправок в процессуальное законодательство, направленное на повышение эффективности, надежности следствия, на устранение грубых перекосов в судебной деятельности в сторону гарантий прав подсудимых и забвения интересов потерпевших, законопослушных граждан, откровенно блокируется большинством в Госдуме в лице депутатов фракции “Единая Россия”.

9 марта 2005 года Государственная Дума заслушала отчеты генерального прокурора РФ В. Устинова (ныне бывшего) и министра внутренних дел РФ Р. Нургалиева о состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации. Их обсуждение и имеющаяся иная информация дают основание говорить, что органы прокуратуры и внутренних дел провели значительную работу по укреплению правопорядка в стране. Однако кардинально изменить ситуацию в лучшую сторону не удалось. Количество зарегистрированных преступлений на протяжении последних лет стабильно колеблется в пределах трех и более миллионов. Однако реальный ее уровень в России в разы выше официальной статистики, хотя и по ней каждый час в стране совершается четыре умышленных убийства. В целом в 2004 году их было зафиксировано 31,5 тысячи. Это в два-три раза больше, чем их совершалось в 60–80-х годах в Советском Союзе.

По числу насильственных смертей, включая убийства, самоубийства, гибель в результате несчастных случаев и дорожно-транспортных происшествий, Россия стабильно занимает одно из первых мест в мире (221 на 100 тыс. населения). В связи с этим приходится констатировать, что наше общество является самым криминализированным, а государственная власть не гарантирует и не обеспечивает главное право человека – право на жизнь.

Конечно, причины преступности, ставшей российским национальным бедствием, кроются в социально-экономическом положении страны, в вопиющей бедности большинства наших сограждан, в захлестнувших общество наркомании, пьянстве, в безнадзорности детей, в распущенности, духовном и нравственном растлении людей, которое происходит в России, в том числе с ведома и при попустительстве начальника над культурой господина М. Швыдкого. Однако во многом вина лежит и на органах, призванных обеспечивать правопорядок.

В стране фактически нет единой всеохватывающей государственной программы предупреждения преступности. За последние пять лет правительство ни разу глубоко не обсудило на своих заседаниях вопросы профилактики правонарушений. Нескончаемые ломки министерств и ведомств, научно не обоснованные, а зачастую и вредные административные реформы породили хаос и неразбериху в правоохранительных органах. Вместе с чудовищной коррупцией, предательством профессиональных интересов среди их сотрудников они на порядок снизили надежность и эффективность правоохранительной деятельности.

Среди населения страны продолжается падение авторитета и уважения судей, прокуроров, работников милиции. Неверие в их неподкупность и объективность, волокита и грубость в обращении толкают многих граждан, руководителей хозяйствующих субъектов за разрешением конфликтов и споров прибегать к помощи криминальных авторитетов. Надо признать, что в стране функционирует еще одна судебная ветвь, вернее, квазисудебная – не государственная, а теневая юстиция.
На протяжении длительного времени МВД России ежегодно не раскрывает более пяти-шести тысяч умышленных убийств. Если перевести все это на армейский язык, то по стране гуляют развернутые полки необезвреженных убийц. А, как известно, безнаказанность и является одной из главных причин расползания насилия.

Настораживает распространенность преступлений, совершаемых на улицах, в транспорте, иных общественных местах. А такие преступления во многом являются следствием неорганизованности, неоперативности и халатности со стороны милиции.

Необходимо высказать ряд конкретных претензий и к прокурорскому надзору. И здесь уместно отметить одну особенность. По действующей Конституции президент страны является гарантом Основного закона. А генерального прокурора, проводя аналогию, можно назвать гарантом законности в стране. Однако ни тот, ни другой таковыми не стали. К сожалению, прокурорский надзор во многом обслуживает власть, действует по ее указке, а не так, как требует Закон о прокуратуре. У нас государево око страдает серьезным косоглазием: нарушения законов исполнительной властью, чиновничьей бюрократией чаще всего не замечаются, интересы же рядовых граждан зачастую остаются только интересами последних. Причин тому много, не буду на них сейчас останавливаться.

Если прокуратура и возбуждает уголовные дела в отношении федеральных чиновников высокого ранга, губернаторов, привлекает их к административной, иной ответственности, то это происходит не тогда, когда они совершают правонарушения, а тогда, когда служители Фемиды получают команды из Кремля. При таком подходе торжества законности достичь невозможно, так как прокурорский надзор носит избирательный и далеко не объективный характер. Достаточно проанализировать уголовные дела, которые возбуждаются накануне или в период различных выборных кампаний. В большинстве своем в поле зрения “законников” попадают неугодные кандидаты или люди, которых с помощью прокуратуры пытаются незаслуженно дискредитировать, изгнать из органов власти.

В этом можно убедиться на практике уголовного преследования главы города Краснодара Н. Приза и председателя Думы того же города А. Кирюшина. Дела против них были возбуждены на голом месте по указке губернской власти.

В ряде регионов прокуратура из независимого надзорного органа превратилась просто в губернаторскую служанку.

Необоснованно возбуждаются уголовные дела по обстоятельствам гражданско-правовых, арбитражных споров, не требующих следственного вмешательства. Во многом за этим скрывается корыстный интерес прокурорских работников и следователей, чиновников исполнительной власти, что вынужден ныне признать и новый генеральный прокурор Ю. Чайка.

Не могу не отметить, что прокуратура пока не стала карающим мечом для следственной волокиты: дела, заведомо не имеющие судебной перспективы, расследуются годами.

Так, прокуратура Курской области не один год волокитила с расследованием дела в отношении руководителей фирмы “Разгуляй-УкрРос”, следственная часть МВД РФ – в отношении гендиректора ЗАО “ВО Безопасность” Петрова. Она же по телефонному звонку из Генпрокуратуры необоснованно возбудила уголовное дело в отношении бывшего руководителя Атомнадзора страны Ю. Вишневского.

Конечно, ошибки могут быть, но их надо свести до минимума, ибо в данном случае речь идет о человеческих судьбах. Однако и при осознании допущенной ошибки работники прокуратуры порой продолжают упорствовать в ней. И хуже того, Генеральная прокуратура нередко берет под защиту своих нарушителей. При таком подходе обеспечить законность просто невозможно. Прокуроры вправе требовать соблюдение законности от других, но это требование станет весомым только тогда, когда они сами будут безукоризненно объективными в собственной деятельности. К сожалению, слово “законность” постепенно исчезает из лексикона прокурорских работников.

Во многом тут виноват и парламент России, который допустил ряд серьезных просчетов в законотворчестве. Сформированная на основе принятых законов судебная система оказалась безответственной, бесконтрольной и безнадзорной. Поэтому необходимо вновь вернуть право прокуратуры на принесение хотя бы надзорных протестов на судебные решения.

Процесс доказывания на стадии предварительного расследования и дознания оказался неоправданно волокитным, неэффективным и ненадежным. А включение следователя и дознавателя в сторону обвинения неизбежно оборачивается трагическими последствиями для многих невиновных граждан. Достаточно отметить, что в 2005 году из следственных изоляторов было освобождено более двух тысяч арестованных, с их последующей полной реабилитацией. К этому необходимо добавить такую же цифру оправданных судами, в отношении которых избирались иные меры ограничения, не связанные с лишением свободы.
Одновременно приходится отмечать, что в деле борьбы с преступностью органы внутренних дел лишились всякой правовой основы в предупреждении рецидива со стороны лиц, отбывших наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления.

Порочность российского правосудия, прокурорского надзора особенно рельефно развилась и проявилась в Краснодарском крае, куда самые высокие представители федерального центра ездят отдыхать.
Слух о том, что в Краснодаре началась кампания по преследованию инакомыслия, разнесся, как говорят, от Москвы до самых до окраин. А после того, как большинство депутатов Госдумы 13 октября 2004 года пожелало получить разъяснения Генеральной прокуратуры России о причинах ареста председателя Думы г. Краснодара, я решил сам во всем разобраться. С тяжелым чувством ехал на Кубань, хотя предшествующие поездки всегда оставляли прекрасные впечатления об этом богатом крае, о его сильных и свободолюбивых людях. На этот раз предстояла встреча не только с друзьями, с мудрыми руководителями земли казацкой.

Невольно задавался вопросом, как такое могло случиться, ведь ничто не предвещало подобного поворота: Александр Ткачев, бывший коммунист, принял бразды правления от батьки Кондрата – так с любовью называют Николая Игнатовича Кондратенко большинство казаков. Новый губернатор когда-то вместе с родственниками возглавлял на Кубани крупные сельхозпредприятия, потом был депутатом Госдумы, членом фракции КПРФ. Благодаря ее поддержке и стал руководителем края. Но вскоре решил, что бывшие соратники ему больше не нужны – коммунистическая идеология и партийная дисциплина мешали пользоваться властью и наслаждаться чужой собственностью. Так он оказался в пристанище “Единой России”, партии, наспех сколоченной в основном из чиновников, перевертышей, подхалимов и приспособленцев, страстно охочих до теплых мест.

Слабому человеку с карьеристскими замашками оказаться в тесных объятиях нынешней авторитарной власти проще простого. Особенно когда тебя приблизил сам президент, когда он представляет тебя руководителям зарубежных государств, когда ты уже герой чуть ли не всех телепрограмм на телевидении, а твой портрет украшает страницы многих журналов. В таком случае уже не важно, что стало с Тузловской косой, по поводу которой тот же Ткачев произнес столько страстных и воинствующих речей; уже не важно, какая удручающая демографическая ситуация сложилась в крае, и т.д.

Мудрые люди на Кубани отметили одну, но примечательную особенность в стиле работы Ткачева-губернатора – им не создана надежная система управления, но ее отсутствие он с лихвой компенсирует “пиаром”. Он везде, где разрезают ленточки, где чего-то сдают или отмечают. Как ни начаться “головокружению от успехов”? Но за все, как сегодня принято в России, надо платить. К нему было предъявлено вполне конкретное требование – переделать “красную” Кубань в “демократическую”.

За небольшой промежуток времени в Краснодарском крае заменили более тридцати инакомыслящих руководителей районов и городов разного уровня. Оставался Краснодар, главой которого был Николай Васильевич Приз, близкий соратник Н. Кондратенко, личность известная и маститая. Голыми руками не возьмешь. Его решили свергнуть с помощью прокуратуры, возбудив уголовное дело. В последнее время власть в лице “Единой России”, как я уже отмечал, частенько, особенно в период избирательных кампаний или накануне, прибегает к этому уже испытанному ею “аргументу”.

В чем обвинила краснодарская бериевщина Н. Приза? В злоупотреблении властью и превышении служебных полномочий. К сути этого обвинения мы вернемся позже, а пока отметим то, что еще совсем недавно предшествовало уголовному делу. Н. Приз весной 2004 года был вторично избран на должность главы города. За него проголосовало более 60 процентов избирателей. И это не случайно. Николай Васильевич сделал для своих горожан много. По темпам жилищного строительства город вышел на первые позиции в стране. В промышленность хлынули инвестиции. Зарегистрированная безработица на 700-тысячный город не превышала двух тысяч человек. И в то же время быстрыми темпами стала расти заработная плата краснодарцев. Город постепенно вышел на уровень ведущих культурных и спортивных центров в Южном федеральном округе и в России, а в 2004 году был признан победителем 3-го Всероссийского конкурса финансового развития экономики России под названием “Золотой рубль”. Он заслужил награду. Только вручать ее оказалось некому: Н. Приз был освобожден от должности, председатель городской Думы А. Кирюшин находился под стражей. Хотя совсем недавно Н. Приз по представлению губернатора края был удостоен ордена Дружбы народов, который до сих пор лежит в сейфах чиновников.

Почему же вдруг Н. Приз стал неугоден губернаторской власти? Отмечу два момента. Николай Васильевич встал на пути тех, кто попытался приватизировать крупные промышленные и социальные объекты муниципальной собственности города, то есть не позволял растаскивать ее по карманам. Про него “прихватизаторы” говорили: ведет себя, как собака на сене. То есть сам не ворует и другим не дает. Это первый аргумент. Второй: “Единая Россия”, как мы уже отмечали, решила прибрать город к своим рукам. И вот уже в кресло Н. Приза сел сторонник партии власти.

На этом фоне выглядят удручающе ничтожными обвинения Николая Васильевича. Они сводятся к тому, что он с 15 января по 10 августа 2004 года издал 12 распоряжений по размещению муниципального заказа на выполнение различных хозяйственных работ, минуя тендерный порядок. И это, по мнению следствия, причинило существенный ущерб государству, гражданам, коммерческим организациям, которые якобы были лишены права на участие в конкурсных торгах.

Пытаюсь разобраться во всем. У следствия так и не оказалось полного акта ревизии, не было проведено экспертно-бухгалтерских и экономических исследований. Поэтому трудно вести речь о каком-то финансовом ущербе. Не случайно следствие не указало его в постановлении о предъявлении обвинения. По мнению специалистов, которые знают эту историю, Николай Васильевич не только не нанес урона казне города, но и сохранил ее деньги. Ведь часть заказов была размещена на муниципальных унитарных предприятиях, таких, как “Совхоз декоративно-цветочных культур”, “Энергосервис”. В числе подрядчиков значится и ЗАО ПГЭС “Краснодарэлектро”, но это единственная организация, которая дает разрешение на проведение работ, связанных с электроснабжением, и их же проводит. Другой нет, а потому и не с кем было проводить конкурс.

И еще один важный аргумент. В материалах следствия нет ни одного письма от граждан или коммерческих структур, обратившихся в прокуратуру с заявлением об ущемлении их законных прав и интересов. А без этого, как и без наступления вредных последствий от действия должностного лица, нельзя вести речь о наличии преступления. Вынужден об этом говорить, так как
следствие, видимо, не понимает прописных истин теории уголовного права.

Хотя при чем тут теория, если прокуратура получила заказ, выражаясь языком президента, “мочить” коммунистов? И “мочат” – цинично, жестко, невзирая на то, что и они как граждане России обладают теми же конституционными правами и свободами. Смею утверждать, мракобесие опустилось на кубанскую землю. Власть не хочет слышать правду о себе, подавляя оппозиционную прессу. И на освещение моей пресс-конференции, которую я провел по итогам работы в Краснодаре, также был наложен запрет.
Во время моего пребывания в Краснодаре представители власти пытались убедить меня в отсутствии политического заказа. Не смогли. Сейчас в отношении коммунистов в крае ведется целая серия уголовных дел. Под стражей, как уже отмечалось, содержался председатель городской Думы Краснодара Александр Иванович Кирюшин, тоже коммунист. Уголовное дело в отношении него возбудили следом за делом против Н. Приза, и 4 сентября 2004 года ему предъявили несостоятельное обвинение.

Как следует из постановления, А. Кирюшин 19 февраля 2004 года направил три письма: на имя руководителя инспекции № 5 по налогам и сборам г. Краснодара, генеральному директору ООО МТ “ВПИК” и генеральному директору ОАО “Авиационные линии Кубани” с просьбой (далее цитирую, это важно) “…рассмотреть вопрос о возможности перечисления части суммы налога на прибыль и налога на имущество, подлежащих уплате в городской бюджет в 2004 г., на счет Краснодарской краевой общественной организации Спортивный клуб “Олимп” для финансовой поддержки данного спортивного клуба”. И эти действия А. Кирюшина, по мнению следствия, повлекли за собой существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства. Ни больше и ни меньше.

Следствие отказалось учитывать, что в письмах нет указания или приказа, а есть обращение “рассмотреть возможность”. Скажу, что это обычная практика работы депутатов всех уровней с письмами граждан и организаций.

В связи с серьезными сомнениями в выдвинутом обвинении лидер КПРФ Г. Зюганов обратился с запросом в Генеральную прокуратуру РФ. На него был получен ответ от и.о. прокурора края А. Уса, главного стряпчего уголовных дел в отношении коммунистов Краснодара. Из его письма следует, что 20 августа 2004 года в прокуратуру поступило сообщение контрольно-ревизионного управления края о ранее упомянутых письмах А. Кирюшина. И он, А. Ус, после проведенной проверки возбудил уголовное дело против председателя городской Думы, создал следственную группу (отмечу: аж из восьми человек), которую возглавил старший следователь краевой прокуратуры старший советник юстиции П. Лысенко. Вот ведь как: значит, нет других забот у и.о. прокурора края А. Уса, нет десятков нераскрытых умышленных убийств, не гремят на юге страны террористические взрывы. Да, заказ есть заказ, его выполнять надо.

Далее А. Ус сообщил, что “ООО “ВПИК” гор. Краснодара на основании письма Кирюшина А.И. перечислило платежными поручениями на счет спортивного клуба “Олимп” 1.956.668 руб., которые подлежали зачислению в доход краевого и местного бюджетов”. А всего, как утверждает А. Ус, председатель Думы нанес ущерб в размере 12 млн. рублей. Конечно, страшная сумма, прошу ее запомнить, но еще страшнее вранье прокурорского чина, видимо за усердие перед губернаторским и прочим начальством вскоре назначенного прокурором Астраханской области. Теперь уже тревога возникает за коммунистов этой области, и не только за них.

Тот же А. Ус сообщил Г. Зюганову, что 25 августа 2004 года А. Кирюшин был вызван в прокуратуру для объявления ему под роспись постановления о возбуждении уголовного дела. Однако тот, отказавшись ставить подпись в документе и сообщив, что будет общаться со следователем через адвоката, вышел из кабинета, при этом якобы оттолкнув следователя и милиционера.

Дальше все развивалось в жанре детективного романа. Уязвленное самолюбие прокуроров затмило их рассудок. Узнав о том, что А. Кирюшин утром 26 августа провел пресс-конференцию, на которой объявил, что он – жертва политической провокации и что в знак протеста начинает голодовку в служебном кабинете, следователи нанесли свой ответный удар. Начальник следственного отдела крайпрокуратуры Ю. Шаповалов по указанию А. Уса приехал вместе со всеми следователями в городскую Думу, чтобы, как утверждает А. Ус, “…поговорить с Кирюшиным А.И. и убедить его добровольно прибыть на допрос, а в случае его отказа от добровольной явки было дано указание о задержании подозреваемого Кирюшина А.И. в порядке ч. 2 ст. 91 УПК РФ, поскольку он скрывался от следователя”.

Опять ложь и дремучее правовое невежество. Давайте все разложим по полочкам.

Во-первых, А. Кирюшин не скрывался от следствия, которому было известно его местонахождение. И на тот момент к депутату не было применено каких-либо процессуальных ограничений. Прокурор утверждает, что к председателю Думы поехали для того, чтобы убедить его добровольно явиться в прокуратуру. Но зачем для этого потребовался почти десяток “пинкертонов”? Торопился господин А. Ус, не думал он, что дело дойдет до объявления голодовки. К тому же он забыл или вовсе не знал, что согласно ст. 51 Конституции РФ А. Кирюшин не обязан свидетельствовать против самого себя.

Во-вторых, прокуратурой грубо нарушались процессуальные нормы. Давайте обратимся к ст. 91 УПК РФ. В ней даны исчерпывающие основания для задержания подозреваемого. Они не подлежат расширительному толкованию. Лицо может быть задержано, если оно застигнуто на месте преступления, если на него укажут очевидцы преступления, если на его одежде или в жилище будут выявлены следы преступления. Подозреваемый может быть задержан, если не имеет постоянного места жительства или если он пытался скрыться.

Как видите, ни одного основания для того, чтобы доставить в прокуратуру и задержать А. Кирюшина, не было. Но, естественно, возникает вопрос: а что делать, если он не захотел являться к следователю? В Уголовно-процессуальном кодексе есть точные ответы и на этот вопрос. Начнем с того, что свидетель, потерпевший, подозреваемый вызываются на допрос повесткой. Иной порядок вызова может быть применен в случае исключительных обстоятельств.

А. Кирюшину не последовало вызова через повестку, а особых обстоятельств в его деле нет. В случае неявки по повестке он мог быть доставлен приводом. Но для этого необходимо вынести постановление, а его исполнение поручить органу дознания.

Следователи явились в кабинет к А. Кирюшину, не составив ни одного процессуального документа. На их предложение следовать с ними он правомерно ответил отказом, потребовав предъявить ему процессуальное решение об ограничении его в передвижении, об ограничении его свободы вообще. А дальше произошло совсем неожиданное. На депутата, главу Думы, надели наручники. Это не просто произвол, это злоупотребление властью, за которое когда-то наступит ответственность.

Я сам много лет проработал в прокуратуре, но с таким дичайшим случаем столкнулся впервые. Естественно, возникают вопросы и к генеральному прокурору России: “С каких это пор работники прокуратуры стали ходить с наручниками? Почему прокуратура края отказалась от своих надзорных функций, превратившись в губернаторскую служанку?”

С А. Кирюшиным, хоть ему пошел седьмой десяток лет, и после применения наручников справиться не удалось. По вызову прибыло аж 70 милиционеров, и главу Думы прилюдно вынесли из здания на носилках. Краснодарцам преподнесли урок. Им цинично дали понять: 37-й год может стать реальностью наших дней.

А. Кирюшина на трое суток упрятали за решетку. Затем в следственный изолятор привезли судью, который там, а не в зале правосудия, скрытно, по-воровски дал санкцию на его арест. Видимо, Фемида, как и прокуратура, забыла о законности, о том, что она решает судьбу человека. А. Кирюшина оставили в изоляторе, ибо он для власти вдруг стал страшнее террориста.

Государство сделало все, чтобы защитить судью от недопустимого на него давления, установило статус неприкосновенности и даже уголовную ответственность за неуважение к суду. Но общество вправе потребовать и от суда внимательного и уважительного отношения к гражданам страны. Без этого нельзя рассчитывать на торжество закона и справедливость.

Конечно, в той ситуации судье трудно было внимательно изучить все документы, вникнуть в суть возражений задержанного, сопоставить их с другими имеющимися доказательствами и не допустить ошибки. А может, все гораздо проще, если суд получил такой же заказ на расправу с коммунистами? Страшно об этом и подумать, но приходится. Для этого есть весомые основания, и я их привожу.
4 октября 2004 года следователь по особо важным делам края Шитов полностью прекратил уголовное преследование по предъявленному А. Кирюшину обвинению, которое легло в обоснование его ареста. Знает ли об этом судья и все ли спокойно у него на душе? Оказалось, что подписи в письмах, направленных от имени А. Кирюшина, исполнены не им, а другим лицом или лицами, искать которых следствие не хочет. Подделка писем установлена специалистами-почерковедами. Рад, что хотя бы в экспертном учреждении края сохранились честные и совестливые люди.

Как могли следствие и суд обвинять, арестовывать Кирюшина, если в платежных поручениях № 1754 и № 1755 на переводы денег в спортивные организации, указанных в обвинении и представленных в суд в обоснование заключения под стражу главы Думы, записано черным по белому: платеж по налогу на прибыль в городской бюджет за II кв. 2004 г. перечислен согласно письма Законодательного собрания Краснодарского края 8/138 от 19.02.2004 г. Подчеркиваю, Законодательного собрания края, а не гордумы. Как можно было арестовывать, коли в книге регистрации исходящей почты из канцелярии А. Кирюшина под номерами, обозначенными в обвинении, значится отправка иной корреспонденции. Ведь все это судья должен был прочитать и правильно оценить. Не сделал этого!

Названные мною факты можно было бы установить и до возбуждения уголовного дела, во время проверки. Но тогда к А. Кирюшину никто не пришел, никто не пригласил его в прокуратуру и не спросил: “Александр Иванович, вы подписывали предъявленные документы или нет?” Еще тогда все можно было расставить по своим местам. Не захотели, торопились отрапортовать. Вот после этого и попробуйте разубедить меня, что не было заказа на политическую расправу. Не сможете. А далее прокуратура и суды края стали просто упорствовать в своих ошибочных решениях, раз за разом отклоняя жалобы защиты, уже спасая и “честь мундира”, и себя от ответственности. Только по этим основаниям нельзя уже верить в справедливость вынесенных ими приговоров.

А ведь, казалось бы, что проще и правильнее извиниться перед Александром Ивановичем, освободить его из-под стражи. Но не тут-то было, следствие кинулось искать против него хоть какую-то крамолу. Нашли еще два письма, уже за 2001 год. Состряпали новое обвинение, которое А. Кирюшин также опровергает. Но даже если бы он эти письма и направил, то его действия сами по себе не являются преступными. Письма депутата, председателя Думы в данном случае не имеют обязательной силы для исполнения и не могут порождать никаких правовых последствий.

Я не случайно столь подробно остановился на обстоятельствах задержания, ареста А. Кирюшина, предъявлении ему обвинения, лопнувшего, как мыльный пузырь. Все дело в том, что в конце сентября этого года тот же А. Ус возбудил еще одно уголовное дело в отношении коммуниста-депутата городской Думы В. Шнуренко. Прокуратура предъявила ему обвинение, а затем с санкции суда его арестовала.
По версии следствия, В. Шнуренко оказал сопротивление следственной группе при задержании А. Кирюшина, препятствовал выводу председателя Думы, отталкивал от него работников прокуратуры и милиции. Арестовали почти через месяц после прошедших событий. Какая в этом была необходимость, граждане судьи? К тому же, ответственно заявляю, арестовали без наличия в его действиях состава преступления. Его деяние непосредственно связано с обвинением А. Кирюшина, которое 4 октября 2004 года следствием признано несостоятельным. А если так, то сам А. Кирюшин вправе был защищаться от неоправданного насилия, примененного к нему следователями во время задержания. Как вправе были защищать его от произвола и другие граждане, в том числе и В. Шнуренко.

И еще один перл следствия, о котором не могу умолчать. В качестве потерпевшего по делу по обвинению депутата проходит начальник следственного отдела крайпрокуратуры Ю. Шаповалов. И он же руками своих подчиненных вел следствие. Как это можно? Какую объективную истину они могли установить? Молчит руководство прокуратуры, соглашаются с беззаконием суды, штампуя аресты, и никто не поставил вопроса об изменении подследственности и передаче дела в прокуратуру хотя бы соседнего региона. Дело кочевало от одного следователя края к другому, а защиту лишили возможности встреч с В. Шнуренко.

Глубоко убежден, что Генеральная прокуратура РФ и Высшая квалификационная коллегия судей Российской Федерации должны скрупулезно разобраться в судебно-прокурорской практике Краснодарского края и пресечь беззаконие.

Боюсь, что этого придется долго ждать. Вышестоящие инстанции не слишком-то беспокоит краснодарская трагедия. Десятки писем депутатов Государственной Думы, обращения защиты обвиняемых не нашли своего объективного разрешения. Ложь, состряпанную в недрах краевой прокуратуры, повторяют другие.
Например, на мое обращение заместитель генерального прокурора РФ С. Фридинский 13 сентября 2004 года сообщил, что задержание и арест А. Кирюшина проведены обоснованно, ибо по направленным им письмам незаконно израсходовано свыше 12 миллионов рублей. Но ведь мы теперь знаем, что нет этих писем, само следствие отказалось от предъявленных ранее обвинений.

Теперь передо мной лежит ответ Г. Зюганову, подписанный заместителем полномочного представителя президента Российской Федерации в Южном федеральном округе В. Анпилоговым уже 12 октября 2004 года. Умышленно привожу даты. В ответе опять присутствуют те же утверждения, что задержание и арест А. Кирюшина были произведены в соответствии с законом, так как в результате его противоправных действий незаконно израсходовано свыше 12 миллионов бюджетных средств. А далее цитирую: “В связи с этим 04.09.2004 г. А.И. Кирюшину предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК Российской Федерации”. Но ведь следователь Шитов до подписания ответа В. Анпилоговым еще 4 октября 2004 года прекратил уголовное преследование в этой части, признав обвинение и все 12 миллионов рублей домыслом. Что же вы, господа, демонстрируете свою некомпетентность? Бог бы с вашим авторитетом, но ведь люди страдают!

Невольно задумываешься и над тем, как же тогда рассматриваются обращения простых граждан, если даже депутатам Госдумы идут формальные отписки?

Президент В. Путин неоднократно отмечал, что он не вмешивается в расследование и рассмотрение конкретных дел. Но речь-то идет о серьезных пороках в работе правоохранительных органов и судов, которые больше обслуживают власть и меньше защищают от произвола гражданина и общество. Пора бы и вмешаться, господин президент.

По инициативе В. Путина Федеральное Собрание совсем недавно приняло закон, согласно которому главы исполнительной власти субъектов Федерации назначаются по его представлениям законодательными органами субъектов. Не буду оценивать все недостатки и достоинства такого порядка. Однако опасаюсь, что губернаторы, после назначения прикрываясь именем президента, не только будут командовать прокурорами и судьями, а заставят их писать решения в губернаторских приемных.

Такова российская действительность. Чем больше мы печемся о независимости судей, тем больше ими командуют на местах, а они и не сопротивляются этому.

Не прошло и недели после моего возвращения с юга, как поступило сообщение о возобновлении расследования в отношении еще одного коммуниста – В. Потапова, редактора телерадио-компании “Советская Кубань”, хотя сама краевая прокуратура ранее принимала решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Преследование за инакомыслие набрало большие обороты. Осталось еще услышать о поджоге кубанского “рейхстага” или огромной виллы губернатора края, расположенной в центре города за высоким забором.

Через некоторое время начались судебные процессы. На них необходимо остановиться более подробно, ибо отправление правосудия превратилось в свою противоположность, в жестокую драму, изматывающую подсудимых, с надругательством над их достоинством и честью.

Первым осудили коммуниста депутата городской Думы В. Шнуренко. Я очень внимательно изучил приговор. Так же внимательно ознакомился и с протоколом судебного заседания от 28 декабря 2004 года, иными судебными документами (они мне были представлены в копиях). Судья Первомайского района г. Краснодара (она женщина, не буду называть ее фамилию) признала виновным В. Шнуренко в оказании сопротивления начальнику следственного отдела краевой прокуратуры Ю. Шаповалову и сотрудникам милиции Попову и Яхтулю. Как указано в приговоре, В. Шнуренко 26 августа 2004 г. воспрепятствовал задержанию работниками прокуратуры и милиции председателя городской Думы А. Кирюшина, нанес им несколько ударов локтями и руками, то есть применил к ним насилие, не опасное для жизни и здоровья.
За указанные действия судья приговорила В. Шнуренко к одному году лишения свободы условно и освободила его из-под стражи в зале суда. Казалось бы, оказавшемуся снова на свободе В. Шнуренко радоваться надо, однако он обжаловал состоявшееся решение. И поступил абсолютно правильно, ибо приговор действительно вызывает серьезные сомнения в своей объективности и справедливости, в доказанности вины осужденного. И вот почему.

Задержание А. Кирюшина происходило в его служебном кабинете городской Думы, в присутствии большого числа депутатов и сотрудников аппарата. Многие пришли на место события в силу того, что из приемной главы Думы слышался шум, раздавались крики, а дверь в нее была заперта изнутри. Когда по требованию В. Шнуренко ее открыли, то все стали свидетелями странной картины: А. Кирюшина, которому пошел седьмой десяток лет, держат двое крепких мужчин, на запястьях главы Думы – наручники, и его почти волоком тащат к выходу.

Естественно, очевидцы увиденного, в том числе и В. Шнуренко, стоя у двери, стали задавать вопросы по поводу происходящего, потребовали неизвестных лиц представиться, так как только на Ю. Шаповалове была служебная форма, которую людям несведущим сложно отличить от формы летчика, железнодорожника и прочих гражданских работников.

Казалось бы, чего проще: начальнику следственного отдела предъявить депутатам документы, удостоверяющие личность, а также сообщить, почему они задерживают А. Кирюшина. Уверен, этим конфликт был бы исчерпан. Но не тут-то было. Ю. Шаповалов, которого так и хочется назвать великим провокатором, на все вопросы ответил отказом и тут же вызвал роту милиционеров. Прокурор считал себя представителем власти, а уязвленное, болезненное самолюбие не позволило осознать, что он находится не в пивном баре, а в помещении городской Думы, где перед ним – тоже представители власти, депутаты Думы, имеющие право на получение информации.

Конечно, рота милиции справилась со своей задачей. А. Кирюшина задержали, а потом и арестовали. Что касается В. Шнуренко, то он остался в Думе, на своем рабочем месте. И прокуратура о нем не вспоминала почти месяц.

Почему же В. Шнуренко сразу не привлекли к уголовной ответственности вместе с А. Кирюшиным, если, по мнению краснодарской Фемиды, он совершил преступление?

Это тот самый случай, когда дело шито белыми нитками. Многое объясняется тем, что именно В. Шнуренко стал активно защищать арестованного А. Кирюшина, был инициатором направления многочисленных писем, организатором пикетов около здания прокуратуры, администрации губернатора края. Он, конечно, мешал местной власти тихо и беспрепятственно делать свое грязное дело. И тогда его решили проучить. Вот тут-то и появились на свет рапорты об оказании им сопротивления сотрудникам милиции и Ю. Шаповалову. Спустя месяц. Уже одно это должно было насторожить судью и заставить более скрупулезно и критически отнестись к исследованию доказательств.

Смею утверждать, суд пошел на поводу у следствия и не оценил тех моментов, о которых мы уже говорили. Не захотел спорить с краевой прокуратурой, да и входить в противоречия с судьями, арестовавшими В. Шнуренко и оставившими без удовлетворения его жалобы на действия прокуратуры, – тоже “не захотел”.

Дело В. Шнуренко вообще нельзя было рассматривать до вынесения приговора (обвинительного или оправдательного) А. Кирюшину. События связаны между собой, и обвинение одного строится на обстоятельствах задержания другого. Ну а если А. Кирюшин был бы признан невиновным по всем позициям, как тогда оценивать обвинение В. Шнуренко? Этот вопрос я поставил осенью 2004 года перед одним высокопоставленным чиновником из аппарата администрации губернатора края. Он, не моргнув глазом, выпалил: “Не оправдают!”

Для меня стало ясно: уже все определено, суды получили строгую установку, а рассмотрение дел превращается просто в фарс.

Если бы разбирательство было объективным, то заявления милиционеров гроша ломаного не стоили бы. Но по канве обвинительного заключения суд положил в основу приговора показания Ю. Шаповалова, Попова и еще пяти блюстителей правопорядка, которые даже не явились в зал судебного заседания. Суд просто огласил протоколы их допросов на следствии. А его провели работники нижестоящих прокуратур, для которых “потерпевший”, Ю. Шаповалов, является старшим по должности. Такое трудно себе представить: Ю. Шаповалов – следователь и потерпевший в одном лице. А со старшими в прокуратуре и МВД нынче не принято спорить, тем более отстаивать правду, процессуальную правоту. Поэтому частенько приходится слышать от следователей: нет состава преступления, прекратил бы дело, да начальство не позволяет. Плохо, когда руководители дают незаконные указания, но еще хуже, когда процессуально независимые следователи не хотят этому противостоять и вместо установления истины ломают судьбы невинных людей. Хочу им сказать: не можете противостоять – уходите с работы.
По делу В. Шнуренко были допрошены только “потерпевшие” и сотрудники милиции: торопились, видимо, быстрее направить дело в суд, вокруг которого разгорался скандал. Однако по требованию защиты в судебном заседании все-таки были заслушаны депутаты городской Думы, иные очевидцы произошедшего. Их оказалось пятнадцать человек, и все они подтвердили показания В. Шнуренко, что он не наносил ударов Ю. Шаповалову и работникам милиции. Но судья одним росчерком пера назвал их свидетельства недостоверными потому, что они опровергаются показаниями сотрудников милиции и другими доказательствами. Как все просто и цинично.

К “другим доказательствам” относится только видеозапись событий, которую вели журналисты краснодарского телевидения, ибо медицинского освидетельствования “потерпевших” не проводилось. Пленка была просмотрена в зале суда.

По этому поводу в приговоре отмечено, что на просмотренной пленке видно, как В. Шнуренко “опираясь на косяки дверей и загораживая проход, наносит удар в плечо Яхутлю и локтями в грудь Шаповалова”.

Хотелось верить приговору. Но вчитываюсь в протокол судебного заседания, из которого, как уже отмечалось, следует, что В. Шнуренко полностью отрицает нанесение ударов. Это подтверждают многочисленные свидетели защиты. А адвокат Куликова заявила, что она не видит на пленке противоправных действий со стороны ее подзащитного.

Теперь уже сам отдельно и с другими депутатами Госдумы многократно просматривал эту пленку, представленную мне краснодарскими журналистами еще в сентябре 2004 года. И тоже не увидел ударов. Так для чего же нужно было подтасовывать доказательства и писать в приговоре то, чего не было в действительности? Ведь этому тоже есть правовое определение. В. Шнуренко обвинили в применении насилия, но если нет ударов, то нет и преступления, а значит – и наказания. К тому же судья, видимо, рассчитывала, что вышестоящие судебные инстанции в случае проверки ее решения не будут просматривать видеозапись, а ограничатся прочтением приговора, в котором все расставлено по своим местам.

К сожалению, судья не стала оценивать и правомерность задержания А. Кирюшина следственной группой, а это существенный пробел в исследовании доказательств. В приговоре есть лишь ссылка, что в соответствии со статьями 91-96 УПК РФ “…при доставлении подозреваемого для задержания в следственный орган не требуется предъявления каких-либо документов другим лицам, кроме задержанного”. А если так, то В. Шнуренко, по логике суда, не вправе был требовать объяснений по поводу насилия, примененного следователями к председателю городской Думы. В этом-то и состоит судейское лукавство.

Следователи не дали объяснений и не предъявили оправдывающих их поведение процессуальных документов не только В. Шнуренко, но и А. Кирюшину. И это не случайно, так как оснований для задержания главы городской Думы у них не было, о чем мы уже говорили ранее.

К тому же задолго до начала судебного процесса по делу В. Шнуренко А. Кирюшин был признан полностью невиновным по подозрению, а потом и обвинению в преступлении, за совершение которого он задерживался в своем служебном кабинете. Невиновность установила сама краевая прокуратура и прекратила дело. Деваться некуда, факты оказались неопровержимыми даже для нее.

Суду было известно о прокурорском решении из материалов рассматриваемого дела, но он недопустимо оставил все это за рамками вынесенного приговора. Конечно, по Конституции и иным законам только суд может вынести приговор. Но это не его привилегия, а величайшая ответственность, которой я в приговоре и не увидел. Не думаю, что судья не понимает, что беззаконие следствия полностью исключает ответственность В. Шнуренко, даже если бы он и действительно оказал вмененное ему в вину сопротивление. Ибо от насилия в пределах необходимой обороны, а она здесь присутствует, вправе защищать себя и других лиц любой гражданин.

Как бывший руководитель Главного следственного управления Генеральной прокуратуры СССР отмечу, что в советское время господин Ю. Шаповалов за допущенное беззаконие, выразившееся в превышении служебных полномочий, как минимум, был бы изгнан из органов прокуратуры, если не посажен на скамью подсудимых. Тогда вопросу о законности в деятельности самих правоохранительных органов, судов придавали исключительно важное значение. К сожалению, сейчас, во времена разгула “демократии”, он стал размытым, а страдают от этого законопослушные граждане.

В. Шнуренко не сложил руки, стал активно защищаться. Однако все его жалобы на приговор краснодарская Фемида отклонила. Теперь он готовит обращение в Европейский суд по правам человека.
Далее наступил “судный день” для А. Кирюшина. Он растянулся более чем на два месяца. А 4 апреля 2005 года тот же Первомайский районный суд г. Краснодара вернул уголовное дело прокурору края для устранения нарушений прав подсудимого, допущенных на предварительном расследовании. Эти нарушения, по мнению суда, не позволили ему вынести какой-либо окончательный вердикт.

Решение суда вызывает не только противоречивое мнение, но даже недоумение. Суд вернул дело прокурору по тем основаниям, что следователи не создали нормальных условий А. Кирюшину и его защите для ознакомления с материалами дела. Но с другой стороны, суд принял это решение после того, как в судебном заседании были исследованы все доказательства. И возвращать дело для того, чтобы подсудимый и защита с ними ознакомились еще раз, на чем они и не настаивали, – это просто абсурд. К тому же А. Кирюшин в подготовительной стадии судебного процесса заявлял подобное ходатайство, но тогда оно было отклонено.

Поэтому причина решения суда заключается в другом. Суд, оценив материалы дела, пришел к выводу, что вина А. Кирюшина не доказана, более того, в его действиях не усматривалось и состава преступления. Однако известно, какой прессинг оказывался властями края на судей для того, чтобы они вынесли обвинительный приговор в отношении бывших руководителей-коммунистов г. Краснодара А. Кирюшина, Н. Приза, В. Шнуренко.

В этой ситуации у судьи хватило мужества выстоять и не провозглашать заведомо неправосудного обвинительного приговора. Но у него не хватило воли вынести – а это было бы справедливо – оправдательный приговор.

Однако за состоявшимся решением стоит и другой интерес власти. А. Кирюшин, которому все-таки изменили содержание под стражей на подписку о невыезде, выдвинул свою кандидатуру на предстоящие выборы в городскую Думу и успешно вел свою агитацию. И если бы состоялся оправдательный приговор, то он снова был бы депутатом городской Думы и даже, не исключено, ее главой. Этого не хотела губернаторская власть, поэтому оправдания и не последовало, зато тягучей следственно-судебной возни было в избытке.

Действительно – возня. Прокуратура края на решение о возврате дела внесла представление, которое отклонил краевой суд. На это ушло несколько месяцев. Потом следователи вместо того, чтобы устранить недостатки за пять дней, как и положено по Уголовно-процессуальному законодательству, более тридцати дней растягивали это “удовольствие”. Все протесты А.Кирюшина и его защиты, несмотря на очевидный произвол следствия, утонули в судейских и прокурорских кабинетах. Там махнули рукой на закон, заявив, что в крае иная, своя практика и они ее придерживаются.

Начавшийся судебный процесс вновь растянулся на месяцы. За это время защита сумела получить мнение специалистов-ученых в области теории уголовного права МГУ, Саратовской юридической академии, которые заявили, что они не находят состава преступления в действиях А. Кирюшина. Аналогичное заключение было подготовлено и мной. Его я и озвучил на судебном заседании.

Дело рассматривала та же судья, что вынесла обвинительный приговор в отношении В. Шнуренко. Только одно это перечеркивало все надежды на справедливое решение в отношении А. Кирюшина. Его оправдание, несомненно, должно было повлечь пересмотр приговора, вынесенного В. Шнуренко, а для судьи это смерти подобно.

Судебное разбирательство шло более трех месяцев, хотя надлежало-то всего дать оценку одному небольшому письму, якобы подписанному А. Кирюшиным. Заметим, кстати, что суд отклонил ходатайство подсудимого о проведении дополнительной почерковедческой экспертизы, на которой настаивал А. Кирюшин, отрицавший подпись в письме, как выполненную им.

После долгих раздумий судья огласила решение, согласно которому она признала А. Кирюшина виновным, но, не определяя наказания, дело прекратила в связи с изменением обстановки. Такое право у суда есть. Оно предусмотрено ст. 26 УПК РФ, но при полной доказанности того, что подсудимый совершил преступление небольшой или средней тяжести. Однако в связи с изменением обстановки данное лицо или содеянное им перестали быть общественно опасными. Но этого мало, такое решение
может состояться при одном условии – что подсудимый не возражает против него.

А. Кирюшин не признавал себя виновным, и у него – а это самое главное – не испросили согласия на подобный исход разбирательства. Судья неожиданно для всех участников процесса удалилась в совещательную комнату и так же неожиданно огласила решение. Только после этого она спросила у А. Кирюшина: будет ли он обжаловать вынесенный ею вердикт? Тот ответил утвердительно. В ответ последовала реплика: “Долго будешь обжаловать”.

Она оказалась права. Жалобы А. Кирюшина ходили по инстанциям краснодарской Фемиды почти год, и только после вмешательства Верховного суда РФ принятое в отношении его решение было отменено, а дело возвращено на новое рассмотрение, и опять – в тот же районный суд. 28 сентября 2006 года судебное следствие пошло по новому кругу, которому не видно, как говорится, ни конца, ни края. Остается только воскликнуть: какое же великое терпение, какие силы надо иметь, чтобы отстоять правду в российских судах, защитить справедливость, свои права!

Почему по поводу этого молчат демократы, молчит великий путаник, “правдолюб”, нобелевский лауреат А. Солженицын, так красочно описавший один день Ивана Денисовича в советской колонии? Его россказни просто блекнут перед произволом, творящимся в сфере нынешней уголовной юстиции.

И не надо быть особенно прозорливым, чтобы увидеть, что по делу А. Кирюшина судья заведомо и осознанно шла на вынесение неправосудного решения, что принимала она его ради сохранения своего благополучия, своего служебного места. Она не хотела конфликта с губернаторской властью, не отважилась провозгласить справедливый, оправдательный приговор, забыв о человеке, судьбу которого она вершила. А ведь это подлость! И сколько тысяч таких кирюшиных, униженных и оскорбленных, так и не добились правды в суде. Это горький результат ельцинско-путинской судебной реформы.

Можно журить судей, обвинять их в продажности, как это иногда для виду делает президент, но не это главное. Необходим комплекс дополнительных законодательных, организационных, кадровых и прочих мер, чтобы предупредить творящийся судебный произвол, вседозволенность прокуратуры и милицейской власти. Однако вряд ли мы дождемся как от В. Путина, так и его преемника чего-то значительного, ибо суды исправно им служат, защищая их интересы, которые праведными назвать трудно.

Можно так же долго рассказывать и о судебных приключениях бывшего главы города Краснодара Н. Приза. Его тоже признали виновным и приговорили условно к трем годам лишения свободы с запретом занимать выборные должности в течение того же срока. Последнее для губернаторской администрации стало более значимым. Опытный руководитель, убежденный в своей идее и правоте человек вынесенным наказанием фактически был выбит из активной политической и общественной жизни.

Приговор состоялся 17 марта 2005 года. Не согласившись с ним, Н. Приз безрезультатно направлял жалобы по судебным инстанциям. Почти семь месяцев обращение его и защиты рассматривалось (не хочу говорить – волокитилось) в Верховном суде РФ. Пришлось и мне направить несколько писем на имя председателя Верховного суда В. Лебедева, в которых я с позиций знания теории уголовного права и процесса, а также своей следственной практики высказал глубокое сомнение в объективности и обоснованности приговора. Предпринятые усилия не оказались напрасными. Высший суд страны возбудил надзорное производство и обязал Краснодарский краевой суд рассмотреть его. Тому ничего не оставалось делать, как под воздействием весомых доводов отменить приговор, который так рьяно защищался в стенах краевого суда ранее, и вернуть дело на новое рассмотрение.

Кажется, справедливость восторжествовала? Да, конечно. Но через какие круги ада, через какие муки еще предстоит пройти Н. Призу! Николай Васильевич Гоголь заметил, что эти страдания может вынести только русский человек. Но почему они всегда выпадают ему?

Можно высказать слова благодарности Верховному суду РФ, и это будет справедливо. Однако одного Верховного суда не хватит, чтобы побороть беззаконие, распространившееся в нижестоящих судах. А если не закрывать глаза на то, что и сам высший суд нередко принимает несправедливые решения под давлением политиков страны, то есть над чем серьезно задуматься.

Об ангажированности и необъективности российских судов знаю не только по ранее описанной краснодарской драме, по письмам и обращениям, поступающим на мое имя. Знаю и по собственному опыту, как зачастую невероятно сложно, а порой и безнадежно пытаться отстоять истину, защитить свои права, свое достоинство в наших судах.

13 мая 1999 года я выступил в качестве главного обвинителя в конституционной процедуре по отрешению от должности бывшего российского президента Б. Ельцина. Это свершившийся правовой шаг. К нему еще долго будут обращаться историки, политологи, философы и те, кто рвется во власть или в ней находится.
Тогда в своем выступлении, оценивая деятельность Б. Ельцина и его команды по проведению геноцида в отношении россиян, я, обосновывая обвинение, произнес слова: “Тот же Е. Гайдар утверждал, что ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее”. Я не успел сойти с трибуны, как депутат Госдумы, ныне покойный С. Юшенков, соратник Е. Гайдара, публично заявил, что ничего подобного тот не произносил, поэтому Е. Гайдар обратится в суд с иском ко мне о защите чести и достоинства. Вряд ли на тот момент С. Юшенков успел переговорить с Е. Гайдаром. Однако как только была обнародована стенограмма пленарного заседания, в Кунцевском районном суде г. Москвы появился иск о защите чести и достоинства Е. Гайдара ко мне. В нем и оспаривалась принадлежность Е. Гайдару тех слов, которые я привел в своей речи. “Оскорбленный” демократ бросил против меня деньги, ресурс партии СПС, лучших адвокатов.

Судебная тяжба длилась более трех лет. За это время Кунцевский суд трижды обязывал меня опровергнуть произнесенные мной слова как принадлежащие Е. Гайдару и принести ему извинение. Трижды кассационная инстанция в лице Коллегии по гражданским делам Московского городского суда по моим жалобам отменяла решения районного суда.

Представители Е. Гайдара неоднократно предлагали мне заключить с “обиженным” мировое соглашение, суть которого сводилась к тому, что я должен признать несостоятельность произнесенного мною высказывания, принести извинения Е. Гайдару, а тот, в свою очередь, откажется от предъявленных ко мне претензий о возмещении ему морального и материального ущерба.

Такое предложение для меня было неприемлемо: как политик и депутат я “терял” свое лицо, уважение и авторитет среди россиян. Но самое главное – я был уверен в своей правоте. Потому предложение “о мире” было мной отвергнуто.

В свою поддержку я получил сотни писем от простых людей, ученых, деятелей культуры и искусства, журналистов. Я им был и остаюсь благодарен. Но длительная судебная тяжба опять высветила необъективность и ангажированность суда первой инстанции, которому мною были представлены весомые доказательства и аргументы. Чтобы не быть голословным, я и привожу свое выступление в суде, приобщенное в письменном виде к материалам дела. Оно сыграло решающую роль в том, что Московский городской суд все-таки отказал Е. Гайдару в иске ко мне, а производство по делу прекратил. Как заявил один из самых опытных в России адвокатов, защищавший Е. Гайдара, с подобным вердиктом в своей многолетней практике он столкнулся впервые.

Привожу свое выступление и затем, чтобы еще раз показать, что к любому спору в суде надо готовиться, иметь доказательства, весомые обоснования своей правоты. При такой “артподготовке” даже в трижды ангажированном суде многократно увеличивается вероятность победы представителей от оппозиции.

“Уважаемый суд! Свое выступление мне хотелось начать с того, что истец Е. Гайдар, полностью дискредитировав свой политический имидж, теперь пытается восстановить его через судебные тяжбы со своими оппонентами. Однако в сознании миллионов россиян он так и останется несостоятельным политиком, творцом и зачинателем реформ “шоковой терапии”, унесшей не один миллион человеческих жизней. Поэтому не он, а Россия имеет полное право предъявить – и, я думаю, придет такое время – ему свой счет сполна.

А теперь о сути исковых требований.

Истец и его представитель в суде фактически предложили примитивный путь исследования доказательств, и в этом великая опасность для установления истины и принятия вами правильного решения.
Примитивность заключается в их обвинении меня в том, что я приписал Е. Гайдару слова, которые он якобы никогда не произносил. Речь идет о фразе: “Ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее”.

Но, уважаемый суд, я ведь тоже нигде не заявлял, что Е. Гайдар сказал что-либо подобное в такой конструкции и последовательности слов, с первого и до последнего.

Я признаю свое выражение, но не признаю в тексте стенограммы двоеточие и кавычки, которые, как пытаются доказать истец и его представитель, позволяют им выдавать сказанное мною за прямую речь Е. Гайдара.

Я не случайно употребил слово “утверждал”, а не “говорил” или “писал”. Выражение: “Ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее” является моим оценочным суждением не только совокупности сказанного Гайдаром, но, самое главное, сделанного им. На что я имею полное право. Ведь из совокупности деяний, а не слов Е. Гайдара академик Г. Арбатов назвал его “крестным отцом отечественного фашизма”. Эта характеристика дана им публично в газетном выступлении, которое я вам предъявил в ходе судебного разбирательства. Достаточно серьезное заявление, после которого все претензии Е. Гайдара ко мне просто блекнут, являются ничтожными и недостойными вашего внимания. Но иска к Г. Арбатову он не предъявил.

Я действительно не вижу сегодня предмета спора. Ибо ни в исковом заявлении, ни в судебном заседании Е. Гайдар и его представитель так и не указали, что же они просят опровергнуть.

К тому же при предъявлении иска Е. Гайдаром не были выполнены положения п. 4 ст. 126 ГПК РФ о необходимости приведения обстоятельств, на которых истец основывает свое требование, и доказательств, подтверждающих существо исковых требований.

Этот пробел не был восполнен ими и в судебном заседании.

Они просят опровергнуть сведения, якобы порочащие честь и достоинство Е. Гайдара, но абсолютно не привели ни одного довода и факта, доказывающих, что моим выражением опорочены его достоинства.
Может быть, это и не случайно, а в силу отсутствия таковых признаков у таковой личности.

Уважаемый суд! Прежде чем принять решение по иску гражданина Е. Гайдара, необходимо ответить на два вопроса. Действительно ли оспариваемое им высказывание порочит его честь, достоинство или его деловую репутацию? И произносил или нет Е. Гайдар оспариваемое им высказывание?

Как видите, первая часть имеет сущностное, смысловое значение и нам представляется наиболее важным моментом судебного разбирательства.

Как известно, под порочащими сведениями понимаются действия, не соответствующие действительности, дискредитирующие человека, умаляющие его доброе имя, честь, достоинство и деловую репутацию. К тому же сведения должны иметь определенную общественную значимость и, что самое главное, быть источником, причиняющим лицу нравственные страдания.

Вот с этих позиций и позвольте приступить к анализу имеющихся в деле материалов.

Как известно, в своем выступлении в Государственной Думе 13 мая 1999 года я дважды сослался на истца Е. Гайдара. В одном случае я заявил, что он сказал: “Пусть собственность распределится сначала по силе, а потом по уму”. А во втором случае употребил выражение, что “ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильнее”.

В исковом заявлении Е. Гайдар не предъявил каких-либо претензий по первому положению, ибо это высказывание, во-первых, принадлежит ему, о чем мы будем говорить ниже, а во-вторых, использование его другими лицами не может причинить морального вреда, нравственных страданий Е. Гайдару.

Однако истец по тем же основаниям, как мы считаем, мог снять свои претензии относительно и второго утверждения.

Давайте еще раз задумаемся по сути иска и содержания оспариваемого высказывания и сделаем это независимо от того, кому бы оно ни принадлежало: Гайдару, Федорову, Хакамаде, Явлинскому, Хасбулатову или кому-то другому.

Экономисту Е. Гайдару, думаю, известно, что общество, в котором большую часть составляют молодые люди и люди допенсионного возраста, располагающие необходимым физическим развитием, знаниями и практическим опытом, обладает значительными производительными силами, трудовыми ресурсами, способностью уверенно и надежно вести производство. В этом случае общество, как правило, имеет большую устойчивость, способность к динамичным изменениям. Иными словами, оно более мобильно. И наоборот, оно будет отягощено, если слой пожилых людей, не производящих товар, не пригодных к службе, будет существенно преобладать, довлеть над трудоспособным населением.

Вот почему национально ориентированная власть любого государства заботится о демографическом состоянии общества, о разумном воспроизводстве молодого поколения, людских ресурсов, конечно, с обеспечением благополучия пожилых людей, пенсионеров.

И речь ведь не о том, чем и как отягощено общество, речь о другом: как к старшему поколению оно, общество, относится. В этом как раз и есть вопросы к идеологу экономического курса России Е. Гайдару, к его практическим шагам на государственном олимпе.

Если Е. Гайдар обиделся в данном случае на меня, Илюхина, то я должен заявить, что он плохо знает азы экономики, труды классиков экономической науки, плохо изучал работы лауреата Нобелевской премии, нашего соотечественника В. Леонтьева, других крупных специалистов.

Не на Илюхина надо обижаться, а на свою неподготовленность и несостоятельность.

А теперь о другом аспекте возникшего спора.

Я уже отмечал, что у Е. Гайдара, в соответствии со ст. 7 Основ гражданского законодательства и ст. 152 ГК РФ, были основания для обращения в суд, если бы оспариваемое высказывание не соответствовало действительности. Е. Гайдар не только на словах утверждал оспариваемое положение, но и всей своей деятельностью на посту сначала заместителя премьера российского правительства по экономическим, финансовым вопросам, а затем и исполняющего обязанности премьера подтверждал его. А если между словом и поведением есть соответствие, то использованное мною высказывание со ссылкой на Е. Гайдара не может порочить его честь и достоинство, ибо нельзя опорочить человека, говоря правду о его деяниях и поступках.

Противная сторона, вопреки требованиям ст. 152 ГК РФ, не доказала в суде, что мое высказывание на пленарном заседании Госдумы 13 мая 1999 года вызвало какое-либо нравственное страдание Е. Гайдара.
Да и люди, наблюдающие его, этого не заметили. Гайдар, судя по его публичным выступлениям, не подавлен, держится уверенно, даже самоуверенно и опять расточает обвинения в адрес других, граничащие с пошлостью, грубостью и невежеством.

В ноябре 1991 года он был назначен заместителем председателя правительства по вопросам экономической политики, министром экономики и финансов; в феврале 1992 года – заместителем председателя правительства и министром финансов; в марте 1992 года – первым заместителем председателя правительства; в июне 1992 года – исполняющим обязанности председателя российского правительства; в декабре 1992 года ушел в отставку.

Он стоял у истоков так называемых экономических реформ в России. Он их начинатель, ему во многом принадлежит и их авторство.

Первые шаги Е. Гайдара в правительстве связаны с либерализацией цен, в результате чего в десятки раз обесценились зарплаты, пенсии населения страны, произошло обвальное падение всех основных экономических параметров, резкое ухудшение жизненных условий подавляющего большинства населения страны.

А чтобы у противной стороны не было сомнений в причинной связи между действиями Е. Гайдара, его правительства и наступившими последствиями, я сошлюсь на его собственные выказывания и высказывания ряда государственных деятелей, видных народных депутатов России о сути и последствиях экономического курса, проводившегося истцом.

Но сначала скажу, что вся ужасающая реальность нашей страны и ее народа, ставшая возможной благодаря делам Е. Гайдара, является такой очевидной и изобличающей его правдой, что к нему вполне применимы знаменитые слова А. Грибоедова из “Горя от ума”: “Я правду о тебе порасскажу такую, что хуже всякой лжи”. Вот на фоне этой невыдуманной “правды, худшей всякой лжи” и нужно рассматривать утверждение Е. Гайдара о том, будто мои слова порочат его честь и достоинство. О том, какой крайне отрицательной репутацией пользовался Е. Гайдар задолго до моего выступления в Государственной Думе 13 мая 1999 года, свидетельствует он сам, хотя и пытается по-своему интерпретировать этот неприятный для него факт. Вот его признание: “На родительских собраниях в моей школе мама была всего несколько раз в жизни и, как правило, слышала в основном приятные вещи и вдруг – лавина неприятия, ненависти! В конце 1991 года ее сына костерят в огромных, бесконечных и безнадежных очередях” (Е. Гайдар. Сочинения: В 2 томах. Т. 1. – М., 1997. – Сс. 301– 302). Вот и судите, что значит для чести, достоинства и деловой репутации Е. Гайдара моя скромная констатация по сравнению со всеобщей ненавистью к нему, о которой он сам же и говорит. Е. Гайдар в этих невольных оценках самого себя абсолютно точен. Депутат А. Тулеев на шестом съезде народных депутатов России еще в апреле 1992 года заявил, что экономические реформы команды Ельцина – Гайдара привели к тому, что страна скоро будет иметь самую молодую нацию в мире, но не оттого, что мы заботимся о детях, о студентах, о молодежи, а потому, что старики скоро вымрут при этой политике, они оставлены один на один с нищетой.

Депутат И. Полозков отметил, что будущие демографы, когда столкнутся с падением рождаемости, будут вынуждены ввести новый термин: “эхо Гайдара” – подобно тому как был введен термин “эхо Второй мировой войны”.

Известный в политике человек А. Руцкой в феврале 1992 года отмечал, что Е. Гайдар и его правительство готовы пойти на любые жертвы: на смерть пенсионеров в очередях за молоком, на голодные обмороки школьников, на подавление всех тех, кто не приемлет подобный подход.

Уважаемый академик Г. Арбатов, демократ по убеждениям, на которого я уже ссылался, оценивая экономический курс “шоковых реформ” правительства Е. Гайдара, писал в “Независимой газете”: “Поразительно, но факт. Экономическая политика кабинета была начисто оторвана от устремлений к демократии… “Шоковая терапия”, тем более растянувшаяся на годы, неизбежно оборачивается тяготами для населения… Всем известно, о чем идет речь: о галопирующем росте цен, подрыве старой системы социальных гарантий в отсутствие новой, обнищании широких слоев населения…” И далее он назвал складывавшуюся тогда в России ситуацию “пиром во время чумы”. Как утверждал там же Г. Арбатов (я это повторю): “Крестным отцом нашего доморощенного фашизма стал Гайдар, его команда, его покровители и его экономическая политика”.

А что такое фашизм и к каким последствиям он привел человечество, вам известно: к умерщвлению, уничтожению миллионов и миллионов людей.

И при таких оценках деятельности Е. Гайдара людьми из его же окружения он набирается дерзости, я бы сказал, бесстыдства опровергать куда более мягкое мое высказывание о его политике. Воистину: цинизму нет предела.

К этому надо добавить, что в пустоту превратились дореформенные сбережения граждан. По экспертным оценкам, россияне потеряли почти 240 млрд. рублей.

Это не просто либерализация цен. Население, а в основном старшее поколение, в условиях начавшейся массовой безработицы, притока в Россию миллионной армии беженцев из бывших союзных республик оказалось обездоленным, лишенным источников существования.

Ситуация резко отягощалась огромным спадом промышленного и сельскохозяйственного производства.
Как утверждают специалисты, в России с 1991 года стала сознательно реализовываться ущербная модель экономики, в результате чего произошло обвальное падение всех ее параметров, резкое ухудшение жизненных условий подавляющего большинства населения страны. Поэтому в 1992 году впервые за весь послевоенный период смертность в стране превысила рождаемость.

Как заявил в своем выступлении в Государственной Думе эксперт, член-корреспондент Академии медицинских наук Российской Федерации, доктор медицинских наук Д. Венедиктов, численность детей в стране с конца 1990 по 1996 год уменьшилась на 3,5 млн. человек, резко стало вымирать и старшее поколение, что явилось результатом кризисного состояния здравоохранения, всей социальной сферы.
Вам известно, уважаемый суд, что VI и VII съезды народных депутатов Российской Федерации деятельность Е. Гайдара и его правительства признали разрушительной для страны. Правительство и наш истец в декабре 1992 года были отправлены в отставку. Но за гайдаровские реформы страна еще долго будет расплачиваться.

А теперь, уважаемый суд, я остановлюсь на том, говорил или не говорил Е. Гайдар те слова, на которые я ссылался в своем выступлении 13 мая 1999 года в Государственной Думе.
Но сначала я хочу обратить ваше внимание на то, что человеческая память, в том числе и гайдаровская, несовершенна, она имеет свойство забывать факты.

Так, например, Е. Гайдар заявил, что 5 октября у него суд с А. Макашовым, а не с В. Илюхиным. Мы в этом убедились 3 октября с.г., созерцая телевизионную передачу Д. Киселева с истцом. Мы представили этот видеоотчет суду, и он вами просмотрен. А ведь Е. Гайдар с 1991 года и по сей день наговорил многое, и вряд ли он помнит, о чем ведал стране вначале, в середине так называемой перестройки.

И еще об одном. В своем выступлении я употребил термин “как утверждал Гайдар”, а не “как сказал Гайдар”.

Теперь обратимся к “Толковому словарю русского языка” Ожегова С.И. В нем слово “утверждение” трактуется, как “положение, мысль, которой доказывают, утверждают что-нибудь” (Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова. – М.: Русский язык, 1991. – С. 840). Таким образом, утверждать можно одним словом, одним предложением, докладом, лекцией, в которых заложен смысл утверждения.

Утверждать можно делами, поступками. В нашем примере были дела, о чем мы подробно говорили, были и слова. Хотя бы не оспоренное Е. Гайдаром и приведенное мной высказывание “по поводу того, что пусть собственность, по его мнению, сначала распределится по силе, а потом по уму”. В этом уже заложена несправедливость, грубое насилие, неизбежное появление обездоленных и униженных.
Я утверждаю, что лично осенью 1992 года и осенью 1995 года слышал с экрана телевизора слова Е. Гайдара о вымирании старшего поколения, которое является, по его мнению, обузой для экономических и социальных реформ всего общества.

В статье кандидата философских наук Е. Старикова, опубликованной в журнале “Звезда” № 6 в 1995 году, автор, анализируя экономическую политику Е. Гайдара, приводит его высказывание: “Ну что же, умирает тот, кто достоин смерти”.

В интервью “Новой газете” за 12–18 октября 1995 года Е. Гайдар заявил: “Я человек, тщательно продумывающий, а потом действующий, как это свойственно любому интеллигенту”.

И далее он сказал: “Мы не можем позволить себе, чтобы рука дрожала”.

Из этого следует, что либерализация цен, а потом обнищание народа и его вымирание, как мы уже отмечали выше, есть результат тщательно продуманных Е. Гайдаром действий.

О грубых, я бы отметил, циничных высказываниях Е. Гайдара относительно судьбы старшего поколения говорят разные люди, проживающие далеко друг от друга. Это исключает какой-либо оговор Е. Гайдара и доказывает невозможность какого-либо сговора против него.

Я предоставил вам светокопию письма ветеранов войны и труда Воронежской области, адресованного Б. Ельцину, Г. Селезневу, Е. Строеву, Е. Примакову, М. Баглаю, Ю. Скуратову, о сути происходящих в России реформ. Это письмо было предметом рассмотрения специальной комиссии Госдумы по отрешению президента и приобщено к ее материалам.

В нем отмечается, что ограбление пенсионеров, всего народа началось с постановления правительства Гайдара от 19 декабря 1991 года “О мерах по либерализации цен”. В письме также отмечается, что Е. Гайдар заявил о том, что ничего страшного нет в том, что часть пенсионеров вымрет.

Подобных писем в Государственную Думу, в комиссию по отрешению президента от должности поступило множество.

Вами, уважаемый суд, приобщено к делу интервью с доктором медицинских наук, двукратным олимпийским чемпионом, а ныне пенсионером А. Воробьевым, опубликованное в газете “Комсомольская правда”.

Уважаемый человек в нем озвучивает те же слова, которые относятся к предмету нашего разбирательства.
Об этом же фактически говорят пенсионеры, жители Ивановской области. Их письма приобщены к делу. Могу отметить, что они не договаривались с жителями Воронежской области. Как не договаривались и с выступившими в нашем суде свидетелями.

Уважаемый суд! Вы допросили достаточное количество свидетелей, из чьих показаний следует один вывод: они слышали то, что Е. Гайдар произносил слова, оспариваемые в судебном заседании. Я подчеркиваю, что об этом заявили люди, проживающие в разных уголках страны: в Москве, в Иванове… Конечно же, они договориться не могли.

Свидетель Г. Хазанов, москвич, пояснил, что он с экрана телевизора слышал заявление Е. Гайдара о том, что старое поколение мешает благоприятному развитию реформ и было бы лучше, если бы оно ушло.

Г. Хазанов запомнил и то, что это высказывание Е. Гайдар сделал накануне его, Хазанова, дня рождения и фактически, как заявил свидетель, Е. Гайдар пожелал ему смерти.

Об этом Г. Хазанов поделился со своим фронтовым другом В. Буценко, который подтвердил высказывания Г. Хазанова в суде.

Свидетель Голошубова – профессиональный журналист, работавшая одно время с Е. Гайдаром, заявила, что тоже слышала, как тот говорил о необходимости сокращения населения страны до 50 млн. человек – для квалифицированной работы, для нормального развития гайдаровских реформ. Она пояснила, что Е. Гайдар заявил: одного пенсионера кормят четыре человека, а это тяжелое бремя для общества. Если “продолжить” мысль Е. Гайдара, то нетрудно понять: Е. Гайдару это бремя мешает, и от него надо освободиться. От людей освобождаются через их смерть. Свидетель А. Воробьев, на которого я ранее делал ссылку, уже не для газеты, а здесь, в суде, заявил, что с экрана телевизора слышал примерно те же выражения, которые оспаривает Е. Гайдар. А. Воробьев воспроизвел их, как уже отмечалось, в интервью газете “Комсомольская правда”, данном им еще в 1998 году. Тогда, уважаемый суд, когда я еще не произносил своей обвинительной речи в отношении Б. Ельцина в Государственной Думе.

Свидетель Зуева пояснила, что она слышала с экрана телевизора слова Е. Гайдара о том, что
вымирание пенсионеров пойдет на благо обществу. Свидетель Стаханова тоже рассказала о том, что слышала выступающего на телевидении Е. Гайдара, который сказал примерно следующее: ничего страшного не будет, если половина пенсионеров умрет.

Свидетель Шелкопляс, врач-психолог, житель Иванова, заявил, что не только с экрана, а непосредственно слышал, как Е. Гайдар во время выступления в училище в Иванове, куда он приезжал неоднократно, на вопрос пожилой женщины ответил, что вы – красно-коричневая, ваше поколение мешает реформам и не способно осознать их смысл. И совсем убедительны были показания в суде свидетеля И. Шипициной, которая пояснила, что Е. Гайдар в 1995 году, выступая в университете города Иванова и отвечая на вопросы слушателей, заявил, что пенсионеры денег не заработали, сберегательные вклады им не принадлежат. Более того, старшее поколение мешает работать, проводить реформы, и только после того, как старшее поколение уйдет из жизни, можно что-то сделать.

И конечно, ценны показания Н. Леонова, в которых он сообщил, что сам слышал фразу Е. Гайдара, им же оспариваемую в суде. Е. Гайдар произнес ее осенью 1992 года, когда исполнял обязанности председателя правительства России. Н. Леонов – доктор исторических наук, ведущий одной из телевизионных программ. А высказывание Е. Гайдара, как пояснил Н. Леонов, свелось к тому, что он заявил: “Старое поколение – балласт общества, освобождение от которого продвинет общество вперед”.
Не доверять этому свидетелю нет никаких оснований.

А теперь я снова возвращаюсь к письму ветеранов, пенсионеров Воронежской области, с которым они обратились еще в 1998 году к президенту, генеральному прокурору, в Конституционный суд, к Федеральному Собранию РФ. Я еще раз напомню: они высказали то же самое, что и опрошенные в суде свидетели, они сказали то, что я произнес и в Государственной Думе. Я цитирую фрагмент их письма: “Ничего страшного нет в том, – сказал Е. Гайдар, – что часть пенсионеров вымрет, зато общество станет мобильным”.

Но ведь таких писем во время подготовки к процедуре отрешения президента от должности, я это еще раз подчеркиваю, в Госдуму поступило множество.

Они мне объективно позволили в обобщенном виде заявить то, что оспаривает Е. Гайдар. Это достоверные факты, которые опровергают исковые притязания Е. Гайдара.

В связи с этим и руководствуясь ст. 192–197 ГПК РФ прошу в удовлетворении иска Е. Гайдара ко мне и к Аппарату Государственной Думы Федерального Собрания отказать”.

Это и было сделано, но только Московским городским судом, а не судом района. Справедливость восторжествовала, но для этого потребовалось более трех лет!

По материалам сайта www.http://viktor-iluhin.ru

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 24, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , ,

В. И. Илюхин: Катынское дело по Геббельсу


Мое обращение к катынской трагедии сороковых годов прошлого века является не случайным. Слишком много за последнее время нагромождено лжи, злобных пасквилей на Советский Союз, его историю. Истеричная кампания за рубежом дополняется не меньшей истерией здесь, у нас в стране, и в этом угадывается один и тот же режиссер. На Западе штампуют фальшивки, которые подхватываются российскими лжедемократами, недругами нашего Отечества, и тиражируются в массовом порядке со ссылками на зарубежные источники. Так зачастую состряпанная ложь там превращается в еще большую ложь здесь, и ее последовательно и настойчиво навязывают российским гражданам. Делается это с одной целью – отравить их сознание, особенно сознание молодых людей, и представить весь советский период, как сплошные репрессии и насилие. В эту грязную кампанию втянуты почти все федеральные и региональные каналы телевидения и радио. А разносчиками идеологической отравы в основном стали дети и внуки репрессированных, бежавших из Советского Союза и сотрудничавших с разведцентрами и спецслужбами зарубежных государств. Их наследники перестали замалчивать свое происхождение, наоборот, публично демонстрируют принадлежность к дворянским, помещичьим корням, а там, где они слабо просматриваются, не стесняются и врать. Антисоветчина, установленная государственной властью, ныне стала ее основной, официальной идеологией.

Советский период был сложным. В нем уместилось все: Гражданская война с многочисленными жертвами, трагический период репрессий, героика созиданий, Великая Отечественная, май 1945-го, прорыв на передовые позиции мировой цивилизации… Однако россиянам говорят только о лагерях, тюрьмах (как будто их нет сейчас в российской действительности) и штрафбатах… Забыта борьба советской власти с безграмотностью населения, забыты и великие достижения советской науки, не замечается или принижается богатое наследие творческой интеллигенции. Не было, получается, и победы над фашизмом, а потом первого в мире советского спутника Земли и первого в мире человека в космосе – тоже советского. А ведь страна жила и развивалась. Из 145 миллионов она выросла численностью своих граждан до 300 миллионов человек. При нынешнем режиме о таком можно только мечтать – демографическая кривая стремительно катится в пропасть.

Провокация нынешней власти очевидна: очерняя СССР и социализм, она уводит народ от настоящего, в котором Россия грабится и уничтожается. Власть пугает народ прошлым, чтобы не дать патриотам Родины, левым течениям прийти к власти и смести с политической сцены разрушительные для России силы, которые в своем оголтелом растаптывании советской истории легко идут на преступления, в том числе и на предательство.

Катынская трагедия – яркое тому подтверждение. Поляки никогда бы не навязывали так дерзко свою версию – расстрел польских офицеров Советами, – если бы не находили себе помощников и адвокатов внутри нашей страны. К тому же и момент был выбран удобный: при Ельцине и после его правления Россия оказалась слишком ослабленной, перед всеми кающейся даже в том, чего она не совершала. Поэтому на Западе решили, что нам можно предъявить претензии по возмещению ущерба даже в миллион долларов США за каждого расстрелянного поляка (а их насчитали более двадцати тысяч). Вменить подобный иск Германии, своему сателлиту по НАТО, Польше было “неудобно”. А России можно, там к ревизии истории за последние годы уже привыкли. Но тут важно помнить, что отечественные клеветники не только искажают правду, но и мостят ту фальшивую дорогу, по которой, может так случиться, и “въедет” к нам иск, тяжкое бремя которого ляжет на плечи ни в чем не повинного нового поколения российских граждан.

Эти опасения я высказывал давно, еще в бытность работы начальником Управления Генеральной прокуратуры Союза ССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века катынская история получила новый импульс с подачи небезызвестного А. Яковлева и его окружения. Лидеры Белорусского народного фронта настояли сначала на проверке, а потом и на расследовании уголовного дела о судьбе польских офицеров, что послужило еще одной спекуляцией вокруг СССР. Начавшееся расследование неизбежно перекинулось и в Смоленскую область. При этом необходимо отметить, что правоохранительные органы Белоруссии, и в первую очередь прокуратура, подверглись жесточайшему шельмованию и давлению, ее работники в значительной мере были деморализованы и шли на поводу так называемых демократических сил. Об этом меня подробно информировали работники управления, выезжавшие в командировку в Белоруссию. Однако что-либо изменить, направить следствие на рельсы объективного расследования не удалось. Бывший президент СССР М. Горбачев прочно занял место рядом с фальсификаторами истории. Более того, он принес публичные извинения польской стороне. В этом же ключе действовали и президенты России. Позиция политического руководства фактически и предопределила исход дальнейшего расследования трагедии польских офицеров, которое проводила уже Главная военная прокуратура страны.

1991 год. Генпрокуратура Союза ССР принимает польскую делегации во главе с послом Польши в СССР. Я был участником этого события. В поведении поляков, особенно в претензиях к нам, сквозило явное высокомерие, доходящее порой до цинизма. На мой вопрос о причинах столь жестких требований в связи с новым расследованием событий в Катыни было заявлено: “Мы хотим правды”. – “Но правда, объективная правда, – возразил я, – давно установлена следствием, проведенным еще в 1944 году”. Тут же последовало возражение, что эта правда их не устраивает. Им нужна была “своя” правда, чтобы шантажировать СССР, Россию и ставить вопрос – он главный – о выплате нами огромной компенсации Польше.

Обладая определенной информацией о катынской трагедии, зная, какой шлейф грязных спекуляций вьется вокруг нее, я и посчитал своим долгом защитить истину, интересы России.
В 2005 году весь мир отмечал 60-летие Победы над фашизмом, решающую роль в которой сыграл Советский Союз. Признанием этого было, в частности, присутствие на параде в Москве 9 мая лидеров ведущих мировых держав. Но в четырех странах – Прибалтийских республиках и когда-то братской Польше – всечеловеческий праздник отметили по-своему: чествованием недобитых эсэсовцев и шумной антисоветской кампанией, поводом для которой в Польше в очередной раз явилась Катынь.

Катынское дело в течение десятилетий считалось совершенно ясным. Раздутые в 1943 году геббельсовской пропагандой россказни о “злодеянии большевиков” повсюду были восприняты так, как того заслуживали, – фальшивка, коварно задуманная и исполненная фашистская провокация. Единственным, кто ее поддержал, было марионеточное “польское правительство” в изгнании, находившееся в Англии.
Отчет советской комиссии во главе с президентом Академии медицинских наук Н. Бурденко по расследованию преступлений фашистов на советской территории внес в вопрос полную ясность. Операцию по якобы уничтожению оказавшихся в советском плену польских офицеров после возвращения Советскому Союзу Красной Армией Западной Белоруссии и Западной Украины совершили сами немцы. Это произошло в захваченной гитлеровцами Смоленской области, чтобы затем приписать зверства советскому НКВД. Такой вывод никто даже не пытался опровергнуть, пока существовал СССР и были живы свидетели преступления в Катыни.

Зато после прихода к власти Горбачева и последующего разрушения Советского Союза польские, а затем и доморощенные антикоммунисты раздули катынскую провокацию до вселенского масштаба. Все советские доводы были отброшены, все геббельсовские объявлены правдивыми. Я уже отмечал, что российские президенты тоже извинялись перед польскими властями, тем самым поддержав Геббельса, о чем он, конечно, и мечтать не мог. В их бедные головы не пришло простейшего контраргумента: прежде чем нам ставить в вину катынский расстрел, пусть ясновельможные паны покаются и извинятся за истребление в 1920–1921 годах в Польше десятков тысяч (по разным источникам – от 40 до 80) советских военнопленных.

Как бы то ни было, но российской стороной извинения принесены, уголовное дело по Катыни прекращено в связи со смертью обвиняемых – бывших руководителей Советского Союза. Главная военная прокуратура вынесла по делу вердикт 21 сентября 2004 года. Официально объявлено: “по результатам проведенного в течение 14 лет расследования данного уголовного дела”, что уже вызывает сомнения в его объективности: расстрел 21 857 граждан Польши (14 552 военнопленных из трех спецлагерей НКВД СССР и 7305 заключенных из тюрем Западной Украины и Западной Белоруссии) датирован апрелем – маем 1940 года. Виновными в совершении катынского преступления признаны члены Политбюро ЦК ВКП(б), руководители Народного комиссариата внутренних дел СССР периода 1940 года и непосредственные исполнители из числа сотрудников НКВД СССР.

В ходе официального визита в Россию президента Польши А. Квасьневского в 2004 году В. Путин заявил о передаче в будущем польской стороне всех материалов этого дела.

Что касается извинений наших президентов перед Польшей, то они, скорее всего, подтверждают их малонациональность и забвение отечественных интересов, полную историческую неосведомленность.
Казалось бы, заклятым друзьям России в Польше пора бы и успокоиться. Но нет, Институтом национальной памяти в Варшаве вынесено постановление о начале самостоятельного расследования обстоятельств катынского дела. Примечательно, что в ответ на этот явно недружественный по отношению к Российской Федерации политический шаг Министерство иностранных дел России по дипломатическим каналам не заявило никакого официального протеста в связи с демонстративным неуважением польской стороной результатов российского расследования.

Тут все ясно. Как нынешние российские власти стремятся свести великую советскую историю к репрессиям, так в Польше хотят развеять благодарную память польского народа, спасенного Советским Союзом от физического уничтожения, спекуляциями на катынской трагедии.

Опровергнуть выводы советской комиссии 1944 года можно только в судебном порядке. А самым главным аргументом в их несостоятельности могла бы стать та же эксгумация, с исследованием останков каждого трупа и сопутствующих материалов. А это в Главной военной прокуратуре не удосужились сделать, видимо понимая невозможность опровергнуть выводы исследования комиссии Н. Бурденко. ГВП ограничила свое расследование фактически сбором различных документов, не очень-то беспокоясь об их подлинности, фальсификации с учетом меняющейся политической конъюнктуры. Следовательно, тяжкие обвинения в адрес СССР в связи с расстрелами поляков в Катыни зависают в воздухе и по своей сути представляют мнение определенных антисоветских и антирусских кругов.

Единственными документами, на которые они опираются, являются “вдруг обнаруженные” в горбачевские времена записка Л. Берии и два решения ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года о ликвидации находящихся в тюрьмах и лагерях бывших польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов и тюремщиков. Будь они достоверными, Н. Хрущев неизбежно воспользовался бы ими, когда развенчивал так называемый культ личности И. Сталина. А если эти и другие документы и достоверны, то где гарантия, что распоряжения, обозначенные там, исполнены? И как исполнены? Утвердительный ответ на вполне очевидный и правомерный вопрос может дать только повторная эксгумация. Но ее, как уже отмечалось, не проводили. Уже одно это перечеркивает выводы Главной военной прокуратуры, а извинения президентов видятся ничтожными и оскорбительными для нашего народа.

В подлинности упомянутых материалов давно высказывались сомнения. Исследователи указывали на ряд мелких деталей их оформления, подчистки, невозможные в проходивших тогда через Общий отдел ЦК документах.

В. Жухрай, писатель, доктор исторических наук, отмечает, что изготовление и внедрение фальшивок такого рода входят в методику работы английской разведки. Там работают прекрасные специалисты, оснащенные самой совершенной техникой. Он считает, что данные фальшивки были помещены в партийные архивы зарубежной агентурой в смутное после смерти И. Сталина время.

Многозначительная деталь. Все предшествующие годы документы по Катыни хранились в Особом секторе Общего отдела ЦК в запечатанном пакете. Он вскрывался только два раза – Ю. Андроповым и М. Горбачевым, затем был вновь запечатан. И вот к В. Болдину в бытность его заведующим Общим отделом, еще до прихода Ельцина к власти, является корреспондент газеты “Вашингтон пост” и предъявляет на предмет комментариев эти самые документы. Получить их он мог лишь у изготовителей.
Такого рода сомнения может подтвердить или опровергнуть только серьезная экспертиза. К сожалению, российские официальные органы не делают каких-либо попыток опровергнуть обвинения польской стороны.
А жаль.

Было бы уместным провести, например, комплексную экспертизу на предмет установления подлинности всех хранящихся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) – и не только в нем – документов, касающихся катынского дела. Уверен, она позволила бы вскрыть массу интересных фактов, в том числе касающихся и порядка хранения и использования архивных материалов в так называемый перестроечный, или “демократический”, период. В этом уверены многие историки и исследователи.

Вот что можно прочесть в записке на имя директора РГАСПИ К. Андерсона, подготовленной и направленной на его имя 14 февраля 2005 года группой сотрудников Государственного архива по катынскому делу.

Они, например, признают “…отсутствие в деле к пункту 215 “Вопросы НКВД” протокола Политбюро от 22 июля – 24 августа 1940 г…”. Они также отмечают, что в архивном экземпляре выписки из протокола Политбюро от 5 марта 1940 года, касающегося судьбы польских офицеров, направленной бывшему руководителю КГБ СССР А. Шелепину 27 февраля 1959 г., присутствуют грубые подчистки исходного текста, исправления и допечатки текста на пишущей машинке с другим шрифтом. По их мнению, сотрудники архива Политбюро, скорее всего, использовали старую выписку, предназначавшуюся другому лицу, исправив фамилию адресата и дату отсылки. А дальше еще больше. Они высказывают версию, что, возможно, подчищенная выписка оставалась в архиве как контрольная копия, а А. Шелепину посылался экземпляр без поправок. Но в таком важнейшем для России вопросе не должно быть предположений, их не устранила и Главная военная прокуратура.

Исследователи обращают внимание на то, что в упомянутой выше записке Л. Берии, на которой стоит дата “5 марта 1940 года”, на самом деле на бланке нет числа “5”. Архивисты опять заявляют, что отсутствие числа на бланке можно объяснить технической ошибкой секретариата Л. Берии.

К сожалению, таких ошибок, неточностей в документах слишком много, чтобы верить в их подлинность без проведения комплексной экспертизы. Тем более она необходима, ибо к катынскому делу приложил в свое время руку ярый антисоветчик и антикоммунист, бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Яковлев.
А теперь рассмотрим вопрос по существу.

В отношении лиц, находящихся в местах лишения свободы, в СССР действовал единый принцип: они трудом должны были искупать свою вину. Расстреливались только те, кто получил соответствующий приговор. Никаких массовых расстрелов после Гражданской войны в стране не было. Если взять число расстрелянных за все годы Советской власти, опубликованное яковлевской комиссией по реабилитации (около 800 тысяч человек) и разделить на 75 лет ее существования, получается чуть больше 10 тысяч в год. А тут, если верить современным фальсификаторам катынского дела, – больше 20 тысяч одновременно. Плохо верится.

Да и зачем их было расстреливать? Те же псевдоисторики пишут, что И. Сталин не собирался воевать с Гитлером в начале сороковых годов. Тогда тем более ему не было необходимости, как говорится, прятать польские концы в воду. Поляки в заключении опасности не представляли, использовались на строительстве важных для обороны объектов – шоссейных дорог на запад и военных аэродромов. Три “лагеря особого назначения”, указанные в составленной для Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков совершенно секретной “Справке о предварительных результатах расследования так называемого катынского дела”, были структурными производственными единицами Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР.
Это были лагеря с особым режимом охраны и содержания осужденных, с отличающимися от других аналогичных ИТЛ условиями трудового использования пленных, а также с отдельным порядком планирования и учета результатов их производственной деятельности.

Вяземский исправительно-трудовой лагерь (Вяземлаг) НКВД СССР с 1936 по 1941 год занимался строительством новой автомагистрали Москва – Минск. 24 марта 1941 г., исходя из совместного Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о строительстве полевых аэродромов для нужд ВВС РККА, строительство автомагистрали Москва – Минск было временно приостановлено, а Вяземлаг НКВД переориентирован на строительство аэродромов в Белоруссии на территории Западного особого военного округа. Девять обычных лагерных отделений Вяземлага, в которых содержались осужденные советские граждане, были в апреле – мае 1941 г. передислоцированы ближе к западной границе СССР для строительства новых объектов. Граждане бывшей Польши остались в местах своего прежнего проживания, в 25 – 45 км к западу от Смоленска.

Польские военнослужащие из трех спецлагерей НКВД, “в особом порядке” осужденные весной 1940 года постановлениями Особого Совещания при Народном комиссаре внутренних дел СССР к принудительным работам в исправительно-трудовых лагерях на сроки от 3 до 8 лет, содержались в 1940–1941 годах в трех лагерных отделениях Вяземлага: Купринском, Смоленском, Краснинском. Заключенные этих лагерей строили шоссе Москва – Минск от 392-го до 47-го километра.

Помимо военнопленных, в этих же лагерях содержалось более 500 бывших польских военнослужащих, интернированных в сентябре – октябре 1939 года на территории Латвии и Литвы и осужденных по “упрощенной” процедуре. Вместе с ними содержалось также и значительное количество осужденных польских гражданских лиц, в том числе ксёндзов. В показаниях бывшего начальника Купринского лагеря майора госбезопасности В. Ветошникова, данных комиссии Н. Бурденко приводятся следующие сведения о численности польского контингента “лагерей особого назначения” по состоянию на конец июня – начало июля 1941 года: не менее 7,5 – 8 тыс. человек. Не вижу никакой логики в необходимости уничтожения этих людей в 1940 году. А кто шоссе будет строить? Хотя знаю по материалам следствия, что отдельные заключенные за их вооруженную борьбу против Красной Армии, убийство красноармейцев и командиров, диверсии были расстреляны.

У профессора Р. Косолапова имеется адресованная И. Сталину записка Л. Берии с предложением создать польские части в СССР. В ней говорится и об использовании в них пленных польских офицеров. Записка написана в 1940 году. Так называемое Войско польское действительно было сформировано, но уже в 1942 году. Оно участвовало в освобождении Польши. Более того, когда англичане создавали у себя польские части под командованием генерала Андерса, Советский Союз через Иран также отправил в Англию тех пленных поляков, которые хотели сражаться с немцами.

Как видите, все это совершенно не вяжется с геббельсовско-польской версией происшедшего в Катыни. А вот подтверждений выводов комиссии академика Н. Бурденко за последние годы получено немало.
В 1990 г. смоленская газета “Рабочий путь” опубликовала письмо М. Задорожного, бывшего разведчика 467-го корпусного артиллерийского полка, в котором сообщалось, что в августе 1941 года, во время выхода полка из окружения, на привале в лесу недалеко от Смоленска в расположение его подразделения вышел взволнованный солдат в форме погранвойск НКВД и сообщил, что “…немцы ворвались в расположение лагеря военнопленных поляков, охрану перестреляли и расстреливают поляков”.

Историки сообщают, что в Российском государственном военном архиве есть подлинники протоколов допросов немецких военнопленных сотрудниками СМЕРШа, советской военной контрразведки, в ходе которых допрашиваемые сообщили о своем личном участии в расстрелах поляков в Катыни осенью, после оккупации советской территории.

В печати были ссылки на рапорт начальника “Айнзатцгруппы “Б” при штабе группы армий “Центр” Франца Стаглецкера на имя Гейдриха о действиях группы за период с августа по декабрь 1941 года, где среди прочего указывается: “…Выполнил главный приказ, отданный моей группе, – очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха – большевиков, евреев и польских офицеров”. Оригинал документа хранится в архиве нью-йоркского “Идиш сайнтифик инститьют”, копия есть в архиве Союза антифашистских борцов в Праге.

В свидетельских показаниях Михея Григорьевича Гривозерцева, участвовавшего в числе местных жителей в немецких эксгумационных работах под Смоленском в 1943 году, данных им в январе 1991 года, сообщается, что в ходе раскопок могил с телами поляков в Козьих Горах им вместе с другими местными рабочими была раскрыта яма, где сверху лежали восемнадцать еще не очень разложившихся трупов в крестьянской одежде. К их котомкам были приторочены валенки. Руководивший раскопками немецкий офицер, осмотрев трупы, приказал закопать их отдельно, в стороне. Экспертизе или осмотру со стороны членов Технической комиссии Польского Красного Креста эти трупы не подвергались. Выявленные грубые нарушения немецкими оккупационными властями в 1943 году общепринятых элементарных правил проведения эксгумаций, выразившиеся в умышленном неуказании номера конкретной могилы, из которой было извлечено то или иное тело, также свидетельствуют, что немецкие власти преднамеренно манипулировали информацией, заключенной в эксгумационных списках, с целью сокрытия истины.

Кривой И.И., 1921 г.р., проживающий в г. Солнечногорске Московской области, подробно описал факты личного регулярного наблюдения им летом 1940 года и в начале лета 1941 года подконвойных военнопленных польских офицеров и солдат на дорожных работах к западу от Смоленска, в районе Витебского шоссе. Последний раз он видел колонну грузовых автомашин с польскими военнопленными 15 или 16 июня 1941 года во время перевозки поляков по Витебскому шоссе от Смоленска в направлении станции Гнёздово. Хотя по немецкой и польской версиям они были расстреляны еще весной 1940 года.

Неопровержимыми остаются факты:

поляки расстреляны из немецкого оружия, немецкими пулями;
место, указанное в геббельсовской версии как место расстрела, находилось до войны в
непосредственной близости от пионерского лагеря и Дома отдыха сотрудников НКВД, и уже это говорит о неправдоподобности уничтожения нами поляков;
руки многих жертв связаны бумажным шпагатом, не известным тогда в СССР;
в могилах находились тела и поляков, и русских.

Главная военная прокуратура не опровергла факта расстрела поляков из немецкого оружия. Теперь это выдают за попытку сокрытия НКВД своих преступлений, предпринятую в то время. Но надо быть достаточно ограниченным человеком, чтобы в нее поверить. Для этого необходимо доказать, что И. Сталин и его окружение заведомо знали или планировали в ходе будущей войны с Гитлером отдать ему всю Белоруссию, Смоленскую область, потом разгромить его под Москвой, Сталинградом, освободить захваченные им земли и предъявить в качестве обвинения фашистам расстрел польских офицеров из немецкого оружия. В это здравомыслящему человеку трудно поверить. Тем более что мир помнит массовые расстрелы фашистами граждан разных национальностей в Хатыни, Бабьем Яру, помнит и концлагеря по всей Восточной Европе, уничтожение в них миллионов людей разных национальностей.
На хранившейся в архиве Смоленского УКГБ карте-схеме спецзахоронений Катынского леса в районе Козьих Гор вообще не было обозначено отдельного участка с особыми могилами поляков, а была показана единая система массовых захоронений периода немецкой оккупации 1941–1943 годов из примерно 50 могильников, где были захоронены тела 37 тысяч расстрелянных немецкими оккупационными властями людей (в том числе строители так называемого “бункера Гитлера” в Красном Бору), уничтожавшихся немецкими айнзатцкомандами для сохранения режима секретности строящегося объекта. Могильники польских военнопленных находились в общих рядах могильников строителей “бункера Гитлера”, в пометках и пояснениях к карте прямо указывалось, что захороненные в этих могильниках люди были расстреляны в сентябре – ноябре 1941 года.

И последнее, что остается у наших оппонентов, в том числе у польской официальной власти, а также антисоветчиков, – это ссылка на приговор Нюрнбергского трибунала по гитлеровскому окружению. Он действительно исключил из обвинения расстрел польских офицеров, но этому есть правовое обоснование.
С формально-юридической точки зрения принятое Нюрнбергским трибуналом в июле 1946 года решение об исключении катынского эпизода из окончательного текста обвинительного заключения “за недостатком доказательств” означает лишь то, что трибунал в ходе открытых судебных слушаний не выявил достаточного количества улик, подтверждающих причинно-следственную связь с катынским преступлением неких действий конкретных обвиняемых, непосредственно находившихся в зале суда. Выводы комиссии Н. Бурденко об ответственности немецкой стороны за катынское преступление решение Нурнбергского трибунала не опровергало. К тому же уничтожение немцами 21 тысячи польских офицеров на фоне миллионов людей, умерщвленных фашистами в концлагерях, иных местах, для Нюрнбергского трибунала не было решающим и оказывающим существенное влияние на суть обвинений и степень наказания как отдельных подсудимых, так и на осуждение идеологии фашизма в целом.

Вся же последовавшая после 1944–1946 годов дальнейшая возня вокруг катынского дела с юридической точки зрения является не более чем научными гипотезами, журналистскими публикациями, пропагандистскими материалами, политическими заявлениями или версиями следствия. Без официального дезавуирования Российской Федерацией на государственном уровне выводов комиссии Н. Бурденко версия Главной военной прокуратуры РФ (равно как и немецкая, польская, американская или любые другие версии обстоятельств катынского дела) с юридической точки зрения продолжает оставаться всего лишь предположением различной степени достоверности и не порождает никаких правовых последствий. Без опровержения ее выводов ни одна из указанных версий не может служить юридическим основанием для официального выдвижения Республикой Польшей на межгосударственном уровне финансовых претензий к Российской Федерации с целью компенсации ущерба.

Геббельс, упоминая в своем дневнике о Катыни, писал, что сделает из этого колоссальный скандал, который и много лет спустя будет доставлять Советам огромные неприятности. Видимо, знал, что у него окажутся старательные последователи.

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 17, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , ,

В. И. Илюхин: Терроризм и преступность


Виктор Иванович, терроризм “шагает” по планете. И по нашей стране – тоже. Взрыв в метро на “Автозаводской”, постоянные теракты в Чеченской Республике, убийство ее президента Кадырова, страшная трагедия в Беслане… На протяжении последних лет только ленивый не поднимал тему о терроризме, а ситуация не меняется к лучшему. Почему?

– Действительно, сегодня эта проблема стоит как никогда остро. Достаточно вспомнить, что в 2004 году по сравнению с 2003-м количество проявлений терроризма увеличилось в полтора раза. Только за год в России было зарегистрировано почти 600 случаев. Такого скачка, таких тяжких последствий терроризма в мире не было с сороковых годов, эти черные метки – порождения новейшей истории. Мы уже не удивляемся, почему так много заказных убийств: знаем, какими деньгами располагают организованные преступные сообщества, – нанять киллера за десять–пятнадцать тысяч долларов ничего не стоит.

Наш Комитет Госдумы по безопасности совместно с другими комитетами неоднократно обсуждал эту проблему. Несколько лет назад, когда принимали Закон о борьбе с терроризмом, я сам проводил и заседания, и круглые столы, и парламентские слушания по этой проблеме. Произнесены речи, высказаны предложения – слов много, а практических шагов мало.

А вот директор ФСБ Н. Патрушев заявил, что в 2005 – 2006 годах террористических актов совершено меньше, чем в предшествующие годы.

– Да, статистика такова, но что скрывается за ней в реальной жизни? Терроризм действительно постепенно вытесняется из Москвы. Однако Северный Кавказ как был, так и остается неблагополучной, опасной зоной. Что стоит за общей статистикой? Фактический захват боевиками города Нальчика, каждодневные взрывы и выстрелы в Дагестане, Ингушетии – все направлено в первую очередь против должностных лиц этих республик, против военнослужащих. Далеко не спокойно в Северной Осетии. И меня беспокоит то, что насилие там преследует цель не только уничтожить и устрашить людей, но и ввергнуть Северный Кавказ в большую гражданскую войну.

Но буду несправедлив, если не отмечу, что наши правоохранительные органы все-таки наработали определенный опыт по предупреждению терроризма и наказанию виновных лиц.

Террор и преступность – раковые опухоли любого общества. Но чтобы понять причины их возникновения и роста, нужно взглянуть в целом на политическое, экономическое состояние страны, устройство ее властных структур.

Вы хотите сказать, что в обществе, государстве что-то не так делается?

– Почему ситуация не меняется к лучшему? Во-первых, наша идеология, если таковая есть, сегодня не может противостоять воинствующему ваххабизму – основе международного терроризма. Государство не устраняет корни сепаратизма и нетерпимости на национальной, религиозной, этнической основе. Оно не разрешает в целом постоянно растущие в обществе противоречия. Поэтому мы несем колоссальные человеческие потери и материальный ущерб. Очередная трагедия (взрыв, террористическое проявление), и тут же начинается говорильня в Госдуме, Совете Федерации, на всех уровнях. Неделя проходит – и все забывается, как будто ничего и не было. Страшное явление: мы привыкаем к тому, что убивают людей, что гремят взрывы на улицах городов и в авиалайнерах. Уже не возмущаемся. Инстинкт самосохранения притупляется. Значит, душевно грубеем, и, как следствие, властные структуры не спешат вырабатывать эффективные меры противостояния злу.

А каковы моральные принципы людей, которые приходят в правоохранительные органы? Призываемый контингент уже подвержен тем страшным, разрушительным явлениям, которые происходят в обществе. У нас же такие понятия, как нравственность, честность, беззаветное служение Отечеству, государству, ушли на второй план. На первом месте – денежный мешок, меркантильность. На этой почве в основном и происходит массовое предательство государственных, профессиональных интересов. Вчера он был еще оперативным работником, а сегодня – в охранной структуре с хорошими деньгами. Но у него сохранились связи с теми людьми, с которыми он еще недавно сидел в кабинете и у которых нищенская зарплата. На Лубянке и на Петровке, в Генеральной прокуратуре и в МВД на Житной. Ненавязчиво, постепенно, за деньги он скупает у них нужную для своего шефа информацию, а то и решения по уголовным делам. Вот так и создаются предпосылки для предательства и разложения.

А растление, безнравственность, бурными потоками льющиеся сегодня с экранов телевизора… Это нечем иным, как огромной идеологической диверсией, назвать нельзя. Это разложение нации. А без здоровой нации государства как такового быть не может.

Во-вторых, сегодня социально-экономические условия в России абсолютно не способствуют тому, чтобы терроризм, организованная преступность и преступность в целом сокращались. Вы посмотрите, насколько сильно произошло расслоение общества на бедных и богатых. Самый легкий путь – обвинить административно-правовую систему в том, что она не справляется с преступностью. А в первую очередь должны срабатывать экономические, социальные, нравственные формы ее предупреждения.

Всю преступность правоохранительная система, конечно же, не ликвидирует. Но она может сдерживать ее в определенных рамках и не позволять преступности поглотить общество. Как противовес.
Преступно проведенная приватизация и безнравственно поделенная собственность породили в обществе мораль, что надо и можно жить по понятиям криминальных элементов.

В-третьих, борьба с терроризмом требует огромных материальных и финансовых вложений, а также структурных изменений органов власти. Прежде всего мы должны нести финансовые затраты по обеспечению безопасности жизненно важных объектов, таких, как промышленные предприятия, транспортные магистрали (для Москвы – метро), атомные объекты, места наибольшего скопления населения (театры, клубы, площади и прочее).

В мае 2004 года Комитет Госдумы по безопасности пригласил всех руководителей министерств и ведомств, ответственных за борьбу с терроризмом. Мы поинтересовались, какие финансовые средства необходимы им сегодня для повышения эффективности этой работы? По скромным подсчетам – 7 млрд. рублей дополнительно к тому бюджету, который мы утвердили на 2004 год для правоохранительных органов. Направили свои предложения в Комитет Госдумы по бюджету и налогам – он у нас регулировщик всех бюджетных финансовых потоков. Там говорят: “Не более двух миллиардов”. К сожалению, урезая выделение средств на жизненно важные проблемы, мы часто забываем, какие колоссальные потери из-за этого несем впоследствии.

И еще об одной причине. Общеизвестно, что терроризм существует на огромные деньги, скрытые финансовые потоки. Сегодня теневая экономика дает примерно половину валового внутреннего продукта страны (более 40 процентов). Сюда относится криминальная и “серая” теневая экономика. Мы вообще не сможем никогда победить организованную преступность, тем более терроризм, не ликвидировав их питательную среду – теневую экономику, которая, по сути, создала свое государство в государстве.

Находясь в Госдуме более десяти лет, я на всех уровнях предлагаю решение: наступление на теневую экономику. Но, увы, никаких серьезных подвижек в этом направлении нет. Гремят взрывы, убивают людей… А что-нибудь реально сделано для прекращения финансовых потоков, направленных на подкормку терроризма? Ничего. Разве мы не знаем, через какие банки, коммерческие структуры отмываются деньги и идут на поддержку терроризма? Знаем. Многое знаем. Министр внутренних дел, руководитель ФСБ говорят, что у них на учете стоят столько-то и столько-то тех-то и тех-то. А сколько же они будут говорить, что “те-то и те-то” стоят у них на учете? Когда же займутся их ликвидацией? Пример. Я не в восторге от американцев. Само их государство – это главный международный террорист. И проявление государственного терроризма инициируется из Америки. Она подпитывает терроризм своей эгоистической даже не геополитикой, а геоэкономикой. Но когда произошли события 11 сентября, там ликвидировали десятки структур, так как имелись сведения, что эти финансовые и коммерческие организации сотрудничают с террористическими организациями. Закрыли также и счета стран-авуаров. У нас же подобного не происходит. Правда, пример с Соцбизнесбанком свидетельствует, что власть наконец стала действовать (через банк, как сообщалось в прессе, проходили деньги чеченских террористов).

А что в законодательном плане предлагается депутатами, и, в частности, вашим Комитетом по безопасности?

– Будучи председателем Комитета по безопасности (1-го и 2-го созывов Думы), мною и рядом депутатов в числе первых были разработаны и предложены законопроекты “О борьбе с коррупцией” и “О борьбе с организованной преступностью”.

Дважды закон “О борьбе с коррупцией” отклонял президент Ельцин. Новый проект этого закона группа депутатов внесла в первом чтении в начале 2004 года. Скоро пойдет третий год, а ко второму чтению не приступили. В первых проектах мы “рубили” корни коррупции, а сейчас даже выхолощенный, пустой закон не хотят пропускать.

Закон “О борьбе с организованной преступностью” – тоже один из первых моих законов, который я писал вместе с группой депутатов и работниками МВД. Получился надежный закон. Но президент отклонил и его. Возникает вопрос: почему? Я могу вам ответить словами одного из помощников президента Ельцина по финансовым и экономическим вопросам. В интервью одной из московских газет, коснувшись вопроса законности и правопорядке, он цинично заявил, что активная борьба с коррупцией, с организованной преступностью может торпедировать все социально-экономические реформы, которые сегодня проводятся в России. Это 1994 год. Вот она, идеология. Вот почему и в Госдуме, и у президентов на устах: “Это не проходит, то не проходит”. И снова повторю: коррумпированная власть с коррупцией не станет бороться, хотя отдельные уголовные дела для видимости и будут возбуждаться. Вот это самое страшное.

И еще: за пять последних лет российское правительство на своих заседаниях ни разу не обсудило состояние преступности в стране и не предложило комплексной, глубоко продуманной и всеохватывающей программы мер по ее предупреждению. Как это могло случиться? Проблема, несомненно, сложная, а правительство мне все больше и больше напоминает не организаторов, а команду бухгалтеров, потому, видимо, и жизнь у нас с вами чаще всего горькая.

Организованная преступность существует благодаря огромной финансовой базе, утечке капиталов в сотни миллиардов долларов. Что законодатели сделали в этом плане? Вот в свое время мной был предложен закон “О противодействии в легализации незаконно нажитого”, в котором предусмотрены эффективные меры по противодействию незаконному вывозу денег за рубеж. Убедил Думу, убедил Совет Федерации. Закон дошел до В. Путина, но тот его отклонил. И тут же депутат Госдумы А. Шохин вместе с банкирами написал другой закон “О противодействии в отмывании (или в легализации) преступно нажитого”. У меня – “незаконно нажитого”, а у них – “преступно нажитого”. А ведь преступность и незаконность – это разные вещи. И этот закон на ура приняли в Думе депутаты от фракций “Единство” и “Отечество – вся Россия”, так как он шел от имени президента. Приняли пустышку. Зато перед международным сообществом отчитались: мы имеем специальный закон. Ущербность этого закона заключается в том, что прежде, чем противостоять легализации “грязных” денег, необходимо доказать преступность их получения. А что такое доказать “преступно нажитое”? Это, как минимум, судебное решение или постановление следователя, если дело прекращается не по реабилитирующим основаниям.

Плюс ко всему – все растягивается по времени, иногда годы уходят на доказывания. Преступники, конечно, ждать не будут. В итоге вся надежность и эффективность противодействия сводится к нулю. Потом: если “преступно нажитое”, то ответственность несут лишь физические лица. А как быть с юридическими лицами: банками, коммерческими структурами, предприятиями, которые чаще всего используют и отмывают “грязные” деньги? Вопрос не простой.

Недавно нами были предложены поправки, направленные на пресечение финансовой подпитки терроризма. Суть поправок: сделать более прозрачной, доступной коммерческую и банковскую тайну для правоохранительных органов и спецслужб. Ведь сегодня, чтобы получить сведения о прохождении финансовых потоков, надо и к прокурору сходить, и в суд, и т. д. Вы думаете, эти предложения нашли понимание в Госдуме? Ничего подобного – фракция “Единая Россия” заблокировала принятие поправок. Как же так? С одной стороны, звучат заявления о том, что мы хотим бороться с терроризмом и боремся с ним, а с другой стороны, конкретных предупредительных мер нет.

Вы сказали, что требуются структурные изменения органов власти. Что вы имели в виду: у нас слабые силовые структуры, нет централизации их деятельности или у них отсутствует профессионализм?

– На мой взгляд, присутствуют все факторы, о которых вы упомянули. И вот почему. Весь акцент борьбы с преступностью сегодня перенесен на правоохранительную систему. Уголовное законодательство эффективно работает только тогда, когда преступление становится исключением из правил. При этом эффективность достигается за счет мобилизации и слаженной работы всех силовых структур государства.
Пример. 70-е годы, взрыв в московском метро. От рук армянских террористов пострадали люди. Тогда все правоохранительные органы СССР работали, не покладая рук. В той ситуации четко и грамотно действовали следователи органов госбезопасности: осмотрели место происшествия, собрали улики, проанализировали доказательства. Остался вопрос: кто? Наша разведка получила информацию за рубежом, о том, что дашнакская партия вынашивала такие планы. На основе этой информации и было раскрыто преступление. А все потому, что тогда КГБ был одной структурой, отвечающей за национальную безопасность страны. Разведка дополняла контрразведку (сегодня – Федеральная служба охраны, а тогда было 9-е управление КГБ). До последнего времени существовала Федеральная служба правительственной связи, а раньше это было 15-е управление КГБ. Все было в едином кулаке, одно подразделение дополняло другое. И цель достигалась. К тому же тогда государство несло меньше финансовых, материальных затрат. Тогда только председатель КГБ СССР имел воинское звание генерала армии, теперь – каждый руководитель федеральной структуры. Было пять заместителей, сейчас счет пошел на десятки. Были одна коллегия, одна материально-техническая, учебная база, одна система медицинских учреждений. Сейчас всего этого просто не счесть.

Еще один момент – организационный. Я подчеркиваю, на острие борьбы с терроризмом сегодня находится правоохранительная система. Но у нас органы внутренних дел фактически “замордованы” неимоверной нагрузкой, Московское ГУВД особенно. Ведь люди работают фактически не восемь, а шестнадцать– восемнадцать часов в сутки, без выходных и отгулов, без весомой материальной компенсации, без возможности присовокупить дополнительные дни к отпуску. Возникает вопрос: что ожидать от людей, которые просто физически не могут справиться с валом преступлений? Мы ведь обманываем самих себя.

Часто говорят, что законодательная база плоха, несовершенна. Возможно. Но главное, чего сегодня не хватает в плане эффективного противостояния терроризму, организованной преступности и в целом преступности, – это координации действий силовых министерств и правильного, эффективного применения тех законов, которые у нас есть. Может быть, после создания в начале 2006 года антитеррористического центра координацию действий удастся наладить и эффективность применения законов повысить. Правда, смешали в этом центре все в кучу: представителей исполнительной, законодательной власти, правоохранительных органов… При таком подходе трудно рассчитывать на серьезный результат. Но надо подождать, излишнее и ненужное всегда можно отсечь.

Снизился уровень профессионализма, так как произошел отток специалистов в коммерческие структуры. Как тут не вспомнить те годы, когда я пришел на работу в Генеральную прокуратуру СССР! Каких “китов”, маститых следователей я застал… Громов, который расследовал дело Абакумова (50-е годы), Кежоян – специалист в расследовании умышленных убийств (ему не было равных), Лукашов в МВД – следователь по особо важным делам, блестяще расследовал дела о хищениях. Сейчас же нарушена преемственность. Утрачены навыки и наработки, забыты традиции.

Виктор Иванович, что, по вашему мнению, является благодатной почвой для роста числа членов террористических организаций, преступных группировок?

– А почему преступности не расти? Сегодня, по официальной статистике, свыше 30 млн. людей живут за чертой бедности. Вы думаете, в этих жестких условиях, в которых оказывается человек, он не будет искать выхода, как прокормить себя, свою семью? Будет. И этот выход не всегда будет законным. Вот она, база, подпитывающая наемную армию убийц, террористов! У нас сегодня только частные охранные структуры насчитывают почти 1 млн. человек. Какая огромная армия трудоспособных людей! А ведь когда-то они стояли у станков, приносили государству благо, а сегодня охраняют “тело”, участвуют в разборках, устраняют конкурентов по указке своих хозяев. Из кого на первом этапе формировалось это охранное войско? Из криминального элемента.

В советское время работать с оступившимися и противостоять преступности было, если можно так сказать, легче. Начальник УВД области знал, сколько лиц, освобожденных из мест лишения свободы, ежемесячно прибывает в область. Уже думали, как их трудоустроить, как занять, где поселить. Была даже некая разнарядка: на завод – 10 человек, в совхоз – 3 человека и т. д. То есть, было внимание, возможности, финансы. Все было продумано, информация поступала: с кем отбывший наказание общается, чем занимается. Была отлажена система контроля со стороны участковых. Американцы приезжали перенимать наш опыт. А сегодня кто ждет человека, который вышел из тюрьмы? Не дай бог, если он потерял жилье, не сможет на работу устроиться, создать семью. Тогда снова займется криминальной деятельностью и снова попадет в колонию. Если не убьют. Каких-либо институтов по работе с такими людьми уже нет. Ну и как после этого мы можем говорить о какой-то системе предупреждения преступлений?!

Другая причина роста членов террористических организаций, преступных группировок – появление десятков тысяч уволенных военнослужащих, сотрудников спецподразделений силовых структур. Они стали не нужны государству. Их оставили без квартир, без работы. И эти грамотные, здоровые люди пошли в охранные структуры, теневой бизнес, преступные группировки.

Еще одним источником пополнения преступного мира является молодежь. Сегодня в стране, только по официальным данным, число беспризорных детей превысило 700 тысяч! Да после Великой Отечественной в стране, разоренной войной, таких “ничейных” детей было в несколько раз меньше! На Северном Кавказе сегодня до 70 – 80 процентов молодых людей не заняты, не имеют работы. Мы словно заранее готовим преступный элемент. Вместо говорильни надо в каждом микрорайоне через улицу строить спортивные городки, создавать секции. В 70-х – начале 80-х годов в Советском Союзе при поддержке Генеральной прокуратуры и МВД распространялся опыт Пензенской и Белгородской областей в борьбе с правонарушениями среди несовершеннолетних. Разработали программу по созданию в этих областях ста клубов по интересам для несовершеннолетних. За каждым заводом были закреплены свободные помещения, подвалы, требовавшие капитального ремонта. И предприятия города доводили эти помещения до ума. Были созданы спортивные секции, клубы по интересам, станции юных техников, фото-студии. В качестве воспитателей привлекали студентов пединститута, бывших военных, спортсменов. Много родителей участвовали в этой работе. Детей убрали с улицы – они сами бежали в кружки, там им было интересно, с ними занимались. Все были под присмотром. А сегодня мы делаем хоть что-то подобное? Нет! И никто в правительстве эту проблему не замечает.

И отчего, скажите мне, преступности не расти, когда, по данным только МВД, сегодня более 6 млн. человек употребляют наркотики? Не в медицинских целях, конечно. Вот здесь я законодателю, то есть депутатам Госдумы, готов предъявить серьезный упрек. У нас, как говорится, стрелы летят в разные стороны. Количество наркоманов растет, а правительство увеличивает легализованную дозу потребления наркотиков. В Уголовном кодексе СССР была жесткая ответственность за употребление наркотиков. Вот когда я в 70 – 80-е годы был заместителем прокурора Пензенской области, для меня десять преступлений, связанных с наркоманией, в год было ЧП. Сегодня сотни – “нормальная” ситуация. Мы словно отпускаем вожжи, постоянно делая послабления в потреблении и распространении наркотиков. Да, главный удар должен быть направлен на сбытчиков. Но если есть спрос, значит, будет предложение; если есть предложение, значит, спрос обеспечен.

Виктор Иванович, насколько эффективна судебно-правовая система? И какова роль депутатов в вопросах ее совершенствования?

– Судебно-правовая реформа проходит с большим трудом и перекосом. Во-первых, мы создали ее по принципу замкнутого круга. Нет внешнего воздействия, она варится в собственном соку. Вы скажите, судебная система когда-нибудь перед кем-нибудь отчитывалась? Судьи назначаются пожизненно, имеют высочайшую неприкосновенность, то есть внешне они защищены,– это одна сторона медали. Посмотрим на обратную сторону, что там? А там эта непрозрачная броня защиты дает возможность судьям самовольничать. Раньше судьи избирались, теперь назначаются. Нет свежего притока, нет контроля. Смеялись над народными заседателями. Но ведь они частенько обоснованно не соглашались с квалификацией преступлений, с мерой наказания. И часто были абсолютно правы. Судье, если он был нечистоплотным, надо было их уговаривать, а это не всегда удавалось. А сейчас судья один правит, самостоятельно. У прокуратуры же отобрали право на принесение протестов на судебные решения. Когда принималось это законодательство, я предупреждал, что наши законы – уже готовые предпосылки к тому, что российская судебная система будет гнить и разлагаться. Это мы сегодня и наблюдаем. По некоторым социологическим опросам, судебная система по пораженности коррупцией выходит в отдельных регионах уже на первое место. Это страшно.

Я бы вновь вернулся к выборности мировых судей и судей районного, городского уровня прямыми тайными выборами, предварительно отбирая их кандидатуры для включения в списки голосования с учетом профессиональных, личностных данных, чтобы шарлатаны не попали в судейское кресло. Механизм отбора можно отработать, но в нем решающее значение должны играть общественные организации.
Говоря о роли законодателя, мы должны признать, что принятый Уголовный кодекс получился размытым, неконкретным. С его введением происходит расширение уголовно-правового воздействия. В бывшем советском Уголовном кодексе было примерно 360 статей. А сейчас – 460. Возобладала позиция: чуть что, тут же давайте вводить уголовную ответственность. Это опасный путь. Вместо декриминализации мы, наоборот, криминализируем ситуацию в России.

Второй момент. Новый Уголовно-процессуальный кодекс. Он введен не так давно. Но уже появилась опасность возрождения “бериевщины”. Ведь сегодня следователь и дознаватель включены в сторону обвинения. Тем самым заранее закрепляется обвинительный уклон. Да, мы сказали: вот защита, вот следствие. Но мы не дали защите равных условий и возможностей для сбора доказательств. Например, подозреваемый или обвиняемый говорит: “Вы запросите, я вот там-то работал, у меня хорошая характеристика и т. п.”. А следователь говорит: “У тебя есть адвокат, вот пусть он и запрашивает”. Кому это выгодно? Формалистам, которые принимали Уголовно-процессуальный кодекс.

Вспоминаю время, когда находился на прокурорской работе. Мы тогда, основываясь на законах, провозглашали независимость и самостоятельность следователя. Требовали от него всестороннего исследования как оправдывающих, так и уличающих доказательств, выяснения смягчающих и отягчающих вину обстоятельств. А сейчас он только обвинитель. Тягчайшую ошибку допустил законодатель.

А что с прокурорским надзором и правом прокурора приносить протест по ходу или по результатам судебных разбирательств?

– Мало того что мы создали судебно-правовую систему по принципу замкнутого круга. Нынешние арбитражное, уголовно- и гражданско-процессуальное законодательства, как я уже говорил, лишили прокурора возможности приносить протесты. А это было одним из эффективнейших средств исправления судебной ошибки. Тысячи, если не сотни тысяч прокурорских протестов удовлетворялись. Значит, в отношении тысяч людей, прошедших через суды, восстанавливалась справедливость, торжествовала истина. Теперь этого нет, и кто выиграл? Прокурор, лишенный возможности приносить протест, может писать только представление. А значимость этого представления такова, как и значимость кассационной жалобы другого участника судебного процесса (осужденного, потерпевшего и т. д.). Ну, если функции надзора отнять у прокуратуры, тогда зачем вообще прокуратура?

В советском процессуальном кодексе провозглашалось: “Суд, прокурор, следователь, орган дознания должны принять все меры к тому, чтобы установить истину по делу, чтобы виновный был справедливо наказан, а невиновный не привлечен к ответственности”. Функции суда сегодня: “Суд обязан создать равные условия для спора сторон в судебном процессе”. Суд превратили в нотариат. Я понимаю, что спор позволяет установить истину. Но спор так же эффективно может и утопить эту истину. Все зависит от того, насколько одна из сторон подготовлена и как срабатывает субъективный фактор. И судья, по сути дела, играет пассивную роль в исследовании доказательств. Это что, эффективная судебная система?

Сегодня у нас судья – это фактически наблюдатель. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу обвинение представляет государственный обвинитель в лице прокурора. Прокурор допустил ошибку: в своей обвинительной речи заявил, например, что отказывается от обвинения по одному или другому составу преступления или вообще отказывается от обвинения в отношении подсудимого. Судья видит, что совершена ошибка, что прокурор или, мягко говоря, заблуждается, или лжет с определенным злым умыслом. И судья не может в процессе судебного разбирательства исправить ошибку, не может осудить по тому обвинению, от которого прокурор (государственный обвинитель) отказался. И нужно потом или кассационную жалобу подавать, или представление, чтобы кассационная инстанция отменила решение суда и вернула дело на новое рассмотрение. Какую волокиту создали! Это еще нам жестко аукнется.
В факте урезания прокурорского надзора, на мой взгляд, легко усмотреть определенные тенденции.

Прокуратура, в отличие от многих других органов, как-то сохранила свою принципиальность, оказалась более-менее на высоте по сравнению с другими органами государственной власти. Ею стали возбуждаться уголовные дела по губернаторам, по коммерческим структурам. Многим это не понравилось, и некоторым депутатам, которые сидели или сидят в Госдуме, в том числе: затронули интересы тех коммерческих структур, банков, которые подпитывают партии и этих депутатов на выборах. Ну давайте тогда уберем право прокурора на принесение протеста, а то и пойдем еще дальше: отменим право внесения исков по возмещению ущерба! Чисто эгоистические корпоративные интересы.

Начиная с Горбачева, а может быть, даже с Хрущева, у многих везде – в голове, ногах, печенке – сидит реформаторский зуд. Во власть приходят с одной целью: сломать, поделить, снова переделать, что к государственному управлению не имеет никакого отношения, но зато помогает прослыть великими реформаторами, оставить свой след в истории. Вместо того чтобы налаживать работу, заниматься организацией труда, выискивать слабые моменты и прочее, начинают сливать министерства, ломать внутренние перегородки. Устала уже правоохранительная система от подобных скоропалительных реорганизаций. Но этого “реформаторам” мало. Хотят новизны в законодательном плане, но как ее найти, не знают. Что делают? Берут, например, английское, американское и российское законодательства. И создают некий симбиоз. В том-то и суть. А ведь у нас же есть свой богатый опыт. Давайте обратимся к дореволюционным временам, если советские не устраивают. Хотя замечу, что правоохранительная сфера советского времени накопила в себе замечательный опыт. Эффективной была система правосудия, и эффективно работала сама система правоохранительных органов. Но вот берут чужое, слепо выдергивают что-то и переносят на нашу действительность… Я всегда в таких случаях привожу слова моего земляка Ключевского: “Слепое копирование западного образца и перенесение его на тело России ничего кроме как раковой опухоли не вызовет”. Это еще одна беда нашего законодателя: от незнания собственного, нашего опыта, от отсутствия глубоких жизненных познаний и появляются убогие законы.

Почему же наши депутаты не видят опасности для общества, страны в том или ином принимаемом законе, не просчитывают или, точнее, не учитывают последствия его действия?

– Вы верно это заметили. И я хочу сказать об ответственности законодателя. Люди приходят в Госдуму, Совет Федерации самые разные. Некоторые – просто временщики, отбывающие депутатский срок, занимающиеся своими личными проблемами. Прийти, получить определенные блага, статус депутата Госдумы и на этом поставить точку – вот цель временщика. К сожалению, мало, очень мало законодателей, которые работают на перспективу, думают о будущем страны. Очень мало государственников, патриотов, квалифицированных специалистов. Я с уважением отношусь к молодым людям, но когда речь идет о такой сложной работе, тонкой материи, как законотворчество, то здесь без профессионализма, без накопленного опыта не обойтись. Вот бывший депутат Госдумы Вульф предлагал: “Давайте легализуем все сексуальные услуги”. Это подход не государственника, а потребителя, рыночная психология: из чего можно извлечь выгоду. Как пример этого – значительное послабление наркомании.

Продали, приватизировали промышленность. Государство получило крохи, так как экономику растащили по карманам “братаны”. Что еще осталось? Земля. Давайте землю продавать. Началась распродажа земли. У кого земля оказалась в руках, у труженика? Нет. Тому, кто хотел работать, мы не помогли: ни кредитами, ни другими послаблениями. Совхозы растащили (кому вилы, кому грабли). Я не против того, чтобы где-то и в чем-то формы собственности менять. Но там, где коллективное хозяйство эффективно работает, его нельзя трогать. У нас были возможности и фермера поддержать – земли-то достаточно. А всю базу сельского хозяйства взяли и разрушили в одночасье. Теперь давайте леса продавать. И продают. Приморье, Сибирь скоро в пустыню превратятся, в Карелии леса не остается. Но древесину опять за бесценок за границу вывозят, себе ничего не остается.

А демографические проблемы? Россия вымирает. За время путинского правления число детей сократилось более чем на 5 млн. человек.

Все эти процессы подрывают российскую государственность. И, мне кажется, работа эта ведется срежиссированно.

Но, Виктор Иванович, ведь и правительство, и обе палаты Законодательного собрания должны координировать свои действия. Тем более во властных структурах имеется столько научных центров, фондов, которые предназначены для выработки предложений по стратегии развития страны, выявлению причинно-следственной связи сложившегося положения в обществе.

– Я хочу сказать, что власть сегодня достаточно коррумпирована. Ее представители поражены идеологией потребительства, стремлением наживы. И когда говорят, что надо бороться с коррупцией, я отвечаю: надо бороться с властью. А сама власть с собой бороться никогда не будет. И мы попали в замкнутый круг. К сожалению, должен сказать, что нет, не прослеживается ярко выраженной политической воли первых лиц страны навести в доме порядок. Оказавшись во властных структурах, все начинают пользоваться своим особым положением, и, увы, их интересы давно перемешались с интересами представителей теневой экономики, а значит, терроризма и преступности.

У властных структур нет никаких нравственных тормозов. Есть попытки все свести только к одному: правоохранительная система должна бороться. Да, я соглашусь: правоохранительная система отвечает и за профилактику, и за раскрытие. Но, подчеркиваю, это уже четвертый рубеж. В свое время была принята правительственная программа борьбы с преступностью, которую подготовили правоохранительные органы. Но если возьмете стенограммы заседаний правительства г-на Касьянова за последние три-четыре года его премьерства, то вы не найдете в повестке ни одного вопроса, который был бы связан с обсуждением хода выполнения данной программы. Ни разу никто даже не дал оценки состояния дел.
Но есть другое. Вы посмотрите, какова тенденция, как используется правительственный трамплин. Начнем с Гайдара. Пока был и.о. премьера, создал свой фонд “Институт переходного периода”. Сколько мы будем переходить? До тех пор, пока Гайдар будет жить, видимо, и этот институт будет существовать. Но ведь туда перекачали деньги. Фонду отдали прекрасное здание, совсем недалеко от Госдумы. Сам фонд занимает, дай бог, одну десятую. Всю остальную площадь сдают в аренду и получают огромные деньги.
Петр Авен – бывший министр внешнеэкономических связей. Пока был министром, создал свой фонд, свой “Альфа-Банк”. Перекачали туда деньги. Этому банку передали еще право взимания внешних долгов России, оставляя определенные проценты в нем.

Потанин. Пока был вице-премьером, прибрал Норильский завод. Потом плюнул на всех нас, на государство, и сегодня он один из богатейших людей страны. А где сейчас г-н Шумейко, г-н Сосковец – бывшие руководители Совета Федерации и правительства? Пока были во власти, создали себе материальную и финансовую базу. Создали и ушли. Думаю, что наш президент тоже уйдет на Газпром. И видимо, Миллер как раз и держит, греет ему это место.

Я занимался фондом Горбачева. В 1991 году его организовали десять человек: Шеварднадзе, Горбачев,
Яковенко и прочие. Вложили по 10 тысяч рублей. Но уже через неделю на счетах этого фонда было примерно 360 тысяч американских долларов, более 100 тысяч английских фунтов стерлингов, немецких марок, японских иен и прочее. Зарубежные государства через свои структуры, находящиеся здесь, в Москве, и оказали Горбачеву помощь. За что? За разрушение великого государства СССР.
Расплодилась безответственность и безнаказанность в государственной власти. Ведь никто у нас за время пребывания в ней не отчитался. Первый президент помахал рукой: “Я ухожу добровольно, досрочно”. Губернаторы кричали, что они избраны всенародно, и тоже ни перед кем не отчитывались. Не отчитываются и министры.

Еще одному явлению поражался, особенно при Ельцине это было заметно: преступность растет, раскрываемость оставляет желать лучшего, правоохранительная система фактически не срабатывает, как должна срабатывать. Но генеральный прокурор получает звезды, министры – очередные звания, Героев им присваивают. И эта “традиция” перешла по наследству к Путину. Если награждают за провалы – значит, можно так работать. И все уже свыклись, считают, что это нормально.

Подчеркиваю, что одна из наших главных бед заключается в том, что имитация и словоблудие заняли в политике основное место. А большой конкретной работы нет, потому что сегодня к власти пришли люди, которые не заинтересованы в том, чтобы в стране был порядок и велась эффективная борьба с преступностью, чтобы не было нетрудовых доходов и не растаскивалась казна. Это трагедия для страны, для всех нас. Вот и встает в первую очередь вопрос не о преступности, а о власти.

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 9, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , ,

В. И. Илюхин: Грозит ли распад России?


Виктор Иванович, существует ли сегодня реальная угроза целостности России?

– Существует, и этому способствует вся политика президента, порождающая противоречия между социальными группами, которые, образно говоря, могут разнести Россию с ее и без того сложной национально-религиозной ситуацией. В России уровень жизни крайне низкий. По официальной статистике, примерно 70 миллионов россиян живут за чертой, у черты или на черте бедности. Одновременно небольшая кучка людей (по некоторым оценкам, 10 – 15 процентов населения России) владеет основной собственностью страны. Народ видит несправедливость. Она существует по всем направлениям. И все это может привести к большому социальному взрыву. А любой социальный взрыв на территории России, скорее всего, будет сопряжен с ее территориальным делением. Кроме того, за время двух правлений – Ельцина и Путина – прямые демографические потери составили около 10 миллионов человек. А это означает, что идет процесс выбивания той русской прослойки, которая консолидировала нацию вокруг себя и предохраняла ее от национальной вражды.

Наше государственное устройство тоже проблемно. Что такое сегодня семь федеральных округов? Это семь военных округов. В каждом из них – свой полномочный представитель президента, у которого фактически есть не только свое правительство, но еще и право собирать советы, наподобие Госсовета при президенте. Здесь уже фактически есть свои органы прокуратуры, свое управление МВД. К тому же полномочные представители пытаются замкнуть экономические связи областей на центры округов. Так что на территории России при определенных неблагоприятных условиях может сразу же возникнуть семь государств. Ну, давайте мы объединим Татарию и Башкирию и присовокупим сюда еще Удмуртию – вот вам и готовое мусульманское государство. Давайте объединим Астраханскую область и Дагестан – вот вам еще одно готовое самостоятельное государство. Это очень опасно, и поэтому я крайне осторожно отношусь к идее укрупнения территориальных единиц.

Сейчас много разговоров о том, что распад СССР был обусловлен или предопределен тем государственным устройством, которое лежало в основе Союза в момент его образования, когда союзные республики СССР являлись скорее государствами; вот если бы, говорят, эти республики входили в РСФСР в качестве автономий, тогда, мол… Что вы можете сказать по этому поводу?

– Я глубоко убежден в несостоятельности подобных высказываний, они в основном исходят из уст тех, кто осознанно и целенаправленно разрушал Советский Союз. К ним примкнул господин В. Жириновский, тот же апологет гапоновщины и деструктивных сил России. Образование Союза в начале 20-х годов ушедшего столетия явилось единственной формой и средством сохранения в основе своей территориальной целостности бывшей Российской империи. Любому историку известно, что после Февральской революции 1917 года и до заключения союзного договора о своей самостоятельности заявили Прибалтийские республики. Польша “получила” независимость из рук Временного правительства и его председателя А. Керенского.

Отказалась “жить” дальше в единой семье Финляндия. Украина и Закавказские республики также объявили о своей самостоятельности. Появились квазигосударства в Средней Азии. В такой ситуации “гнать” всех в состав России на правах автономий было бы стратегически неверно. И даже если бы в начале 20-х годов подобное произошло, то в дальнейшем процесс государственной суверенизации этих огромных автономий состоялся бы так или иначе, что могло повлечь еще больший ущерб.

Образование союзного государства было единственно верным решением – сохранялась основная территория бывшей империи. Что касается развала Советского Союза, то это вопрос сложный, его нельзя осветить в одном небольшом ответе, а сами причины лежат в иной плоскости.
Однако считаю уместным отметить, что тезис “о праве наций на самоопределение” – это не изобретение большевиков. Он родился в умах либеральных демократов, которые широко его тиражировали и эксплуатировали в созванном ими Учредительном собрании.

А теперь давайте обратимся к российской действительности, к российской Конституции. Если В. Жириновский и разрушители СССР утверждают, что причина распада могучего государства была заложена уже в самом принципе построения Советского Союза, в основе которого лежал союз независимых государств, то почему же они согласились (и не только согласились, но и протащили!) с Конституцией 12 декабря 1993 года, в которой предпосылок для сепаратизма еще больше, чем в Союзном договоре?
Отмечу несколько моментов. В действующей российской Конституции уже бывшие автономные республики определяются как государства в составе многонациональной России. Но они занимали более низкий уровень по своему статусу, чем статус бывших союзных республик.

По советским Конституциям 1936, а потом и 1977 года правовая значимость, сила союзных законов всегда была выше, определяющей и приоритетной над республиканским законодательством. Теперь в соответствии с Конституцией России законы, касающиеся компетенции субъектов Федерации, имеют приоритет, преимущество над федеральным законодательством. Вот вам и истоки сепаратизма. И тут не надо ссылаться на американский опыт. Мы живем в своей стране, со своей историей.

Но это не все. Сегодня законодательные органы субъектов Федерации (они разные по названиям) принимают уже не постановления, а законы. Если законы, то это атрибут, еще один признак государственности. Видимо, В. Жириновский и иже с ним не понимают или не осознают этого. Ругать историю проще. Чаще за этой демагогией угадываются разрушительные шаги недругов России, они просто обманывают народ.

Существуют ли внешние силы, заинтересованные в распаде России?

– Наша страна ни Америке, ни Западу не нужна ни в каком виде – ни красной, ни белой, ни зеленой. А как единое мощное государство – тем более. Россию сегодня рассматривают лишь с одной позиции – как огромную мировую кладовую природных ресурсов. Бывший госсекретарь США госпожа Олбрайт уже заявила: несправедливо, что Россия такая большая и что Сибирь принадлежит только ей, а не всему миру. Из этого, надо полагать, следует вывод: Запад ставит далеко идущие цели.

Еще в 50-х годах США задались целью расчленения Советского Союза на несколько государств. К этому они шли настойчиво, находя себе союзников как в Советском Союзе, так и в России. Стратегия и тактика по развалу постоянно корректировались и совершенствовались. Вначале американцы ставили перед собой задачу посеять хаос и нестабильность в Среднеазиатских республиках, взорвать ситуацию с помощью националистических сил и оторвать часть Азии от СССР. Думаю, здесь уместно вспомнить и великого путаника Солженицына, который тоже говорил о необходимости России избавиться от азиатского подбрюшья. Удивительное совпадение, есть над чем задуматься.

Затем Запад сделал ставку на создание черноморо-балтийской дуги из Прибалтийских государств, Западной Украины, Молдавии, Закавказских республик и изоляцию оставшейся части СССР от остальной Европы. Идея, конечно, не нова. Ее выдвигал еще в начале 20-х годов прошлого столетия президент США Вудро Вильсон. Однако Западу удалось больше: СССР разорвали на куски президенты трех славянских республик.

В феврале 1991 года в Харькове состоялся съезд так называемых демократических сил Советского Союза. На этом съезде Россию представляли Мурашов, Афанасьев, Травкин, Старовойтова. Было решено, что Советскому Союзу не быть. И тогда же был поставлен вопрос о расчленении СССР на несколько государств. Галина Старовойтова вместе с Гавриилом Поповым провозгласили тезис, что на территории Советского Союза должно быть создано не менее 56 независимых государств. Но идея разделения Советского Союза, а потом России, подчеркиваю еще раз, – это не внутренний продукт. Эта идея родилась не в головах так называемых демократов. Она родилась на Западе.

Виктор Иванович, в ноябре 1991 года, будучи начальником Управления Генеральной прокуратуры Союза ССР по надзору за исполнением законов о государственной безопасности вы возбудили уголовное дело против президента М. Горбачева за измену Родине и за развал СССР. Так ли это и почему все-таки не удалось спасти страну?

– Трудно было спасать, когда предательство шло от высшего политического руководства страны, а должностные лица, призванные обеспечивать надежную безопасность и целостность государства, проявили нерешительность, смалодушничали, не выполнили возложенных на них обязанностей. В первую очередь чекисты, военные и сотрудники органов внутренних дел.

Действительно, 4 ноября 1991 года я возбудил уголовное дело в отношении гаранта Конституции М. Горбачева, который обязан был сделать все для сохранения целостности страны. Вместо этого 6 сентября того же года он подписал три постановления о предоставлении независимости Латвии, Литве и Эстонии. Действия президента явно не вписывались в Конституцию, иные правовые акты. Союзное законодательство на тот момент определяло порядок выхода республики из состава СССР. Назову лишь некоторые его узловые моменты. Выходу должен был предшествовать референдум: две трети взрослого населения могли при этом решить исход референдума в ту или иную сторону. Затем устанавливался переходный период в пределах пяти лет, во время которого рассматривались бы вопросы о границе, территории, собственности, гражданстве, языке, вооруженных силах, пенсионерах, взаимных выплатах, долгах и т. д. Ничего этого в Прибалтийских республиках сделано не было. Даже референдум там подменили опросом. Это и стало одной из причин того, что в отношении некоренного населения сейчас фактически идет дискриминация, а националисты выдвигают материальные требования к России.

После переходного периода окончательное решение о выходе республики должен был принять высший законодательный орган страны. М. Горбачев хорошо знал об этом и все-таки осознанно пошел на неконституционный шаг. Поэтому мной и было возбуждено уголовное дело, которое через два дня бывший генеральный прокурор Н. Трубин прекратил; меня же уволили из прокуратуры. Практически следствие и не начиналось. Но сам факт возбуждения мною дела в значительной мере перечеркнул дальнейшую политическую судьбу М. Горбачева, человека и руководителя ничтожно мелкого и одновременно падкого на похвалу. А далее Союз разваливали “три богатыря”: Ельцин, Кравчук и Шушкевич – президенты России, Украины и Белоруссии, подписавшие преступные Беловежские соглашения. Они были уверены в полной безнаказанности: в их руках находилось все, в том числе судебная власть, следствие и прокуратура. К сожалению, ответственность не наступила ни тогда, ни сейчас. Более того, В. Путин наделил Б. Ельцина огромными привилегиями и льготами.

К этому добавлю, что никакой фатальной неизбежности в распаде СССР не было, что сегодня признают даже лютые его враги. В конце 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия в политическом руководстве царствовали безответственность и полная нравственная распущенность. О будущем государства, своих народов оно думало меньше всего, больше решало свои личные финансовые проблемы. Конечно, по сепаратизму можно было нанести мощный удар, посадив на скамью подсудимых беловежскую троицу и ее окружение за государственную измену. Но кто тогда смог бы это сделать? Никто. Вот и потеряли СССР, а взамен получили новую таможню, новую границу, безжалостно разъединив людей, получили войну на Северном Кавказе, дробление Грузии и Молдавии, постоянные междоусобицы с Украиной, Прибалтикой. Мы все проиграли.

Насколько опасна для России ситуация, сложившаяся на ее границах в результате “революций” в странах бывшего Советского Союза?

– Опасна. Надо понимать, что Запад временно отказался от идеи силового военного давления на Россию. Он осознает, что в открытом столкновении с Россией еще очень сложно спорить. Поэтому у него две стратегические цели.

Первая – опутать Россию военными базами НАТО. И они успешно это делают. Американцы уже находятся в Киргизии, собираются войти в Грузию и готовы торговаться с Узбекистаном и Таджикистаном. Прибалты уже пустили натовцев, а от них всего 10 – 15 минут подлетного времени ракеты с ядерным зарядом до Москвы. И вы попробуйте что-нибудь с ней за это время сделать! Молдавия тоже повернулась лицом к НАТО. Туда же пытаются втянуть Украину, для чего ее переориентируют с России на Запад. Все это позволит им если воевать, то бесконтактно, находясь на безопасном для себя расстоянии. И для этого у них есть большие возможности: с Северного Ледовитого океана мы не защищены; со стороны Казахстана и Каспия системы ПВО нет; демонтирована система со стороны Прибалтийских государств. Вообще самой системы ПВО в том виде, в каком она была при Советском Союзе, больше не существует – остались лишь разрозненные клочки.

С другой стороны, американцы понимают, что сегодня только тяжелые ракеты с территории России могут достичь США. Все остальное уже не долетает до Америки, поскольку наши подводные лодки и старые стратегические бомбардировщики почти исчерпали себя. Так что им надо лишь дождаться, когда наши тяжелые ракеты будут сняты с боевого дежурства. Их и осталось несколько десятков. Они стоят уже по два-три технических срока. Их надо менять. А на что менять? Программа перевооружения нашей армии на “Тополь-М” фактически сорвана. Нам постоянно заявляют, что достаточных денежных средств для производства тяжелых ракет у нас нет. Отмечу, что нами в Государственной Думе 2-го созыва был принят специальный закон о порядке финансирования заказа на производство нашего ракетного щита. С ним согласился даже президент Ельцин. Но господин Путин закон отменил, включив его в общий список законов, подлежащих отмене в рамках монетизации. Я думаю, американцы несколько лет еще подождут и дождутся, когда этот последний ядерный зуб у нас будет выдернут.

Но они не просто ждут. Они ставят вопрос о контроле над нашими ядерными объектами. Под этот контроль попадут не только добыча и переработка урана, не только ядерное производство, но и наши стратегические ракеты. Я располагаю информацией, которой склонен доверять, что в этом вопросе Путин нас уже сдал и что доступ к нашим ядерным объектам фактически открыт. И открыт он был на встрече Путина и Буша в Братиславе.

По последним оценкам, Запад и США на уровне официальной политики выделяют сотни миллионов долларов на тиражирование “революций”, которые прошумели в Грузии, на Украине и т. д. Если им удастся задуманное и к власти придут силы самой черной реакции, от России как от единого государства, конечно, ничего не останется.

Что может и должна противопоставить законодательная и исполнительная власть существующим угрозам целостности России?

– На этот вопрос я задам свой вопрос: а сама президентская власть нам что-то предложила для того, чтобы сохранить эту территориальную целостность? У меня вообще складывается впечатление, что сегодня именно власть стоит во главе разрушительных процессов России. А чтобы как-то заретушировать свою политику, она частенько выступает с некими предложениями об объединении, о сохранении – вроде как заботится. И всегда апеллирует к народу, к партиям, к лидерам, и все это – отвлеченно. Вы посмотрите, как после бесланских событий Путин сформулировал угрозу для страны. Он сказал, что России объявлена война. Но если это так, тогда надо было назвать тех, кем она была объявлена, а не перебрасывать все на международный терроризм – для президента это был лишь отвлекающий маневр, таким образом он снимал с себя ответственность за происшедшее.

Поэтому я еще раз подчеркиваю: у меня складывается впечатление, что во главе разрушительных процессов стоит сама президентская власть, умело манипулирующая сознанием народа, играющая на патриотическом поле, делающая вовремя нужные заявления и таким образом снимающая напряжение, нарастающее в обществе.

А что власть должна была бы делать?

– Если вы заявили о том, что нам объявили войну, то назовите нашего врага, покажите нам его лицо, мы же должны понять, с кем имеем дело, и мобилизоваться для противостояния этой силе.

– Что этому могут противопоставить партии и общественные организации?

– Фактически ничего. Сегодня главная опасность единству государства кроется в концентрации власти в руках одного человека. Нельзя судьбу огромной России с ее специфическими традициями доверять только президенту. Давайте вспомним, как М. Горбачев и Б. Ельцин единолично принимали решения, которые в конечном итоге и привели к утрате нашего Отечества. До тех пор, пока мы не создадим разумного противовеса президентской власти, мы будем всегда балансировать на грани большой трагедии. До тех пор, пока большинство в Государственной Думе будет пропрезидентским, мы будем балансировать на грани большой беды. При том объеме властных полномочий, которые сегодня есть у президента, никогда одно лицо с ними не справится. А коли не справится, значит, этими полномочиями будет злоупотреблять его окружение. И оно злоупотребляет. Как Чубайс вместе с Шохиным правил от имени Ельцина, так сегодня Греф с Кудриным правят от имени Путина.

Что же вы предлагаете?

– На мой взгляд, было бы лучше, если бы Россия снова стала парламентской республикой. Сильный парламент и сильное правительство, подотчетное парламенту, но наделенное всеми полномочиями исполнительной власти. А не так, как сегодня, когда правительство – пятое колесо в телеге президента. Парламент должен взять на себя больше ответственности. Ему надо отдать функции контроля над судебной деятельностью, над прокуратурой.

Еще одна наша общая беда заключается в том, что нынешняя власть реальный диалог с народом вести не хочет. Президент взял все на себя в плане формирования исполнительной власти. А общество выброшено на задворки. Его лишили самого главного – возможности выбирать своих представителей во власть. Сегодня мы дошли до того, что руководители местных муниципальных образований тоже будут назначаться губернаторами.

Считаете ли вы, что Общественная палата способствует установлению диалога между властью и обществом, так необходимого для сохранения целостности страны?

– Пока одна говорильня и самопиар. Ну разве Государственная Дума при нормальных выборах не могла бы стать тем же полномочным представительным органом, контролирующим исполнительную власть? Могла, но сделали все, чтобы в Думе не было широкого представительства. Сорок два человека в Общественную палату назначались самим президентом. Понятно, что он предложил своих людей, надежных. Эти надежные люди еще сорок два человека подобрали. А потом восемьдесят четыре подобрали еще сорок двух. Здесь президент, здесь президент, здесь президент! Куда ни кинь – везде президент. А где же общество? Где же народ, носитель власти?

Чтобы сегодня активно участвовать в великом деле по сохранению целостности и независимости России, в решении других важных для страны проблем, надо радикально ставить вопрос о власти. Пока этот вопрос не будет решен, ничего на благо России, на благо Отечества сделать не получится. Потому что тот курс, который избрали, на Россию не работает.

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 30, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: