RSS

Архив метки: государство

Ленинский стиль работы государственного аппарата


Еженедельник «Коммерсант – Власть» опубликовал беседу своего обозревателя Евгения Жирнова с известным советским деятелем, бывшим управляющим делами Совмина СССР Михаилом Сергеевичем Смиртюковым, который более шести десятилетий проработал в советском государственном аппарате.

Михаил Сергеевич, вы получили назначение в аппарат Совнаркома СССР, когда советское правительство возглавлял Рыков?

Формально да. Но, когда я в октябре 1930 года пришел на работу в Кремль, у Алексея Ивановича испортились отношения со Сталиным, и готовилось его освобождение от работы. Поэтому на службе он не появлялся, и в Совнаркоме я его ни разу не видел. Только позднее, когда его назначили наркомом почт и телеграфов, я слушал его речь. Он выступал с лекцией в здании на Мясницкой, в котором позднее находилось Министерство торговли. Оратор он, прямо скажем, был так себе. Говорил часа два, немного заикаясь. Все выступление я уже не помню, но в памяти отложилось, что он главным образом говорил о своих ошибках в работе, о неправильных политических взглядах и каялся.

И чем занимались молодые специалисты в правительстве?

Меня назначили референтом 7-й группы. Тогда в аппарате правительства было всего три отдела: юридический, где работали старые, очень опытные юристы, к мнению которых руководство Совнаркома внимательно прислушивалось, группа союзных республик — это был большой отдел, где на каждую республику приходилось минимум два человека, не считая секретарей, и приемная председателя Совнаркома для граждан. Весь остальной аппарат делился на группы по определенным направлениям, состоявшие из референтов и старших референтов. Тогда в аппарате были еще и консультанты. На эти должности, как правило, назначали видных специалистов или выпускников Института красной профессуры, где готовили преподавателей для вузов. Но после начала репрессий нескольких консультантов арестовали, и эту категорию работников как-то незаметно упразднили. Наша 7-я группа занималась вопросами культуры, труда и быта. Заведовал ею Ефим Павлович Воронов, член партии с 1919 года. Это был внимательный и чуткий человек и очень опытный аппаратный работник. Он делал все, чтобы я как можно быстрее овладел всеми навыками работы в аппарате Совнаркома. Воронов рассказывал мне о порядках в правительстве, о том, как готовить документы и как это делали в то время, когда Совнарком возглавлял Ленин.

При советской власти, помнится, было принято считать Ленина гениальным организатором.

У нас словом «гениальный» часто злоупотребляли и злоупотребляют. Человек и написать-то толком ничего не успеет, а тут же все: гениальный писатель, совесть нации. Слова о гениальности Ленина появились в политическом обиходе позднее. А тогда нам, молодым сотрудникам, просто и без пафоса рассказывали, как Ленин все организовал, как решал вопросы. Причем рассказывали это люди, которые хорошо знали Владимира Ильича, работали под его руководством. Например, одной из групп в Совнаркоме руководила секретарь Ленина Лидия Фотиева. Часто вспоминали о Ленине заместитель управляющего делами Совнаркома Иван Иванович Мирошников (потом он стал управляющим делами), зампред Совнаркома Ян Эрнестович Рудзутак и многие другие сотрудники и руководители правительства. Они говорили об особом, ленинском способе ведения дел, об особом, товарищеском стиле отношений. Насколько я мог судить по их рассказам и документам (позднее я специально изучал всю историю преобразований аппарата советского правительства), вначале, при Ленине, штат Совнаркома был небольшим и состоял главным образом из технических секретарей, стенографисток, машинисток и роты курьеров — фельдъегерей-самокатчиков, которые развозили почту на велосипедах. После переезда в 1918 году из Петрограда в Москву практически все высшие органы управления республикой (Совнарком РСФСР и ВЦИК) располагались в одном здании — Казаковском корпусе Кремля. После образования СССР в нем хватило места и для союзного Совнаркома. Ленин был сильным организатором и справедливо считал, что чем меньше аппарат, тем легче его контролировать.

Как он сумел так быстро все организовать? Ведь никакого опыта государственной службы у него не было.

Я полагаю, он просто скопировал структуру царского правительства, переименовав министерства в народные комиссариаты. К наркоматам, доставшимся в наследство от старого строя, были добавлены новые — Наркомнац, например. А талант Ленина заключался в том, что он постоянно совершенствовал структуру правительства с учетом сложившейся ситуации. Большевики испытывали страшный кадровый голод. Ведь профессиональный революционер и профессиональный управленец — две разные специальности. Готовить сотрудников Совнаркома и наркоматов было негде и некогда, и Ленину, как мне рассказывали, приходилось тратить колоссальное количество времени, чтобы разъяснить большинству членов правительства и сотрудников аппарата их задачи. Взгляните на его опубликованные записки товарищам по руководству: он же по пунктам расписывает им, что и как нужно делать. И очень строго Ленин спрашивал за неисполнение своих точных и подробных указаний. Управляющий делами Совнаркома Иван Иванович Мирошников рассказывал нам, как ему, тогда еще заместителю управделами, Ленин вкатил строгий выговор. Причем не за то, что лифт в Казаковском корпусе Кремля, где находился Совнарком, по мнению Ленина, ремонтировался очень долго — три дня. А за то, что не было выполнено его указание: следить, чтобы лифт не ломался.

Но если Ленин следил за всеми мелочами, у него не оставалось времени для серьезной работы.

Насколько я могу судить, Ленин боролся с дефицитом времени изо всех сил. Когда я начал работать, помещения в Кремле, где жил и работал Ленин, оставались в неприкосновенности. Они все шли сплошной анфиладой. Из библиотеки дверь вела в его квартиру, из квартиры — в кабинет, из кабинета — в приемную, из приемной — в зал заседаний. Он не тратил ни одной лишней минуты на хождение по Кремлю. По той же причине он совершенствовал структуру аппарата и систему принятия решений. Если вопрос, скажем, одного ведомства не требовал согласований с другими наркоматами, он подписывал решение Совнаркома о нем сам, ни с кем не советуясь. Для согласования мелких, но требующих быстрого решения вопросов был создан Малый Совнарком, или вермишельная комиссия, как его называл сам Ленин. Крупные вопросы, которые не могли ждать, отправлялись на голосование вкруговую. Особый человек с пачкой проектов решений Совнаркома объезжал всех его членов, которые писали на проектах — за или против. Товарищ, который занимался этим при Ленине, рассказывал мне, что, когда он приезжал к Троцкому, тот спрашивал: «А как голосовал Ленин?» И если Ленин был за, Троцкий чаще всего писал «против».

И как поступал в таких случаях Ленин?

Он, как мне рассказывали, поручал управляющему делами Совнаркома Бонч-Бруевичу позвонить всем голосовавшим и еще раз спросить их мнение. Или делал это сам, перетягивая на свою сторону колеблющихся. Если Троцкий после такого опроса оказывался в одиночестве, Ленин подписывал это решение. Если единства добиться не удавалось, Ленин говорил: «Ну что ж, давайте поспорим!», и вопрос выносили на заседание Совнаркома. Но он всегда старался добиться единогласного решения.

«Из библиотеки дверь вела в квартиру Ленина, из квартиры — в кабинет, из кабинета — в приемную, из приемной — в зал заседаний. Он не тратил ни одной лишней минуты на хождение по Кремлю»

Получается, что Брежнев, который тоже очень любил единогласное принятие решений на Политбюро, был политиком ленинского типа?

У них были разные методы достижения цели. Брежнев хитрил, стравливал приближенных, убирал самых непокорных из Политбюро. А Ленин давил на окружение своим авторитетом. Вкруговую он голосовал обязательно первым, чтобы члены Совнаркома поняли, чего он хочет. А если вопрос выносили на Совнарком и ему не удавалось убедить товарищей, а спор заходил слишком далеко, Ленин просто грозил выйти из ЦК и правительства. И добивался своего.

Ленин действительно не сталкивал лбами соратников?

Насколько я могу судить, ему приходилось принимать меры, чтобы каждое заседание не превращалось в арену для сведения счетов. Например, не в последнюю очередь поэтому был создан в 1920 году Совет труда и обороны (СТО). Он занимался вопросами согласования между гражданской и военной промышленностью. Но у него было, по-видимому, и другое назначение. Нарком по военным и морским делам Троцкий входил в него, а нарком госконтроля Сталин, которого Троцкий не любил больше, чем Ленина, кажется, нет. В результате вопросы, которые требовали согласования только с Троцким, Ленин выносил на СТО.

Но обилие заседающих органов должно было породить еще более жестокий дефицит времени.

Как нам, молодым сотрудникам, рассказывал зампред Совнаркома Ян Эрнестович Рудзутак, Ленин во время заседаний не сидел сложа руки. Он слушал выступающих и одновременно обменивался записками с другими членами Совнаркома как по обсуждавшемуся, так и по другим вопросам. И он был очень строг в вопросах регламента. Все выступающие были обязаны укладываться в отведенное для них время. Рудзутак говорил, что Ленин был абсолютно нетерпим к тем, кто опаздывал на заседания. И предлагал их строго наказывать.

Каким образом? Отлучать от кремлевской столовой?

В вопросе о столовой многое поставлено с ног на голову. Я специально изучал этот вопрос. В начале существования советской власти столовая Совнаркома на Воздвиженке не слишком отличалась от обычных. Разница была лишь в том, что там без ограничения давали квашенную капусту и квас. А с собой на ужин — булку, кусок колбасы и маленький кубик сливочного масла. Рядом с первым залом потом оборудовали второй, чайный. Там после обеда можно было бесплатно попить чайку со свежими булочками. Мне-то всегда было некогда. Пообедал, взял сверток — и обратно в Кремль. А в чайном зале стали подолгу засиживаться старые большевики. Они сидели, обсуждали текущий момент, высказывали свои соображения, спорили, критиковали ЦК. Ну, понятное дело, такой клуб не мог понравиться высшему руководящему составу. Так что чайный зал скоро закрыли, а для старых большевиков открыли отдельную от действующих работников столовую. Распределителем продуктов столовая Совнаркома стала гораздо позже. Когда я в 1930 году пришел работать в Кремль, в ней обедало всего около сотни человек.

А сколько было, когда вы уходили?

В 1990 году прикрепленных было больше четырех тысяч. Настолько разросся аппарат. При Ленине все органы управления страной (СНК РСФСР, СНК СССР и ВЦИК) размещались в одном здании — Казаковском корпусе. Ленин справедливо считал, что чем меньше аппарат, тем легче его контролировать. А контролю он уделял самое большое значение и написал об этом письмо заместителям и управляющему делами. Ленин считал, что они не меньше двух третей рабочего времени должны уделять контролю над исполнением решений. По его заданию была разработана контрольная карточка. В ней печатался текст решения Совнаркома, ответственные за его исполнение и сроки исполнения. Один экземпляр карточки оставался у ответственного за исполнение лица, а второй находился в контрольной группе, которая следила за сроками и докладывала руководству обо всех случаях их несоблюдения. Эта созданная Лениным система контроля существовала все время моей работы в Кремле. И полагаю, существует и сейчас.

Были и другие ленинские аппаратные разработки-долгожители?

«Вермишельная комиссия» много раз меняла свои названия, но продолжала существовать. Голосование вкруговую в Политбюро практиковалось до последнего дня его существования.

А ленинский стиль отношений? Как долго сохранялся он?

Он исчез после 1937 года вместе с исчезновением из Кремля последних ленинцев. Они старались быть похожими на Владимира Ильича. Быть для нас сначала товарищами, а только потом руководителями. Те, кто пришел им на смену, оказались сначала руководителями и лишь затем товарищами.

М.С.Смиртюков, «Коммерсант — Власть»

 
 

Метки: , , , ,

Блогосфера: Кто должен оплачивать опиум для народа?


То, что государство российское щедрое — это хорошо. Плохо, что щедрость эта часто бывает избирательна, бесконтрольна, и противозаконна. Например, просит Русская православная церковь у государства денег — дают ей денег, не взирая на 14 статью конституции, по которой церковь, от щедрого государства, отделена. Просит вернуть ей имущество — возвращают (а точнее — дарят), даже не удосужившись поинтересоваться, а чем же владела РПЦ до революции, и как формировался её бюджет? Ну ладно, то дела давно минувших дней, а вот совсем свежее решение щедрого российского государства:
«В 57,6 млн руб. в год обойдется налогоплательщикам содержание православных священников, которые в 2011 году заполнят штатные должности в вооруженных силах РФ. Духовным окормлением военнослужащих в нынешнем году займутся 240 штатных священнослужителей. Глава Минобороны Анатолий Сердюков заявлял, что зарплата штатных священников в армии будет как у заместителей по воспитательной работе бригады — немногим более 20 тыс. руб. в месяц.»
Конечно, заботиться о военнослужащих нужно, но не слишком ли будет щедро, тратить по полсотни миллиардов в год из бюджета, на удовлетворение прихотей любителей православия? А как же любители аквариумных рыбок, компьютерных игр, рок-концертов? Я думаю, что если гражданин чем-либо увлекается, будь-то православие, или буддизм, или рыбалка, или разведение ёжиков — за своё хобби он должен платить сам, из собственного кармана, а не из карманов других граждан.
Российский православный центр в Париже — щедрый подарок кремля для русской православной церкви. Естественно, что оплачен этот дар был из кармана российских налогоплательщиков.

Плохо конечно, еще с петровских времен, православная церковь находилось на содержании Российского государства. Привыкли попы к тому что они являются частью государственной машины и что государство должно их спонсировать. Как не странно, но даже во времена СССР на Русскую православную церковь, атеистическое советское государство тратило немалые деньги.

Из интервью с Константином Харчевым — председателем Совета по делам религий при Совете Министров СССР:
«… Мы не лезли в догматы веры (они нам были до лампочки), но мы контролировали суточные, которые получали иерархи в зарубежных командировках. Понимаете? Государство только на международную деятельность церквей выделяло более US$ 2 млн. каждый год».
Как видно, советское государство ощутимо поддерживало церковь и весьма способствовало её зарубежной деятельности.
Недаром Кирилл так упорно пытается, вернуть для РПЦ государственное финансирование. 10 лет назад он уже озвучивал идею о церковном налоге, который будет формально взиматься государством с граждан, а фактически, государство будет напрямую финансировать деятельность церкви из бюджета.
Вот что Кирилл (он в то время был еще митрополитом) говорил про «церковный налог».

Из интервью митрополита Кирилла для»Эхо Москвы», 22.03.2001:
«А. ВЕНЕДИКТОВ
— Вчера мы задали вопрос, мы просили наших слушателей проголосовать по вопросу, который Вы поднимали. «Согласны ли вы отдавать часть своего подоходного налога в пользу религиозных организаций?». Не могли бы Вы пояснить, что Вы имели в виду?
МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ
— Речь идет о том, чтобы из подоходного налога определенный процент направлялся на социальные программы религиозных организаций. Причем тех организаций, которые налогоплательщики желают поддерживать.
А. ВЕНЕДИКТОВ
— А если кто-то не желает?
МИТРОПОЛИТ КИРИЛЛ
— Если кто-то не желает, то эта часть подоходного налога уходит государству».
Да, в европейских странах, например в Германии, есть «церковный налог», но его платят не все граждане, а только прихожане какой-либо церкви. Такой вариант налога вполне бы подошёл и для России. Было бы справедливо, если бы, к примеру, православные священники в армии, содержались на «церковного налог» изымаемый у православных граждан.
О церковном налоге в Германии
«Церковный налог (нем. Kirchensteuer) — это налог, взимаемый религиозными общинами со своих членов и используемый для финансирования расходов общины. В Германии церковный налог взимается финансовым управлением (нем. Finanzamt) федеральной земли, которой за это возмещают представительские расходы. Для этого в налоговой декларации имеется пункт, в котором нужно указать свою принадлежность к религиозной общине.
Согласно 140 статье конституции ФРГ, правом обложения налогом обладают религиозные общины, являющиеся публично-правовой корпорацией. Атеисты и верующие других религиозных общин церковным налогом не облагаются».
дея обложения верующих церковным налогом была еще во времена СССР.
Из интервью с Константином Харчевым — председателем Совета по делам религий при Совете Министров СССР:
«… В своё время Совет по делам религий предлагал ввести добровольный церковный налог для финансирования социальных программ церкви — наподобие существующего в странах Европы. Я обсуждал это в ЦК, с секретарём Зимяниным. Тот сказал: “Это уж слишком, пока не своевременно”. Но почему сейчас об этом никто и не говорит? Потому что это означает контроль. Если я заплатил налог — это значит, что его уже не стащишь, как спонсорские деньги.»

Верная идея была. Кстати насчет финансирования социальных программ церкви, которое при СССР предлагалось осуществлять путем взимания добровольного налога с верующих: Сегодня церковь желает чтобы она помогала нуждающимся, тупо беря деньги у государства, и отдавая их тем, кто по её разумению, в них нуждается. Я не понимаю, в чем смысл такого «ноу-хау», зачем добавлять посредников, и дублировать функции государства, которое и должно заботиться о малоимущих, инвалидах, сиротах и т. п.? Странное желание у церковников, оказывать благотворительность за казенный счет.

Из интервью с епископом Пантелеимоном (это тот самый, который деньги на помощь погорельцам собирал):
«… Во всех цивилизованных странах социальная деятельность церкви в той или иной степени финансируется государством,- резюмировал епископ».

Конечно, государство (напр. Германия) финансирует деятельность церкви, но государство финансирует эту деятельность из специального фонда формируемого за счет сбора добровольного церковного налога, который платят только верующие граждане.
Чего-то православные не проявляют особого интереса к такой форме налога, т. е. к добровольному церковному налогу, который платили бы верующие. Клерикалам охота обложить налогом всех граждан, чтобы и атеисты оплачивали нелегкий труд священников, по впаиванию людям разного бреда. А казалось бы, чего они боятся? Сами же говорят, что православных верующих в России 80 процентов населения.
В общем, добровольный «церковный налог» которым облагались бы только верующие — это вещь очень полезная, и я конечно, за то, чтобы такой налог был введен, чем скорее, тем лучше. Вот тогда и посмотрим, сколько на самом деле в России верующих, то есть тех, кто такой налог захочет платить.

P.S.
Цитата из комментария в блоге президента Медведева:
» … непонятно, почему из налогов выделяют средства на строительство, к примеру, церквей? Если господа верующие, так хотят строить подобные заведения, почему бы им не платить на эти дела церковный налог, как это, к примеру, делают в Германии?»

По материалам besttoday.ru & timur-nechaev77

 

Метки: , , ,

Пятилетка «Народного фронта» — это приватизация для «своих». Правительство Путина собирается распродать госкомпании за бесценок. Русские, у вас крадут Родину и государство! Очнитесь!


Портал KPRF.RUв публикации cprfspb.ru: Натаниэль Ротшильд — новый хозяин России? Продажа нашей Родины входит в завершающую фазу уже рассказывал о печально знаменитом распоряжении Путина от 25 октября 2010г. N1874-р, согласно которому российское государство уполномочивает продавать крупнейшие госкомпании от Сбербанка до «Роснефти» 10 структурам, среди которых небезызвестные: ЗАО «Банк Кредит Свисс», ООО «Дойче Банк», ООО Коммерческий банк «Дж.П.Морган Банк Интернешнл», ООО «Меррилл Линч Секьюритиз», ООО «Морган Стэнли Банк» и «ГОЛДМАН САКС. Видимо, на излете медведевского президентского срока пришло время появления в России «конечных» покупателей, тех, ради кого и чьими усилиями, собственно, разрушили СССР, а до этого — Российскую Империю. Не зря председатель наблюдательного совета UC Rusal (РУСАЛ — компания-владелец алюминиевой отрасли России олигарха Дерипаски) Натаниэль Ротшильд в интервью газете «Ведомости» сказал знаменательную фразу: «…Наверное, можно сказать, что я вернул Ротшильдов в Россию».

И вот после провозглашения пятилетки путинского «Народного фронта» оглашен посыл президента Дмитрия Медведева о завершении эры госкапитализма. На Петербургском экономическом форуме планы распродажи остатков госсобственности получили свое дальнейшее развитие. Их анализирует в своей публикации обозреватель интернет-портала «Свободная пресса» Олег Гладунов, обращая внимания, что рыночная стоимость активов госкомпания, заявленных на распродажу составляет 1,8 трлн руб, а правительство «Народного фронта» желает получить в казну лишь… 600-700 млрд., т.е. в три раза меньше.

«Россия больше не будет строить государственный капитализм, а опора только на крупные госкомпании — путь в никуда», — заявил в понедельник, 27 июня помощник президента Аркадий Дворкович на ежегодной конференции инвесторов.

«Это сценарий, при котором рост экономики составит 1-2%, его перспективы исчерпаны. Нам нужны новые инвестиции, сотни новых компаний и проектов. Именно с этим связана расширенная приватизация активов», — приводит слова Дворковича «Российская газета». По мнению помощника президента, «избавив компании от своего участия, власти помогут развитию фондового рынка в стране».

Правительство хочет денег

В ближайшее время правительство определится с окончательным решением по выходу из контрольных пакетов всех ключевых российских компаний, заявил инвесторам на конференции министр финансов Алексей Кудрин. А его слова о том, что среди компаний, подлежащих приватизации, может оказаться «Аэрофлот», вызвали оживление в зале. Впрочем, возможно, энтузиазм инвесторов напрасен, ведь продать в частные руки «Ростелеком» государство обещает много лет.

По словам министра, речь идет о серьезном расширении уже существующего приватизационного списка, потому что добыча нефти в ближайшие 10 лет в стране расти не будет, а деньги бюджету нужны.

Напомним, что в прошедшем году правительство утвердило список из 11 крупных госпредприятий для приватизации в 2011- 2013 годах. В этот список вошли «Транснефть», «Совкомфлот», «Роснефть», «Сбербанк», ВТБ, «Росагролизинг», ФСК, Россельхозбанк, «РусГидро», «Росспиртпром» и «Объединенная зерновая компания». При этом из списка исключены РЖД и АИЖК.

По словам помощника президента Аркадия Дворковича, правительству поручено до 1 августа «доработать» программу приватизации госсобственности. «По некоторым компаниям с крупными госпакетами можно и нужно проводить приватизацию быстрее и больше», — пояснил суть предложения администрации помощник президента. Он также сообщил, что в нынешнем году из крупных пакетов предполагается продать части госдоли в «Совкомфлоте» и «дочках» РЖД – «ТрансКонтейнере», «Первой грузовой компании». Говоря о приватизации «Газпрома», Дворкович подчеркнул, что здесь «спешки нет», как и с компанией «Транснефть», которая будет приватизироваться в том объеме, который был объявлен ранее. На вопрос, из каких секторов государство выходить не будет, Дворкович заметил, что контроль может сохраняться там, где нет конкуренции, и где участие государства не является серьезным препятствием для инвестиций.

Другой целью приватизации госкомпаний является привлечение инвестиций. Привлекать их государство намерено в первую очередь в финансовую, нефтяную сферу, телекоммуникации, а также транспортные компании, начиная с «Совкомфлота» и «Аэрофлота». По информации Кудрина, «Аэрофлот», в котором контрольный пакет государства сейчас составляет 51,7%, может быть приватизирован в течение 3-5 лет. Правительство может пойти на снижение доли в этой авиакомпании ниже контрольной.

По замыслу Кудрина, рост производства в вышеперечисленных отраслях должен достигать не менее 10%, и без частных инвестиций здесь просто не обойтись. Впрочем, по словам министра, говорить о том, в каких конкретно компаниях государство снизит свою долю, и какие пакеты акций будет продавать, можно лишь после того, как будет готов расширенный список приватизации. Но в целом, по информации Кудрина, правительство намерено получить около 30 млрд. долларов от приватизации компаний, входящих в уже существующий список. Однако с его корректировкой доход от продажи собственности может увеличиться «примерно на 25-50%, в зависимости от оценки».

Сколько стоит госкапитализм

Оценки стоимости «второй волны» приватизации в России сразу были весьма противоречивыми. Минэкономразвития и Минфин значительно — на десятки миллиардов рублей — разошлись в прогнозах предполагаемых доходов от приватизации в 2011-2013 годах.

Сначала директор департамента имущественных отношений Минэкономразвития Алексей Уваров называл цифру около триллиона рублей, затем глава Минфина Алексей Кудрин озвучил гораздо меньшую — 883 млрд. рублей, а потом глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина объявила еще более скромную сумму — 600-700 млрд. рублей. Однако, подсчитав стоимость акций этих компаний по рыночному курсу, специалисты утверждают, что цена приватизации была занижена как минимум вдвое, государство может получить за госкомпании более 1,8 трлн. рублей.

По словам Дворковича, приватизация госпредприятий, с учетом дополнительного списка, должна принести в 2012 году не 300 млрд. рублей, как прежде планировалось, а 450. А министр экономики Эльвира Набиуллина подняла эту планку до 500 млрд. рублей.

Со слов Кудрина, за три года правительство рассчитывает получить от приватизации всего лишь 30 млрд. долларов. Между тем, как подсчитали аналитики инвесткомпании Bright Minds Capital, только пакеты инфраструктурных компаний и компаний ТЭКа из этого списка стоят около 45 — 47 млрд. долларов, или 1,4 трлн. рублей по рыночному курсу. Доля «Роснефти», которую предполагается выставить на продажу, составляет 16,8 млрд. долларов, ФСК – 3,8 млрд. долларов, а «РусГидро» – 1,3 млрд. долларов, подсчитали в Банке Москвы. Доля приватизируемых акций в «Совкомфлоте» стоит 1,3–1,4 млрд. долларов.

Эксперты говорят, что низкие цены могут быть только в одном случае – если акции госкомпаний «раздадут своим». Как пояснил «СП» председатель Экспертного совета ОПОРЫ России Никита Кричевский: «Если распродажа будет проходить среди своих, то здесь могут быть две цели. Первая, пристроить деньги чиновников, которые были в свое время выведены из России, а вторая – просто получить с этого коррупционную мзду, в просторечье именуемую «откаты». В этом случае «иностранные» инвестиции придут, скорее всего, из Люксембурга и Швейцарии».

Возможно, что пакеты акций госкомпаний продадут кому-то из «приближенных» олигархов, например Михаилу Прохорову, у которого еще остались свободные деньги, вырученные от продажи пакета акций перед кризисом. Также есть подозрение, что акции госкомпаний будут просто переложены из одного государственного кармана в другой – куплены госбанками.

«Курсы акций будут зависеть не от действий чиновников, которые представляют государство в компаниях, а от правил, которые установлены на рынке», — пояснил Аркадий Дворкович. И напомнил, что один из инструментов «нового рынка ценных бумаг», которым можно поднять цены — Российский фонд прямых инвестиций размером в 2 млрд. долларов, уже готов начать действовать. Осталось только «придумывать сделки» и создавать «новые истории успеха». Ну что ж, как говорится, «флаг в руки»…

Госбанки в ассортименте

Тем временем, к приватизации готовится «Сбербанк», который, согласно правительственной программе, должен продать на рынке 7,58% акций из принадлежащего Банку России пакета в 57,58%. По предварительным данным, Центробанк планирует запустить процесс приватизации уже в сентябре, она будет проходить путем открытого размещения акций SPO на фондовом рынке ММВБ и на западных биржах в форме американских депозитарных расписок ADR. В связи с этим «Сбербанк» уже запросил разрешение в ФСФР на обращение до 25% акций за рубежом.

Для подготовки SPO Банк России выбрал пять финансовых консультантов — букраннеров: это инвестбанки Credit Suisse, Goldman Sachs, Morgan Stanley, J.P.Morgan и дочерняя компания крупнейшего российского банка — «Тройка Диалог». Букраннеры помогут Центробанку определиться со сроками сделки и размером пакета, посоветуют, стоит ли продавать ли все акций сразу или по частям. Но они не будут выкупать на себя часть акций, то есть, не станут андеррайтерами – обеспечивающими, чтобы все акции в ходе размещения были распроданы.

При этом «Сбербанк» не исключает, что в ходе размещения котировки его акций могут пойти вниз, в этом случае руководство банка предполагает провести обратный выкуп акций — buy-back для поддержания их цены.

Другой монополист на банковском рынке страны — ВТБ, в этом году уже продал 10% собственных акций, государство заработало на этом 95,7 млрд. рублей. По словам главы ВТБ Андрея Костина, в 2011 году дальнейшая приватизация ВТБ не планируется.

Мировые инвесторы заговорили о «второй волне» приватизации в России уже давно. При этом, эксперты The Finansial Times призывают не повторять сомнительные инсайдерские сделки 1990-х, а проводить аукционы открыто и транспарентно, не дискриминируя при этом иностранных инвесторов. Однако не все западные инвесторы верят в реальную возможность приобретения доли российских госпредприятий. Например, один из банкиров заявил The Financial Times, что большая часть государственных планов российских властей по приватизации ему представляется «пиаровским трюком, пустыми словами, адресованными рынкам и финансовому сообществу», попыткой улучшить свой невысокий имидж на мировом рынке.

«Правильная» приватизация – это только начало, для поднятия имиджа в мировом финансовом сообществе Россия должна укрепить защиту прав собственности, пишет The Financial Times. Иностранцам нужна возможность не только приобретать активы, но и беспрепятственно ими владеть.

От KPRF.RU. В общем задачу легализации на Западе наворованного российской олиграхией и клептократией Медведев и Путин пытаются решить в ускоренном порядке, начиная «вторую волну» приватизации. И российским гражданам не важно, кто будет приказчиком у ротшильдов и иже с ними, берущих под контроль остатки национальное достояние России за небольшую маржу для отечественных нуворишей. Кстати, реформы здравоохранения и образования «Единой России», т.е. окончательная ликвидация того, что осталось от самых передовых советских социальных систем аккурат будут завершены к окончанию второй волны приватизации. И «ротшильды» с туземными приказчиками будут не обремены заботой о пока еще не вымерших российских «аборигенах». Да. Что им о них печалится – в России уже целая Португалия, как признали на днях единороссы в Госдуме, мигрантов и гастарбайтеров…

Русские, у вас крадут Родину и государство. Только КПРФ заставит вернуть украденное!

По материалам Олега Гладунова («Свободная пресса»)

Источник

 

Метки: , , , , , , , , , ,

Тандем государства и мафии. Криминологи ужасаются – мафия проникла во все официальные структуры России


Доктор юридических наук, криминолог Владимир Овчинский в интервью «Московскому комсомольцу» заявил: “Еще никогда не было такого присутствия в ОПГ представителей официальных структур”

Эра “малиновых пиджаков” давно канула в Лету. Сейчас о них вспоминают крайне редко — когда в Россию экстрадируют в свое время сбежавших за кордон бандитов 90-х годов или провожают в последний путь “генералов” криминального мира. Тем не менее, как уверяют эксперты, мафия никуда не делась, более того, продолжает цвести буйным цветом. Во что превратилась организованная преступность, кто занял место “братков” и чем занимаются бывшие лидеры ОПГ? Об этом “МК” рассказал бывший начальник Российского бюро Интерпола, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук, криминолог Владимир Овчинский.

— Владимир Семенович, сейчас бандиты не так явно проявляют себя, как в 1990-е годы, но очевидно, что криминальные группировки остались. Каковы, на ваш взгляд, основные отличия современных ОПГ от организованной преступности того времени?

— Действительно, ОПГ продолжают существовать, но уже в другом виде. Наверное, главное отличие новых бандитов в том, что никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур. Можно с уверенностью говорить о том, что у нас в стране нет ни одной “незапятнанной” госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия. Особое место в этом “хит-параде” занимают силовые структуры. Даже в лихие 90-е не было такого масштабного вовлечения в ОПГ сотрудников правоохранительных органов. В качестве иллюстрации можно привести совершенно фантастическое дело подмосковных прокуроров, “крышевавших” игорный бизнес. Я, как бывший начальник Интерпола, утверждаю, что в мировой практике аналогов не существует.

— Сложно поверить, что в 1990-е не было подобных коррупционных схем…

— То, чем занимались подмосковные прокуроры, — не просто коррупционная система. Эти люди на себе замкнули функции бандитов. Они лично вымогали, лично угрожали, лично приводили бандитов. Никогда не было такого, чтобы зампрокурора Московской области ушел в бега и находился в розыске. Это беспрецедентно. И если бы только дело прокуроров… К примеру, в мае завершился судебный процесс по “братскому” ОПГ, за которым — рейдерство, незаконный лесной бизнес, убийства, рэкет… Любопытно, что возглавлял “братскую” ОПГ бывший депутат от “Единой России”, известный бизнесмен Вадим Маляков, инициатором заказных убийств был начальник УВД Братска Владимир Утвенко, исполнители — милиционеры и бандиты, координатором был депутат от ЛДПР Александр Загороднев…

— Вы говорите, что такого в 90-е годы не было. Но каким-то образом в политике бандиты все-таки оказывались…

— Двадцать лет назад были только определенные наметки. Во власть прорывались лишь некоторые люди. К примеру, был такой вор в законе по прозвищу Пудель. Он стал общественным помощником Президента РФ Бориса Ельцина. Его кто-то в свое время ему подсунул. Но длилось это недолго. Другой пример — известный бандит Михаил Монастырский. Он в свое время добился депутатского кресла. Но это все единичные примеры. Массового характера это не носило, вот в чем главная разница. Сейчас же происходит некое “огосударствление мафии” — мафиозные структуры фактически стали замещать реальное руководство.

— На чем вообще “специализируются” современные организованные группировки? Можно ли выделить основные направления их деятельности?

— Сейчас организованная преступность представляет полный спектр деятельности. Начиная с рэкета и заканчивая похищением людей. Есть и особенные преступления, которых в таких масштабах, как в России, нет нигде.

— Можете привести пример?

— К примеру, недавний бич — рейдерство. Несмотря на то что этот вид преступления стих, он может быть реанимирован, так же как сейчас реанимируется в провинциях чистый рэкет. Если мы говорим о классическом криминальном бизнесе, то сейчас процветают букмекерские конторы, которые всегда были под мафией. К примеру, недавно в результате спецоперации, которую проводили по всей России, в Санкт-Петербурге была ликвидирована “матка” букмекерской мафии из Татарстана. Оказалось, что этот бизнес приносил сумасшедшие суммы — ежемесячно более 10 млн. рублей. И это только одна преступная структура.

— В станице Кущевской банда Цапков фактически перешла в легальный бизнес. Насколько эта ситуация проецируется на другие города? Это частое явление или скорее исключение?

— Действительно, российская мафия достаточно вольготно чувствует себя в легальных сферах бизнеса. Если в Европе организованная преступность из легального бизнеса постепенно вытесняется, то в России таких процессов пока не наблюдается. Более того, этот процесс идет в регионы. Цапки — тому подтверждение. Когда в станице Кущевской разгорелся скандал, даже губернатор края сказал, что знал Цапков как эффективных менеджеров. Только главное отличие кущевских менеджеров от традиционных в том, что они достигают своих целей криминальными методами — разбоем, рабством, убийствами. Это происходит во всех регионах. Налицо и другая тенденция — клановость.

— “Наследие” кавказских ОПГ?

— Не совсем так. Клан — это особое социальное образование, которое сплачивает людей по национальному, этническому признаку и дает приоритеты своим членам. Если раньше это было характерно для выходцев с Кавказа, то теперь тенденция распространилась по всей стране. Вся Россия в кланах. И во главе этих кланов, как правило, стоят криминальные авторитеты.

— Чем кланы опаснее ОПГ?

— Кланы — очень опасное явление. Потому что ОПГ привлечь к ответственности можно, а клан сломать очень трудно. Оболочка клана, состоящая из врачей, экономистов, учителей, считает преступное ядро авангардом. Поэтому она будет всячески выгораживать ядро в случае опасности. Так было, кстати, в Кущевской. Банда, захватившая всю станицу, — это тоже своеобразный клан. В данном случае Цапки составляли ядро регионального уровня.

— Но почему произошел рост оргпреступности, если борьба с нею постоянно декларируется?

— Чтобы понять причины, нужно вспомнить историю. Я как практик могу утверждать, что уже в 80-х годах, когда появились первые признаки преступной организованности, в силовых структурах начали заниматься этим вопросом. К середине 80-х годов руководство МВД направило на места секретные директивы о борьбе с особо опасной формой организованной преступности — организованными группами. Потом, в 1988 году, начали создаваться спецподразделения по борьбе с оргпреступностью. В итоге преступность удавалось сдерживать. Однако с 2008 года ситуация резко изменилась. Подразделения по борьбе с оргпреступностью — УБОПы — были ликвидированы.

— Тогда говорили, что эти подразделения — лишние в системе МВД.

— Специалисты считают, что в 2008 году, после ликвидации этих спецподразделений, ситуацию одним махом вернули на 20 лет назад. В результате этого необдуманного шага мы потеряли структуры, которые должны заниматься оргпреступностью, а вместе с ними большое количество профессионалов. Кроме того, дела оперативного учета в отношении организованных бандитских группировок были потеряны или уничтожены. Хотя общественность уверяли, что все сохранено. В масштабах страны бесконтрольными остались до 80 тысяч активных членов организованных преступных групп.

— Откуда такая внушительная цифра? Ведь в 1990-е якобы пересажали всех?

— Бывшие члены ОПГ никуда не делись. Они прошли через суд и уже успели выйти из мест лишения свободы.

Я недавно проанализировал статистику Верховного суда за период с 2004 по 2009 год. Получилась страшная картина. К примеру, из совершивших умышленные убийства пожизненное наказание было назначено всего 0,2%. На 25 лет из них были осуждены только 3–4%. Из 234 тысяч осужденных за нанесение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшего смерть, максимальный срок получили только… двое бандитов. Из этой же категории осужденных 37% получили условный срок и остались на свободе. За бандитизм за этот же период привлекались 1180 человек. Из них только три получили максимальный срок. За разбойные нападения были осуждены 147 тысяч человек. Из них максимальный срок получили только семеро. За достаточно редкую статью “организация преступного сообщества” были осуждены 440 человек. Из них только 37 мафиози получили максимальный срок. Но даже те, кто получает максимальные сроки, особо не расстраиваются. Они выходят на свободу по УДО (условно-досрочно) спустя полсрока. Поэтому весь контингент 1990-х годов, который, как нам кажется, сидит, уже давно вышел. Тем более все условия для этого есть.

— Какие условия вы имеете в виду?

— После решения президента гуманизировать законодательство и принятия поправок в УК и УПК у осужденных есть возможность выходить по условно-досрочному освобождению независимо от того, есть ли у них нарушения во время отбывания наказания или нет. К примеру, если человек отказывался во время отсидки работать, нарушал режим, совершал правонарушения, это не значит, что он не выйдет по УДО. Поэтому преступники прекрасно сейчас себя чувствуют.

— Что сейчас происходит с бандитами 1990-х? Чем они занимаются? Они вливаются в новые банды или возвращаются в те же группировки, что и были?

— Никто из старых бандитов не стал законопослушным гражданином после отсидки — каким был бандитом по духу, по связям, таким же и остался. Более того, по закону криминального мира — если был лидером, то он им и остается. Его как “грели” на зоне — создавали условия, подкидывали продукты, деньги, добивались освобождения по УДО — так и сейчас уважают. Генерала МВД могут отправить на пенсию и забыть, а у мафии генералов преступного мира на пенсию не отправляют.

— “Старую гвардию” как-то контролируют или все настолько плохо?

— Слава богу, в этом году принят закон об административном надзоре за теми, кто освободился и возвращается из мест лишения свободы. Сейчас хотя бы есть правовой механизм — организован контроль, профилактическая работа. Раньше никто не обязан был этим заниматься. Сейчас создана правовая база. Как только этот механизм освоят, возможно, ситуация улучшится.

— Очень много говорят о “русской мафии” за рубежом. Действительно ли она так сильна?

— Нельзя утверждать, что российская мафия превалирует в Европе. Это, конечно же, не так. Всем известно, что героин, например, распространяется албанскими группировками, контрафактный табак, алкоголь поставляются из Польши, стран Балтии. В распространении синтетических наркотиков кроме стран Балтии и Польши задействована еще и Германия. А поставки контрафактных лекарств идут из Индии.

В то же время говорить, что русской мафии в Европе нет вообще, тоже нельзя. По степени влияния “русская мафия”, под которой там имеют в виду всех русскоязычных бандитов, не преобладает, но участвует во многих процессах. Это может быть торговля людьми, наркобизнес. Кроме того, “русской мафии” Европа нужна для отмывания денег. Постоянно идут аресты. Время от времени мы слышим о спецоперациях.

— Какие меры необходимо предпринять, чтобы разорвать порочную связь госструктур с ОПГ?

— В первую очередь нужно выработать механизмы для борьбы с коррупцией — одного из элементов организованной преступности. Для сдерживания “бытовой” коррупции мер, которые предпринимаются, достаточно. Зато ситуация с системной коррупцией, которая представляет наибольшую опасность для России, выглядит критической. Чтобы ее изменить, необходимо восстановить спецподразделения по борьбе с организованной преступностью.

Многие эксперты по этому вопросу, в том числе и бывшие силовики, считают, что при МВД нужна федеральная служба по борьбе с организованной преступностью, терроризмом и коррупцией. Региональные структуры этого подразделения должны быть во всех федеральных округах. При этом они не должны подчиняться местным органам власти. Это может быть новая структура МВД — оперативные подразделения, которые бы дополнили Следственный комитет. В законодательном плане у нас все для этого есть. Нужен только указ президента.

Единоросы «кошмарят» страну: план Путина в действии
Тандем государства и мафии. Криминологи ужасаются – мафия проникла во все официальные структуры России
2011-06-29 21:11
Дарья Федотова («Московский комсомолец»)

View the full imagegeneral_ovchinskiy495_12813.jpg

Доктор юридических наук, криминолог Владимир Овчинский в интервью «Московскому комсомольцу» заявил: “Еще никогда не было такого присутствия в ОПГ представителей официальных структур”

Эра “малиновых пиджаков” давно канула в Лету. Сейчас о них вспоминают крайне редко — когда в Россию экстрадируют в свое время сбежавших за кордон бандитов 90-х годов или провожают в последний путь “генералов” криминального мира. Тем не менее, как уверяют эксперты, мафия никуда не делась, более того, продолжает цвести буйным цветом. Во что превратилась организованная преступность, кто занял место “братков” и чем занимаются бывшие лидеры ОПГ? Об этом “МК” рассказал бывший начальник Российского бюро Интерпола, генерал-майор милиции в отставке, доктор юридических наук, криминолог Владимир Овчинский.

— Владимир Семенович, сейчас бандиты не так явно проявляют себя, как в 1990-е годы, но очевидно, что криминальные группировки остались. Каковы, на ваш взгляд, основные отличия современных ОПГ от организованной преступности того времени?

— Действительно, ОПГ продолжают существовать, но уже в другом виде. Наверное, главное отличие новых бандитов в том, что никогда — ни в 1980-х, ни в 1990-х — не было такого масштабного присутствия в ОПГ представителей официальных госструктур. Можно с уверенностью говорить о том, что у нас в стране нет ни одной “незапятнанной” госструктуры — будь то правительство, министерства, аппарат губернаторов или мэрия. Особое место в этом “хит-параде” занимают силовые структуры. Даже в лихие 90-е не было такого масштабного вовлечения в ОПГ сотрудников правоохранительных органов. В качестве иллюстрации можно привести совершенно фантастическое дело подмосковных прокуроров, “крышевавших” игорный бизнес. Я, как бывший начальник Интерпола, утверждаю, что в мировой практике аналогов не существует.

— Сложно поверить, что в 1990-е не было подобных коррупционных схем…

— То, чем занимались подмосковные прокуроры, — не просто коррупционная система. Эти люди на себе замкнули функции бандитов. Они лично вымогали, лично угрожали, лично приводили бандитов. Никогда не было такого, чтобы зампрокурора Московской области ушел в бега и находился в розыске. Это беспрецедентно. И если бы только дело прокуроров… К примеру, в мае завершился судебный процесс по “братскому” ОПГ, за которым — рейдерство, незаконный лесной бизнес, убийства, рэкет… Любопытно, что возглавлял “братскую” ОПГ бывший депутат от “Единой России”, известный бизнесмен Вадим Маляков, инициатором заказных убийств был начальник УВД Братска Владимир Утвенко, исполнители — милиционеры и бандиты, координатором был депутат от ЛДПР Александр Загороднев…

— Вы говорите, что такого в 90-е годы не было. Но каким-то образом в политике бандиты все-таки оказывались…

— Двадцать лет назад были только определенные наметки. Во власть прорывались лишь некоторые люди. К примеру, был такой вор в законе по прозвищу Пудель. Он стал общественным помощником Президента РФ Бориса Ельцина. Его кто-то в свое время ему подсунул. Но длилось это недолго. Другой пример — известный бандит Михаил Монастырский. Он в свое время добился депутатского кресла. Но это все единичные примеры. Массового характера это не носило, вот в чем главная разница. Сейчас же происходит некое “огосударствление мафии” — мафиозные структуры фактически стали замещать реальное руководство.

— На чем вообще “специализируются” современные организованные группировки? Можно ли выделить основные направления их деятельности?

— Сейчас организованная преступность представляет полный спектр деятельности. Начиная с рэкета и заканчивая похищением людей. Есть и особенные преступления, которых в таких масштабах, как в России, нет нигде.

— Можете привести пример?

— К примеру, недавний бич — рейдерство. Несмотря на то что этот вид преступления стих, он может быть реанимирован, так же как сейчас реанимируется в провинциях чистый рэкет. Если мы говорим о классическом криминальном бизнесе, то сейчас процветают букмекерские конторы, которые всегда были под мафией. К примеру, недавно в результате спецоперации, которую проводили по всей России, в Санкт-Петербурге была ликвидирована “матка” букмекерской мафии из Татарстана. Оказалось, что этот бизнес приносил сумасшедшие суммы — ежемесячно более 10 млн. рублей. И это только одна преступная структура.

— В станице Кущевской банда Цапков фактически перешла в легальный бизнес. Насколько эта ситуация проецируется на другие города? Это частое явление или скорее исключение?

— Действительно, российская мафия достаточно вольготно чувствует себя в легальных сферах бизнеса. Если в Европе организованная преступность из легального бизнеса постепенно вытесняется, то в России таких процессов пока не наблюдается. Более того, этот процесс идет в регионы. Цапки — тому подтверждение. Когда в станице Кущевской разгорелся скандал, даже губернатор края сказал, что знал Цапков как эффективных менеджеров. Только главное отличие кущевских менеджеров от традиционных в том, что они достигают своих целей криминальными методами — разбоем, рабством, убийствами. Это происходит во всех регионах. Налицо и другая тенденция — клановость.

— “Наследие” кавказских ОПГ?

— Не совсем так. Клан — это особое социальное образование, которое сплачивает людей по национальному, этническому признаку и дает приоритеты своим членам. Если раньше это было характерно для выходцев с Кавказа, то теперь тенденция распространилась по всей стране. Вся Россия в кланах. И во главе этих кланов, как правило, стоят криминальные авторитеты.

— Чем кланы опаснее ОПГ?

— Кланы — очень опасное явление. Потому что ОПГ привлечь к ответственности можно, а клан сломать очень трудно. Оболочка клана, состоящая из врачей, экономистов, учителей, считает преступное ядро авангардом. Поэтому она будет всячески выгораживать ядро в случае опасности. Так было, кстати, в Кущевской. Банда, захватившая всю станицу, — это тоже своеобразный клан. В данном случае Цапки составляли ядро регионального уровня.

— Но почему произошел рост оргпреступности, если борьба с нею постоянно декларируется?

— Чтобы понять причины, нужно вспомнить историю. Я как практик могу утверждать, что уже в 80-х годах, когда появились первые признаки преступной организованности, в силовых структурах начали заниматься этим вопросом. К середине 80-х годов руководство МВД направило на места секретные директивы о борьбе с особо опасной формой организованной преступности — организованными группами. Потом, в 1988 году, начали создаваться спецподразделения по борьбе с оргпреступностью. В итоге преступность удавалось сдерживать. Однако с 2008 года ситуация резко изменилась. Подразделения по борьбе с оргпреступностью — УБОПы — были ликвидированы.

— Тогда говорили, что эти подразделения — лишние в системе МВД.

— Специалисты считают, что в 2008 году, после ликвидации этих спецподразделений, ситуацию одним махом вернули на 20 лет назад. В результате этого необдуманного шага мы потеряли структуры, которые должны заниматься оргпреступностью, а вместе с ними большое количество профессионалов. Кроме того, дела оперативного учета в отношении организованных бандитских группировок были потеряны или уничтожены. Хотя общественность уверяли, что все сохранено. В масштабах страны бесконтрольными остались до 80 тысяч активных членов организованных преступных групп.

— Откуда такая внушительная цифра? Ведь в 1990-е якобы пересажали всех?

— Бывшие члены ОПГ никуда не делись. Они прошли через суд и уже успели выйти из мест лишения свободы.

Я недавно проанализировал статистику Верховного суда за период с 2004 по 2009 год. Получилась страшная картина. К примеру, из совершивших умышленные убийства пожизненное наказание было назначено всего 0,2%. На 25 лет из них были осуждены только 3–4%. Из 234 тысяч осужденных за нанесение тяжкого вреда здоровью, в том числе повлекшего смерть, максимальный срок получили только… двое бандитов. Из этой же категории осужденных 37% получили условный срок и остались на свободе. За бандитизм за этот же период привлекались 1180 человек. Из них только три получили максимальный срок. За разбойные нападения были осуждены 147 тысяч человек. Из них максимальный срок получили только семеро. За достаточно редкую статью “организация преступного сообщества” были осуждены 440 человек. Из них только 37 мафиози получили максимальный срок. Но даже те, кто получает максимальные сроки, особо не расстраиваются. Они выходят на свободу по УДО (условно-досрочно) спустя полсрока. Поэтому весь контингент 1990-х годов, который, как нам кажется, сидит, уже давно вышел. Тем более все условия для этого есть.

— Какие условия вы имеете в виду?

— После решения президента гуманизировать законодательство и принятия поправок в УК и УПК у осужденных есть возможность выходить по условно-досрочному освобождению независимо от того, есть ли у них нарушения во время отбывания наказания или нет. К примеру, если человек отказывался во время отсидки работать, нарушал режим, совершал правонарушения, это не значит, что он не выйдет по УДО. Поэтому преступники прекрасно сейчас себя чувствуют.

— Что сейчас происходит с бандитами 1990-х? Чем они занимаются? Они вливаются в новые банды или возвращаются в те же группировки, что и были?

— Никто из старых бандитов не стал законопослушным гражданином после отсидки — каким был бандитом по духу, по связям, таким же и остался. Более того, по закону криминального мира — если был лидером, то он им и остается. Его как “грели” на зоне — создавали условия, подкидывали продукты, деньги, добивались освобождения по УДО — так и сейчас уважают. Генерала МВД могут отправить на пенсию и забыть, а у мафии генералов преступного мира на пенсию не отправляют.

— “Старую гвардию” как-то контролируют или все настолько плохо?

— Слава богу, в этом году принят закон об административном надзоре за теми, кто освободился и возвращается из мест лишения свободы. Сейчас хотя бы есть правовой механизм — организован контроль, профилактическая работа. Раньше никто не обязан был этим заниматься. Сейчас создана правовая база. Как только этот механизм освоят, возможно, ситуация улучшится.

— Очень много говорят о “русской мафии” за рубежом. Действительно ли она так сильна?

— Нельзя утверждать, что российская мафия превалирует в Европе. Это, конечно же, не так. Всем известно, что героин, например, распространяется албанскими группировками, контрафактный табак, алкоголь поставляются из Польши, стран Балтии. В распространении синтетических наркотиков кроме стран Балтии и Польши задействована еще и Германия. А поставки контрафактных лекарств идут из Индии.

В то же время говорить, что русской мафии в Европе нет вообще, тоже нельзя. По степени влияния “русская мафия”, под которой там имеют в виду всех русскоязычных бандитов, не преобладает, но участвует во многих процессах. Это может быть торговля людьми, наркобизнес. Кроме того, “русской мафии” Европа нужна для отмывания денег. Постоянно идут аресты. Время от времени мы слышим о спецоперациях.

— Какие меры необходимо предпринять, чтобы разорвать порочную связь госструктур с ОПГ?

— В первую очередь нужно выработать механизмы для борьбы с коррупцией — одного из элементов организованной преступности. Для сдерживания “бытовой” коррупции мер, которые предпринимаются, достаточно. Зато ситуация с системной коррупцией, которая представляет наибольшую опасность для России, выглядит критической. Чтобы ее изменить, необходимо восстановить спецподразделения по борьбе с организованной преступностью.

Многие эксперты по этому вопросу, в том числе и бывшие силовики, считают, что при МВД нужна федеральная служба по борьбе с организованной преступностью, терроризмом и коррупцией. Региональные структуры этого подразделения должны быть во всех федеральных округах. При этом они не должны подчиняться местным органам власти. Это может быть новая структура МВД — оперативные подразделения, которые бы дополнили Следственный комитет. В законодательном плане у нас все для этого есть. Нужен только указ президента.

Материал: Дарья Федотова, «Московский комсомолец»

Источник

 

Метки: , , , , , ,

Почему пациентов у нас заставляют платить за услуги, которые финансируются государством


Программное требование КПРФ — гарантия выскоквалифицированной бесплатной медпомощи всем гражданам России. Этой проблеме были посвящены специальные парламентские слушания, которые фракция КПРФ провела в Госдуме. В этом контексте интерес представляет материал Интернет-портала «Свободная пресса», который исследовал на практике как происходит замещение бесплатной медпомощи платной в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Все граждане России имеют право на бесплатную медицинскую помощь. Это нам обещает Конституция РФ — главный правовой документ страны, действие которого распространяется на всю ее территорию.

«Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь, — записано в части 1 статьи 41 Основного закона. — Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений».

Реализуется право на бесплатную медицинскую помощь через специальную Программу государственных гарантий, которая ежегодно утверждается правительством страны. Этот документ является одним из главных, по которым сегодня работает наше здравоохранение. В нем как раз и определяются виды и условия оказания населению РФ бесплатной медицинской помощи.

В Программе госгарантий на текущий год, утвержденной постановлением кабинета министра №782 от 4 октября 2010 года, отмечается, что оказание бесплатных медицинских услуг в расчете на одного пациента обойдется казне в среднем в 7 тысяч 633 рубля (это почти вдвое больше, чем три года назад).

На базе федерального документа регионы принимают собственные, более детальные программы по бесплатной медицине.

В Программе заявлено, что полностью бесплатной для пациентов должна быть работа «Скорой помощи», прием врачей в поликлиниках, основные диагностические методы, а также нахождение больного в стационаре. Финансирование во всех этих случаях осуществляется за счет бюджета или из Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС). Например, на одно посещение пациентом поликлиники выделяется 218 рублей, на вызов бригады «скорой» — 1 710 рублей, лечение в больнице оплачивается из расчета 1 380 рублей в день.

В государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения населению могут оказываться и платные услуги в соответствии с гражданским законодательством и законом «О защите прав потребителей», но замещение бесплатной медицинской помощи платными медицинскими услугами недопустимо, указывается в Программе госгарантий.

Между тем происходит это практически повсеместно. Одна моя знакомая из Подмосковья (с пропиской и полисом ОМС) недавно пыталась пробиться в своей районной поликлинике на прием к отоларингологу. У девушки страшно болело ухо (как потом выяснилось, был сильнейший отит), но в регистратуре сказали, что талончиков уже нет, и предложили договориться с врачом о платном осмотре. А когда от боли лезешь на стенку, о том, что тебя просто хотят раскрутить на деньги, думаешь меньше всего. Поэтому заплатила подруга в кассу 250 рублей, да еще спасибо сказала, что не отфутболили. Эмоции были потом, и, в основном, непечатные.

Без сомнения, она не первая и не последняя пациентка, которая вместо положенной бесплатной медицинской помощи, получила чек об оплаченной услуге.

Массу вопросов вызывает и ситуация со сдачей анализов. Так, на днях в газету позвонила москвичка и рассказала, как ее фактически вынудили заплатить 600 рублей за рядовой анализ на яйца глист. Пройти обследование необходимо было по медицинским показаниям, а не для того, чтобы получить справку в бассейн. Однако, несмотря на наличие у пациентки полиса ОМС, врач поликлиники №4 (Центральный АО) сказала, что бесплатно этот анализ у них не делают, и направила ее в частный медицинский центр в Измайлово, где лабораторное исследование пришлось оплатить по коммерческой таксе.

Корреспондент «СП» попыталась выяснить, насколько правомочными были действия врача, и оказалось, что установить это достаточно сложно, поскольку у нас до сих пор нет четкого перечня бесплатных и платных лабораторных анализов и исследований. Этот факт официально подтвердили в Федеральном фонде обязательного медицинского страхования.

«В каждом субъекте РФ в соответствии с ежегодно принимаемой Программой государственных гарантий оказания медицинской помощи населению медицинские учреждения имеют эти данные. Если они их отказываются предоставить, то нужно застрахованному (пациенту) обратится в свою страховую компанию (контакты указаны на полисе обязательного медицинского страхования), для получения этой информации и дальнейшего разъяснения», — пояснила «СП» Мария Черняева, консультант отдела по взаимодействию с федеральными органами исполнительной власти и СМИ ФФОМС.

В медицинской страховой компании «МАКС-М», которая, к слову, выступает страховщиком около 23 млн. человек в 25 регионах РФ, рассказали, что «объем лечения и исследований по программе обязательного медицинского страхования определяет лечащий врач»

Но и здесь есть тонкость.

«Врач, работающий в системе обязательного медицинского страхования, платный анализ официально назначить не может. Нет у него такого права априори, — говорит представитель страховой компании. — Если же врач посчитал, что какие-то исследования необходимы для уточнения диагноза, а в данном учреждении нет возможности их провести, то лечебное учреждение должно застрахованному пациенту это организовать, где-то в другом месте. Но опять же, человек не обязан за это платить».

Так — в идеале. Но у врача, оказывается, есть право «рекомендовать» пациентам помощь «на платной основе. То есть, по сути, на коммерческие рельсы при желании можно поставить любую услугу, преподнеся ее как дополнительную.

Особенно часто из бесплатного делают платное в женских консультациях: беременной, чтобы встать на учет, нужно сдать массу анализов и пройти не одно обследование, а посему наблюдающий ее врач может позволить себе действовать с фантазией и размахом.

Вот откровения одной из будущих мамочек на тематическом интернет-форуме, где беременные делятся своими проблемами:

«Пришла вставать на учёт в ЖК по прописке (в МО). Врач бесплатно выписала только: общий анализ крови, мочи, на группу крови и резус фактор, на сахар. Всё. Остальное, типа, платно. Выписала мне на гормоны (5 видов) + гемостазиограмму — 3500 руб. Сказала обязательно и денежку сразу ей на руки, ни в какие кассы. Что делать, отдала. Порадовалась, что буквально месяц назад сдавала анализы на все инфекции, и пересдавать меня не заставили.

Потом сказала прийти с 600 руб. на УЗИ, +1000 руб. на инфекцию, которая у меня была пару лет назад, типа, она может из-за беременности возобновиться, нужно это предусмотреть.

Я вышла в лёгком шоке и поняла, что дешевле прикрепляться к роддому, оплатить 30 тысяч и всю беременность наблюдаться у профессионалов. Эта даже расшифровать гормоны, сделанные в другой клинике не смогла, заставила пересдавать, т.к. фирма, которая делает анализы расшифровывает их сама…Что я могу сказать: позор российским ЖК».

«Мне бесплатно делали только общий анализ крови, кровь на ВИЧ и гепатит, мочу, мазок и УЗИ в 20 недель, и теперь в 30 недель, — пишет другая участница форума. — В предыдущие беременности бегала, как сайгак, по платным клиникам делала почти все, что врач прописывала. А теперь пишу отказы на все платные анализы — если они так уж необходимы, то вводите их в перечень бесплатных. А если их там нет, то без них можно и обойтись».

Между тем, как пояснили в страховой компании «МАКС-М», существует список, анализов, которые входят в обязательный план обследования беременных, и назначать их на платной основе врач не имеет права. Только вот перечень этот в большинстве ЖК хранят как гостайну, и на информационных стендах его не увидишь.

Что же все-таки делать, если положенную диагностику врачи проводить не спешат, а вручают пациентке стопку бланков на платные анализы, да еще с рекомендацией сделать их в конкретном коммерческом медицинском центре.

Если финансы позволяют, можно, конечно, отправиться и в платную клинику, тем более что там есть возможность сдать все анализы сразу или в удобное время, не портя нервы, и не тратя времени в очередях.

Цены на анализы при беременности в частных медцентрах зависят от сложности исследования — от 150 до 1500 рублей, так что весь комплекс обойдется в кругленькую сумму.

Но когда лишних денег нет, да и принципиально оплачивать бесплатную услугу не хочется, можно попробовать побороться за свои права.

«Можно написать жалобу на имя главного врача лечебного учреждения, а также позвонить в вашу страховую компанию и сообщить о том, что с вас требуют деньги за те анализы, которые должны делаться бесплатно, — рекомендует юрист Юрий Свирский. — Они обязаны принять меры, в противном случае на лечебное учреждение будет наложен штраф в размере оплаченной пациентом услуги. Но лучше, если вы обратитесь за разъяснениями до того момента, как отдадите деньги».

Дело в том, что вернуть их потом будет довольно хлопотно. Потребуется уже письменное заявление в вашу страховую компанию, на рассмотрение которого по закону отводится 30 дней.

Но механизм возврата денег лечебным учреждением нигде не прописан, признает эксперт «МАКС-М»:

«Непонятно, в каком объеме они их должны вернуть, откуда берется эта сумма. Потому что из бюджетных денег или денег ОМС они этого сделать не могут. Скорей всего пациенту будет заявлено, что деньги ему вернут только по судебному решению».

Президент общероссийской Лиги защитников пациентов Александр Саверский, в свою очередь, предлагает сразу идти в прокуратуру:

«В Конституции написано, что медицинская помощь беременным оказывается бесплатно. Попытка Минздрава доказать, что одни виды помощи оказываются у нас бесплатно, а другие платно, — результат бездарной политики государства, которое не может определиться, будет ли оно следовать конституционным нормам или нет. Каждый подобный прецедент должен иметь правовую реакцию».

Но, как известно, беременным нервничать нельзя, а потому многие считают, что проще заплатить, чем бегать по инстанциям, доказывая свою правоту. И здесь круг замкнулся…

Из досье

Более 2000 рублей придется заплатить и за оформление медицинской (санитарной) книжки, которая в обязательном порядке требуется тем, чья профессия связана с изготовлением, транспортировкой, хранением продуктов питания, со сферой обслуживания, торговлей или образованием. Этот документ, подтверждающий здоровье, может получить и любой желающий, при условии успешного прохождения необходимых обследований и медицинских анализов.

Санитарная книжка содержит результаты медосмотров, исследований на гельминтозы и возбудителей кишечных инфекций, результаты лабораторных и рентгеновских исследований, отметки о перенесенных инфекционных заболеваниях, а также данные о профилактических прививках.

В соответствии с приказом Роспотребнадзора № 402 личные медицинские книжки оформляются и выдаются только центрами гигиены и эпидемиологии. Бланки личных медицинских книжек являются документами строгой отчетности и свободной продаже не подлежат.

На сегодняшний день в Москве есть всего несколько медицинских центров, где можно оформить легальную медицинскую книжку в режиме «одного окна». При этом предлагают эту услугу почти во всех частных клиниках. И даже в интернете:

«Передали курьеру данные, и завтра он привозит Вам готовую медкнижку. Все, и никаких потерь времени!»

Неискушенный соискатель сразу может и не разобраться, куда стоит обращаться за подлинником, а где за немалые деньги всучат фальшивку. Проверить же подлинность документа, к сожалению, удастся, только имея его на руках: для этого достаточно позвонить в Роспотребнадзор и назвать его регистрационный номер. Фальсификаторов там, видимо, знают уже поименно: потому что только по одному названию медцентра, выдавшего медкнижку, способны определить: легальная она или нет. Почему нарушителей не наказывают? Можно только предположить: то, что они делают, наверное, кому-нибудь нужно…

«Свободная пресса»

Источник

 

Метки: , , , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: