RSS

Архив метки: Жизнь

Я счастлив, что жил в СССР


Слушая по телевизору и читая в газетах ежедневно о беспросветной жизни в СССР, которую я хорошо помнил, я не могу не сравнивать ее жизнью в нынешнем хваленом либерально-демократическом капитализме. Какую жизнь я помню, скорее, даже не просто помню, а ношу в своем сердце, как память о матери и первой любви?

Первое, что мне приходит в голову: это была светлая и беззаботная жизнь. Не райская, но близка к ней. Ни тебе безработицы и нищеты, ни олигархов и киллеров, ни МММ и ОПГ, ни рэкетиров и рейдеров, ни коррупции и лоббизма, ни проституции и порнографии, в том числе детской, ни бомжей и беспризорников, ни исчезновение людей и продажи их за границу, в том числе детей, ни духовно-нравственной деградации народа и его вымирания.

Что скрывать, случались убийства и раньше, но раз в год (а в подмосковном Жуковском за пятнадцать послевоенных лет вообще было всего лишь одно убийство), а не каждый день, как сейчас, причем такие, которые тогда невозможно было вообразить: чтобы внук убил бабушку из-за пенсии, мать выбросила зимой в окно грудное дитя, а отец изнасиловал малолетнюю дочь. Такое впечатление, что в нынешней России у людей окончательно крыша съехала! Может, мне стыдно сознаться, но я, имеющий три высших образования и владеющий тремя иностранными языками, познал смысл слова педофилия лишь в годы демократических реформ.

Разумеется, были в Советском Союзе грабители и воры, но их добычей не были целые заводы и отрасли считавшегося народным хозяйства. Обман и мошенничество тоже имели место, но на работу люди устраивались, зная, что зарплату выплатят обязательно, квартиры получали или покупали без риска в них не въехать, деньги в банк клали, не боясь их потерять, еду покупали, не боясь отравиться, лекарства пили с уверенностью, что от них вылечишься, а не умрешь, на курорт ездили, зная, что тебя там ждут. Не было понятий фальшивых паспортов, дипломов, правительственных наград, да и поддельных денег тоже. Люди верили друг другу. Над железными дверями смеялись, так как они были ни к чему.

Все перечисленные выше и многие другие мерзости, которые можно пополнять до бесконечности, подарили России новоявленные капитализм, демократия и либеральные ценности, без устали восхваляемые на телевидении и в прессе. С еще большей неутомимостью там обливают помоями жизнь при социализме. Но для меня и, уверен, для миллионов моих сограждан социализм был и остается олицетворением общества всеобщего благоденствия, равенства и братства, когда человек человеку был друг и товарищ, иными словами, была полная противоположность тому, с чем он столкнулся в новой России, в которой он вынужден жить по законам джунглей, где выживает сильнейший, а применительно к людям еще и подлейший и наглейший. А так как эти качества не характерны для русского народа, если не сказать, глубоко ему противны, вот и начал он ускоренно вымирать, что вполне входило в планы демократов. Автор экономических реформ Гайдар, услышав о смерти людей от голода, спокойно заметил, что вымирание народа во время преобразований вполне естественное явление, а позднее, когда народ начал уходить на тот свет по миллиону в год, с удовлетворением констатировал, что осталось не так долго ждать, когда вымрут последние слабаки, имея в виду стариков и людей, не приспособленных к бизнесу.

Это же подтвердил и автор наглой аферы с ваучерами Чубайс своим вопросом: «Если мы не можем прокормить, то нужно ли нам столько народа?» Вместо того чтобы сидеть в тюрьме или быть повешенным, эта рыжая «редиска» была назначена главой крупнейшей энергетической компании страны! В результате его неутомимой деятельности на этом поприще в стране возник дефицит электроэнергии и в домах стали отключать электричество. Очевидно, в благодарность за это Президент Медведев назначил его ответственным за модернизацию страны. Наверняка, чтобы он и ее угробил.

К сожалению, в стране вымирали в основном не старики, — они пережили войну, нипочем им и эта напасть, — а от безысходности молодые, вот в чем беда.

Если в книгах и прессе, а также политиками высказывались различные, порой прямо противоположные мнения о старой и новой жизни, то народ в этом вопросе был и остается на редкость единодушен, вспоминая с ностальгией о временах, когда медицина и образование были бесплатными, а за полученное от государства бесплатно жилье они платили крохи, когда по профсоюзным бесплатным путевкам они ездили в дома отдыха, а дети — в пионерлагеря, да и платные путевки были не в тягость любому кошельку. При средней зарплате в 150 рублей можно было пообедать в любой общественной столовой за 50 копеек. Это все равно, что если бы сейчас можно было наесться за 20 рублей, исходя из нынешней зарплаты. Смешно? Да на эти деньги сейчас не во всякий туалет пустят. И уж совсем в советское время не опустошали карман проезд на любом виде транспорта (3-5 копеек), почта и телефон (2 копейки), посещение кинотеатров и театров, включая Большой, самый дорогой билет в который стоил три с полтиной.

Автомобилисты до сих пор не могут забыть четырнадцать копеек за бензин, а пенсионеры — свои пенсии, от которых оставалось на гостинцы внукам, во всяком случае, от голода они не умирали и не боялись, что их не на что будет похоронить. А главное, ни у кого не было страха за свою жизнь и жизнь детей. Молодежь была уверена, что после школы она при желании может поступить бесплатно в бесплатный институт и сможет бесплатно учиться да еще получать стипендию, на которую можно худо — бедно прожить, а не поступит, так все равно без работы ни за что не станется. Даже сироты планировали свое будущее, зная, что государство о них и дальше позаботится и выведет в люди.

Я абсолютно уверен, что перечисленные утерянные блага были вполне достаточны для безбедной и беззаботной жизни людей, составлявших большинство населения страны, кого по праву называют народом. Сейчас остается лишь мечтать, чтобы у моего народа когда-нибудь возродились прежние условия жизни

Для меня важно, что перечисленные и многие другие блага народу дал именно социализм, а капитализм под давлением трудящихся был вынужден перенять и ввести у себя некоторые из них, например, восьмичасовой рабочий день, оплачиваемые отпуска и пенсии. Длительность рабочего дня, два выходных в неделю и ежегодные отпуска были узаконены в СССР в соответствии с регламентированием труда, разработанным научными институтами, с учетом физиологических особенностей человека. Таких институтов ни в одной капиталистической стране, так же как и в нынешней либерально — демократической России днем с огнем не сыскать.

И не удивительно, что новоявленные работодатели, пользуясь отсутствием в стране народной власти и профсоюзов, сразу отменили практически все социальные блага, включая тот же восьмичасовой рабочий день, а для того чтобы ничего не отчислять в пенсионный фонд или отчислять для обмана крохи, начали выдавать зарплату в конвертах. Причем делается это с согласия самих же работников, испытывающих постоянный страх потерять с трудом полученную работу и поэтому согласных на любые условия труда. К тому же мужчин при средней продолжительности их жизни ниже возраста выхода на пенсию она как таковая их мало интересует.

Чтобы вы не подумали, что написал я это по чьему-либо заказу, смею вас заверить, что все сказанное является моим глубоко личным мнением, основанным на своей собственной жизни. Родился я в крестьянской семье в 1935 году, переехавшей в Жуковский, когда мне было два месяца. Мать, как она сама рассказывала, ходила в школу лишь две недели, так как была старшей из шести детей, и грамоте обучил ее муж, мой отец, у которого, судя по фронтовым письмам, было не менее семиклассного образование. На фронт он ушел на четвертый день войны и погиб под Ленинградом в 1943 году. С матерью осталось трое детей, но войну пережили лишь двое, в том числе я. Благодаря советской власти, я закончил не только школу, но и три вуза. Не заплатив за это ни копейки, а, напротив, получая от государства деньги. Языки тоже выучил бесплатно во время работы.

Я даже не хочу представлять, кем бы я смог стать, родись у безграмотной матери без мужа, в нынешней демократической России, где за любое образование пришлось бы матери платить и немалые деньги. К бизнесу и деньгам я с детства имею отвращение, хотя одно из образований у меня внешнеэкономическое. Самое большое, кем бы я сейчас мог стать, — это охранником чужого добра, кем, кстати, я до сих пор подрабатываю после ухода на пенсию, чтобы прокормиться с женой и собачкой меньше кошки. А еще, — чтобы помочь дочери и зятю оплачивать учебу внука в лицее и затем в МИФИ. Но, слава богу, институт остался позади, и внук начал самостоятельную жизнь. Факультет у него был экспериментальный, в духе времени, сочетавший знание техники с языками, как ему объясняли, созданный по решению правительства для последующей модернизации России. Окончил внук институт почти с одними пятерками, и вышвырнули его под зад коленом на вольные хлеба. Одно время удалось ему по блату устроиться в американскую компанию «Проктал энд Гэмбел», обещавшей уже через полгода золотые горы. Год проработал по 12 часов, зарплату так и не подняли. А когда сломал руку, выбросили, как собаку, со словами: «Ждать тебя целый месяц мы не намерены». До сих пор ищет стабильную работу и подрабатывает, где придется.

Вот они две разные политико-экономические системы в действии! А родился бы внук в советское время, и уже был бы счастливым человеком, как я в его годы. Чем только я ни занимался в после института, работая по распределению в НИИ: и конструировал новый, как сейчас помню, радиально-поршневой насос, и был редактором молодежной газеты и членом комитета комсомола НИИ, и организовывал вечера встречи и концерты с участием знаменитостей, и ходил в турпоходы, и играл за институт в футбол. И планировал свое будущее на десять лет вперед. Ничего этого мой внук, кроме поиска работы и денег, не знает. И ничего в его памяти об этих годах не останется, кроме ненависти к этому строю.

И еще не могу не рассказать о том, что мы жили абсолютно без какого-либо страха за свою жизнь. В памяти всплывает, как одно время в начале пятидесятых была мода спать на свежем воздухе под открытым небом: в ближайшем лесу, на лужайке, под окном дома. Мне было лет семнадцать, и я спал в лесу недалеко от дома. До девушек дело у меня еще не дошло, и я спал один. А вокруг устроились соседи семьями, парами и в одиночку. И моя мама спокойно отправляла меня на ночевку, нисколько не боясь за меня. Сейчас это трудно представить, но в то «страшное сталинское» время не было даже понятия надругательства или изнасилования, не говоря про эту самую педофилию.

А однажды, проводив жену, тогда еще невесту, домой в Перово, я опоздал на последнюю электричку и добирался часа четыре домой в основном пешком и лишь кое-где на попутках. Кто знает те места, тот представляет, что шел я больше темными местами. И не было никакого страха. Сейчас даже я, старик, наложил бы в штаны без пистолета.

Что меня больше всего возмущает в демократах, так это то, что они осознанно отождествляют социализм и его социальные ценности с репрессиями, имевшими место в то непростое время и во многом объяснимые. Обвиняя Сталина как главного их врага во всех грехах, демократы неразрывно с ним обвиняют и поливают помоями все советское прошлое. Я понимаю это как хитрый и сволочной ход, чтобы не допустить обстоятельного разговора о сравнении социалистической социальной системы, целью которой было всемерное повышение жизненного уровня населения за счет предоставления ему множества льгот (это и упомянутые мною бесплатные здравоохранение, медицина, образование, жилье, почти бесплатные услуги ЖКХ, общественный транспорт, детсады, пионерлагеря, дома отдыха и т.д. и т.д.) с антинародной системой капитализма, направленной на немыслимое обогащение группы избранных лиц, владеющих основной долей доходов от принадлежавших ранее всему народу природных богатств. При социализме не могло быть и речи, чтобы деньги от этих доходов тратились на покупку дорогих замков, вилл, иностранных футбольных и других клубов, лунных участков для бл… ., виноват, любовниц. При социализме все доходы от продажи природных ресурсов шли на нужды государства и народа. Именно за счет этого государство имело возможность предоставлять населению вышеперечисленные социальные льготы.

Недавно я услышал, как Путин, говоря о принимаемых мерах по кардинальному улучшению чего-то в стране, воскликнул с пафосом: «Вы только вдумайтесь в эту цифру: шестьдесят пять миллиардов рублей! Только вдумайтесь!» Я не поленился и вдумался. И получил около двух миллиардов долларов, что составляет всего лишь одну шестую часть средств, отданных им же, Путиным, Абрамовичу за то, что тот в начале девяностых годов выкупил, кстати, на деньги Сороса, всего лишь за сто миллионов долларов. А таких Абрамовичей в стране свыше сотни и на сегодняшний день их богатство составляет свыше трехсот миллиардов долларов или сто пятьдесят раз по шестьдесят пять миллиардов рублей, так ошеломивших Путина. Но он почему-то эти деньги, принадлежащие по сути дела народу, не хочет учитывать и даже нередко ссылается на их нехватку.

Вот, почему я счастлив, что почти вся моя жизнь прошла в СССР при социализме, и глубоко несчастлив, что дожил до этих черных дней в истории моей Родины.

Источник: forum-msk.org

 
 

Метки: , , ,

Жизненные стандарты СССР глазами американского профессора


Угадайте, чье это высказывание:

«Несмотря на очевидные и в конечном счете фатальные недостатки советской системы центрального планирования, советская модель роста тем не менее достигла убедительных темпов экономического роста и способствовала стремительной индустриализации СССР, в частности в десятилетия с 1930-х по 1960-е годы. И западные, и советские оценки роста ВВП в Советском Союзе показывают, что ВВП на душу населения возрастал каждые десять лет в послевоенный период, иногда намного превышая темпы роста экономики развитых западных государств».

Нетрудно представить, что большинство ответов будет указывать в сторону либо «закоренелых сталинистов», либо, в лучшем случае, западных левых либералов с поправкой на терминологию.

Вынужден разочаровать – это выказывание принадлежит г-же Элизабет Брейнерд, профессору экономики факультета экономики Брандейского университета в г. Уолтэм, штат Массачусетс, США.

Сравнительно недавно, в марте 2010 года, она опубликовала в профессиональном журнале по экономической истории интересное и во многом необычное исследование, посвященное переоценке жизненных стандартов в Советском Союзе на основе анализа архивных и антропометрических данных.

Учитывая затрудненность и недоступность отдельных данных советской статистики за продолжительный период времени, г-жа Брейнерд предприняла попытку ответить на вопрос о феноменальном росте советской экономики, в том числе и в первые послевоенные годы, используя не только неполные опубликованные статистические данные, но также и данные архивов России, ставшие доступными для западных исследователей в последнее время. Она занимается данным исследованием вот уже на протяжении многих лет. Первый вариант этой статьи появился еще в 2005 году. С тех пор исследование Элизабет Брейнерд было дополнено и подверждено новейшими данными.

Выводы профессора Брейнерд довольно интересны:

Один из них состоит в том, что в предвоенный период население СССР характеризовалось слабыми антропометрическими данными ввиду политических и экономических сдвигов в стране. Значительное улучшение в антропометрии детей произошло приблизительно с период с 1945 по 1970 гг. Хотя за этим периодом последовала стагнация, физическое развитие советского населения в положительном ключе сравнимо с другими европейскими странами, находившимися на сопоставимом уровне развития в тот же период.

Используя ранее недоступные данные о детской смертности по всем регионам СССР с 1956 по 1979 год, собранные в российских архивах, и результаты антропологических исследований детей и подростков в СССР с 1920-х до начала 1990-х годов, Брейнерд приходит к выводу о том, что эти данные рисуют картину общества, которое в сфере здравоохранения продвинулось далеко вперед по сравнению с другими развитыми странами. Физическое развитие советского населения в двадцатом веке, по ее мнению, оставляет сильное впечатление, поскольку оно происходило по всей территории СССР, включая даже наименее развитые среднеазиатские республики.

Брейнерд обсуждает воздействие таких факторов как голод 1932-1933 гг. и потери от голода в 2.4 млн. человек, потери от войны 27 – 28 млн., что составило около 13,5 % довоенного населения СССР. Эти потери распределялись неравномерно по территории страны, наибольшие потери понесли западные регионы Советского Союза. Несмотря на эти потери, послевоенный период озменовался качественно быстрым улучщением антропометрических данных детей в Советском Союзе. Это происходило по всей территории СССР, в том числе и в сельских районах.

Однако в начале 1970-х годов этот рост замедлился. Кстати это также происходило и в развитых капиталистических странах, в том числе и США. Даже в настоящее время американские дети отстают по антропометрическим данным от своих сверстников в Германии, Швеции, Норвегии, Нидерландах, Дании и Великобритании.

Заключительный вывод Брейнерд: антропометрические данные российских и советских детей в начале и первой половине двадцатого века были неудовлетворительными. Они стали улучшаться в период индустриализации страны и стремительно пошли вверх в отношении детей, родившихся в 1940-е, 50-е и 60-е годы. Рост замедлился в 1970-е годы. Значительное и быстрое улучшение антропометрических данных по всем регионам СССР контингента лиц, родившихся в одном и том же году в период с 1945 по 1969 годы означал значительное совершенствование рациона питания, санитарных условий и инфрастуктуры здравоохранения в СССР в этот период. Это было справедливо в отношении всех регионов Советского Союза, по которым имеются статистические данные. Улучшение антропометрических данных советского населения происходило одновременно с высокими темпами экономического роста 1950-х и 1960-х гг., а также с высокими темпами развития советской экономики в период с 1929 по 1940 гг. в процесе преобразования в основном сельскохозяйственной страны в государство с высоко индустриализированной экономикой.

Не будем дальше пересказывать интересную статью профессора Брейнерд. Достаточно отметить, что она весьма положительно отзывается о бесплатном советском здравоохранении, которое явилось важнейшим фактором улучшения жизненных стандартов советских людей. Отмечает и фактор алкоголизации населения в 1970-х, который негативно сказывался на качестве жизни населения СССР. Статья основывается на огромном массиве советских данных, критически рассмотренных под углом зрения западной экономической науки.

Брейнерд, в конце концов, задается вопросом: поднимался или падал жизненный уровень Советского Союза в двадцатом веке? Она сама же и отвечает на этот вопрос.

«Обычные показатели измерения роста ВВП и народного потребления, — пишет она, — показывают длительный и непрерывный рост советских жизненных стандартов с 1928 по 1985 годы. Даже западные оценки указанных мер подверждают такую точку зрения, принимая во внимание более медленные темпы роста, чем это показывает советская статистика. Альтернативные источники изучения повышения жизненных стандартов, которые затрагиваются в настоящей статье, в целом поддерживают эмпирические данные об улучшении благосостояния населения СССР на протяжении большей части двадцатого века, несмотря на многие катаклизмы этого исторического периода.» (p. 112).

Cтатья американского профессора опрокидывает многие мифы о «цене индустриализации», последствиях «сталинских репрессий» и прочие стереотипы из арсенала сторонников превращения бывшего СССР в «демократии» западного образца. Читателям не нужно рассказывать об успехах «частной инициативы» в бывшем постсоветском пространстве. Результаты бездарного хозяйствования «демократического» контингента налицо.

Полностью со статьей владеющие английским языком читатели могут ознакомится по этой ссылке:

http://journals.cambridge.org/action/displayFulltext?type=1&pdftype=1&fid=7288792&jid=JEH&volumeId=70&issueId=&aid=7288784

Приведем также ссылку на печатное издание: Elizabeth Brainerd. Reassessing the Standard of Living in the Soviet Union: An Analysis Using Archival and Anthropometric Data. — The Journal of Economic History, Vol. 70, No. 1 (March 2010), pp. 83-117.

По материалам http://moukhtar.livejournal.com/

 
 

Метки: , , ,

Точка зрения: Жизнь хуже ада, или Россия в цифрах


Повышение благосостояния населения – важнейшая задача социальной политики любого государства, заинтересованного в создании комфортных условий самоощущения и жизнеощущения своих граждан.

Без разумной социальной политики экономический рост и процветание государства невозможны. Условия и предпосылки развития человеческого потенциала определяются не только количеством, но и характером распределения ресурсов между людьми. Более того, от характера этого распределения развитие общества зависит даже больше, чем от количества самих ресурсов. Между тем влияние неравенства на макроэкономические процессы, в том числе на темпы роста, в России не то чтобы недооценивается — оно вообще не принимается во внимание.

Ведь что такое благосостояние? В первую очередь это условия, уровень и качество жизни человека.

Условия жизни включают объективные обстоятельства жизнедеятельности населения — занятость, оплата труда и доходы, характер жилища и имущественная обеспеченность семей.

Уровень жизни – это совокупность условий жизни населения страны, соответствующих достигнутому уровню ее экономического развития. Обычно он характеризуется такими понятиями как:

· среднемесячная начисленная заработная плата работающих в экономике;

· денежные доходы в среднем на душу населения в месяц;

· средний размер назначенных пенсий;

· прожиточный минимум в среднем на душу населения в месяц;

· соотношение с прожиточным минимумом среднедушевых доходов, среднемесячной начисленной заработной платы, среднего размера назначенной месячной пенсии;

· соотношение денежных доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения.

Качество жизни – это степень развития и полнота удовлетворения всего комплекса потребностей и интересов людей, проявляющихся как в различных видах деятельности, так и в самом жизнеощущении. Проблема качества жизни включает в себя условия, результаты и характер труда, демографические, этнографические и экологические аспекты существования людей. Есть в этой проблеме юридические и политические стороны, связанные с правами и свободами, поведенческие и психологические аспекты, общий идеологический и культурный фон.

То есть, когда мы говорим о благосостоянии в целом, мы имеем в виду некоторый синтез, обобщающее представление социального организма, включающее все вышеуказанные аспекты.

В обыденном представлении чаще всего под благосостоянием мы понимаем условия и уровень жизни граждан. Одним из его главных критериев является прожиточный минимум. Прожиточный минимум является «точкой отсчета» для того, чтобы иметь представление об уровне благосостояния населения. Величина прожиточного минимума представляет стоимость обязательных платежей и сборов, а также стоимость потребительской корзины, которая, в свою очередь, представляет собой минимальный набор продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности.

На сегодня величина прожиточного минимума в среднем по всем категориям населения составляет примерно 6,5 тысяч рублей. На такую сумму в настоящее время даже физически в России выжить не возможно. Выбор его значения достаточно субъективен, к тому же он осуществляется практически без консультаций, как с наукой, так и с общественностью и профсоюзами. Но самое главное: он не соответствует современным реалиям. Например, предусматриваемые в РФ прожиточным минимумом нормы по хлебу и мясу, в 1,5-3 раза меньше пайка немецкого военнопленного в Ленинграде. К тому же прожиточным минимумом не предусмотрено никаких затрат на аренду и тем более покупку жилья.

Идеология построения этого показателя не учитывает современные реалии капиталистического жизнеустройства, а копирует стандарты советского времени. Но тогда многие необходимые потребности населения удовлетворялись через общественные фонды потребления, когда семьи даже с низкими доходами реально имели бесплатный доступ к услугам здравоохранения, образования и отдыха. В нынешней России сколь угодно можно говорить о бесплатном образовании и здравоохранении, но на самом деле сегодня даже за скорую помощь приходится платить. Если приближать уровень прожиточного минимума к современным реалиям, то в него надо включать затраты на жилье и доступ к телекоммуникационным и информационным ресурсам, пересмотреть нормативы на одежду и пр. Даже грубая оценка необходимого пересмотра этих норм показывает, что величина прожиточного минимума в РФ должна быть увеличена минимум в 3 — 3,5раза.

Важными показателями благосостояния являются также – располагаемые доходы и реально располагаемые доходы населения. Располагаемые доходы – это номинальные доходы населения. Этот показатель позволяет определить средства, используемые населением на потребление и сбережение. Вместе с тем, он не учитывает динамики уровня цен и других важных показателей. Для этих целей используется показатель реальные располагаемые доходы. Чтобы их оценить необходимо из дохода гражданина, как минимум, вычесть обязательные платежи и сборы, включая расходы, которых человек в принципе не может избежать — на ЖКУ, транспорт, детские вещи, лекарства. Если добавить сюда услуги, которые в советское время были бесплатными (медицина, образование, спорт, культура), плюс оценить доступность покупки недвижимости, — можно сказать, что сейчас не 6,5 тысяч рублей, а зарплата в 35-40 тысяч позволяет человеку лишь выживать. Обязательные платежи и расходы почти ничего не оставляют от этой суммы.

Буквально на днях Москву облетела благая весть: нам всем стало лучше жить. Кому конкретно, не говорится. Очевидно чиновникам и олигархам, с чем их и поздравляем. Столичный департамент экономической политики и развития подсчитал, что среднемесячная зарплата в Белокаменной в первой половине 2011 года рванула вверх аж на 13% по сравнению с первой половиной 2010 года. Как вычислили чиновники, москвичи в среднем зарабатывали в январе-мае 40 776 рублей в месяц. За столицей, если верить статистике, подтягивается и остальная Россия. Средняя зарплата по стране превышает 20 500 рублей — на 12,5% больше, чем было в первой половине прошлого года.

Впечатляют размеры столичных зарплат по отраслям. По данным департамента, банкиры в среднем получают 91 671 рубль в месяц, работники предприятий связи — 56 191 рубль, оптовой и розничной торговли — 48 610 рублей, на предприятиях обрабатывающих производств — 36 664 рубля, в строительных организациях — 40 677 рублей, в школах — 32 143 рубля, больницах и поликлиниках — 38 980 рублей, научных институтах — 35 281 рубль.

Согласитесь, так и хочется смахнуть слезы благодарности за невиданное доселе благополучие.

Впрочем, эксперты оптимистичных оценок не разделяют. Основная подтасовка заключается в том, что средняя зарплата в нашей стране считается средним арифметическим от всех зарплат. Но в России, в отличие от многих развитых стран, всего 5% населения зарабатывают много, а 95% мало. Поэтому «среднеарифметический» способ является для нашего правительства единственно возможным для рисования мнимого роста благосостояния граждан. И неудивительно, что в Москве, где живут крупные чиновники, менеджмент, где расположены главные финансовые учреждения, «средняя температура по больнице» выше, чем по стране.

Отчет Росстата говорит о том, что средний доход российских граждан в мае 2011 года составил всего лишь 18 тысяч 183 рубля. Это на 3,2% больше, чем годом ранее. Но цены и инфляция растут гораздо быстрее. В мае инфляция составила 9,6% в годовом выражении. В результате реальные доходы населения, скорректированные на инфляцию и за вычетом обязательных платежей, сократились на 7%.

Инфляция практически съела и прибавку зарплат. Средняя номинальная зарплата в мае составила 22 520 рублей и по сравнению с маем 2010 года выросла на 12,5%. Но с учетом роста цен заработок трудящихся вырос чуть больше, чем на 2%. Так сильно доходы российских граждан не падали даже в кризис. По данным Росстата в 2008 году реальные располагаемые денежные доходы населения выросли на 2,7%, в 2009-м — на 2,3%, в 2010-м — на 4,3%.

Одновременно растет задолженность по зарплате. С начала года она увеличилась уже на 9,7%, до 2,6 млрд. рублей. В общем объеме просроченной задолженности по зарплате 54% приходится на обрабатывающие производства, 18% — на строительство, 8% — на сельское хозяйство, охоту и лесозаготовки, 7% — на транспорт.

Главная причина происходящего — рост налоговой нагрузки, связанный с повышением с начала года обязательных страховых взносов с 26% до 34% (с 16% до 26% для малого бизнеса), а также вызванный этим уход в тень доходов в малом и среднем бизнесе, — сообщила «Российская газета» в мае 2011 года.

Чтобы там власть не говорила, но у большинства населения России продолжается снижение уровня жизни. За годы «реформ» примерно у 70% уровень жизни упал, у 15-20% — изменился незначительно и лишь у 5-10% вырос, в том числе у 2-3% этот рост оказался очень значительным.

Россия быстро вошла в число стран с наиболее выраженным неравенством населения по уровню жизни. Реальное неравенство, выражаемое отношением доходов 10% самых богатых граждан к доходам 10% самых бедных, как утверждают эксперты РАН, оказывается почти в полтора раза выше по сравнению с официальными данными. Сегодня это 23-24 против 16,7, по оценкам Росстата. Сейчас в РФ более половины населения имеют доходы, не достигающие 60% от среднего размера дохода на душу населения. Степень неравенства в нашей стране значительно выше, чем в странах, на которые официально ориентируется руководство РФ.

Ресурсы для обеспечения уровня жизни в России за годы «реформ» существенно уменьшились. Валовой внутренний продукт снизился примерно на 40%. Реальные денежные доходы в семьях уменьшились более чем на 35%. Фонд оплаты труда составил всего 34% к уровню 1990 года. Калорийность питания снизилась примерно на 15%, потребление белков – на 20%.

Общая численность безработных составляет примерно 9% от экономически активного населения.

Все это в совокупности привело к снижению ожидаемой продолжительности жизни за рассматриваемый период с 69 до 63 лет. Страна потеряла даже по официальным данным почти 3 млн. человек, по данным экспертов почти 15 млн. человек.

Население, живущее за чертой бедности, испытывает психологическую напряженность, связанную с низкой оценкой социальных перспектив, безысходностью своего социально-экономического положения, отсутствием путей для желаемой реализации своего человеческого потенциала. В такой ситуации оно попадает в положение, аналогичное тяжелой депрессии, когда ценность жизни утрачивается. Поэтому в обществе свирепствует алкоголизм и наркомания. Почти 30 тысяч человек в год заканчивают жизнь самоубийством.

Особенно тревожное положение с детской бедностью. Показатель детской абсолютной бедности сегодня достиг 24%, а детская относительная бедность оценивается в 46%. При этом относительная бедность среди всего населения РФ равна 34%. А в странах Западной Европы этот показатель детской бедности равняется 6-8%.

Связывая повышение благосостояния только с экономическим ростом, правительство РФ подменяет анализ состояния в социальной сфере экономическими показателями. Для него ориентирами успешности социальной политики и выработки мероприятий по решению социальных проблем служат в основном среднестатистические показатели, которые не только не дают реального представления о продолжающемся углублении социально-экономического неравенства и бедности, о существе и глубине проблем деформации распределительных отношений, но и дезориентируют общество. Более того, сосредоточиваясь на показателях экономического роста и наличных ресурсов, правительство совсем не принимает во внимание неравенство. Оно даже не включено в перечень показателей, подлежащих мониторингу и управлению.

В мире давно пришли к безоговорочному выводу, что без активной перераспределительной, регулирующей государственной политики экономический рост не приводит к снижению ни масштабов неравенства, ни бедности. А рост неравенства, не сдерживаемый прогрессивными налогами и другими способами перераспределения доходов, приводит к существенному увеличению доходов только богатых и обнищанию практически всего остального населения, что мы и наблюдаем в России. Повышение же уровня жизни большинства населения происходит тогда, когда при распределении плодов экономического роста ни одна группа населения не имеет значительных преимуществ. Именно государство, а не невидимая рука рынка, ответственно за выстраивание таких распределительных отношений, когда экономический рост влечет за собой рост благосостояния большинства населения.

Нынешняя власть действует с точностью до наоборот. Выражая интересы олигархической части общества, власть последовательно отказывается от исполнения своих государственных функций регулятора функционирования общества, передавая их в руки частной инициативы. Коммунисты постоянно указывают на порочность такой политики, которая неизбежно приведет страну в тупик. Фракция КПРФ неоднократно выступала с законодательными инициативами по усилению роли государства во всех сферах жизнедеятельности общества. Коммунисты требуют отказаться от проводимой либеральной социально-экономической политики. Нынешняя ситуация требует наоборот усиления роли государства в решении кричащих проблем. Однако эти предложения и инициативы не находят поддержки ни со стороны парламента, ни со стороны правительства, ни со стороны президента. Не нашли поддержки инициативы коммунистов по введению прогрессивной шкалы налогообложения на сверхдоходы олигархов, по возвращению в государственную собственность природных богатств, по введению государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, табачных изделий и др. Такие меры могли бы существенно пополнить бюджет государства, направить их, в том числе, на повышение благосостояния народа.

Заметим, что прогрессивный налог на имущество наряду с прогрессивным подоходным налогом играет ключевую роль в преодолении неограниченного роста неравенства в развитых странах.

Оптимальная социальная политика требует также социального планирования, которое является функцией государства. В современном мире все государства проводят ту или иную социальную политику посредством сбора налогов и распределения государственных средств. В России социальная политика находится на примитивном уровне. Проводимые и планируемые реформы социальной сферы в РФ подменяются коммерциализацией социальной сферы по рыночным шаблонам. Этот путь ведет к катастрофе.

Понятно, что в условиях слабости государственной машины управления, ее коррумпированности и сверхмерной бюрократизации кардинальные перемены в этой социально и политически сверхчувствительной сфере при нынешней власти осуществить крайне сложно. Но обществу пора, наконец, осознать, что перенос центра тяжести социально-экономической политики на оптимизацию распределительных отношений способен серьёзно способствовать оздоровлению и процветанию нашей Родины.

Предстоящие выборы в Государственную Думу и президента РФ дают нам шанс на возможность таких перемен. КПРФ, как единственная партия трудового народа, имеет четкую программу действий в интересах всего народа России, обеспечивающих достойную жизнь наших граждан. Слово за народом.

д.т.н. И.Никитчук

Источник

 

Метки: , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: