RSS

Архив метки: газета «Советская Россия»

Поселок в осаде


В поселке Солнечный Хабаровского края действует режим чрезвычайной ситуации. В результате ливневых дождей размыто дорожное полотно, обрушен автомобильный мост. Поселок отрезан от внешнего мира, в магазинах нет воды и хлеба, в некоторых местах нарушено водо- и электроснабжение.

Поселок Солнечный – административный центр Солнечного рай­она Хабаровского края. Был построен всего 48 лет назад в тайге, где были обнаружены крупные залежи оловянной руды. В советское время это был свежий, молодой, цветущий небольшой городок. В нем радостно было жить, ощущалось, что есть перспективы и светлое будущее.
С приходом нынешней власти все изменилось. Закрылось градообразующее предприятие Солнечный ГОК: практически прекратилась разработка оловорудных месторождений, обогащение руды, разобраны и сданы в утиль огромные фабрики и комбинаты, на их месте остались лишь чудовищные развалины.
Работать в поселке негде, за исключением школ, детских садов, больницы, администрации и магазинов. Есть еще две воинские части и милиция, которые хоть как-то обеспечивают работой мужскую часть населения. Но большинству мужчин приходится оставлять жен с детьми одних и отправляться на заработки на севера (работать вахтовым методом, не видя родных порой до полугода и больше). Также многие люди ездят на работу в город Комсомольск-на-Амуре, благо расстояние позволяет – всего около 40 километров в одну сторону.
С Комсомольском-на-Амуре поселок Солнечный сообщается автомобильной дорогой…
Вот тут и начинается самое страшное. Дорога эта, можно сказать, единственная. По ней люди ездят на работу, в магазины завозят товары.
В пятницу, 12 августа, после того как на улице сутки шел непрекращающийся ливень с ураганным ветром, жители поселка увидели Сол­нечный в руинах. По улицам текли реки грязной воды, лежали вывороченные с корнями огромные тополя и обломанные ветки. Как выяснилось, в соседнем небольшом поселке Горный река Силинка вышла из берегов, залила улицы, затопила дома, потребовалась эвакуация жителей дома ветеранов, упала в воду огромная опора ЛЭП, жители поселка остались без света. А главное, в воды реки Силинка обрушилась часть автомобильного моста, отрезав солнечан от внешнего мира. Также в воду обрушилась одна полоса дороги по трассе Солнечный–Горный.
В осаде жить страшно, начинаешь впадать в панику. Моя семья живет в частном доме, мы поль­зуемся колодезной водой или покупаем бутилированую в магазине. Сейчас, когда в колодцах вода мутная и грязная, а в магазинах еще вчера раскупили последнюю газированную минеральную воду в бутылках по 1,5 литра, остается надеяться на чудо.
Советские люди построили наш поселок, этот мост, эту дорогу, советское государство было способно на все. Нынешние же чиновники ничего не умеют, и ничто их не волнует, им плевать на ямы на дорогах, на руины фабрик и заводов, на людей и на их беды.
После такого стихийного бедствия наш поселок вряд ли когда-то восстановится, но…
Я обращаюсь к вам, дорогие коммунисты!
Мы с вами должны объединить свои силы в борьбе с демократическим режимом! Мы должны собраться, сплотиться, в десятки раз умножить силы! Мы должны увеличить прием в партию, привлечь сторонников, должны активизировать работу с сбором подписей под Народным референдумом, должны распространять как можно больше агитации, листовок и газет… Мы
дол­жны выиграть грядущие выборы, мы должны вернуть социалистическое государство нам и нашим детям!
Дальше так жить невозможно, страшно, опасно. Наша страна катится в пропасть. И только общими усилиями, многократно увеличив плоды наших трудов, мы сможем поднять Россию с колен!

Елена НАЗАРОВА-КОРСАКОВА,
член КПРФ.
п. Солнечный,
Хабаровский край

Источник

Реклама
 
 

Метки: , , ,

Все вместе предъявим счет разрушителям!


Обнуляют гордость страны

В редакцию независимой народной газеты
«Советская Россия»
Считаем, что было бы полезным для большинства обманутых граждан России участвовать в сборе материалов для «Черной книги реформ», свести воедино все сведения о заводах, фабриках и других предприятиях, на которых создавалось благополучие народа и которые уничтожили реставраторы капитализма. Пусть каждый оглянется на разваленный завод и задумается об ущербе от этого для всех и каждого лично. Давайте обязательно сравним то, что было при Советской власти, и то, что у нас отняли сейчас. По каждому городу, району и области издадим эти данные о вреде катастрофических обманных «реформ» брошюрами массовым тиражом, и все вместе предъявим судебный иск разрушителям. Кучка приватизаторов должна ответить за беспримерный вред, который они причинили нашей Родине!
От имени ветеранов Волгоградского тракторного завода, первенца советского тракторостроения, просим на страницах нашей боевой газеты опубликовать и наш счет к разрушителям СССР.
Антинародный, антинациональный курс на реставрацию капитализма в нашей стране определяет классовый штурман – партия олигархов, воров и чиновников, за 20 лет сменившая несколько форм и ныне выступающая под паролем «Единая Россия», и ряд капитанов, начиная от Ельцина, Гайдара, Черномырдина и кончая нынешними «рулевыми» – президентом России Медведевым и председателем правительства Путиным, ведущими корабль прямо на рифы.
До 1990 года наш завод являлся главным поставщиком пахотных гусеничных тракторов сельским труженикам. В сфере производства были заняты свыше 40 тысяч человек. Их вооружало инструментальное производство, которое на сегодня паразитические «собственники» полностью уничтожили. Ликвидировано производство стальных заготовок в городе Фролово Волгоградской области, наковален – в городе Камышин.
Разграблена сеть дошкольных детских учреждений. Сегодня из 50 детсадов осталась лишь половина. Уничтожена мощная строительная база, украден заводской профилакторий, туристическая база в поселке Киляковка Среднеахтубинского района. Заводские общежития стали ненужными, так как не стало потребности в молодых рабочих руках.
В конце 80-х годов на Волгоградском тракторном заводе работали 10–12 тысяч молодых людей. Где они сейчас? Втянуты в борьбу за выживание на наших городских рынках…
В конце 80-х годов завод выпускал 285 тракторов в сутки, около 85 тысяч в год, сейчас же потолок суточной сборки два(!), годовой выпуск – 540–560 тракторов. Сборка машин переведена с конвейера на стендовый, штучный вариант…
Сегодня на нашем предприятии работает чуть больше двух тысяч человек, включая специалистов, выполняющих оборонный заказ, и управленческий аппарат. В 2011 году выпуск тракторов составил в январе – 12, в феврале – 20, в марте – 60, в апреле – 90, в мае – 77, в июне – 72, а в июле 80 тракторов.
Оборонный же заказ сведен к нулю.
Мы требуем:
Верните народу гордость страны – Сталинградский тракторный завод и 40 тысяч наших рабочих мест!
От имени ветеранов Волгоградского тракторного завода
Николай Егорович БРЫЗГУНОВ, кузнец, Герой Социалистического Труда; Фёдор Пав­лович ЕЛИСИН, кузнец, кавалер советских орденов, и другие.

Казнят разрухою село
Народное ополчение – счет разрушителям

АКТ
В Каликинском сельском совете Александровского района Оренбургской области за 20 лет капитализма под властью Ельцина–Путина–Медведева уничтожено:
Совхоз им. Дзержинского и его производственные мощности. Лишены работы 1250 рабочих и специалистов.
Совхоз использовал 44 тысячи гектаров сельскохозяйственных угодий, в том числе 29 тысяч гектаров пашни.
В годы капитализма обрабатывается 15 тысяч гектаров пашни, остальные 14 тысяч гектаров заброшены и заросли сорняками.
Совхоз имел 97 автомобилей, 224 трактора, 144 комбайна – теперь ничего этого нет. Разрушен автопарк, машино-ремонтная мастерская на центральной усадьбе в селе Каликине, 2 мастерские на отделениях совхоза в селе Новоникитине и поселке Дальнем.
Полностью ликвидировано животноводство. На фермах было 10000 голов крупного рогатого скота, в том числе около 3000 коров, 5000 овец, 3000 свиней, 500 лошадей – вот уже 6 лет ничего нет.
Разрушен молочно-товарный комплекс в селе Каликине на 1900 голов крупного рогатого скота, в том числе на 1200 коров, ликвидировано 26 типовых животноводческих помещений, маслозавод, холодильник для молока.
Разрушены на отделении №6 в селе Новоникитине механизированный ток и другие производственные объекты, на отделении № 3 , в поселке Дальнем – помещения для откорма крупного рогатого скота, склады, в Каликине – кошары для овец и другие хозяйственные постройки.
В домашних хозяйствах населения в 1990 году содержали около 3000 голов крупного рогатого скота, в том числе 1200 коров, 1200 свиней, около 3000 овец, однако в 2011 году в личных подворьях имеется лишь 1280 голов крупного рогатого скота, в том числе около 600 коров, 550 свиней и около 500 овец. И это притом что пропадают огромные естественные кормовые богатства – никак не используются и высыхают на корню травы на площади около 30 тысяч гектаров. Их некому, нечем и не для кого убирать. Ежегодно тысячи гектаров трав сгорают, в огне погибают лесополосы и степные перелески.
Разрушены учреждения здравоохранения, образования, бытового обслуживания, коммунального хозяйства, благоустройства.
Сто лет назад в Каликине была построена зем­-
ская участковая больница, к которой совхоз им. Дзержинского пристроил современный стационар на 50 коек, с операционной палатой и процедурными кабинетами. Но крайне необходимая для окрестного населения старейшая участковая больница за годы «реформ» постепенно свернута и год назад закрыта, оставлена лишь амбулатория. Закрыта сельская аптека, пока действует лишь аптечный пункт с простейшим набором лекарств.
В поселке Дальнем фельдшерско-акушерский пункт был переведен на 0,5 ставки медработника, а теперь и вовсе закрыт, якобы на год. А болезни взяли отпуск на год? В Новоникитине фельдшерско-акушерский пункт переведен на 0,75 ставки медработника.
В Каликинской средней школе обучалось 250 детей, в последний год здесь было лишь 35 учеников. В Новоникитине основная школа преобразована в начальную, что вызвало бегство молодых семей, которых и без того в селе мало. В поселке Дальнем закрыта и начальная школа.
В Каликине было два детских сада – оба ликвидированы, группа детей теперь размещается в классе пустующей школы.
Население села Каликина широко пользовалось услугами сельского комбината бытового обслуживания – он ликвидирован. Охотно посещали жители сельскую столовую, справляли здесь свадьбы, отмечали общественные и семейные праздники – уже ряд лет столовая закрыта и разрушается.
Основные запросы населения покрывало Каликинское розничное торговое предприятие через свои 10 магазинов. Старейшее кооперативное предприятие ликвидировано, теперь открыты 5 небольших магазинов. В поселке Дальнем вообще торговой точки теперь нет.
Практически полностью разрушена сфера культуры. Десять лет назад сгорел и так и не возрожден Каликинский сельский Дом культуры с зрительным залом на 400 человек и спортивным залом – восстановлен только уголок с библиотекой. Клуб в Дальнем закрыт, а в Новоникитине культработнику платят 0,5 ставки – пой вполголоса!
В Каликине опустели и разрушаются 4 двух­этажных жилых дома. На улицах из 30 водоразборных колонок действует только 4. Мост через речку, соединяющий Ерзовскую и Каликинскую улицы, доведен до аварийного состояния и проезд по нему запрещен, однако по нему вынуждены продолжать ездить с постоянным риском катастрофы, виновников которой будут потом искать по высочайшему гневу. Улицы и дороги разбиты.
Около 80 лет в Каликине действовала автозаправочная станция – теперь она закрыта.
Сорвано намечавшееся перспективными пятилетними планами строительство многих жилых домов, объектов коммунального хозяйства, асфальтирование улиц, прокладка автомобильных межпоселковых дорог с твердым покрытием, новейших предприятий для животноводства, растениеводства и других отраслей сельскохозяйственного производства.
Следствием всего этого в результате насаждения капиталистической системы и ограбления трудящихся наши села подвергаются неуклонному уничтожению, население вымирает, рождаемость снижена, о чем свидетельствуют следующие данные.
В Каликине проживало около 1200 человек, в настоящее время насчитывается лишь около 620. В Новоникитине было около 800 жителей, сегодня осталось 180. В Дальнем было более 200, а теперь – всего 56 жителей. Обезлюдение продолжается, и села, отнюдь не избыточные на своей земле и не предрасположенные к самоуничтожению, могут исчезнуть в результате искусственной разрухи.
Необходимо остановить катастрофу и спасти наши родные села! В отставку правительство капиталистов! К ответу разрушителей! Власть трудовому народу! Путь к возрождению – социализм!

Члены Народного ополчения: Строков С.М., врач; Воронина В.Н, экономист; Филиппов В.П., главный инженер; Хворых А.Т, заместитель директора; Сячин А. В., заведующий гаражом; Логинов Н.А, агроном; Степанов В.Д., механик; Мокин Ф.И., комбайнер; Востриков Н.И., водитель; Осипов В.Г., тракторист; Халаева З.И., доярка; Халаев С.С., водитель; Стрельников А.А., водитель; Стрельникова В.И., учительница; Третья­ков П.А. водитель; Ивакин В.В., водитель; Шутова А.А., доярка; Марфина Л.В., доярка; Лазин С.Н. водитель; Мишин А.А., водитель; Станкунова О.И., учительница; Десятых В.Ф., водитель; Десятых Л.Н., почтальон; Яков­лев В.И., механизатор; Жуков В.С., механизатор; Жукова Р.А., рабочая; Сячина Н.И., лаборантка; Кулакова Т.И., техничка школы и другие. Сбор сведений для оценки ущерба и подписание акта продолжается.

По материалам газеты «Советская Россия» Источник

 
 

Метки: , ,

КРЕСТЫ НА КАРТЕ


ПРИЗЫВ поставить памятник деревне одновременно зовет как боевой клич спасти еще не погубленные властью капиталистов родные села. Прозвучавшее со страниц «Советской России» обращение читателя М.П.Кандаурова из Орловской области – глас вопиющих миллионов в пустыне. В каковую вот уже двад­цать лет режим сырьевой колонии превращает просторы державы. И эти миллионы – каждый памятью в деревне, которую хотелось бы увековечить. Деревню – живой, а память – в нетленном знаке любви и благодарности.
И вот этот знак. На нем – Беркут, название деревни, и годы ее существования. Исполнены в металле, опоры закреплены в бетоне. Перед знаком – в задумчивости генерал-лейтенант Фёдор Васильевич ДЕНИСОВ. Со многими здешними выходцами он каждый год приезжает сюда, чтобы поклониться предкам, земле, на которой впервые увидел свет Родины.
Договорились отметить место, где жила деревня. Все делали сами, в складчину. А потом мысль пошла дальше. Отдать дол­жное жителям Беркута – участникам Великой Отечественной войны. Нашлись мастера, сварили обелиск. На листах нержавеющей стали начертали имена. Сначала имена павших на фронтах. Потом и тех, кто вернулся с полей сражений и всю мирную жизнь посвятил «битве за урожай», «за большое молоко» – как тогда ценили крестьянский труд, приравнивая его к ратному подвигу.
Вместе с Фёдором Васильевичем прочитали весь список. Как поминальный список на молитве. Внимание задерживают повторяющиеся фамилии, имена и отчества. На фронт уходили отцы и дети, родственники, многие так и внесены в список павших. Дважды повторяется список Денисовых. Пятеро – среди погибших. Девять – среди вернувшихся с войны.
В числе последних невольно отмечаю: Денисов Василий Николаевич. Отец. За ним дети – Фёдор, Анна и Михаил. Когда мой собеседник Фёдор Васильевич родился, старшие Денисовы уже воевали на фронте. После Победы вернулись в рабочий строй – знали ему цену, знали радость труда и уважение товарищей. Что передали и детям.
Фёдор Васильевич вспоминает школьные годы. При всех нехватках-недостатках послевоенного восстановления в Беркуте вырастали орлята и разлетались по всей великой стране. Но через десятилетия родное гнездо опустело.
Сегодня об этом со стороны и вершин запоздалой мудрости можно судить и осуждать как ошибку, но тогда это было заботой о людях – постепенно собрать их из малых неблагоустроенных деревень в крупных селах со всеми городскими удобствами. Стереть грань между городом и селом. Других материальных возможностей в тогдашних исторических обстоятельствах «холодной войны» не было. Признанные перспективными развивались центральная усадьба колхоза имени Ленина село Сара и село Ялнаир. Здесь строили типовые дома, в которые переезжали все желающие из объявленных неперспективными деревень.
Однако непреложное условие. В целом коллективное хозяйство все полнее использовало природные богатства местности на благо людей труда. Не забросили ни клочка сельскохозяйственных угодий, повышалась культура земледелия и животноводства, все более весомой становилась отдача полей и ферм.

РАЗОРВАВШАЯСЯ над страной бомба капитализма вызвала бесконечный во времени и пространстве вал разрухи. О сегодняшнем бедствии рассказывает глава Саринского сельского совета Вячеслав Николаевич СЕЧНЕВ. Учитель истории по призванию, он во всем проявляет научный подход к прошлому и настоящему своего края.
– В течение последних пятилеток все местное население сосредоточилось в двух селах – Сара и Ялнаир. Это были первая и вторая бригада колхоза имени Ленина. Восемь остальных деревень прекратили существование. А на центральной усадьбе в селе Сара и в Ялнаире жили около 1400 человек. Трудоспособные были обеспечены работой, многоотраслевое хозяйство не испытывало недостатка в кадрах. По сегодняшнему опыту можно сказать, что о жизни очень убедительно говорит школа. Тогда в Саринской средней школе занимались до 260 детей. В Ялнаире в девятилетке было до 170 учащихся. В жизни детей очень много значили октябрятские, пионерские и комсомольские организации, с большим положительным зарядом, который каждый помнит по себе.
А сегодня в Саре только 72 ученика. Почти вчетверо меньше! В прошлом году не было ни одного ученика в десятом классе. И в этом году не набирается десятый и отныне не будет одиннадцатого класса. Школа без всяких административных решений, явочным порядком, сама собой перестает быть средней, переходит в разряд девятилетних. Понятно, что никто не станет годами содержать штат учителей в ожидании, когда подрастут поколения для десятого-одиннадцатого классов. Тем более при нынешнем подушевом финансировании. Так же в Ялнаире не стало девятилетней школы.
И так во всех сторонах бытия. В Саре стоял красавец – сельский Дом культуры. Сейчас я второй год пытаюсь завершить его ремонт. Тяжело, но что-то сделаю. В Ялнаире тоже был красавец сельский клуб, с отдельной котельной. С началом «рыночных» преобразований все потихоньку свернули. Теперь здесь полное запустение.
В канун «лихих девяностых» ведь никто из ЦРУ к нам не приехал, не засланные диверсанты, а свои же «деловые люди», вчерашние созидатели, стали могильщиками и принялись громить построенное народом и служившее народу. Разморозили отопление в клубе. Чтобы сохранить здание закрытой девятилетней школы, перевели туда клуб.
Прекратили расходы на общественные нужды, на обслуживание трудящихся. В предшествующие десятилетия общими усилиями создавалась материальная база для хорошей жизни, для удовлетворения духовных потребностей, высокой культуры. В Саре и Ялнаире сельские и школьные библиотеки с богатым книжным фондом объединяли широкий круг постоянных читателей. Работало почтовое отделение.
Саринское сельпо содержало четыре магазина с полным ассортиментом товаров. Была построена одна из первых в Кувандыкском районе автоматическая телефонная станция, охватившая оба села. Она и теперь действует, связь, правда, стала отвратительной.
Село Сара было первым в районе газифицировано, построили две мощные газовые котельные, которые обеспечивали теплом производственные предприятия, детский сад, школу, двухэтажное общежитие, Дом культуры, административные здания.
О техническом уровне села приходится вспоминать по бывшей машинно-тракторной мастерской, в которой самые сложные работы выполняли шесть цехов. В огромном автопарке поддерживалась исправность автомобилей, перевозивших массу различных грузов. Да еще на короткое время уборки урожая из промышленных областей присылали автомобильные отряды.
Тракторы, комбайны и вся цепочка машин для работы в поле и на фермах, для производства разнообразной продукции села. Техника на село шла потоком, вся промышленная продукция была доступна крестьянам. Я в бытность учителем восемь сезонов работал в составе школьного звена на уборке хлеба. Три мужичка на комбайнах по своему опыту оценивали технический прогресс. Поступали все более совершенные машины. «Нивы» с комфортабельными кабинами. Потом подошли «Доны», на тот момент во многом опережавшие зарубежные зерноуборочные комбайны. Нагрузка на машины позволяла укладываться в лучшие агрономические сроки работ.
Столь подробно рассказываю о механизации потому, что у жителей Сары и Ялнаира в основном остались воспоминания. И только. Из того немногого, что ныне увидишь в поле, им не принадлежит ничего.
Полноту жизни села обеспечивала вторая половина хозяйственного организма – животноводство. В целом организм был здоровый, действовал нормально, и мой личный опыт дает мне силу поддержать коллективное, общественное хозяйство. Как бы там кто-то ни корячился доказать превосходство «рыночной» экономики над плановой экономикой, все-таки план упорядочивает и «рыночную» экономику, если говорить о нем только как об инструменте.
Если же речь о сущности, то мы ее увидели своими глазами, когда с первых шагов начался «отстрел», противоестественный человеку «естественный отбор» в уголовном мире капитала. Как только он вернулся в наше общество. Мы убедились, оказывается, Маркс ничуть не преувеличивал, когда писал, что при 100%-ной прибыли капитал попирает ногами все законы и нет такого преступления, на которое капитал не пойдет даже под страхом виселицы, если почувствует прибыль в 300 процентов. А уж когда представилась возможность хапнуть все даром – мы видим, он разваливает страну, уничтожает народ. Все, о чем я говорил на уроках истории, теперь окружает нас в повседневности. Мы в теории знали общество, где царят волчьи законы. Теперь мы в нем живем.
Мы долгое время боролись за то, чтобы вернуть коллективу хозяйство, которым завладел «эффективный собственник» Речевский из Оренбурга. Но мощная юридическая машина, поддержка области повернули против коллектива новый «закон», нам тыкали фотографией, на которой Речевский был с Путиным, тот прилетал в Оренбург: «Вы на кого прете, видите, какая глыба!» Вскоре Речевский все промотал и, говорят, скрылся в Израиле. Наш коллектив оставили ни с чем.
Основная, здоровая часть населения вся выехала из сел. Мы подарили замечательные высококвалифицированные кадры городам, где и без того мастера–золотые руки теперь словно в избытке, стали лишними людьми. У нас вот был великолепный сварщик Виктор Коломеец – он уехал из села и увез детей школьного возраста. Это все, вместе взятое, подрубило под корень экономику.
Коллективизм – главное, что составляло силу нашего народа. Остатки коллективизма еще во многом спасают положение. И не случайно стараются выбить этот стержень, чтобы рассыпать нацию. Нас прогнали через какую-то темную трубу, где меня раздели-ободрали, вымазали-вываляли и выплюнули. Миллионы людей выбросили – многие не могут найти себя.
В селах осталась та часть населения, которой нужна помощь. Поэтому количество крупного рогатого скота в личных подворьях сокращается. Сельское хозяйство никогда не поднимется с колен при нынешней государственной политике. На всех уровнях власти должно быть понимание того, что село не может устоять на одной ноге, на одном лишь производстве зерна с продажей «излишков» за границу. О себе думать надо, держаться на двух ногах – на растениеводстве и животноводстве.
Наш колхоз имени Ленина имел 1900 голов крупного рогатого скота. На комплексе в Саре на конец года откармливали 4600 свиней. Содержали более 9600 овец, около 170 лошадей. Уходом за ними было занято круглый год от 370 до 400 тружеников – в их семьях был достаток во всем.
Сегодня общественного животноводства нет. Две семьи фермеров, неутомимые работники, в силах содержать только несколько десятков голов скота. В личных подсобных хозяйствах населения было до 800 голов крупного рогатого скота, теперь – около 430. Значительно поубавилось свиней. Раньше в каждом дворе теснились по 25–30 овец, в общем несколько тысяч в двух селах. А теперь всего примерно 270 голов. Даже курица теперь далеко не у каждой хозяйки.

ТАКОВО краткое изложение позиции Вячеслава Николаевича Сечнева. Он очень любит родную землю и все силы и знания отдает тому, чтобы использовать любые возможности для создания сносных условий жизни «в отдельно взятом сельском совете». Он убежден, что нельзя допустить, чтобы народ оторвали от земли. И во владении ею, и в памяти о родных краях. Во многом благодаря его заботам установлены памятные знаки на месте восьми деревень, исчезнувших в ходе индустриализации сельскохозяйственного про­изводства.
А не пора ли на новой ступени технического прогресса возродить их?
– Сару надо возрождать, – отвечает Вячеслав Николаевич. – Восстановить привлекательность пока еще живого села. Обязательно первое условие – восстановление крупного товарного животноводства, занятости населения и повторного полного освоения территории, всего ее растительного мира. Если государство озабочено продовольственной безопасностью, национальной безопасностью, оно не должно отделываться какими-то пустыми проектами, а вложить огромные средства в политику возрождения села. Не спасут какие-то крохи – умирает село. А пока гуляет пир во время чумы. Но я не теряю надежды. Будущее России возьмет начало в деревне.
На равных участвовал в беседе Ф.В.Денисов – он в деталях знает обстановку, вполне в курсе успехов и забот сверстников и их детей. Душевная тяга к земле детства собирает каждый год в День Победы или на Троицу возле памятного знака деревне Беркут до двухсот здешних уроженцев. Эти встречи усиливают чувство родства и вызывают желание узнать больше об Отчизне. Фёдор Васильевич изучает родословную и составляет книгу по истории края.
Генерал-лейтенант из Беркута окидывает взором широкие горизонты – они выглядят полем битвы. Фёдор Васильевич оценивает заброшенные безлюдные сельскохозяйственные угодья в сотни квадратных километров. На них вполне могли бы разместиться, по его подсчету, расположенные в Оренбургской области Тоцкий и Донгузский полигоны, которые давно служат обороне страны. А теперь ее подрывает опустошение огромных, еще до недавних пор обжитых просторов.
В руках военачальник Ф.В.Денисов держит карту, на которой в последние десятилетия появилось много новых крестиков – обозначение исчезнувших деревень. Против России ведется война на уничтожение. Сыновний долг – ее защитить.


Генерал-лейтенант Фёдор Васильевич Денисов на земле родной деревни Беркут.

Фёдор ПОДОЛЬСКИХ.
Фото автора.

По материалам газеты «Советская Россия» Источник

 
 

Метки: , , ,

От посул к унижению


Открытое письмо
Об отношении к военным пенсионерам – офицерам, мичманам, женам умерших военнослужащих

Генеральному прокурору Российской Федерации
Чайке Юрию Яковлевичу
Секретарю Совета безопасности Российской Федерации
Патрушеву Николаю Платоновичу
Директору Федеральной службы безопасности Российской Федерации
Бортникову Александру Васильевичу
Копии:
Лидеру партии КПРФ, руководителю фракции КПРФ в Государственной думе
Зюганову Геннадию Андреевичу
Лидеру партии ЛДПР, руководителю фракции ЛДПР в Государственной думе
Жириновскому Владимиру Вольфовичу
Лидеру партии «Справедливая России», руководителю фракции «Справедливая Россия» в Государственной думе
Миронову Сергею Михайловичу

Центральный совет Союза военных моряков, представляющий действующих и бывших военных моряков – офицеров, мичманов, старшин и матросов, членов их семей, подводников, надводников, морских летчиков, морских пехотинцев, береговых артиллеристов и ракетчиков, с волнением и недоумением ознакомился с публикациями в прессе о прохождении в Госдуме проекта закона «О денежном довольствии и других выплатах военнослужащим Вооруженных сил Российской Федерации», вводимого с 2012 года с соответствующими изменениями в действующее законодательство.
Мы, военные моряки, заявляем, что не согласны с предлагаемой редакцией вышеупомянутого закона, не улучшающего бедственное состояние младшего офицерского состава, мичманов, прапорщиков и жен умерших военнослужащих и игнорирующего пенсионное обеспечение военнослужащих по контракту.
Широко разрекламированные посулы оказываются мизерной подачкой. Военнослужащие так и не становятся «средним классом», а ветераны и военные пенсионеры в подавляющем большинстве не выбираются из нищеты. Офицеры, мичмана и прапорщики, контрактники из числа действующих военных и уже ставших пенсионерами не скажут доброго слова о тех, кто стал участником принятия этого закона.
Исходя их указаний президента, многочисленных обращений ветеранов армии и флота, жен умерших ветеранов разработчики проекта закона заложили следующие исходные посылки:
1) минимальная зарплата лейтенанта должна быть не менее 50 тысяч рублей, остальных офицеров и генералов соответственно выше, мичманов, прапорщиков, контрактников, ес­тественно, ниже;
2) уход от громоздкой и порочной системы доплат к маленьким и позорным для любой армии окладам, которые не идут на начисление пенсий ветеранам. Что же получили?
– Фальшивую цифру оклада лейтенанта, ничем не гарантированную и нигде не зафиксированную, кроме анонимных пояснительных записок из минфина.
– Мизерные пенсии защитникам Родины (офицерам с маленькой выслугой, мичманам и прапорщикам и женам умерших военнослужащих) с понижающим коэффициентом 0,54 вместо заслуженного полного расчета за службу.
– Профанацию и дискредитацию системы службы в армии и на флоте для офицеров, мичманов и прапорщиков, контрактников, которые видят, как власть относится к защитникам Родины (стоит ли удивляться наличию 300 тысяч уклонистов?).
– Оскорбительный закон, который заранее обречен на массовое отторжение и критику по всем параметрам и нисколько не гарантирует от любых правительственных решений по его модификации и манипулированию с цифрами окладов, премий и дотаций.
Только отставные и действующие генералы и адмиралы будут этим законом удовлетворены с точки зрения сегодняшнего дня. Минимальная получка с учетом оклада, звания, выслуги составит далеко за 100 тысяч рублей, пенсия, даже с коэффициентом 0,54, достигнет более 50 тысяч рублей, плюс правительство дает возможность подработать в роли федеральных инспекторов. Получится уже более 100 тысяч. Грех им обижаться на такой закон.
– Офицеры, мичманы, прапорщики, контрактники, члены семей военных пенсионеров – основной контингент пенсионеров, а вместе с семьями – это миллионы и миллионы избирателей, уже сегодня злых и оскорбленных властью. Они давно обижены на всем довольных генералов и адмиралов, зачастую получавших чины и звания за продажу кораблей, боевой техники, секретов, боеприпасов, вооружения, квартир, положенных тем же офицерам, мичманам, прапорщикам, контрактникам. Обижены в том числе и на такой закон, который им ничего не дает, кроме нищеты, за многие годы беззаветной службы Родине в тяжелейших условиях.
Нас оскорбляет, что министерство финансов диктует министерству обороны порядок минимизации в обеспечении отработавших свое ветеранов, выброшенных на свалку и в нищету. Мы привыкли себя ограничивать и поняли бы, что денег в стране на всех не хватает, узнав, что из-за нехватки денег:
– президент и премьер отдают свои резиденции бесквартирным военным,
– государственные служащие переходят на пониженные зарплаты,
– отменяются так называемые «золотые парашюты» для руководства,
– закрывается вывоз валюты за рубеж,
– понижаются до нашего уровня пенсии государственным служащим,
– страна отказывается от дорогостоящих и не нужных народу проектов типа Олимпиады, «Сколково», футбольных чемпионатов, закупок «Мистралей» и так далее.
Но оказывается, что на все это деньги имеются. Президенту даже известно, что половина из них банально разворовывается. В стране унижаются только пенсионеры, и прежде всего военные. Иначе как понять, что в проекте закона отменяются и без того минимальные санаторно-курортные выплаты, составляющие на офицера и жену 900 рублей, и в то же время для других чиновников на государственной службе на эти же цели выделяются многие десятки тысяч рублей. Почему господину Кудрину и прочим счетоводам и столоначальникам положены подобные выплаты, а нас, защитников Родины, лишают и этого мизерного пособия? Надо быть последовательными. И если нас лишать этого пособия, то следует лишать и всех государственных служащих. Ибо военная служба – это особая форма государственной службы. Если нам вводить коэффициент расчета пенсии 0,54, то и всем государственным служащим, находящимся на пенсии, вводить этот понижающий коэффициент, уполовинив их излишнее благополучие за безупречное просиживание штанов в кабинетах и присутственных местах.
Мы ставим вас в известность, что мы, военные моряки – военные пенсионеры, категорически против принятия этого закона в том виде, в котором он рассматривается Государственной думой. Мы категорически против того, чтобы нашу судьбу и судьбу наших близких решали безответственные ставленники «Единой России» или прикормленные властью генералы и адмиралы.
Мы призываем вас немедленно вмешаться в меру своей компетенции и возможностей в процесс этого законотворчества, подробно разобраться во всех вопросах, выслушать мнение офицеров, мичманов, прапорщиков, контрактников.

Честь имеем.
От имени членов Центрального совета Союза военных моряков
А.Ф. КРЕСИК,
председатель Союза, капитан 1-го ранга в отставке,
участник боевых действий.
Принято единогласно на заседании Центрального совета Союза военных моряков от 7 июля 2011 года (протокол заседания Центрального совета № 9/19).

По материалам газеты «Советская Россия» Источник

 

Метки: ,

Итоги «революции пирамид»: египетская экономика стремительно идет на дно


В Египте вновь митинги, столкновения и пострадавшие. В минувшую пятницу свой «день гнева» попытались провести сторонники свергнутого в феврале президента страны Хосни Мубарака. Сейчас сам Мубарак, два его сына и супруга являются подсудимыми: их обвиняют в коррупции и злоупотреблениях, а самого экс-лидера еще и в гибели демонстрантов, участвовавших в массовых акциях протеста в январе – феврале, которые и привели к смене власти в стране. Начало суда запланировано на 3 августа. В настоящий момент Хосни Мубарак, страдающий онкологическим заболеванием, находится в больнице египетского Шарм-эль-Шейха.

Около тысячи сторонников Мубарака собрались на каирской площади имени Мустафы Махмуда. Они требовали прекратить неправедный, по их мнению, суд над бывшим президентом, а заодно привлечь к ответственности тех, кто «разваливает страну, находясь у власти сегодня». Вечером к площади подошли несколько сотен противников Мубарака, после чего между ними и участниками митинга завязалась ожесточенная драка с применением камней и палок. Столкновения удалось прекратить только после вмешательства полиции. В результате десятки человек пострадали, сожжено несколько автомобилей. Безусловно, масштаб акции не идет ни в какое сравнение с теми, что проводили зимой его противники. На сентябрь намечены парламентские выборы (являвшаяся правящей Национально-демократическая партия сейчас официально запрещена), не позже декабря должны были пройти выборы президентские. Однако в Выс­шем военном совете, управляющем сейчас государством, уже заговорили об их переносе на будущий год. После 57-летнего запрета в Египте официально призна­на партия «Братья-мусульмане». Эксперты прочат ей внушительный успех, если выборы пройдут более или менее независимо. Это вызывает беспокойство у тех египтян, кто хочет жить по светским законам, а не по шариату. Но дело не только и не столько в политике. «Именно сейчас (то есть после «революции пирамид») у нас и стала происходить социальная деградация», – заявил в недавнем интервью Моххамед Эль-Барадеи. Бывший глава МАГАТЭ Барадеи вернулся в Египет сразу после начала массовых выступлений против Мубарака, чтобы поддержать их, и был посажен властями под домашний арест. Стремившийся стать знаменем революции, спустя несколько месяцев, он с ощутимым пессимизмом оценивает ее результаты. Более того, выражает сомнения, что в сложившейся обстановке примет участие в грядущих президентских выборах. Энтузиазма ему, возможно, прибавит интернет-опрос в социальных сетях, инициированный Высшим военным советом. По его результатам, именно Барадеи пока является самым популярным кандидатом в президенты, заручившись поддержкой 35% проголосовавших. Впрочем, результаты электрон­ных опросов и реального голосования зачастую сильно расходятся. Особенно в таких странах, как Египет. Что касается социальной и экономической деградации, то нынешнее правительство Египта пока ничего противопоставить этому не может. Только туристическая отрасль страны с начала года потеряла 2,3 млрд долларов. Отчитываясь на прошлой неделе за первые сто дней нового правительства, премьер-министр Исам Шараф, уверял, что к настоящему времени поток туристов восстановился почти до 50%. Но это был, пожалуй, единственно ощутимый успех. По его словам, сопутствующий любой революции кризис, сопровождающийся резким падением показателей экономики, уровня безопасности и межрелигиозной напряженности, еще не преодолен. Одной из главных причин, вызвавших недовольство и волнения, был резкий рост цен на продовольствие в конце прошлого года. Однако со сменой власти инфляция только усилилась. Многие из тех египетских политиков и экономистов, кто еще недавно приветствовал свержение Мубарака, ныне утверждают, что новая власть ничуть не менее коррумпированная, премьер Шараф и министр финансов Радван беспомощны: они все время находятся в зарубежных поездках, выпрашивая финансовую помощь и кредиты. Между тем выработанный нынешним кабинетом министров бюджет намного хуже последнего плана, составленного при Мубараке. Золотовалютный запас сократился с 36 до 28 млрд долларов. Пока, по мнению экспертов, египетская экономика идет на дно. Могут ли новые власти остановить это падение и состоятся ли в ближайшее время обещанные демократические выборы, покажет уже ближайшее время. Павел СВИРИДОВ.

По страницам газеты «Советская Россия»

Источник

 

Метки: , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: