RSS

Архив метки: здравоохранение

«Экспертиза». Больное здравоохранение России


Сегодня вниманию читателей предлагается очередной выпуск тематической страницы «Экспертиза». На этот раз темой экспертных заключений стали актуальные проблемы здравоохранения в Российской Федерации. Конституция РФ не только провозглашает право наших сограждан на охрану здоровья, но и декларирует социальный характер государства. Однако исследования ученых выявили огромную дистанцию между декларацией и жизненными реалиями.

В основе сегодняшней экспертизы лежит научный труд Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук (ИСЭПН РАН). Недавно здесь вышла из печати коллективная монография «Эволюция нормативной базы социальных реформ». Ее авторы — доктора экономических наук Е.М. Авраамова, О.А. Александрова, В.Б. Тореев, кандидаты экономических наук В.К. Бочкарёва, Г.Н. Волкова, Л.А. Мигранова — являются нашими сегодняшними экспертами. Исследование проведено под руководством и.о. директора ИСЭПН РАН доктора экономических наук, профессора Е.М. Авраамовой.

Рассматривая проблемы охраны здоровья населения в рамках социальных и экономических отношений, ученые доказывают, что сбережение России станет возможным только тогда, когда в основе социальной политики в области здравоохранения будет лежать забота государства не о сокращении расходов, а о человеке. Впрочем, в условиях капитализма такие ожидания фактически не реальны.

Антисоциальная политика «социального» государств

В монографии «Эволюция нормативной базы социальных реформ» учёные Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук представили правовой и социально-экономический анализ тенденций развития социальной сферы в постсоветский период. Интерес исследователей к законодательству вызван тем, что в законах отражаются концептуальные подходы к решению насущных социальных проблем, зримо проявляется социальная идеология буржуазной России. Учёные ставили задачу выяснить, насколько социально-экономические процессы современного российского общества и социальная политика государства соответствуют провозглашённой федеральной властью задаче модернизационного развития РФ.

Отправным пунктом и своеобразным камертоном для подобного анализа авторы взяли Конституцию Российской Федерации, исходя из того, что в ней «обозначены социальные права граждан, имеющие отношение к конкретным социальным благам или правоотношениям (образованию и здравоохранению, труду и пенсионному обеспечению, жилью и охране материнства и детства)». Они напоминают, что в главе «Основы конституционного строя» статья 7 провозглашает Россию социальным государством. Наличие подобной конституционной нормы, считают исследователи, предполагает необходимость оценивать, соответствует ли социальная реальность нашей страны провозглашённому типу государства.

Реставрация капитализма вызвала явления, которых не было в советском обществе. Учёные ИСЭПН РАН к ним относят прежде всего формирование негосударственного сектора в здравоохранении и превращение принятия бюджета в основную парадигму социального законодательства. История двух десятилетий показала, что в бюджетной политике господствовала «идея сокращения социальных расходов государства или, как минимум, существенного сдерживания их роста с одновременным переносом бремени оплаты социальных услуг на плечи населения. В 90-е годы это мотивировалось дефицитом средств, а в 2000-е — угрозой инфляции».

Авторы монографии отмечают, что такая направленность и бюджетной политики, и законодательного регулирования социальной сферы плохо согласуется «с природой и механизмами формирования и функционирования социального государства. Восприятие социальной сферы как исключительно непроизводительной, якобы отвлекающей ресурсы государства от более рациональных вложений, отношение к гражданам страны исключительно как к социальным иждивенцам, проедающим бюджет, выдаёт узость экономического мышления». Учёные обращают внимание не только на призывы к повышению пенсионного возраста и ужесточению трудового законодательства, но и на федеральные законы, которые радикально меняют систему финансирования учреждений бюджетной сферы, провоцируют существенный «рост платности социальных услуг».

Учёные ИСЭПН РАН убедительно подтверждают свои выводы статистическими данными. Материалы изучения общественного мнения также свидетельствуют, что в РФ после буржуазной контрреволюции формируются новые социальные тенденции, достаточно жестко задаётся капиталистическое направление развития социальных отношений, складывается новый образ общества. Не случайно фундаментальное исследование «Двадцать лет реформ глазами россиян», осуществлённое Институтом социологии (ИС РАН), показало, что 45% наших соотечественников серьёзно обеспокоены сокращением доступа к бесплатному здравоохранению. Б`ольшую обеспокоенность у россиян вызывают лишь низкий уровень жизни и рост жилищно-коммунальных платежей.

Кстати, аналогичное изучение общественного мнения в 2008 году продемонстрировало тревогу, вызываемую наступлением платного медицинского обслуживания, у 36% сограждан. Прирост в 9% за три года отражает обвальные темпы деградации отечественного здравоохранения. Их нельзя списать на экономический кризис. В рамках того же исследования граждан просили назвать проблемы, из-за которых они считают свою жизнь неустроенной. Сразу после плохого материального положения называлось отсутствие социальных гарантий на случай болезни, старости, инвалидности. Если в 2001 году на эту проблему указывали 23% россиян, то 10 лет спустя — 31%.

Личная обеспокоенность наших сограждан состоянием здравоохранения отражает острые проблемы с их здоровьем. И сейчас, и 10 лет назад каждый пятый опрошенный указывал на наличие проблем с ним у себя или членов своей семьи. Это во многом объясняется плохим материальным положением. На его ухудшение в обществе за 20 лет реформ указала половина респондентов. В современной России не только бедность, но и нищета стала повседневной реальностью. При оценке разных сторон личной жизни 7% россиян указали на плохое питание. Кстати, только 36% соотечественников считают, что они хорошо питаются. Поэтому не приходится удивляться ни плохому здоровью, ни высокой смертности.

Состояние здравоохранения непосредственно влияет на демографические процессы, и эта связь осознаётся массовым сознанием. По данным опроса ИС РАН, 29% респондентов высказали тревогу по поводу «быстрого вымирания населения» России. Даже беспокойство в связи с ростом безработицы отметили «лишь» 28% участников исследования «Двадцать лет реформ глазами россиян».

Не случайно учёные ИСЭПН РАН отмечают, что правящие круги нынешней РФ разрушили советскую систему здравоохранения, не сохранив положительных механизмов её функционирования. В новой системе общедоступность медицинских услуг для жителей страны не является критерием успешности реформ. Действительная цель — создание системы, управляемой рыночными регуляторами. Деятельность капиталистического государства направлена на экономию бюджетных средств за счёт здоровья граждан.

Законы новые — проблемы прежние

Новый закон «Об обязательном медицинском страховании в РФ» был принят 29 ноября 2010 года. Характеризуя его, авторы монографии отмечают следующие правовые нормы:

«1. Неработающее население получает статус застрахованных лиц. Страхователями неработающего населения являются органы исполнительной власти субъектов РФ. Размер единого для всех субъектов РФ страхового взноса на ОМС за неработающее население определяется федеральным законом. Устанавливается переходный период (2012—2014 годы), в течение которого все страхователи должны перейти на этот тариф. Предусмотрены штрафные санкции за нарушение порядка уплаты страховых взносов.

2. Право застрахованных лиц на выбор или замену страховой медицинской организации, медицинского учреждения и врача обеспечивается введением полиса обязательного медицинского страхования единого образца, созданием равных условий для участия в ОМС медицинских организаций любых организационно-правовых форм и любой формы собственности, а также частнопрактикующих врачей. Территориальному фонду ОМС, где застрахован человек, вменено в обязанность в течение 25 дней перечислить средства по месту оказания медицинской помощи.

3. Поэтапный переход на полный тариф оплаты медицинской помощи, что должно создать условия для перевода на одноканальную систему финансирования лечебно-профилактических учреждений. С 2013 года в тариф включается финансовое обеспечение скорой медицинской помощи, за исключением специализированной (санитарно-авиационной); а с 2015 года — финансовое обеспечение высокотехнологичной медицинской помощи.

4. Федеральный фонд ОМС наделяется статусом страховщика в системе обязательного медицинского страхования в рамках реализации базовой программы ОМС. Он аккумулирует средства ОМС и управляет ими, формирует нормированный страховой запас и резерв финансирования профилактических мероприятий, обеспечивает нормативное и методологическое единство функционирования системы ОМС на всей территории России. Часть своих функций он делегирует территориальным фондам ОМС и страховым медицинским организациям.

Федеральный фонд ОМС ведет единый регистр застрахованных лиц, единый реестр медицинских организаций и страховых медицинских организаций, осуществляющих деятельность в сфере ОМС и единый реестр экспертов качества медицинской помощи.

5. Разрешительный порядок участия в системе ОМС медицинских организаций заменяется заявительным и распространяется на организации любых организационно-правовых форм и любой формы собственности».

При этом учёные подчеркивают, что новый закон создает возможность решить лишь некоторые проблемы страхования. По аналогии с системой обязательного пенсионного страхования он предусматривает формирование централизованной системы управления ОМС по единым правилам на всей территории страны. Но если для Пенсионного фонда РФ баланс обязательств и ресурсов ограничивается финансовой составляющей (правда, и её устойчивость он не может обеспечить на сколько-нибудь длительный период), то в ОМС обязательства должны иметь ресурсы в виде лечебно-профилактических учреждений и медицинских кадров в каждом конкретном регионе.

Добиться финансового баланса в ОМС — не проблема. Дело в том, что государство закупает и будет впредь закупать у лечебно-профилактических учреждений медицинских услуг отнюдь не столько, сколько требуется населению каждого субъекта РФ, а столько, сколько позволят финансы фонда обязательного медицинского страхования соответствующего региона. «В законе, — отмечают учёные, — отсутствует работоспособный механизм, обеспечивающий доступность и качество медицинских услуг для застрахованных лиц всех регионов страны. В основных принципах Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» записаны государственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц и гарантия бесплатной медицинской помощи при наступлении страхового случая. В то же время в полномочия РФ входит лишь «установление системы защиты прав застрахованных лиц», а «обеспечение прав граждан в сфере ОМС» делегируется органам государственной власти субъектов РФ».

Обеспечение доступности и качества медицинской помощи федеральные органы тоже перекладывают на плечи органов власти субъектов РФ. Фактически на них возложены даже «организационные меры, направленные на обеспечение… гарантий бесплатного оказания застрахованному лицу медицинской помощи». И это в условиях, когда в регионах нет то нужных лечебно-профилактических учреждений, то врачей. Да сколько таких проблем! Ясно, что во многих регионах потенциал медицинских услуг и потребности в них не сбалансированы. Для ликвидации этого дисбаланса в 2011—2012 годах предусматривается реализовать программы модернизации здравоохранения. За счёт чего? Регионам рекомендуют надеяться на 2% страховых взносов, которые будут-де выделяться Федеральным фондом тем субъектам РФ, у которых бюджетные расходы на здравоохранение в 2011—2012 годах сохранятся на уровне 2010 года.

Но если кризис (а он в стране в последние два десятилетия хронический) не позволит выделять из федерального бюджета средства для дефицитных региональных бюджетов, то регионам придётся сокращать финансирование своих медицинских учреждений. Не забудем, что финансовое обеспечение системы ОМС вплоть до 2013 года останется дефицитным. В 2010 году дефицит составил 202 миллиарда рублей, в 2011-м он запланирован в размере 93 миллиардов рублей, в 2012-м — 29,7 миллиарда рублей.

Приоритетной задачей реформы здравоохранения является формирование системы, основанной на сращивании частной и государственной собственности, бюджетной и квазистраховой систем. Ключевая роль в управлении этой системой отводится коммерческой организации, целью которой является извлечение прибыли, а вовсе не обеспечение доступности медицинской помощи.

Недолечивать выгоднее

Если в советское время в финансировании здравоохранения участвовали бюджеты всех уровней, то теперь появилось причудливое древо с ветвями организаций, обслуживающих обязательное медицинское страхование. По данным ИСЭПН РАН, это не только 84 территориальных фонда, но и 106 страховых медицинских организаций и 246 их филиалов. Все они содержатся за счет скудных страховых средств. Рынок же заинтересован в том, чтобы спрос на услуги не сокращался. Созданная система (с нищенским бюджетом!) не только исключает вожделенную конкуренцию среди продавцов услуг, но ещё и стимулирует лечебно-профилактические учреждения повышать спрос не за счёт улучшения качества медицинских услуг, а только за счёт их количества.

Поэтому ученые приходят к выводу: медицинским учреждениям невыгодно быстрое оздоровление прикрепленного населения.

В монографии приводятся данные Центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздравсоцразвития РФ о реализации реформы здравоохранения в субъектах Российской Федерации. Из средств обязательного медицинского страхования (ОМС) в трёх субъектах РФ не финансируются поликлиники, в 17 — амбулатории, в 60 — фельдшерско-акушерские пункты, в 13 — участковые и в 11 — районные больницы. Если есть регионы, где не все учреждения первичной медицинской помощи охвачены страхованием, значит, обязательное медицинское страхование в действительности не является обязательным. Несмотря на это, Федеральный фонд ОМС публично заявляет о высоком уровне охвата населения обязательным медицинским страхованием: свыше 98% граждан РФ получили страховые медицинские полисы в 2008 и 2009 годах.

Главный вывод исследователей ИСЭПН РАН: «Созданная система не заинтересована в реализации гарантированных Конституцией РФ прав граждан на охрану здоровья, ибо реальной, а не провозглашаемой её целью было создание условий для формирования финансовых институтов страхового рынка. И эту задачу «успешно» решили через передачу полномочий страховщика и финансовых средств ОМС в страховые медицинские организации. А они вопреки логике совмещают полномочия страховщика и средства как обязательного, так и добровольного медицинского (и не только!) страхования. При этом полномочия страховых медицинских организаций и территориальных фондов ОМС частично дублируются. Вместо настоятельной потребности дифференцированного подхода к выбору модели страхования и страхового тарифа для каждого региона для всей страны вводили единые модель страхования и тариф».

В результате ставка страхового тарифа, отмечают исследователи, «была в 2,3—2,5 раза ниже расчетной, которая учитывает реальную, научно обоснованную потребность в медицинских услугах. В 60 субъектах Федерации бюджеты обязательного медицинского страхования дефицитны». Вместо настоятельной потребности повышения тарифа на обязательное медицинское страхование был сделан крен в сторону добровольного медицинского страхования (ДМС). В 2000 году в Налоговом кодексе была закреплена норма, в соответствии с которой размер взносов хозяйствующих субъектов «на добровольное медицинское страхование устанавливался в размере 3% от фонда оплаты труда. В 2008 году без широкого обсуждения было пролоббировано повышение величины возможных отчислений на добровольное (частное) медицинское страхование до 6% от фонда оплаты труда».

Не мышонок, не лягушка

Введение обязательного медицинского страхования в РФ ведёт историю от 1993 года, когда вступили в действие федеральные законы «О медицинском страховании граждан в РФ» и «Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан».

Исследователи отмечают: «В эти законы неоднократно вносились изменения. Несмотря на это, во втором законе сохранилась первоначальная запись об основных принципах охраны здоровья:

1) соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий;

2) приоритет профилактических мер в области охраны здоровья граждан;

3) доступность медико-социальной помощи;

4) социальная защищенность граждан в случае утраты здоровья;

5) ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций (независимо от формы собственности) и должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья».

Подчеркнем, что оба закона, о которых ведут речь ученые ИСЭПН РАН, были приняты российским Верховным Советом, когда он, в соответствии с Конституцией России 1978 года, несмотря на то, что она после августовской трагедии 1991 года была латана-перелатана, оставался высшей государственной властью в стране. Тот парламент пытался сохранить основные социальные права граждан Российской Федерации и узаконить их сосуществование с вводимым всевластием частной собственности.

Такая двусмысленность законотворчества отражала классовый характер высшего органа государства: он был и по сути, и по составу мелкобуржуазным. Не случайно, определяя характер приватизации, то есть тип предпочтительных для него производственных отношений, Верховный Совет России принял закон об именных ваучерах. Это означало, что депутатский корпус РФ жаждал ограничиться… недокапитализмом — обществом, в котором доминировал бы мелкий частный собственник. Но обеспечить проведение в жизнь принимаемых законов ни Съезд народных депутатов, ни Верховный Совет России были не в состоянии. И не только потому, что эти законы саботировали президент Б. Ельцин и правительство сначала Е. Гайдара, а потом В. Черномырдина, но и потому, что сами законодательные акты были внутренне противоречивы и не содержали конкретных механизмов их воплощения в жизнь. Это было следствием не юридической некомпетентности депутатского корпуса, а его социально-классовой ограниченности.

Не случайно исследователи ИСЭПН РАН отмечают, что провозглашенные в законах о здравоохранении принципы «не подтверждены конкретными нормами законодательства. Так, государственные гарантии по охране здоровья граждан сводятся к разработке программ государственных гарантий оказания гражданам Российской Федерации бесплатной медицинской помощи. Ответственность органов государственной власти и местного самоуправления ограничивается распределением их полномочий в области охраны здоровья граждан, но не ответственности, которая в понятие полномочия не входит». Что касается доступности медицинской помощи, то закон ограничивается общими словами о неотъемлемости права на охрану здоровья. Никаких норм, гарантирующих доступность медицинского обслуживания для всех граждан страны, в законе не предусмотрено.

«Возможно, законодатели посчитали, — размышляют исследователи, — достаточной запись о предоставлении пациенту права на «выбор врача, в том числе врача общей практики (семейного врача) и лечащего врача, с учетом его согласия, а также выбор лечебно-профилактического учреждения в соответствии с договорами обязательного и добровольного медицинского страхования». Но реализовать это право практически невозможно, так как отсутствует внятный, доступный каждому гражданину порядок его реализации. Не ясно, что значит согласие врача, какие административные процедуры следуют за таким согласием и выбором и сколько времени на это потребуется».

Не был отработан и механизм перечисления средств за медицинскую услугу в случае смены врача. В монографии констатируется, что только в 2009 году приказом Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФ ОМС) № 97 от 8 мая 2009 года был утвержден порядок организации и проведения территориальными фондами ОМС межтерриториальных расчетов за медицинскую помощь, оказанную гражданам РФ вне территории страхования по тем видам, которые включены в базовую программу ОМС.

Но эта норма касается только лечебно-профилактических учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования, так как в страховом полисе ОМС записано, что застрахованный «имеет гарантии на получение медицинской помощи по программе ОМС в медицинском учреждении, работающем в системе ОМС». Но в эту систему входят не все государственные и муниципальные лечебные учреждения страны. По данным Федерального фонда ОМС, в ней на конец 2008 года работали всего 8090 медицинских учреждений. По расчетам учёных ИСЭПН РАН, это только 37% всех лечебно-профилактических (больничных и амбулаторно-поликлинических) учреждений.

Кроме того, при выдаче страхового полиса ОМС застрахованный гражданин не получает договор, в котором были бы перечислены обязательства страховщика перед ним. И это понятно: зачастую страховщик не может гарантировать, что в лечебно-профилактическом учреждении, к которому прикреплен застрахованный (и даже в других медицинских учреждениях данного района), он может получить весь объем услуг, гарантированный по программе обязательного медицинского страхования. Что касается затрат на переезд больного в другой населённый пункт, где можно получить требуемую медицинскую помощь, то они страхованием не предусмотрены.

«Медицинское страхование, — считают исследователи, — в отличие от государственного здравоохранения способно быстрее решить задачи создания конкурентной среды для поставщиков медицинских услуг — врачей и лечебно-профилактических учреждений. Оно также ускоряет процесс продвижения новых технологий и обеспечивает доступность медицинской помощи для всех застрахованных в любой точке страны, независимо от места проживания, что способствует повышению мобильности трудовых ресурсов».

Подобная оценка, очевидно, опирается на анализ современной российской реальности. Однако хотелось бы заметить, что значение медицинского страхования в повышении мобильности трудовых ресурсов не стоит преувеличивать. При решении вопроса о смене места жительства в жизни куда существеннее не медицинский полис, а проблема жилья. А исключение из Конституции РФ права на получение бесплатного жилья и тотальное превращение жилья в объект рыночных отношений сводит практически к нулю все другие факторы, которые могли бы содействовать повышению мобильности трудовых ресурсов. Гарантии медицинского страхования, обеспечивающие доступность медицинской помощи на всей территории страны, оказываются тоже обесцененными при решении вопросов о смене места жительства.

К тому же ученые ИСЭПН РАН отмечают, что реализовать преимущества медицинского страхования можно только с помощью формирования страхового механизма. Однако закон «Об обязательном медицинском страховании», принятый в 1993 году и действующий до сих пор, не содержит этого механизма. «О конкурентной среде врачей и медицинских учреждений не может быть и речи, если пациенты даже больших городов, где реально можно выбрать врача, прикреплены к конкретным амбулаторно-поликлиническим учреждениям, а переход в другое учреждение сопряжен с большими административными процедурами. Зато создаётся среда для нелегальных платежей».

Таким образом, вместо страхования создан гибрид из элементов медицинского страхования и государственного обеспечения. Он привёл к снижению качества и доступности медицинских услуг для основной части населения. Воистину получилось, как в подложном письме царю Салтану: «Ни мышонок, ни лягушка, а неведома зверушка». Беда, однако, в том, что в пушкинской сказке сия зверушка была виртуальной, а в современной России большинству соотечественников на практике приходится иметь дело с этим порождением буржуазной системы.

Реформы вымирания

По данным большого исследования, которое было проведено Росстатом в 2000-е годы, за медицинской помощью ежегодно не обращались 50,1% респондентов. Из них только 34,1% не имели проблем со здоровьем. 16% сограждан — а это шестая часть населения РФ! — не обращались в медучреждения из-за отсутствия в населённом пункте врача нужной специальности или по причине трудности попасть к нему на прием, а также из-за отсутствия средств на оплату услуги или транспорта и пр.

Ежегодные обследования потребительских ожиданий населения тоже свидетельствуют о неудовлетворительной оценке населением медицинской помощи. В четвертом квартале 2008 года 51,3% респондентов нуждались в медицинских услугах, но 42,9% не могли их получить из-за недостатка финансовых средств. Анализ имеющейся статистики о динамике смертности населения, о наличии сети учреждений здравоохранения и численности медицинского персонала позволил ученым ИСЭПН РАН сделать вывод: «Проводимые реформы не дали положительных результатов».

Впрочем, анализ смертности в современной России показывает, что она зависит не только от состояния здравоохранения. Вот данные Института региональной статистики Севера о смертности мужчин в Республике Саха (Якутия). Число умерших от различных причин в 1990 году на 100 тысяч составляло 803,8 человека, а в 2007-м — уже 1209. При этом увеличение смертности наблюдалось по всем основным классам причин. Но если прирост смертей от новообразований увеличился на 7%, то от болезней системы кровообращения, отражающих неустроенность и напряжённость в обществе, — в 2,17 раза. Внимания заслуживает ещё один показатель: случаи смерти от «внешних причин» за 7 лет увеличились на 30%. А за все годы капиталистической реставрации относительные характеристики смертности от внешних причин возросли со 164,6 до 207,8 смертей на 100 тысяч жителей. При этом количество самоубийств выросло вдвое, убийств — в полтора раза.

Эти данные ничуть не оправдывают деградацию системы здравоохранения, но наглядно демонстрируют несостоятельность всего общественного уклада современной Российской Федерации.

При обсуждении характера и направления реформ в условиях глобального экономического кризиса заслуживают внимания результаты опроса, проведенного в ноябре 2009-го — январе 2010 года независимым аналитическим центром «Институт посткризисного мира». В обследовании приняли участие 247 экспертов из 53 стран мира. Большинство из них считают, что нынешний финансово-экономический кризис — это только начало целой серии кризисов. Более 80% экспертов ожидают новые кризисы уже в ближайшие 3—10 лет. 60% участников опроса утверждают, что причинами следующих кризисов станут глобальные диспропорции в мировой экономике, исчерпанность её современной парадигмы, недоступность новых технологий для развивающихся стран, нежизнеспособность самой модели капитализма. Конкурентные преимущества в будущем получат страны, где на национальном уровне будет усилено государственное регулирование и усовершенствована система государственного управления и планирования в целях обеспечения высокого качества жизни населения.

Учёные ИСЭПН РАН уверены, что в нашей стране целесообразно повысить роль государства в первую очередь в управлении здравоохранением. Медицинская помощь объективно не обладает многими свойствами товара. Поэтому рыночные регуляторы, которые в течение 20 лет пытаются внедрить в управление этой отраслью, дают в основном разрушительный эффект. В лучшем случае они могут привести к… росту стоимости и объёма услуг, что не равнозначно удовлетворению потребностей населения в медицинской помощи. При господстве рынка на медицинском поприще вопрос о том, что и в каком объёме продавать, определяет только продавец, не заинтересованный в скорейшем выздоровлении пациентов.

Но российскому правительству, служащему капиталу, тоже нет дела до здоровья граждан. Поэтому в «Бюджетной стратегии на период до 2023 года», разработанной ещё кудринским Министерством финансов, утверждается: «Суть этой реформы — сократить государственный сектор, одновременно повысив его эффективность. Сокращение государственного сектора должно происходить за счет перехода части бюджетных организаций в частный сектор на добровольной основе при поэтапном сокращении бюджетной составляющей их финансирования. Это прежде всего касается отраслей социальной сферы, особенно образования, здравоохранения». России предлагается стратегия вымирания.

По страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru, Виктор Трушков

По материалам http://kprf.ru

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 10, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , ,

Страшное: Речь Рошаля на форуме медицинских работников


Владимир Владимирович, дорогие друзья!

(Путину) — Я не знал текста Вашего выступления … и подумал, может мне тогда уже и выступать уже не нужно… (усмехается). Потому что какие-то болевые точки расставлены. Но как-то не удобно.

Минздрав наконец нашел… вышел на прямой разговор с нами. Мы давно этот разговор ждали. Я говорю правда. И это правильно. Это, конечно, еще не Съезд врачей России, но это (хоть) что-то, это диалог. И вы видите, как это хорошо, как это здорово. И бояться этого не надо, потому что народ у нас нормальный. И говорит нормально, говорит правильно.

Ну, все хорошее о наших достижениях нам рассказали Владимир Владимирович и Татьяна Ст… Алексеевна. И вы сами знаете, я чувствую по тому докладу, который вы делаете. Действительно, столько открывается, столько строится, столько вводится … не видит это только слепой или озлобленный…. человек. Я могу продолжить еще и хорошее, то, что было сделано, которое касается лично вот нас, меня… что построен за эти годы прекрасный Институт детской неотложной хирургической помощи и травматологии, единственный в свое роде. И не только в Москве, но и в мире. И мы можем гордиться. И мы можем тиражировать … наш институт. Какие надо больницы, детские, например, строить в России.

Вообще, уровень оказания медицинской помощи детскими хирургами в России и у нас в стране(?) очень высокий. А педиатры … Я педиатр, поэтому хвалю педиатров. .. Они молодцы. Они очень много сделали для того, чтобы предотвратить увеличение детской смертности в России, более чем другие разделы. И постепенное снижение ее.

Но, моя задача, наверное, сегодня, не хвалить то, что мы сделали, а обозначить какие-то болевые точки, которые у нас есть. Но … если я сказал пару слов в отношение детства, то, вообще, хорошо бы нам подумать о бесплатном лекарственном обеспечении детей до 12 лет. То, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ ВО ВСЕМ МИРЕ. Александр Александрович Баранов неоднократно поднимал вопрос о строительстве реабилитационных центров. Тем более, что мы будем заниматься маловесными детьми. И усиление наших программ… детских. Реальных программ детских. Я думаю, что это надо .

(В это время Жуков треплется беседует с Путиным).

Но сначала пару слов об истории…

Вы, Владимир Владимирович, будучи президентом, встали на нашу сторону. А не на сторону Зурабова, который говорил при мне, что здравоохранению денег не нужно. И Вы можете это подтвердить, это было так. И была первая ласточка — Национальный проект «Здоровье». Со всеми недостатками…, но он был, и деньги были выделены. То, что часть оказалась закопанной в землю… Но это не Ваши проблемы, а проблемы тех, под Вами. Было спасено первичное звено, которое разваливалось из-за мизерной зарплаты. При этом Минфин и Минздрав забыли, что в поликлиниках (есть) работающие узкие специалисты, врачи школьно-дошкольных учреждений, заведующие отделениями, которым зарплата не была повышена и возникли большие проблемы. Закуплено было оборудование, машины … Это действительно все было, и мы отчетливо понимали, что этот проект не мог решить всех наших старых проблем и многолетних болячек здравоохранения. Но он был.

К 2007 году мы громко, и администрация Президента, и Правительство страны стали уже говорить о необходимости поднять долю здравоохранения в валом продукте с трех … ПОЗОРНЫХ говорю .. с трех и пяти (3,5) процентов до 6%. Причем мы не говорим о 8-ми, 10-ти, 15-ти процентах, как в других странах, и не говорим о приведении в сумме в долларах к нашим рублям. Мы говорим о процентах, о ментальности …

Но грянул кризис, и если бы не это, то… я убежденно говорю, что, имея лучшую в мире структуру здравоохранения, нас бы никто не догнал. Если бы мы имели 6% и, естественно, рационально бы их использовали.

В сложной ситуации мы пытались сохранить социальную сферу… она, конечно, пострадала… Но к страшным 90-м годам она не вернулась. Это хорошо. Сейчас мы нашли возможность дополнительно дать здравоохранению 460 миллиардов. Это очень много. Нужно, чтобы не распилили и правильно использовали. Чтобы расходование средств поставить не просто под контроль, не только прокуратуры, но и медицинских общественных организаций.

Я Вам могу рассказать, как умеют пилить. Например, есть программа по дорожно-транспортному травматизму. Там я нашел строчку «Разработка аптечки для водителей». И увидел цифру — несколько миллионов рублей… Не поверил своим глазам. Да, несколько миллионов рублей. В результате из аптечки были выброшены лекарственные средства, как будто мы живем в Европе, в шаговой доступности от медицинской помощи, и добавили несколько бинтов. Заплатили или нет эти средства, я не знаю. Но кто-то ведь поставил такую цифру. Кто-то поставил.

Выделенные Вами дополнительные деньги повысят долю здравоохранения, вероятно, где-то, я посчитал, до, может, 4,4% ВВП. Но это не 6-7%. И в целом, здравоохранение, оно, конечно, у нас еще не дофинансируется. В два раза приблизительно. И на этом фоне, может быть ошибаясь, но прослеживается позиция… а может быть не ошибаясь, четкая позиция Минэкономразвития и Минфина набросить на шею нам веревочку и ограничить бюджетное финансирование.

(Жуков с Путиным трепятся беседуют)

Но, Владимир Владимирович, ведь тогда не только мы задохнемся. ..

Ввели у нас в здравоохранении понятие рентабельности… Жуткое дело! … И позакрывали больницы и поликлиники, не выстроив систему оказания помощи оставшимся.

Я съехал с основной дороги и остановился около одной деревушки. Идет женщина лет 50-ти.

— Как с медициной? — спрашиваю ее.

Могу вам не пересказывать всю ее русскую словесность , которую услышал от нее. ФАП (прим. — фельдшерско-акушерский пункт) закрыли, до ближайшего добраться — 30 километров, вместо всей сельской больницы — один доктор, до скорой не дозвонишься, автобус стал дорогим, ходит редко.

Кому такая реформа нужна?!

Думаем про деньги. Впереди (приоритетен) стал рубль. А про народ … про народ, при таком подходе, рентабельности, стали забывать. И про медиков вообще тоже. Хорошо что сейчас вопрос поворачивается. Вы об этом сами говорили не только сейчас, но и до этого. Но этот поезд уже ушел, с кого за все это надо спросить?

Нам бы скорей доложить наверх, что столько-то коек сократили, столько-то больниц закрыли… Раньше за такую прыть давали переходящее Красное знамя. А сейчас что дают?

Ломать систему легко, а вот восстанавливать долго и дорого.

Мы говорили о переборе в кадрах. А вот эта выдуманное административное деление в районе, где есть городское отдел здравоохранение и районное отдел здравоохранения… на вот таком пяточке. Это увеличение штата приблизительно в два раза!

Я думаю, что та система, которая была раньше в этом плане, она была не менее эффективна.

(эх, дипломат, блин).

Да, в больницах лечение дороже. В поликлиниках дешевле. Давайте быстро дальше сокращать койки в больницах. Мода такая … Но до этого нужно все сделать, чтобы поликлиники их могли принять. И обеспечить лекарствами, расходными материалами, как в стационаре. Только тогда можно этим заниматься.

Только вот сейчас почему-то заговорили о кадрах… У нас, оказывается, не хватает 30% кадров на селе. А мы добавим, что еще и в городах. Пять лет назад об этом громко сказала комиссия здравоохранения Общественной палаты. Но зачем ее слушать? Там же шизофреники сидят! …

Не хватает реаниматологов, анастезиологов, травматологов, хирургов, рентгенологов для работы на тяжелой технике. Не хватает патологоанатомов. Провал с узкими специалистами. Есть регионы, где более 50% врачей пенсионного возраста. И только около 7% молодых.

У нас зашел спор вчера, могут ли студенты работать медицинскими сестрами. Я говорил — да, могут работать, могут. И если к 4-му курсу студент не может работать медицинской сестрой… нужно посмотреть внимательно на этот институт. Кстати, все в президиуме, которые сидели, все работали медицинскими сестрами. А вот академик Колесников, где-то он тут сидит, работал операционной медицинской сестрой. И стал академиком.

То есть это возможность не только социальной помощи, но они и практику имеют. Потому что научиться к 4-му курсу внутривенной инъекции делать, внутримышечные, перевязки, это наша забота.

Хотелось бы, Владимир Владимирович, чтобы была подготовлена государственная программа, настоящая, выхода из этого состояния кадрового. Я не знаю… но теперь я понимаю, что Вам говорили, что в муниципальных больницах заработная плата в пределах 8 тысяч. В отличие от государственных служащих, которые худо-бедно могут жить на оклад, мы не можем. И должны дорабатывать 10-12 дежурствами, совместительствами, до 15-20 тысяч. Иначе помрешь с голоду. Где уж там повышать свою квалификацию.
Про интернов и ординаторов Вы говорили сейчас. И лично мне сегодня… сегодня… я не знаю, когда это будет, стыдно своим ординаторам смотреть в глаза. Зарабатывать две с хвостиком! …

Да вообще, кто это все сделал?! Объясните мне пожалуйста.

(Рошаль вопрошающе смотрит на Путина. Путин и Жуков втыкают в блокнотики, Голикова бесстрашно смотрит на Рошаля).

Это что, люди(!), которые это все писали? …

Очень остро стоит вопрос о клинических базах, больницах, где сидят кафедры. Взаимоотношения абсолютно неурегулированы, нарушены. Возникает масса проблем у всех. У всех кафедр. Сломали то, что было, а новое не построили. Опять все запутал рубль.

Меня во многих позициях, в позициях Министерства образования, не нравится. Какая-то симуляция деятельности.

Сейчас даже в крупных больницах, где нет кафедр, додумались,… где работают очень квалифицированные специалисты, не разрешают работать интернов и ординаторов. А где их еще готовить?

(Путин чешется. Внизу экрана издевательская на фоне речи Рошаля новость одной строкой — «Путин предложил ежегодно публиковать рейтинг медучереждений». Зазеркалье …)

Потому что там нет кафедр…

Мы что делаем?! Ведь иногда они даже для себя их готовят. Ну? Мы говорим о кадровом вопросе.

Или вот другой вопрос. Почти в приказном порядке стали водить новую форму оплаты труда.

(Путин опять не слушает, треплется говорит с Голиковой ).

Которая, как говорили, все изменит к лучшему. И зарплата будет выше, улучшится качество обслуживания населения и т.д. и т.п

Ко мне приезжад замминистра. Олег Львович Сафонов. И три часа рассказывал про новую форму. Я ничего не понял. Я ему рассказал как у нас. По старой дифференцированной системе, с 17-я разрядами… Очень важно, что мы в разряды вносим, какие деньги, и какой шаг. Это стимулирующая система… Рассказывал про договор между администрацией и коллективом. За что мы снимаем, за что мы повышаем. Вот это вот мы и хотим делать.

Я говорю — зачем же вы все это тогда ломаете?

И мы действительно часть не увидели в этой новой форме. Чего-то сногсшибательного. И оказались правы. Коммунизма она не построила и социализма тоже.

И никак не повлияла на качество оказания медицинской помощи. Вот кто ее, все выдумал? Спросить можно?

Сегодня для тех, кто работает в системе ОВС(?) , ОМС(?) увеличили тарифы в 2-3 раза. И полностью покроете расходы медучереждений. По сегодняшним расчетам в ОМС за ребенка, который лежит у меня в реанимации с тяжелой …й травмой мы получаем деньги только за одни месяц лечения в размере 110 тысяч рублей. Давайте я отправлю на квартиру тому, кто это написал. Этого ребенка. Направлю больного на аппарате дыхания и почти без головы, за которого еще можно бороться. Он может лежать и 50 дней. Не потому что мы так хотим. А потому что так надо. И стоит это более 400 тысяч. А из каких денег мы будем его лечить? Из зарплаты врачей?

В результате многих новшеств…. пока, может это какой-то переходный период, по счетам реестра ОМС, да, мы стали получать не больше, а меньше. Несмотря на то, что какой-то коэффициент увеличился. И сейчас появились вопросы заработной платы.

Мы вообще, очень богатая страна.

Многозначительный взгляд в сторону президиума.

Вот пример информатизации. Приезжаю в город, захожу в поликлинику. Стоят компьютеры. Я говорю: «Программы работают?».

— «Вот мы договор заключили с какими-то московскими программистами, вот они нам ставят программу».

— Заплатили деньги?

— заплатили.

Приезжаю в другой город, захожу в поликлинику. Стоят компьютеры. Спрашиваю: «Работает?»

— нет.

— а почему?

— Мы в Москве нашли фирму, заплатили деньги, и нам ставят.

Это что такое?! Разве мы, в конце концов, не можем сделать единую программу, одну. Столько лет уже … От разговоров, всех … обсчитать, сколько она стоит, и сказать — вот это надо сделать во всех поликлиниках.

Мы же переплачиваем огромные деньги.

И вообще, информацизация, это такое емкое, собирающее предприятие … Оно многое что дает… Вот из Оренбурга здесь есть по-моему, да? … Детская больница… Вот, Владимир Владимирович, обратите внимание, я сидел в кабинете, а он говорит, у меня все сделано, в детской больнице. А говорю — а в чем дело? ()39-19

— все можно посмотреть.

— как посмотреть?

— он мне дал пароль. Я из кабинета вошел в регистратуру, и смотрел … очередь, есть или нет

— в кабинет можно врачебный?

— пожалуйста..

— а можно посмотреть, сколько больных периатр принял в прошлый день?

Жмет на кнопку — список больных.

Говорю: «И что, можно описание, дневник?». Чик — дневник каждого больного.

Я: «А может там есть и лечение какое назначают? Для анализа.»

— Пожалуйста, есть лечение.

Больница и восемь поликлиник!
Что мы выдумываем?! Объясните мне, пожалуйста! Возьмите другой пример, третий пример. Обобщите, сколько стоит, посмотрите как. Внедряйте, ну!

Пауза секунды на 4. И вдруг — АПЛОДИСМЕНТЫ. Смотрите на президиум.
Про законодательство. Вы мою позицию знаете. Я не раз выступал с этим. Ну не хотят слушать представители гражданского общества. Ну не хотят… Ничего не сделаешь.

Взгляд с сарказмом в сторону президиума.

Ни в общественной палате, ни без общественной палаты…

На нас смотрят как на навязчивых каких-то мух. Вот что-то все цепляются, вот что-то все хотят. Надо сейчас обратить (внимание) на проект закона об охране здоровья. Посмотрите, пожалуйста. Там вопросы, которые связаны с медицинскими ассоциациями … то, что более менее так прописано, тоже там надо будет усилить. Он весь какой-то сжатый, куцый стал. Они нам что, не нужны? Что, мы будем создавать отдельный, когда-то там, закон об этих ассоциациях? … Когда это будет? Я дума, нам это надо будет сделать. Я просто прошу поручить национальной медицинской палате представить раздел вот этого закона… И у нас, честно говорю, НЕТ СЕРЬЕЗНОГО ОБСУЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ. Я всегда говорю, что у нас народ не дурак, и врагов среди нас тоже нет.

Много лет мы спрашивали — ГДЕ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ? ГДЕ? КУДА МЫ ИДЕМ? КУДА НАС ВЕДУТ? РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА! ГРОМКО! Чтоб так вот собраться на съезде медиков, всего сообщества … Вот как при Чазове…

Это было. Когда он был министром. В таком зале. И обсудить эту концепцию. Сказать, что такое хорошо, что такое плохо. … Но, тогда, когда он был министром, еще не было такого зала. Поэтому он это сделал в Кремлевском дворце съездов. Между прочим.

А ПОТОМ, под эту КОНЦЕПЦИЮ, выстраивайте, пожалуйста, законы. Замотали. Замотали. Пошли по другому пути. Сначала втихую законы, а концепции нет. А теперь под законы будем выстраивать законы. Так проще.

Неужели законы по ОМС, неужели новые формы организации автономные и бюджетные как казенные … возможно да. Но прежде чем принимать такое решение, такой закон в здравоохранении, приведите, пожалуйста, какой-нибудь пилотный проект в одном-двух регионах страны и посмотрите, что получится. Что получится с казенными, что получится с бюджетными без государственной поддержки, что получится с автономными, как мы можем жить, какие нити будут… А потом принимайте закон!

Теперь его отложили до 12 года. А что изменится до 12 года?! Закон-то принят уже! Мы должны его исполнять. Я сейчас чувствую как это все происходит принимают, потом говорят потом-потом, а потом наступает 1 февраля и, извини, работай.

Вот мы (говорим ), свобода выбора врача, она и сейчас есть. 20-30% населения , у кого есть деньги, они в поликлинику ходят только за больничными листами, если это надо. Она (свобода выбора) и сейчас есть. Очень здорово, что по предложению комиссии общественной палаты, что деньги должны идти за больным. Если человек хочет просто идти в коммерческую структуру, но у него не хватает денег, государство обязано … деньги по государственным расценкам, должны идти за ним. А он свои доплачивает. Это расширяет возможность. Вот тебе, выбирай, пожалуйста.

Но в первичном звене, в поликлиниках, если человек, вообще, хочет — идет… Разрушать участковую систему, мы не должны. Я хотел сказать — ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ! ЭТО — НЕЛЬЗЯ!

Человек скажет — вот, я хочу вот в той поликлинике, в конце города, обслуживаться. А он заболел. Что, из того конца города к нему поедут? Как это все будет? …

Участковый врач — это центр. У него должно аккумулироваться все, что происходит (федеально?), все, что происходит с больным. Он должен быть диспетчером. Но для этого надо создать ему условия, чтобы он был диспетчером.

И потом… Я думаю, что нужно идти по пути, чтобы хороших людей было больше в поликлиниках… Но об этом чуть позднее.

Владимир Владимирович! Почему от нас скрывают авторов проекта законов?! А? Вы не знаете?

, Пауза. Апплодисменты зала!

Я повторю. Все время (вам) мешают слушать (это про апплодисменты). Смех в зале.

Путин- Специально, видимо, отвлекают. (Жуков что-то шепчет в премьерское ухо)

Рошаль: — да, я и говорю, с одной и другой стороны, я слежу за вами (смеется)
Снова аплодисменты

Я спрашиваю — ПОЧЕМУ ОТ НАС СКРЫВАЮТ АВТОРОВ ПРОЕКТОВ ЗАКОНА?!

Это повысило бы их отвественность. Если их много, ничего, мы прочтем имена. Но мне кажется, страна должна знать своих героев в лицо.

Путин. Авторов там никто не скрывает. Это вам легко …

Рошаль. Не видел ни одного.

Путин. Уточнить …

Рошаль. Я не про того, кто подписывает, Владимир Владимирович, а про того, кто проект делает.

Рошаль не дал Путину вывернуться. Зал смеется, аплодирует.

Путин. Я как раз имел в виду не того, кто подписывает… Я уже не подписываю. Значит, я имел ввиду тех экспертов, которые работают над проектом.

Рошаль. Во всяком случае вносить законопроекты нужно нормально, с обсуждением всех заинтересованных сторон и по процедурам, я дума, что это хорошо.

Много нам вреда принес 94 закон. Но, слава богу, если с ним что-то сделали, по-нормальному, это хорошо. Но вот сейчас Минэкономика снова отличилось. Пришел приказ, 601-й, …

Спрашивает в зал:

— Вы получил приказ 601-й, нет?

Получили? Ну вот …

Об утверждении номенклатуры товаров, работу, услуг для нужд заказчика. Прислали нам новую схему закупок. В которой объединили в необъединяемые группы, например, антибиотики, и противогрибковые препараты. Теперь мы на квартал мы можем покупать либо одно либо другое.
Апплодисменты в зале.

(ААААААААААААААаа! Я это уже видел недавно — в стандартах для школы! Это значит, что есть единый центр, распраняющий методики составления уничтожающих документов. )

Или сделали группу номер 96. Где объединили вату и рентгеновское оборудование.

В зале смех.

Мы же просто встанем!

Владимир Владимирович! Ведь есть законы, которые, я считаю, просто дискредитируют власть. И приказы. Как будто бы нарочно кто-то придумывает. Я просто иначе не понимаю этого дела.

О серьезном отношении к общественным организациям свидетельствует следующий факт. Мы провели в октябре первую конференцию по введению саморегулируемой профессиональной деятельности совместно с профсоюзами. Где-то 500 человек участвовало, 70 регионов… Решение направили, в том числе, и в Минздравсоцразвития. И только что, то есть через полгода, мы получаем ответ. Это ответ за подписью заместителя министра, Владимира Сергеевича Белова. Пример бюрократического эпистолярного искусства. Ну про все …. Но не про те конкретные предложения, которые у нас были. Мы полностью опубликовали их на своем сайте, национальной медицинской палаты, этот ответ. Можете прочитать. Владимир Сергеевич Белов — хороший специалист, финансист, он окончил институт водного транспорта,… но в Ленинграде.

Рошаль многозначительно смотрит на Путина. Зал и Путин начинают смеяться.

Путин. Отлично, отлично.

Рошаль. Он мог и не знать специфики вопросов, которые были поставлены в нашем решении.

Вообще я человек прямой и хочу сказать, Владимир Владимирович, это, конечно, беда, что в Минздравсоцразвития не сидит НИ ОДНОГО НОРМАЛЬНОГ, ОПЫТНОГО ОРГАНИЗАТОРА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ.

БУРНЫЕ АППЛОДИСМЕНТЫ.
Рошаль начинает говорить, не дожидаясь окончания аплодисментов. Видимо, подозревает, что они могут и не окончиться.

У меня есть вопросы к некоторым … из Минздрава. Вот, и к Ольге Владимировне Кривонос, она голову опустила… Она как-то объяснила Татьяне Алексеевне, что скорая помощь должна приезжать в больницу и в больнице дальше продолжать работать с ним (больным). И досвидания скорая помощь.

Апплодисменты.

Рошаль в зал: Вы же все это читали!

Это так было опубликовано…

Вот за мной будет делать доклад Сергей Федорович Богненко. Тоже по скорой помощи будет рассказывать.

Я это только понимаю это по-другому. На скорую помощь внимание надо обратить? Надо. На приемные покои наши надо обратить? Да. На укомплектование. На обрудование, на медикаменты, на штаты, которые там работают…

Когда ко мне сейчас поступает ребенок с (черепно-мозговой) травмой, которого везет скорая… Во-первых, она сообщает. И в приемном покое встречает реаниматолог, хирург, травматолог и общий хирург. Это — приближение специализированной помощи к больному. А не через врача скорой помощи. Там где это можно, конечно, по этому пути надо идти.

Я хочу сказать. Отедел детства и (размножения)… Широкова Валентина Ивановна тут сидит. Вот она имела опыт организационной работы… правда, в такой вот структуре. Да. И так активно работает.

А в это время новость одной строкой — «Путин поручил улучшить материальное обеспечение интернов». Наверно, будет теперь 3 тысячи вместо 2…

Я подумал, что этот ответ я получил из министерства, когда узнали, что я у Вас был, Владимир Владимирович, на приеме, и оставил наше решение.

Но уже.. Это же детский сад. Хотя я сам очень люблю детей.

И еще одна беда. Это разница в душевом нормативе в различных регионах. И об этом много говорим. Это действительно есть. Разница в тарифах…. Большая. Которые, кстати, не изменялись несколько лет. Все дорожает, а тарифы такие же.

Я все же считаю, что страна у нас одна. И почему человек должен страдать, если он живет в дотационном регионе, и, следовательно, в этом регионе недостаточно средств для здравоохранения.

Я знаю, что вы знаете, и пытаетесь решить эту проблему в рамках непродуманного до конца распределения полномочий на федеральный, региональный и муниципальный (уровень). Но надо здесь чуть остарожно.

Мы, все-таки не коммунисты и не раскулачиванием должны заниматься.
Ну Рошаль, ну дает. То про лучшую в мире систему говорит, которая из воздуха что ли появилась, то коммунистам раскулачивание вспоминает.
Мы сейчас собираем деньги со всех регионов, из доноров, а затем делим их. Правильно? Правильно. Не окажутся ли обделенными регионы-доноры? Может быть четко определить возможности КАЖДОГО региона. Чтобы не прикидывались бедными. Истинно нуждающимся добавить… из бюджета. И таким образом уравнять возможности. Коли ОМС не в состоянии решить всех наших проблем. Это точно.

Национальная медицинская палата стала одним из крупнейших, вслед за профсоюзом , объединением медицинских работников. Ну, и чуть раздражающим фактором. Это и хорошо. Она была создана по инициативе Общественной палаты как единое общероссийское объединение медработников. Только около года. Мы только начинаем работать. Кстати, там были отчеты наши. Вы получили (в зал)? Посмотрите.

Неожиданно, та же общественная палата стала создавать сейчас вот ЕЩЕ ОДНУ МЕДИЦИНСКУЮ АССОЦИАЦИЮ. Это что такое?! Личности не нравятся, или работа не нравится? Сегодня у нас в целом около 200 тысяч медицинских работников. Больше 50-ти организаций крупнейших. Мы сейчас создаем Институт независимой экспертизы, третейских судов, страхования профессиональной ответственности. Мы готовы работать, заключив соглашения с Минздравом, Росздравнадзором.. Пожалуйста, мы открыты. Но, хотелось бы, чтобы на нас посмотрели несколько по-другому. Мы не занимается всеми вопросами. Мы берем только профессиональную деятельность.

Вот у нас есть в Новосибирске медицинская ассоциация. Она является одним из учредителей Национальной медицинской палаты. Сейчас она уже работает над созданием Сибирской медицинской палаты. Они заключили соглашение совместно с Минздравом, Росздравназдором по экспертизе и будут работать как эксперты … этого дела.

Они, кстати, могут предлагать Минздраву должность внештатных специалистов. Я думаю, что это неплохо. Они эффективно участвуют в аттестации.

Я вчера неожиданно узнал, что наш (Росздрав?), общий, идя по нашим стопам, фактически, решил создать почти слово в слово, свою аналогичную структуру, как у нас. Ну, я думаю, что мы в рабочем порядке разберемся.

Владимир Владимирович, я Вас попрошу, если это можно, время там останется, здесь есть доктор Дорфеев, который, Вы знаете, из Новосибирска, он там выступал… Если можно, дать ему 5-6 минут, думаю, это будет интересно.

Путин кивает.

Цель создания Национальной медицинской палаты — защитить пациентов от некачественного лечения и врачебных ошибок. И врачебное сообщество — от несправедливых упреков, необоснованных материальных претензий и судов.

Мы — организация, которая не занимается словами, а занимается делами. Если Вы следите за прессой, то мы отстояли честь и достоинство Российской детской клинической больницы, которую родители облили незаслуженно грязью. Новосибирскую скорую помощь, Союз педиатров России. Мы участвовали в нескольких судебных заседаниях. И сегодня, кто-то спрашивал, это практически единственная организация, которая защищает и будет защищать медиков , если они правы, если они не нарушают этические нормы, если они не нарушают протоколы и методические указания. Я не назвал стандарты. ТАК КАК СЕГОДНЯ МЫ ПО РАЗРАБОТАННЫМ СТАНДАРТАМ НЕ ЛЕЧИМ! Это медико-экономическое понятие. Для расчета. А должны лечить по протоколу, клиническим рекомендациям. А здесь эта работа медицинской ассоциации… в целом по стране пока пустота.

В Германии — обязательное членство в немецкой палате. Ей уже 130 лет. Там не боялись, не боятся государства, и не только в Германии, передать всю профессиональную деятельность в медицинскую палату. Аттестация, сертификация, разработка стандартов, протоколов, и, важно, контроля …

Прямая ссылка на видео: http://www.youtube.com/v/Zgi7G8u3Rtk&hl=ru&fs=1&color1=0x3a3a3a&color2=0x999999

По материалам сайта forum.msk.ru

 

Метки: , , , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: