RSS

Архив метки: И.В. Сталин

Формула Сталина


21 декабря 1879 года родился И.В. Сталин

Последний из вышедших в свет 18-й том Сочинений И.Сталина предваряет обширное предисловие Р.И.Косолапова, ответственной инициативе и беззаветному труду которого мы обязаны воссозданием сталинского наследия – продолжением издания сочинений вождя, волюнтаристски прерванного в хрущёвские времена. Предисловие содержит не только необходимые руководства и ценные характеристики, но и целый ряд актуальных суждений и выводов исследователя. Они складываются в отдельную статью, которую мы публикуем здесь с согласия автора.

В троцкистской литературе, которую стали охотно перепевать «перестройщики» и «реформаторы» послед­него двадцатилетия, была сотворена схема: серый, полуобразованный, национально и аппаратно ограниченный Сталин и блестящий, вдохновенный, устремленный на мировую «перманентную» революцию Троцкий. Забавно, что на этой «обществоведческой» карикатуре сошлись и правые, и левые оппортунисты как «квасные», почвенные «патриоты», так и «кока-кольные», «поп-культурные» западники-космополиты. Жертвами этого поспешного, не требующего особых усилий мысли схемотворчества стали многие тысячи сограждан, особенно «образованцев».
Любители «простых инженерных решений» не могут взять себе в толк, что различие между Троцким и Сталиным состояло не в отношении к мировой революции вообще, то есть к переходу от капитализма к социализму во всемирном масштабе, а в понимании реальных предпосылок, сроков и темпов осуществления этого процесса, если угодно, в типе и масштабности их геополитического мышления.
Возьмем примеры.
На VI съезде партии, то есть в преддверии прихода большевиков к власти, Сталин дает отпор троцкисту Е. А. Преображенскому, считавшему социалистическую перспективу близящейся новой революции в России возможной лишь «при наличии пролетарской революции на Западе» и предлагавшему этим утверждением завершить резолюцию «О политическом положении». Заявление Сталина по сему поводу, заслуживающее записи во все учебники отечественной истории, отличается отточенностью аргументации и формы, четкостью и законченностью мысли. «Я против такого окончания резолюции, – говорит он. – Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму». Сталин поясняет свое мнение несколькими штрихами из обстановки, сложившейся после Февраля в нашей стране, и заключает: «Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марк­сизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего» (т. 18, с. 29). Этой неукоснительной целевой направленности, имеющей под собой научно-теоретические, социально-политические и нравственно-волевые основания, Сталин был верен, как никто.
Сталин отнюдь не уступал Троцкому в интернационализме и в понимании логики развертывания мирового революционного процесса, но его решающее превосходство проявилось не в эффектных жестах и «революционерских» фейерверках, а в глубоко фундированной практике, что, конечно, требовало значительно больших усилий и времени. В отличие от своего броского оппонента, по крайней мере внешне, он не спешил, но зато бил наверняка. Если уже на первых шагах строительства вооруженных сил революции Троцкий больше тяготел к военспецам, то есть части старого офицерства, не без сомнений пошедшей на службу Советской власти, то Сталин делал ставку на красноармейскую, крестьянско-пролетарскую по социальному происхождению массу, составлявшую народное тело Красной Армии.
После падения Венгерской советской республики в 1919 году Троцкий, разочаровавшись в революционных возможностях Европы, выдвинул перед ЦК явно сумасбродную, на манер Павла Первого, идею поднимать Индию, послав туда… конный корпус. ЦК, разумеется, эту авантюру не поддержал. Однако когда в 1920 году Советская Россия подверглась нападению Польши, резко обозначились два контрастных подхода: Сталин выступал за изгнание белополяков с советской территории, ограничиваясь освобождением Львова, – Троцкий жаждал взятия Варшавы и прорыва через польские земли к неспокойной Германии, против чего, не разделяя «перманентные» иллюзии Льва Давыдовича, короткое время не возражал Ленин. Троцкий охотно бросал Россию на растопку мирового пекла – Сталин рассчитывал на ее превращение в дальнейшем в мощную базу, питающую поворот стран и континентов к новой формации.
История этот спор разрешила по-своему. Прав по итогам Гражданской войны, нэпа, первых пятилеток и по исходу Второй мировой войны оказался Сталин. Он провидел мировую революцию существенно иначе, чем Троцкий, и реализовал свое провидение в иных масштабах: Северный полюс – Юго-Восточная Азия, центр Европы – Тихий океан, в образе мировой социалистической системы, с охватом трети населения планеты. Не чужда ему была и традиционная имперская заявка России на проливы и выход в Средиземное море на юго-западе, на возврат ей Аляски на северо-востоке – заявка, которой гегемония пролетариата придавала совершенно новый социальный смысл. Распоряжение достигнутым зависело уже с 50-х годов XX века не от него. Сколь бездарно это распоряжение осуществлялось его преемниками, наши современники хорошо знают по опыту.

За полгода до начала Великой Отечественной войны Сталин в узком кругу руководства признается, что, несмотря на победу над японцами на Халхин-Голе (1939) и уроки финской кампании (1939–1940), «мы не готовы для такой войны, которая идет между Германией и Англией» (т. 18, с. 207).
5 мая 1941 года, когда до гитлеровского вторжения остается всего полтора месяца, Сталин информирует слушателей академий Красной Армии о переменах в организации и техническом вооружении войск, об отставании в этом отношении военно-учебных заведений, о необходимости «перестроить свое обучение военных кадров на новой технике и использовать опыт современной войны» (т. 18, с. 215). Остановившись на причинах недавнего поражения Франции в войне с Германией, он в то же время прозрачно намекает на близость советско-германского столкновения, опровергает миф о том, что гитлеровская «армия самая идеальная, самая хорошая, самая непобедимая» (т. 18, с. 218). Тут же Сталин поправляет генерала-танкиста, поднявшего было тост за «творца» политики мира, и уже открытым текстом говорит: «Германия хочет уничтожить наше социалистическое государство, завоеванное под руководством Коммунистической партии Ленина. Германия хочет уничтожить нашу великую Родину, родину Ленина, завоевания Октября, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых – превратить в рабов. Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне. Я предлагаю выпить за войну, за наступление в войне, за нашу победу в этой войне» (т. 18, с. 220).
Этим и множеством других фактов начисто опровергаются россказни о том, что будто бы Сталин «слепо доверял» Гитлеру и сознательно игнорировал данные нашей разведки. Доверял он командованию западных округов и родов войск, которые в памятные июньские дни оказались далеко не на высоте. А что касается Гитлера, то несколько переоценил, как видно из обстоятельств появления сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года, его осмотрительность и интеллект.
Сталину начала Отечественной, как, впрочем, и других периодов советской истории, навязывается «хвостистская» логика, а она была, можно сказать, «авангардистской». Сталину, по его замыслам и расчетам, не хватило для подготовки скорого эффективного отпора врагу год-полтора. Это вытекает и из его собственных высказываний, и из анализа последовавших событий: кардинальный перелом в ходе боевых действий, возможность которого обозначилась уже в битве под Москвой (декабрь 1941), как известно, произошел в результате Сталинградской операции конца 1942 – начала 1943 года. Названная подготовка продолжалась и приобрела зрелые формы в процессе боевых действий, причем окончательный поворот совершился летом 1943-го, в результате Орловско-Курского противостояния, после которого шло фактически уже безоткатное советское контрнаступление, завершившееся победой.
Сталин предвидел неудачи первого периода войны, однако неожиданными были для него их масштабы и проявленные при этом беспечность, неорганизованность и безответственность командных кадров. В то же время его главной заботой в тот момент было не столько положение на фронте, хотя это и прозвучит необычно, сколько ситуация в области дипломатии. Главной опасностью была не фашистская Германия сама по себе, пусть и располагавшая современной, обстрелянной армией и обросшая кучкой сателлитов, а возможность объединения с ней против СССР крупных империалистических держав, прежде всего Англии и Японии.
Если в отношении последней, недавно отведавшей советского оружия, можно было еще рассчитывать на только что, в апреле 1941 года, заключенный советско-японский договор о ненападении, то в отношении первой была зияющая неопределенность. Сенсационный перелет в Англию в мае Гесса, второго лица в НСДАП (миссия которого до сих пор и спустя 65 лет остается засекреченной), и антисоветские «заслуги» премьера Черчилля вынуждали быть крайне осторожным. Задача «снять с себя возможные поводы для обвинения в развязывании войны», как выразился в своем дневнике Геббельс, была первоочередной. Будучи решенной, она возлагала ответственность всецело на фашистскую Германию, завоевывала симпатии миролюбивой демократической общественности, создавала моральную базу для приобретения союзников. Так родилась, казалось бы, «невозможная» возможность заставить одних империалистов в коалиции, рука об руку с пролетарским государством, в его классовой войне, бить других империалистов. Образно говоря, до Сталина в политике руководствовались указаниями только геометрии Евклида. Он же применил геометрию Лобачевского. Никто из политиков, наследовавших ему, не сумел этой «двойной геометрией» овладеть.

На редкость откровенные, горькие по глубинному смыслу признания Сталина 7 ноября 1940 года нынче приобрели почти шекспировское звучание. Сталин констатирует то, что многие вопросы государственного значения, включая технические, в том числе связанные с делом обороны, оставляются в небрежении. «С этим я сейчас каждый день занимаюсь, принимаю конструкторов и других специалистов.
Но я один занимаюсь со всеми этими вопросами, – обращается он к ближайшему окружению. – Никто из вас об этом и не думает. Я стою один» (т. 18, с. 208).
Что значило стоять одному «у самой бездны на краю» в тот драматический период, пусть читатель опять-таки додумает сам. «Ведь я могу учиться, читать, следить каждый день; почему вы это не можете делать? – спрашивает Сталин. И констатирует: – Не любите учиться, самодовольно живете себе. Растрачиваете наследство Ленина» (там же). Столь взыскательное обращение к соратникам – это и упрек им лично, жесткое напоминание о необходимости расти до уровня эпохи, соответствовать взятой на себя ответственности, это и указание на то, что выпавшая на долю большевиков удача, завоеванные ими позиции, наконец, выигранное ими историческое время есть конечные величины и богатство, тратить которое следует лишь во всеоружии знания.
Обращаясь к завершающему этапу деятельности Сталина, мы делаем опять-таки неутешительные выводы о состоянии сознания советского общества, понимании своего долга его руководством. Восторженный прием Сталина XIX съездом КПСС (октябрь 1952) и горечь утраты, которая охватила массы населения после его скорой кончины, говорят о настроениях народа. От них резко отличаются настроения верхов. Прежде всего это касается восприятия ими прижизненного идейного «завещания» Сталина – «Экономических проблем социализма в СССР», аттестация которого, весьма неглубокая, была по сути механически пристегнута к Отчетному докладу ЦК (с ним на съезде выступал Г.М.Маленков) и которое с содержательной точки зрения (я, разумеется, говорю здесь не о похвалах и эпитетах – их было предостаточно) не служило предметом дискуссии на съезде.
Высказывания и поведение ближайших сотрудников Сталина в последующий период показали, что он был прав, под горячую руку обзывая их «слепыми котятами». Прав в отношении всех своих соратников, даже проницательного В.М.Молотова, который четко сознавал судьбоносное значение для социализма такой задачи, как преодоление классовых различий, связывая его зрелость со становлением бесклассовой социальной структуры, но, как и коллеги, туманно представлял ведущие к этому экономические процессы. Естественно, речь здесь не о тех молодых кадрах, которые были подобраны самим Сталиным и которым не дали дозреть в верхнем эшелоне руководства, убрав их после его кончины (Ю.А.Жданов, Д.И.Чесноков, Д.Т.Шепилов…), но картина его «одиночества» от этого не становится менее трагичной.
Он ушел из жизни, не понятый и не поддержанный однопартийцами-современниками, в зените беспримерной победной славы и всего за три года до беспримерного оклеветания и поношения. Прав оказался Ш. де Голль, высоко отозвавшись о личных качествах Сталина, но выразив мнение, что «сталинское государство без достойных Сталина преемников обречено». Еще несколько раньше академик В.И.Вернадский резко выделил одного Сталина из числа власть имущих. А если мы вспомним, что этот геолог создал концепцию ноосферы – сферы научной мысли, венчающей совокупное развитие земных литосферы, гидросферы, атмосферы, биосферы и социосферы, и считал ее полностью созвучной с основной идеей, пронизывающей научный социализм, что он видел в утверждении Советской власти «начало перехода к государственному строю сознательного воплощения ноосферы» (Философские мысли натуралиста. М., 1988, с. 94, 501–502), то это выделение приобретает значимость высочайшей оценки. «Наше дело правое, – писал Вернадский Сталину в 1943 году, – и сейчас стихийно совпадает с наступлением ноосферы – основы исторического процесса, когда ум человека становится огромной геологической, планетарной силой» (цит. по: Бояринцев В. И. Русские и нерусские ученые: мифы и реальность. М., 2005, с. 250).
Сталин, как и Ленин, во всей его многогранности дорастал до ноосферного уровня; однако после него этот рост был приостановлен. Человечество в лице ведомой ими партии, советского рабочего класса, народа совершило прорыв-переход в ноосферу, но закрепить его и расширить мог своим натиском только мощный кадровый «второй эшелон», подготовить который Сталин и не сумел, и не успел. При колоссальном размахе во второй половине XX века научно-технической революции, качественно сказавшейся особенно заметно в развитии и совершенствовании массовых информационных технологий, то есть инструментария мыслящего мозга, – будто в насмешку над ним – произошел пугающий интеллектуальный социально-нравственный спад. Задачу пол­ноценного выхода в ноосферу не ведающая жалости ирония истории сдвинула на два-три поколения вперед.

Дарование Сталина-геополитика ярко проявилось в определении, укреплении и возвышении той социальной и национальной массовой силы, которая действовала таким образом, «что центр революционного движения переместился из Западной Европы в Россию. Революционеры всех стран с надеждой смотрят на СССР как на очаг освободительной борьбы трудящихся всего мира, признавая в нем единственное свое отечество, – писал Сталин Д. Бедному в декабре 1930 года. – Революционные рабочие всех стран единодушно рукоплещут советскому рабочему классу и, прежде всего, русскому рабочему классу, авангарду советских рабочих как признанному своему вождю, проводящему самую революционную и самую активную политику, какую когда-либо мечтали проводить пролетарии других стран… Все это вселяет (не может не вселять!) в сердца русских рабочих чувство революционной национальной гордости, способное двигать горами, способное творить чудеса» (с. 33, т. 18). Сталин резко обрушился на приписывание русским, их рабочему классу в том числе, в качестве национальной черты «лени» и привычки «сидеть на печке», попытки выдавать подобные суж­дения за «большевистскую критику» и категорически заявил, что это «клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата» (т. 18, с. 34).
Спустя девять лет в разговоре с А. М. Коллонтай, за полтора года до начала Отечественной предсказывая предстоящие величайшие испытания, Сталин выразил близкую позицию. «Все это ляжет на плечи русского народа, – сказал он. – Ибо русский народ – великий народ. Русский народ – это добрый народ. У русского народа – ясный ум. Он как бы рожден помогать другим народам. Русскому народу присуща великая смелость, особенно в трудные времена, в опасные времена. Он инициативен. У него – стойкий характер. Он мечтательный народ. У него есть цель. Поэтому ему и тяжелее, чем другим нациям. На него можно положиться в любую беду. Русский народ – неодолим, неисчерпаем» (Диалог. 1998, № 8, с. 94). Это же обобщение – на базе богатейшего военного опыта – Сталин подтвердит пятилетие спустя в знаменитом победном тосте 24 мая 1945 года.
Не случайно буржуазно-бюрократическая контрреволюция 1985–1993 годов била именно по указанным здесь чертам. Своими мишенями оппортунисты всех мастей, теневики-капитализаторы и компрадоры избрали сплоченность рабочего класса; интернационализм как национальную черту русского народа, передаваемую другим народам-братьям; устремленность советских людей к высоким целям, к утверждению социального равенства, жизни, достойной человека; наши исторические, патриотические, революционные и культурные святыни. Получив благодаря горбачёвскому предательству главенство в средствах массовой информации, они многого добились. Но от исчерпывающего осуществления своих планов эти «граждане мира» пока далеки. Самокритичность и самоирония, в высшей степени свойственные нашим соотечественникам, отнюдь не означают их готовности поступиться собственным достоинством. А проявляемая ими уважительность по отношению к западноевропейцам и американцам не требует рептильных поз и не лишает их возможности и права проявлять «кураж». Реакция стремилась во что бы то ни стало выбить из гражданина России чувство социалистического первородства, сознание принадлежности к особой евразийской цивилизации, но вполне преуспеть пока не смогла. Борьба на этом поприще развертывается на наших глазах.
Из материалов тома мы знаем об озабоченности Сталина проблемой необратимости победы в Отечественной войне. Ее гарантии он понимал и как восстановление экономики и культуры нашего Отечества, их развитие до высших мировых образцов, и как создание союза славянских государств «новыми славянофилами-ленинцами», не навязывая кому-либо советский строй и вместе с тем оказывая друг другу хозяйственную, военную и иную помощь (т. 18, с. 359–360). Судя по всему, Сталин не форсировал социальные перемены в послевоенной Восточной Европе, но твердо рассчитывал на создание дружной семьи славянских народов, являющих миру многообразный пример эволюции социалистического уклада жизни. Внимание влиятельных империалистических кругов к этому региону известно и легко объяснимо. Еще во время войны британский империализм блокировал и задушил героическое народно-демократическое движение в Греции, способствовал националистической дезориентации титовской Югославии. На нашей памяти инспирированные НАТО мятежи в ГДР и Венгрии, Польше и Чехословакии. Отравление «экономизмом» докеров Гданьска в сочетании с давней, глубоко эшелонированной активностью Римско-католической церкви, особенно с избранием папой Войтылы, дало не один только польский, далеко не польский резонанс. В штабах империализма отлично поняли, какое будущее мировому капитализму сулит идея и практика объединенного социалистического славянства и приняли все меры, чтобы предотвратить ее воплощение на деле.

Пагубное забвение сталинского наследия (а тем самым и марксизма) хорошо просматривается на примере игнорирования динамики и диалектики социальных отношений в процессе строительства социализма. В то время как Сталин постоянно подчеркивал, что новая, социалистическая интеллигенция, приходящая на смену интеллигенции капиталистического общества, не может не быть интеллигенцией рабочего класса, то есть его классовым отрядом работников умственного труда, литература 60–80-х годов, самосознание и поведение самих реальных интеллигентов все больше «косили» к трактовке этого растущего слоя населения как некоей внеклассовой категории, а это в условиях непрекращающейся идейно-психологической борьбы труда и капитала, двух мировых систем, естественно, несло в себе – и не могло не нести – червоточину мелкобуржуазности и буржуазности.
Равным образом недооценивались тенденции интеллектуализации, «обынтеллигенчивания» (прошу простить меня за это неуклюжее, но довольно точное по смыслу слово) рабочего класса. На эту тему Сталин высказывался не один раз. В 18-м томе публикуется его выступление в октябре 1938 года в связи с изданием Краткого курса истории ВКП(б), в котором Сталин, между прочим, сказал: «Ни один класс не может удержать власть и руководство государством, если не сумеет создать своей собственной интеллигенции, то есть людей, которые отошли от физического труда и живут умственным трудом. Товарищ Хрущёв думает, – пошутил оратор, – что он до сих пор остается рабочим, а между тем он интеллигент… Он перестал быть рабочим, потому что живет интеллектом, работает головой, отошел от физического труда… У нас часто бывает так: работал рабочий у станка, потом пошел учиться, стал образованным человеком и к нему сразу пропало всякое уважение. Я считаю, что это дикость. При таких взглядах мы можем действительно загубить государство, загубить социализм» (т. 18, с. 164). Кто мог знать, что эти слова окажутся пророческими, что и спустя 40 лет рецидивы диких взглядов, высмеянных Сталиным, будет высказывать, к примеру, вице-президент Академии наук СССР П. Н. Федосеев, что они получат поддержку М. А. Суслова. Повышение уже в ближайшие годы образованности молодежи до уровня восьмилетки Сталин определил как «некоторый фундамент для того, чтобы сделать через некоторое время всех рабочих и крестьян интеллигентами. Но мы на этом не остановимся, – подчеркнул он, – мы пойдем дальше, будем толкать рабочих и крестьян, чтобы все они стали интеллигентами. Тогда мы будем непобедимы» (т. 18, с. 166). Допущение «полумахаевских ошибок» в этом вопросе, сворачивание с магистрали социализма на проселок формирования в 60–70-х годах не пролетарской, а буржуазной интеллигенции пока что без буржуазии, забвение об опасности прозевать «людей рассудочных, которые слепо за нами не пойдут» (т. 18, с. 168) – одна из предпосылок реставрации капитализма в 80–90-х.

Бытует мнение, что Сталин сам создавал собственный культ личности. Выгодное хрущёвцам, горбачёвцам, всякого рода оборотням и перерожденцам это мнение снимало со многих чиновников ответственность за прегрешения еще сталинских времен, облегчало внедрение правого оппортунизма в партийной практике, вуалировало демонтаж социализма в государственной и хозяйственной жизни. Но нет ничего более далекого от действительности. Сталин резко пресекал случаи славословия в свой адрес, хотя делал это не всегда и сознавал, что в сложнейшем переплете интересов и настроений эпохи массам необходим надежный ориентир, неподкупный авторитет. «Зря распространяетесь о «вожде», – пишет он драматургу А. Н. Афиногенову в апреле 1933 года. – Это не хорошо и, пожалуй, не прилично. Не в «вожде» дело, а в коллективном руководителе – в ЦК партии» (т. 18, с. 41). Как бы продолжая этот разговор, на сей раз с участниками первомайского парада 1934 года, Сталин заявляет: «…Вожди без масс – ничто… Массы решают успех всякого дела и судьбы истории. Все зависит от того, за кем массы пойдут» (т. 18, с. 62). В основном этой точки зрения он придерживался до конца своих дней. Уже без Сталина, на июльском (1953) Пленуме ЦК КПСС, А. И. Микоян по поводу культа личности заявил: «Мы понимали, что были перегибы в этом вопросе и при жизни товарища Сталина. Товарищ Сталин круто критиковал нас. То, что создают культ вокруг меня, говорил товарищ Сталин, это создают эсеры. Мы не могли тогда поправить это дело, и оно так шло. Нужно подойти к роли личности по-марксистски» (Известия ЦК КПСС. 1991, №2, с. 151). Почему «оно так шло», Микоян не сказал, «подойти к роли личности по-марксистски» ЦК так и не сумел.
Мы не сказали бы всей правды, если бы не отметили того, что на некоторых поворотах истории Сталин как индивид был вынужден считаться со Сталиным как политическим феноменом. Особенно остро его формула «Я стою один» дала себя почувствовать в период Отечественной войны. Несмотря на потери от предвоенных репрессий и поражений первого года боевых действий, он сумел выковать блестящую когорту пол­ководцев, уникальный офицерский корпус, но на формирование аналогичного легиона партийных руководителей его не хватило.
В конце 1943 года Сталин сетовал А. Е. Голованову на то, что его «обожествляют»; он говорил, что «святых людей нет, такого человека, как Сталин, конечно, нет, но если люди создали такого, если верят в него, значит, это нужно в интересах пролетариата и нужно поддерживать» (Чуев Ф.И.Молотов: Полудержавный властелин, с. 521). В военной обстановке это явление укреплялось неизбежным для нее режимом единоначалия, естественным чувством опасности, нуждаемостью в коллективной взаимовыручке, ориентацией на полководческую мудрость и героический пример. Сталину независимо от того, хотел он этого или не хотел, приходилось играть свою, только ему принадлежащую роль. Отказаться от этой роли, сбросить ее с себя, отделаться от нее Сталин уже не мог. В ней был заинтересован многомиллионный коллектив советских людей, а коллективный интерес – и Сталин это знал – сродни объективной необходимости. Сколько-нибудь пол­ноценной альтернативы не было. Начавшаяся с Хрущёва аппаратно-бюрократическая инерция сделала ее потом просто невозможной.
Как писал совсем о другом человеке литератор В.Ф.Ходасевич, «была некоторая разница между его действительным образом и воображаемым, так сказать, идеальным. Однако весьма любопытно и существенно, что в этом случае он следовал не столько своему собственному, сколько некоему чужому, притом – коллективному воображению… Он считал своим долгом стоять перед человечеством, перед «массами» в том образе и в той позе, которых от него массы ждали и требовали в обмен на свою любовь. Часто, слишком часто приходилось ему самого себя ощущать некоей массовой иллюзией, частью того «золотого сна», который однажды навеян и который разрушить он… уже не вправе. Вероятно, огромная тень, им отбрасываемая, нравилась ему своим размером и своими резкими очертаниями. Но я не уверен, что он любил ее. Во всяком случае, могу ручаться, что он часто томился ею» (Воспоминания о Горьком. М., 1989, с.24–25). Эти строки посвящались писателю. К Сталину они применимы вдвойне и втройне.

Настоящую духовную подпитку Сталин, несомненно, всегда черпал в учении Ленина, в живой памяти о нем, подтверждения чему мы находим и в этой книге. «…Ленин, это был такой мужик, левого мизинца которого мы не стоим, мужик, который весь был выкован из нержавеющей стали» (т. 18, с. 147), – восхищенно говорил он депутатам Верховного Совета СССР (январь 1938). «Вы знаете, что мы, большевики, привыкли идти против течения, – заявил Сталин на приеме деятелей таджикского искусства (апрель 1941), – и я, как большевик, хочу сегодня сказать о человеке, который хотя и умер, но будет вечно жить в истории. Я хочу сказать о том человеке, который нас воспитал, учил, иногда журил, иногда хвалил, который сделал нас людьми, – о Ленине. Это он, Ленин, научил нас работать так, как нужно работать большевикам, не зная страха и не останавливаясь ни перед какими трудностями, работать так, как Ленин. Мы являемся его тенью, его птенцами и учениками. Было бы ложной скромностью с моей стороны сказать, что мы, нынешние руководители партии и правительства, ничего не сделали, не имеем достижений. У нас имеются и успехи, но всем этим мы обязаны Ленину».
Охарактеризовав далее Ленина как творца идеологии и политики дружбы народов, плодами которой мы все пользуемся, оратор завершил этот пассаж так: «Я скажу по-восточному – мы его тень на Земле и светим его отраженным светом» (т. 18, с. 212). Свечение «отраженным светом» Ленина Сталин считал своим жизненным призванием, и у нас нет оснований сомневаться в искренности его выбора. На последнем для Иосифа Виссарионовича Пленуме ЦК 16 октября 1952 года, когда Молотов, отвечая на его критику в свой адрес, назвал себя «учеником Сталина», тот реагировал на это категорически однозначно: «Чепуха! Нет у меня никаких учеников. Все мы ученики великого Ленина» (т. 18, с. 586).
Пролистывая страницу за страницей советскую историю, всякий раз убеждаешься, что при мощном подъеме в народной массе разнообразных талантов – научных и художественных, технических и конструкторских, педагогических и артистических, хозяйственных и военных, публицистических и дипломатических, нет им числа – мы почти не видим лиц, обладающих одновременно неугомонной любознательностью, хватающим за линию горизонта теоретическим кругозором и выдающимися организаторскими способностями. Не потому ли Советская власть не совершила окончательный прорыв в ноосферу, что не справилась с подготовкой в широком порядке таких именно кадров? «Мало у нас в руководстве беспокойных…» (т. 18, с. 457), – намекнул, возможно, на главный предмет своей озабоченности, беседуя с Ю. А. Ждановым, Сталин. Он сам был образцом творческой неуспокоенности, отчего и подвергся как неумеренным восхвалениям, так и неуемным поношениям и больше пока не повторился. Постарались и несомненные противники, и недавние сторонники, которых прихватила плесень обывательщины и которые обороняли обретенный чиновный уют. Но со взятой на себя ролью могильщиков идеи они не справились и справиться не могли. Идея, несущая в себе зерно истины, могильщикам не дается.

Ричард Косолапов

По материалам газеты «Советская Россия»

Реклама
 
 

Метки: ,

Открытое письмо: Власть должна служить народу, а не олигархам и миллиардерам!


Мы, группа межрегионального Союза юных участников (12-16 лет) Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. на фронтах и партизанских отрядах, а наши сверстники на трудовом фронте (заводах, фабриках, колхозах, совхозах) ковали Великую Победу.

Мы патриоты нашей Великой Родины — СССР. После войны наше юное поколение продолжило учебу в вечерних школах, одновременно без устали работая на восстановлении народного хозяйства страны. Мы в короткие сроки совместно со всем нашим народом восстановили разрушенное фашистами хозяйство, сожженные города, села, деревни, построили крупные электростанции, заводы, фабрики, запустили Ю.А. Гагарина в космос, обеспечили армию всем необходимым для защиты нашей Великой Родины. Многие из нас стали крупными учеными, руководителями крупных промышленных и сельхозпредприятий и высококвалифицированными инженерами и рабочими.

В настоящее время, когда в живых остались нас единицы в возрасте 80 и более лет, мы совместно с нашими последователями-патриотами – младшим поколением возвышаем свой голос от имени живых и павших, сложивших свои головы за нашу страну, за советский народ и ТРЕБУЕМ:

— Прекратить проведение политики антисоветизма, охаивание и очернение поколения Победителей и отгораживание истории России от Советского периода. Последователи предателей и фашистских прихвостней (Власова и др.) – Федотов, Караганов, Сванидзе, Млечин, Радзинский и им подобные при определенной поддержке властей отгораживаются от прошлого советского периода и тем самым стремятся перечеркнуть достижения великого советского народа, совершившего трудовой и победный величайший подвиг. Они пытаются подорвать авторитет Советской державы в мире.

Для этого они во время массовых мероприятий драпируют мавзолей великого В.И. Ленина. Это позор для страны.

Средства массовой информации (телевидения, радио и печать) вовсю позорят наше прошлое, в том числе Великую Победу (кинофильмы: «Штрафбат», «Сволочи», «Московская сага», «Диверсант» и др.), показывают советского человека уродом, «совком», а нынешняя власть доведшая страну до тупика и обнищания народа крайне заинтересована, чтобы оболгать все Советское время, в том числе Отечественную войну, чем они без устали занимаются.

Разнузданная пропаганда чуждого нам образа жизни навязывают алчность, жесткость, равнодушие, наркоманию, пошлость, убийства, насилие.

Все это разлагает молодежь, лишает её будущего. Телевидение, созданное советским народом, оказалось в частных руках, и чей заказ выполняет это телевидение?

Возникает вопрос – за что мы воевали, за что погибло так много советских людей?

Власть должна служить народу, а не олигархам и миллиардерам!

— В унизительное положение поставлены победители (фронтовики, труженики тыла), обеспечившие победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Пенсии минимальны, обеспечивают только их скудное пропитание и частичную оплату жилья. Существенно снижены льготы. На словах «Спасибо вам ветераны», а не деле ведется политика геноцида этого поколения. Не обеспечивается безопасность ветеранов, их обворовывают, забирают боевые ордена и медали.

В тоже время в стране более 100 миллиардеров – они обворовали народ под руководством Чубайса и других – за копейки скупили достояние, созданное всем народом, и теперь ведут разгульный образ жизни.

— Великая Отечественная война закончилась 66 лет тому назад, а мы до сих пор не можем похоронить погибших, сложивших свои головы за то, чтобы жило настоящее поколение. А те же немцы оборудуют кладбища своих погибших солдат и офицеров. И англичане-колонизаторы делают то же самое в Африке и других колониях.

А у нас все отдано на откуп благотворителям, и если кое-где есть захоронения, и поставлен обелиск, то нет памяткой доски. А ведь там захоронены сотни тысяч человек, а поэтому дети, внуки и правнуки ищут своих отцов, дедов и прадедов и не могут найти.

По всем этим вопросам нужно выработать и осуществлять государственную программу не на словах, а на деле. Это дело рук благодарного потомства. Можно найти деньги для этих целей, было бы желание.

— Власть, по нашему убеждению, должна высоко нести Знамя Победы, на деле защищать победу и поколение победителей от наскоков внутренних и внешних отщепенцев, которые вынашивают планы разрушить единение нашего народа и в целом страну. Власть не должна поощрять этих людей и вручать ордена за предательство (Горбачев). Мы «замыкающее поколение победителей» надеемся на то, что еще при нашей жизни возродится Народная власть, достойная нашего народа.

Денисов Владимир Игнатьевич — партизан, сын 299 арт. полка 194сд 2 Б.Ф., генерал-майор авиации, член-корреспондент академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, награжден 5 боевыми орденами (2 кр. звезды, 2 отеч. войны, 1 За службу Родине), медаль за отвагу партизану, за освобождение Беларуси, 30 с лишним других медалей, 7 орденов общественных организаций. г. Москва.

Варичев Михаил Яковлевич — партизан, член союза писателей г. Москвы, награжден орденом Отечеств. войны 1 ст., 2 ордена «Знак Почета», Трудового Кр. Знамени. г. Москва.

Артеменков Николай Григорьевич — партизан, полковник, награжден медалью «За Отвагу», орден «Знак Почета». Люберцы М.О.

Белявский Федор Павлович — фронтовик, участник ветеранского движения, награжден орденами «Славы III ст.», «Кр. звезды», «Отечеств. войны 1 степени», медаль «За Отвагу» и др. медали. Комаричи, Брянская обл.

Шпигунов Петр Филиппович — партизан, участник ветеранского движения, награжден орденами «Кр. звезды», «Отечеств. войны», 2 ордена Славы, Боевого кр. Знамени, трудового Кр. Знамени, медаль за отвагу и более 20 других медалей. Суземка, Брянская обл.

Сырозатко Виктор Алексеевич — полковник, предприниматель, соучредитель Союза Народов России, участник боевых действий в локальных районах мира, награжден 4 орденами и многими медалями. г.Калининград.

Амелин Николай Васильевич — труженик трудового фронта, участник ветеранского движения, награжден орденом трудового Кр. знамени, 2 орденами «Знак Почета», медаль «За доблест. труд» и другими. Суземка, Брянская обл.

Мозговой Александр Владимирович — юнга Северного флота, испытатель Р.К.Т. и оружия, кандидат тех. наук, лауреат Гос. премии, за участие в создании ракетно-ядерного оружия, награжден многими орденами и медалями. г.Москва.

Ялин Владимир Федорович — фронтовик, полковник, заслуженный военный летчик-испытатель СССР, награжден 2 орденами Кр. Звезды, Отечеств. войны II ст., Октябрьской революции, красного знамени и 17 различных медалей. Люберцы, М.О.

Пшеничко Леонид Петрович — юнга, полковник, участник ветеранского движения, награжден орденом «Отечеств. войны», медалями «За Отвагу», Нахимова, Ушакова, Кузнецова и «За оборону Заполярья» и многими другими медалями. Люберцы М.О.

Ченцов Филипп Илларионович — партизан, участник ветеранского движения, имеет 19 наград, орден «Кр. звезды», «Отечеств. войны», медали ЗБЗ и другие. Суземка, Брянская обл.

(Всего – более 120 подписей).

Источник

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 30, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Работай так, как учит Сталин!


Избиратели, народ должны требовать от своих депутатов, чтобы они оставались на высоте своих задач, чтобы они в своей работе не спускались до уровня политических обывателей, чтобы они оставались на посту политических деятелей ленинского типа, чтобы они были такими же ясными и определенными деятелями, каким был Ленин, чтобы они были такими же бесстрашными в бою и беспощадными к врагам народа, каким был Ленин, чтобы они были свободны от всякой паники, от всякого подобия паники, когда дело начнет осложняться и на горизонте вырисовывается какая-нибудь опасность. Чтобы они были также свободны от всякого подобия паники, как был свободен Ленин. Чтобы они были также мудры и неторопливы при решении сложных вопросов, где нужна всесторонняя ориентация и всесторонний учет всех плюсов и минусов, каким был Ленин. Чтобы они были также правдивы и честны, каким был Ленин, чтобы они также любили свой народ, как любил его Ленин.

И.Сталин.

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Сентябрь 8, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , ,

И. В. Сталин и его эпоха. «Постсталинские карлики» — лучшее изобретение вашингтонского обкома.


Как же утомили «сталинисты», которые выдумали себе «правильный» социализм при Сталине, и как этот «правильный» социализм разрушили «постсталинские карлики». Я думаю, такая постановка вопроса — это лучшее, или одно из лучших, что мог придумать вашингтонский обком.

Когда разрушали СССР в конце 80-х, Сталин уже давно не было, но СССР надо было разрушить. И денежки на это выделялись на порядки большие, чем во время Сталина. Отчего же это? Социализм-то был «уже неправильный», вроде? Ну так туды его в качель — пусть бы разрушали.

Вот тут «сталинист» начнет вертеть своей хитрой жопкой, что-то невнятное скулить. Понимает, идиот, что оказывается в одной кучке с Гайдаром и Чубайсом. И это действительно именно так, и никак иначе: такие «сталинисты» на деле оказываются такими же антисоветистами, как либералы-рыночники-западники, как супер-пупер православные «почвенники», как троцкисты, которые вроде бы за СССР, за социализм, но вместе с перечисленными тянут ту же заунывную песню о «тиране» Сталине.

И вот — спасибо тебе, Господи, — дожил до того, что к этой славной компашке присоедились «сталинисты».

Нет и не было никакого «сталинизма», была только советская система. У нее была своя естественная внутренняя логика, единая на всем протяжении истории СССР влоть до Горбачева, и даже первые годы его власти. И заложена эта логика предоктябрьской работой В. И. Ленина «Грозящая катастрофа и как с ней бороться». Почитайте, господа «сталинисты».

Сегодня даже pravaya.ru доперла своим куцим православным умишком, что Ленин-то Россию спасал, и публикует статью (http://www.pravaya.ru/ks/20242). Это логика спасения России в условиях, вообще говоря, несовместимых с жизнью любой нации. Условиях, созданных отчасти логикой развития мирового капитализма, отчасти усилиями последнего царя, да и до него. А именно, была создана модель модернизации за внешние займы, расплатой за которой было участие пушечным мясом за интересы Запада.

Эта советская логика выдвинула и Троцкого — когда он был нужен, она же его и задвинула, выдвинув Сталина. Эта же логика обязала кокнуть не самого плохого человека и организатора Л. П. Берию, когда крышу у него звездной болезнью все таки снесло, и он едва не оставил СССР без всего дружественного соцлагеря — тем, что готовил дискредитацию и свержение режима Вальтера Ульбрихта и слив ГДР в ФРГ — то есть, за 40 лет до Горбачева.

Пишут, что Сталина убили «карлики». Но если верно то, что, например пишут про последние замыслы Сталина Ю. Мухин и Ю. Жуков — Сталина и надо было убить. Потому что он видите ли «демократии» захотел — «задвинуть» (если не запретить) КПСС и провести «свободные» выборы в Советы.

Все революционеры — романтики, и я не исключаю, что и Сталин не избежал этого. Парламент без свободных партий — это нонсенс. Сталин разрешил другие партии, кроме коммунистов? Нет, конечно. Это уже старческий маразм, и страна должна была от него избавиться. Советская страна.

Сталин все делал правильно — с той оговоркой, что он это делал в тех условиях, когда судьба распорядилась поставить его рулить Советской Россией. К нему у вменяемого человека нет и не может быть никаких претензий, о чем я уже неоднократно и под разным углом писал. Но жизнь не кончилась в 1953 году. Она развивалась так, что только через 30 лет после смерти Сталина — ровно через 30 лет — СССР мог позволить себе вести себя как сверхдержава. А именно, только в 1983 г советские войска, чтобы спасти жизнь нескольких советских граждан в Афганистане, расстреливали с «сушек» при поддержке Ми-8 целые кишлаки у Мазари-Шарифа.

Что — карлики «довели» страну до состояния, сопоставимого с мировой империей США? Не знаю как «борцы с постсталинскими карликами», а я горжусь своей Родиной образца 1983 года, горжусь «сушками» и Мазари-Шарифом. А «сталинисты» могут выть про «убийства мирных граждан» все что им угодно — но только, пожалуйста, будьте добры, идите во-он в ту кучку, вместе с Новодворской и иже с ней.

Оценивать надо по гамбургскому счету. За 40 постсталинских лет Советский Союз вырос от «сталинского» уровня 1953 года примерно так же — на порядок, как сталинский СССР вырос от уровня 1927 г = 1913 г царской России. Ах, «инерция импульса, данного Сталиным»… Ну да, как же, как же — только что ж у ельциных-путиных-медведевых не видно никакой инерции?

Например, СССР был 2-й роботостроительной державой мира после Японии в 1990 г (установлено на производстве 100 тыс роботов — манипуляторов, в Японии 350 тыс, 3-е место у крохотной ГДР — 90 тыс, затем Евросоюз — 80 тыс.). Где инерция?

Другое дело, и «сталинисты» тупо, нагло и подло подменяют здесь адекватную постановку вопроса фальшивой — точно также как и вся перечисленная антисоветская шушера от «патриотов» до либералов — что последние десятилетия СССР технологический прогресс СССР, конечно, чихал, и пока не мог обойти Запад по всем направлениям, а только по некоторым. Важно отметить, что именно в этой точке «сталинисты» смыкаются с ультра-либералами, и все, вроде бы, из лучших побеждений.

Лучший пример — Стругацкие. Вроде бы всю жизнь писали про коммунизм, а дожили до того, что лучше общества потребления ничего придумать нельзя. Откуда это? Да понятно откуда — из эротических фантазий, что коммунизм быстро и легко обгонит капиталистический Запад.

«Сталинисты» — примерно тот же патологический психотип. С какой это радости СССР должен был быстро обойти Запад? У меня уже язык отсох говорить устно и руки отсохли объяснять простые вещи. Я уже даже не говорю о том, что США нажились на двух мировых войнах, в которых Россия еле выжила. Не-е, давайте поговорим о другом.

Развитый мир развивается в условиях глубокого разделения труда и массированной передачи технологий, которая не снилась соцлагерю даже после революционных Софийских соглашений стран СЭВ 1948 года о безвоздмездной передаче научно-технических достижений. И разработки разделены, и производство разделено по огромной системе:

«В период между 1956и 1978 гг. .. японские фирмы заплатили лишь 9 млрд· долл. за доступ к американским технологиям, разработка которых обошлась американцам от 500 до 1000 млрд. долл.» «На пути к техническому лидерству» РОБЕРТ Б. РЕЙХ В мире науки 1(Scientific American) 1989 — 12.

Важно что все это работает только в огромной системе, а Запад, кретины, уже давно был огромным и единым, задолго до того, как за дело в России взялись Ленины и Сталины. Еще Адам Смит справедливо отвечал, что нет ничего эффективнее разделения труда, а разделение труда работает только на рынке большой емкости. Ради этого Запад и вел колонильные войны. Ради этого Советский Союз и подкармивал левые режимы по всему миру — все ради емкости единого рынка.

Этого можно было не понимать в 1991 году, но уже все таки 20 лет прошло, чтобы научиться чему-нибудь, почитать что-нибудь.

Брежнев все делал правильно. Но у России — даже вместе с СЭВ-ом не было ресурсов, чтобы «быстро» догнать Запад. Nota bene!

Тут, кстати, еще одна лакмусовая бумажка, чтобы отделить психов от вменяемых — понимает ли человек, что результат разработок зависит только от размеров выделенных затрат, а не от «эффективного менеджмента». Достаточно хоть сколько-нибудь пристально взглянуть на советскую машиностроительную продукцию, чтобы понять что к чему. Вот например, суперточные и сверхбольшие коломенские станки, которые с руками отрывали по всему миру. Или карьерные грузовики БелАЗ, которые в лучшие годы занимали до трети мирового рынка. Что же с жигулем — то все никак?

Повторяю — вменяемому человеку все понятно. Жигуль, также как и персональный компьютер — это массовый рынок. И объемы финансирования разработок — соответственные. У кого рынок толще — тот и круче БМВ залепит. Но Запад, повторяю, ВСЕГДА был толще, Брежнев тут не при чем.

Но «сталинисты» тут упорно видят вину «постсталинских карликов». Поэтому и неотличимы от Новодворских.

Другое дело — БелАЗ, или сверхбольшой расточный станок. Это более «штучный» товар, и емкость рынка уже не позволяет создавать гиперфинансирование разработок, как у персоналки, и преимущества Запада отчего-то почему-то уже не видны в микроскоп. Но повторяю для тех кто в танке — Запад ВСЕГДА был толще, ИЗНАЧАЛЬНО было толще.

Идем дальше, по «разрушителям светлого сталинского социализма». Я все таки хочу узнать, почему закупочные цены колхозам после войны только Хрущев поднял в начале 60-х. Естественно, работягам из Новочеркасска это не понравилось — город привык жить за счет деревни. Это сталинская система!

Повторяю — Сталина винить особо не в чем, он гнал лошадь модернизации, чтобы Россию не съел «цивилизованный» Запад. Нет никакой разницы между Гитлером, Трумэном и Саркози, и свободная нация имеет право на любой внутренний террор, чтобы сопротивляться колонизации. Слава Сталину, слава Каддафи. Но время-то шло вперед! Я поддерживаю Новочеркасский расстрел. Хватит городу было жить за счет деревни. А «сталинисты» могут по-прежнему бежать под юбку Новодворской и вопить что Сталин бы такого не допустил. Новодворской понравится.

А все ли в курсе, что только в 1966 г розничные цены в сельской местности были понижены до уровня города? Это уже новый разрушитель социализма — Брежнев. В целом, умирая, Брежнев оставил нации 2 программы — Продовольственную и роботизации. Как была выполнена роботизация, я уже написал выше. А как было с Продовольственной? Была поставлена официально задача поднять среднюю урожайность зерновых с 15 до 22 ц\га. Статсборники дают 20-21 в 1990 г. И с тех пор, обращаю внимание, урожайность практически не меняется в России! Причем, те 20 были с учетом значительно большей посевной площади. Сейчас сеют только на самых лучших землях, а 40% еды просто завозят за нефть.

В 80-х «карлики» 2 раза подымали закупочные цены колхозам — в 1983 и 1989 г. Первое что сделал Черненко, почти удвоил зарплаты школьным учителям. Разлагающаяся нация, одно слово…

Есть еще такой тезис «сталинистов» — дескать, именно Брежнев взрастил кадры, которые вместе с Горбачом валили СССР. Вранье, и об этом уже много раз писали: Горбачев за 1-2 года сменил до 70% первых серетарей.

Короче. Господа «сталинисты», выбирайте: либо вы не за Сталина, а просто за СССР, за советскую страну, либо извольте вон, к Новодворской.

По материалам forum.msk.ru

 
 

Метки: , ,

И. В. Сталин и его эпоха. Почему наша продукция «неконкурентоспособна»?


Наверняка, многие россияне и не раз, удивлялись — как же так, при более низкой заработной плате и существовании собственных ресурсов, отечественная продукция, зачастую сравнима или превышает стоимость, даже у ее более качественных иностранных аналогов? Неужели виноваты сибирские морозы?

А может ее себестоимость, раздувает пресловутая коррупционная составляющая, уплачиваемая нами и делимая в определенных пропорциях между отечественными и зарубежными паразитами?

Как же может продукция, произведенная на комбинатах в шаговой доступности к залежам полезных ископаемых и более того, с помощью энергоресурсов, имеющих местное происхождение — оказываться дороже той же продукции, произведенной из того же сырья за границей? А ведь первичное сырье, транспортируемое за рубеж, находится в более объемном размере, чем готовая продукция и соответственно, не менее чем в два раза должна увеличивать транспортные расходы в себестоимости (туда сырье, а к нам готовая продукция).

То же, можно сказать и о местных энергоресурсах, не возрастающих в цене за счет потерь при «трансляции/ретрансляции» на тысячи километров. Да и доля заработной платы основного рабочего персонала в себестоимости конечного продукта, скорее всего, окажется сопоставимой даже с китайским уровнем, если ее очистить от беспредельной составляющей доходов топ-менеджмента и их кураторов во власти (то есть, коррупции).

И все эти издержки, якобы не встают в сравнение с энергозатратами по поддержанию теплого климата в рабочих помещениях, хотя обратное — поддержание холодного климата в жарких помещениях, даже более энергоемко.

Создается впечатление, что заинтересованные силы пытаются сохранить общепринятый «статус-кво» (миф), и в первую очередь для россиян — засвидетельствовав, якобы судьбоносную предопределенность (объективность) ситуации с промышленной отсталостью холодной и протяженной России. Хотя большие расстояния транспортировки первичного сырья на экспорт и последующий импорт готовой продукции все равно не мешают иностранным производителям гасить ценами отечественную продукцию. Никакой экономики, кроме политики. И для того, нам предлагается огранять алмазы каменными топорами, и за неимением других орудий приходится это делать. А затем, «не наживы ради, а дискредитации для» — возят «доброжелатели»-конкуренты подобные экспонаты по выставкам, как артефакты периода зари человеческой цивилизации. Какой уж тут авторитет к нашему «хламопрому» и в целом, экономике?!

Вряд ли, кто-то из них отважится экономически увязнуть на территории, не защищенной государством. Ведь, неразумно интегрировать цивилизованные формы отношений в условия диких «джунглей». При нынешнем уровне коррупции, мы просто обречены, быть зоной браконьерской охоты со стороны развитых государств — закономерно являющихся главными интересантами сохранения подобного положения дел. Сегодня время работает против нас, и к коррупционной составляющей в себестоимости продукции добавляются новые факторы, динамично снижающие производительность отечественного труда, в виде стареющего населения, износа (не восполнения) социальной, промышленной инфраструктуры и все это, на фоне постоянного усовершенствования ее в развитых странах.

Получается замкнутый круг, когда мы не можем производить дешевую продукцию, из-за технологической отсталости, а последнюю не можем победить вследствие «неконвертируемости» товара. И в результате, влачим временное благополучное существование сырьевой экономики, при недоразвитом производстве и развитой коррупции, когда простые антидемпинговые мероприятия смогут улучшить ситуацию, не более как инъекция «боржоми» для отвалившихся почек.

Сталинская экономика, вплоть до брежневской, в полной мере развеяла миф о неэффективности хозяйственной деятельности в странах с холодным климатом, имеющих развитую инфраструктуру и тем более — собственные энергоресурсы. К тому же, достаточно взглянуть на географию нашей страны, где промышленно-развитыми донорскими регионами служат умеренно-северные территории, а дотационными реципиентами — южные края. Или советские экономисты плохо умели считать, распределяя объекты промышленности подобным образом и имея, достаточную возможность застолбить заводами юг СССР? Да за подобные просчеты — тогда, нечета нынешнему времени, в раз слетели бы головы этих счетоводов.

А ведь СССР кормил половину мира с помощью своей «неэффективной» экономики. И даже сегодня, отголоском из прошлого, российская военная техника, заложенная в советский период, оказывается немало дешевле своих иностранных аналогов, не уступая им (или превосходя) по основным боевым показателям.

Подобный миф о неконкурентоспособности предназначен для наших предпринимателей, чтобы отбить интерес к инвестированию средств в свое Отечество и оправдать вывод капиталов в страны с более теплым климатом и «соответственно», более эффективной экономикой. Хотя главной причиной хозяйственной отсталости служит не объективный фактор климата, а субъективная коррупция — «позолотившая ручку» глобальным финансистам, связывающим за счет коррупционной составляющей завышенный объем долларовых ресурсов в нашей экономике.

А вот в странах «золотого миллиарда», ее доля значительно ниже и потому, основные потребительские товары дешевле, и соответственно — доллар, фактически является более «дорогим» (платежеспособным). Как следствие такого положения вещей — биржевая стоимостная связка котировок: доллар-евро-золото, не соответствует фактической котировке на «черных» рынках разных стран. А если там искусственно поддерживать стоимостные полюса, то можно спровоцировать локальный финансовый кризис, как в одной стране, так и по цепочке экспортно-импортных контрагентов, оперирующих едиными товарами и валютами.

Именно, коррупция создает предпосылки к неподъемному перевесу финансового сектора в экономике, за счет «бесконтрольного» высвобождения биржевых (игровых) финансов, заливающих реальный сектор нереальной «макулатурой» (в т.ч, кредитами), раздувающей мыльный пузырь отечественной стоимости, который легко лопает китайский импорт, да и не только он.

Единственной цивилизованной возможностью снижения издержек производства может служить усовершенствование его материальной базы, а наше вступление в ВТО окончательно похоронит даже надежды на возможный интерес к этому у инвесторов, ведь высокотехнологичное производственное оборудование, уже налажено по периметру, за пограничными столбами России. И лишь — оградительные квоты, акцизы, режим наименьшего благоприятствования и подобное «антиВТО», могли бы мотивировать иностранные капиталы, вживаться в Сибирь телом, а не хоботом.

Конечно, и такой выход не оптимален, но при выборе между плохим и ужасным… все равно хочется лучшего: патриотичной власти и товаров с отечественного оборудования.

По материалам forum.msk.ru

 
 

Метки: , ,

Авиация дальнего действия была любимым детищем И.В. Сталина


Вот уже почти четыре десятилетия тему боевых действий АДД в период Великой Отечественной войны разрабатывает белгородский учёный, подполковник в отставке, кандидат исторических наук Анатолий Михайлович СЕРГИЕНКО, возглавляющий региональное отделение организации «Российские учёные социалистической ориентации» (РУСО). О том, что удалось ему сделать по этой проблеме и что ещё предстоит, с ним беседует обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО.

История знает немало примеров удивительного совпадения памятных дат в жизни того или иного государственного деятеля. Есть такое совпадение и в биографии Иосифа Виссарионовича Сталина: 5 марта 1953 года его не стало, а ровно за одиннадцать лет до этого им было подписано постановление Государственного Комитета Обороны о создании Авиации дальнего действия (АДД).

Против клеветников и хулителей

— Анатолий Михайлович, благодарю за очередной подарок — новую вашу книгу «И.В. Сталин и Курская битва». Вы переходите от истории Авиации дальнего действия к сталинской тематике?

— Они неразделимы. История Авиации дальнего действия периода войны неразрывно связана с именем И.В. Сталина. Она создана постановлением ГКО от 5 марта 1942 года по его инициативе. Её боевой работой он руководил почти всю войну. Командовал АДД Александр Евгеньевич Голованов, а руководил И.В. Сталин. Только он ставил задачи командующему. Вот высказывание по этому вопросу самого Голованова в его книге «Дальняя бомбардировочная»: «Он проходит в моём повествовании, если можно так выразиться, красной нитью, однако здесь нет ничего удивительного, поскольку у меня не было каких-либо других руководителей, кроме него, я бы даже подчеркнул, кроме лично него.., ибо всё, что делалось АДД, исходило непосредственно от него». Поэтому и я во всех своих книгах стремлюсь показать сталинскую роль в руководстве боевой деятельностью АДД.

Конечно, работа «И.В. Сталин и Курская битва» несколько увела меня от темы Авиации дальнего действия. А произошло это по двум основным причинам. Во-первых, накопилось огромное возмущение ко всякого рода хулителям Сталина вообще и его роли в достижении нашей Великой Победы в годы минувшей войны в частности. И не полководец-то он, и победили мы не благодаря, а вопреки ему, и всякая прочая подобная чушь. В общем, бездарь в военном деле. Крайнее моё возмущение искало выхода. И я попытался с помощью документов и воспоминаний наших прославленных военачальников показать на примере одного сражения Великой Отечественной войны полководческий талант Иосифа Виссарионовича, развенчать чудовищную ложь о том, что наша победа добыта «вопреки ему».

И второе. При работе над книгой «Бомбардировщики АДД в небе над Курской дугой» мне пришлось основательно поработать над двумя сборниками документов, а именно: «Прелюдия Курской битвы» и «Курская битва». Оба они вышли в 1977 году в серии «Русский архив. Великая Отечественная». И вот что оказалось: ни в одной библиотеке Белгородской области этих книг нет! Ну куда ни шло, нет их в библиотеках, скажем, Краснодарского края. Но их нет в области, которая стала одним из центров того судьбоносного сражения. И я перенёс наиболее значительные документы за подписью И.В. Сталина из этих сборников в отдельную главу своей новой книги.

— Значит, основа книги — это документы и воспоминания военачальников? Но ведь воспоминания, скажем, Г.К. Жукова, А.М. Василевского или К.К. Рокоссовского широко используются разными историками.

— Это так. Но одно дело, когда то или иное доказательство подкрепляется мнением того или иного полководца. И совсем другое, когда это же доказательство подкрепляется мнением нескольких десятков военных авторитетов. Собранные вместе, они здорово кусаются. После смерти Сталина минуло почти 60 лет. За это время ушли из жизни и те, кто вместе с ним работал, добывая нашу Победу. Сегодня нам уже никто не расскажет, как Иосиф Виссарионович решал ту или иную проблему войны, что он предлагал, как реагировал на предложения других, какое решение принимал, как говорил, ходил, как, наконец, держал трубку. Всё, что оставили нам в виде воспоминаний военачальники, которые встречались со Сталиным, говорили с ним, докладывали ему, слушали его, получали от него указания и исполняли их, — всё это наше великое подспорье в деле борьбы с мракобесами от истории.

А ведь сегодня авторы книг, которые не только не встречались со Сталиным, но в то время даже не были на территории Кремля, стали прибегать к нечистоплотному приёму: думают за Иосифа Виссарионовича, говорят за него, вкладывают в его голову бредовые мысли. Складывается впечатление, что человек или присутствовал на совещаниях в сталинском кабинете, или из приёмной, где находился А.С. Поскрёбышев, припадал к замочной скважине глазом и ухом одновременно.

— Это вы верно подметили. И какая книга у вас теперь на очереди?

— Рабочее название такое: «И.В. Сталин и советская авиация». То есть хочу расширить тему АДД. Ведь авиация Советского Союза в жизни и деятельности Иосифа Виссарионовича занимала особое место. Сталин сам вот что говорил на приёме депутатов Верховного Совета СССР 20 января 1938 года: «После героев Гражданской войны я больше всех люблю наших лётчиков. Вы уж простите меня, товарищи, это моя слабость. Всё, что угодно, могу пойти на любые уступки, но чтобы наших лётчиков обижали, этого я не могу допустить».

Целеустремлённо направлял деятельность авиаконструкторов, знал поимённо директоров всех авиационных заводов. Своими знаниями в авиационной сфере Сталин поражал специалистов. А ведь МАИ не кончал! Вот мнение известного лётчика нашей страны Г.Ф. Байдукова, который писал: «Сталин имел большие познания в техническом оснащении самолётов. Бывало, соберёт профессуру поодиночке, разберётся во всех тонкостях. Потом на совещании как начнёт пулять тончайшими вопросами — мы все рты поразеваем от удивления». Замечу, это писал не кто-то, а профессиональный лётчик. Разве можно такого удивить знаниями предмета? А вот Сталин удивлял.

Нет, не зря нашу авиацию называли сталинской. Это соответствовало истине. Но всё это ныне запачкано грязными руками антисталинистов и антисоветчиков. Вклад И.В. Сталина в развитие советской авиации надо воскресить в полном объёме! Что я в настоящее время и делаю. Первая глава, освещающая сталинскую деятельность в сфере авиации в годы Гражданской войны, уже готова.

Путь к теме, которая захватывает ум и сердце

— Действительно, роль И.В. Сталина в развитии видов и родов нашей армии и флота до сих пор по-настоящему не исследована. За авиационной темой, которую вы разрабатываете, просятся аналогичные работы по артиллерии, танкам, стрелковому вооружению и т.д. В каждую из сфер военного дела вождь внёс свой весомый вклад. Достаточно почитать книгу воспоминаний известного артиллерийского конструктора В.Г. Грабина, чтобы убедиться, что сталинская роль в развитии советской артиллерии также огромна. Было бы хорошо, если бы вашу идею показать значение И.В. Сталина в подъёме советской авиации подхватили другие специалисты по разным видам и родам Вооружённых Сил. Но давайте сейчас вернёмся к «столбовой дороге» ваших исследований — истории Авиации дальнего действия в период Великой Отечественной войны. Как подошли вы к ней?

— Можно сказать, по долгу службы. В прошлом я политработник. Комсомольские и пропагандистские должности проходил в частях и соединениях Дальней авиации. Одним из направлений партийно-политической работы, как вы помните, было военно-патриотическое воспитание личного состава. Хотелось в пропаганде боевых традиций сказать что-то новое, своё. Правда, так получилось, что начал я эту работу в стороне от «столбовой дороги». Служил тогда в Благовещенске, собрал материал о Героях Советского Союза Приамурья, выявил общую цифру и написал о каждом очерк. Все они публиковались в периодической печати, а затем составили книгу «Амурцы — Герои Великой Отечественной». Она вышла в Хабаровском книжном издательстве в 1970 году.

Это случилось уже тогда, когда штаб нашего авиакорпуса перебросили из Благовещенска в Иркутск в связи с обострением отношений с Китаем. Подарил один экземпляр книги начальнику политотдела. Через несколько дней он сказал мне: «Амурцев ты прославил, но вот почему штаб наш стоит в Иркутске, а корпус носит наименование Смоленский, мы не знаем. Что надо, чтобы это выяснить?» Я ответил: для этого надо поработать в Подольском архиве. Так родилась моя первая книжечка о боевом пути 8-го Смоленского авиакорпуса Дальней авиации.

— Приобщились к теме, которая стала смыслом жизни?

— Совершенно верно! Работая в Подольском архиве, я убедился, что к изучению боевого пути Авиации дальнего действия рука исследователя практически не прикасалась. И я задался целью написать многотомную историю этого рода ВВС. С той поры, а это 1974 год, нет покоя.

— С чего же вы начали будущую многотомную историю?

— С Героев Советского Союза.

— Почему?

— Хотелось застать во здравии тех Героев, которые уцелели в ночном небе войны. С одной частью из них удалось встретиться, с другой — вести переписку. Но главное, надо было установить, сколько же их в АДД. Дело в том, что в ряде источников (книги, статьи и т.д.) говорилось, что Героев Советского Союза в этом роде авиации около 300. А в других публикациях приводилась цифра 250. Меня коробило это слово «около», возмущал такой разброс цифр. Ведь Герой Советского Союза — личность историческая. И через 30 лет после окончания войны не иметь точной цифры цвета авиации, думал я, мягко выражаясь, стыдновато. Три года ушло на то, чтобы установить и обнародовать совершенно точное число Героев. Их в АДД — 273, шестеро удостоились высшей награды дважды.

Анализ этой славной когорты я впервые дал в 1978 году в статье, помещённой в сборнике «Материалы первой научно-практической конференции Иркутского высшего военного инженерного авиационного ордена Красной Звезды училища имени 50-летия ВЛКСМ». В то время я простился с корпусом и трудился в должности начальника кафедры марксизма-ленинизма этого училища. В статье раскрыто, сколько из Героев лётчики, сколько штурманы, сколько человек получили это звание посмертно, кто был самым молодым, сколько русских, украинцев, белорусов и т.д. В общем, получился социологический анализ.

Но статья была опубликована во «внутриведомственном» сборнике, до широкого круга читателей не дошла. В прошлом году наконец была опубликована в массовом издании — в книге «Эхо Победы в наших сердцах-2». Но тираж опять, к сожалению, мал…

— Почему такое название книги?

— Цифра два говорит о том, что книга под аналогичным названием уже выходила. Это было в 2006 году. А объединяет книга, как и первая, серию статей из истории АДД периода войны, которые в отдельности на солидное исследование «не тянут». Они отражают какую-то выдающуюся работу или отдельного экипажа, или группы экипажей. Знаете, иногда это редчайший случай в истории авиации, достойный Книги рекордов Гиннесса!

— А можно пример?

— Ну, скажем, в первой книге «Эхо Победы в наших сердцах» помещена статья «Операция «Ход конём», или Как был спасён маршал И.Б. Тито». В ней рассказано, как в конце мая 1944 года немцы выбросили в Дрвар — район расположения Верховного штаба югославских партизан — десант с целью захвата Тито, а также находившихся при штабе советской и англо-американской военных миссий. Штаб и миссии десять дней уходили от преследования в горы. Там, в районе Купрешко, организовали посадочную площадку, на которую прилетел и приземлился советский экипаж под руководством командира корабля А. Шорникова.

За два рейса лётчики вывезли основных руководителей штаба Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) и личный состав иностранных военных миссий. Два лётчика и штурман из состава экипажа стали Героями Советского Союза и Народными героями Югославии. За судьбой Верховного штаба НОАЮ и нашей военной миссии следил лично И.В. Сталин. Он неоднократно звонил командующему АДД А.Е. Голованову, интересовался, как идёт дело, давал указания.

Или вот из этого же сборника статья «Золотой рейс». В конце августа 1944 года в Словакии началось восстание. Восставшие имели под своим контролем аэродром «Три дуба», куда стали прилетать с посадкой советские самолёты. Они привозили восставшим оружие, боеприпасы, технику, увозили раненых. Во второй половине октября, когда угроза захвата аэродрома немцами стала реальной, руководство словацких партизан решило перебросить в Советский Союз золотой запас словацкого народа. Ящики с драгоценным грузом были доставлены на аэродром, но погода оказалась настолько сложной, что надежды на прилёт самолётов практически не было. И всё же несколько экипажей приземлились. Среди них — самолёт командира корабля А.А. Васильева. Руководитель советской оперативной группы полковник Б. Чирсков доверил ему это ответственное задание. Золотой запас был благополучно доставлен во Львов, а уже оттуда другой экипаж перебросил его в Москву. Драгоценности словацкого народа поместили в Государственный банк СССР. В ноябре 1945 года решением Советского правительства все драгоценности, до грамма, были возвращены чехословацкому народу. Помощь словацким патриотам силами АДД опять-таки от начала до конца находилась под контролем Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

— Какие из ваших открытий в ходе исследования вас особенно порадовали?

— Таких немало. Например, есть у меня статья под названием «Майор «Вихрь»: правда и вымысел». Люди старшего поколения, наверное, хорошо помнят телевизионный многосерийный фильм «Майор «Вихрь». В советское время его показывали часто. Всматриваясь в кадры, которые отражали полёт разведгруппы на самолёте Ли-2, её десантирование в район Кракова, я задавался вопросом: было ли это на самом деле или это выдумка писателя Юлиана Семёнова? И вот удалось установить истинные имена командира экипажа самолёта Ли-2 — Е.Д. Иванов и штурмана — В.С. Прокофьев. Воевали они в одном из полков АДД. Нашёл я их, и 24 апреля 1990 года на сцене Центрального Дома Советской Армии, на глазах восьмисот ветеранов войны, штурман Прокофьев встретился с легендарным разведчиком Е.С. Березняком, который стал прототипом майора «Вихря», и двумя его радистками. Встреча через 46 лет после полёта 19 августа 1944 года!

— А занимались вы темой полёта наркома иностранных дел В.М. Молотова в мае—июне 1942 года в столицы союзников для участия в переговорах с У. Черчиллем и Ф. Рузвельтом? Наверное, этот полёт осуществлял тоже экипаж АДД?

— Да, под руководством командира корабля Э.К. Пусэпа на советском бомбардировщике ПЕ-8 (ТБ-7). Лётчики дважды пересекли линию фронта и просторы Атлантического океана. Как для членов экипажа, так и для команды наркома это был героический полёт. Командир корабля, а позже и правый лётчик, как и оба штурмана, получили звание Героя Советского Союза. За полётом советского экипажа с группой В.М. Молотова пристально следил И.В. Сталин. Он с нетерпением ожидал возвращения самолёта в Москву.

Очень интересные детали этого ожидания оставил в своих воспоминаниях адъютант А.Е. Голованова, впоследствии генерал-майор авиации Е.А. Усачёв. Он писал: «Было ясное июньское утро, около пяти часов. Звонок «кремлёвки». Снимаю трубку и представляюсь, как инструктировал Александр Евгеньевич. Слышу негромкий голос с характерным акцентом:

— Здравствуйте, это Сталин говорит. Произвёл ли посадку самолёт?

— Нет, — отвечаю, — не произвёл, но хорошо вижу лётное поле, стоянку и встречающих.

Трубка была положена. Через несколько минут последовали ещё два звонка Сталина и мой отрицательный ответ на эти вопросы. Смотрю в окно. Наконец вижу севший и рулящий к стоянке самолёт, впереди чёрный маленький «Опель», показывающий экипажу ТБ-7 направление для заруливания на стоянку. Как выяснилось позднее, в автомобиле находился наш начальник штаба Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Марк Иванович Шевелёв. Увлёкшись этим зрелищем, я вскочил на подоконник и наблюдал.

Звонок «кремлёвки». Не слезая с подоконника, снимаю трубку и, не успев раскрыть рот, слышу уже знакомый голос Сталина и тот же вопрос. Взволнованно и громко докладываю:

— Да, вот он! Вижу, как сел!

И.В. Сталин засмеялся, видимо, из-за моего молодого голоса и возбуждённого тона. Сказал «спасибо» и положил трубку».

О том полёте у меня есть работа «В Лондон и Вашингтон за… Вторым фронтом».

Бомбардировка Берлина в 1941-м, полёт Сталина в Тегеран и многое другое

— О чём ещё будут ближайшие ваши работы? О чём хотелось бы рассказать?

— О многом! Надо обязательно рассказать о беспримерных полётах наших бомбардировщиков на Берлин в августе 1941 года. Первыми трассу к столице фашистской Германии проложили лётчики-балтийцы. Через несколько дней старт взяли три самостоятельные группы дальнебомбардировочной авиации. Две из них работали с острова Эзель и одна с аэродрома близ Ленинграда. Задачу ставил лично Верховный Главнокомандующий и постоянно держал под контролем боевую работу этих оперативных групп.

В истории АДД было два уникальных случая, происшедших в январе и феврале 1942 года. У летчиков, покинувших свои машины вынужденно, не раскрылись парашюты. Один падал с высоты 7000, а второй — с 500 метров. Оба остались живы. Спасло их то, что попали они в снег на склонах оврагов. После лечения вернулись в строй и продолжали боевую работу до конца войны. Один позже стал Героем Советского Союза. Мне удалось повстречаться с каждым из них.

Сегодня мало кто знает о том, что целая авиадивизия АДД, вооружённая самолётами Ил-4, обеспечивала проводку караванов союзников с военными грузами в северные порты Мурманск и Архангельск. Немецкая авиация, базируясь на аэродромах Северной Норвегии и Финляндии, интенсивно бомбардировала транспортные корабли. Задачу нанесения бомбардировочных ударов по фашистским аэродромам ставил командующему АДД опять-таки Сталин. Трижды оперативная группа 36-й авиадивизии, действуя с аэродромов Заполярья, выполняла эту важную государственную задачу.

Следует обстоятельно осветить факт полёта И.В. Сталина в конце ноября 1943 года в Тегеран для переговоров с Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем. Это единственный случай, когда Верховный Главнокомандующий покидал страну в период Великой Отечественной войны. Более того, это единственный случай в его жизни, когда он поднимался на борт самолёта.

— А какова методика вашей работы?

— Не сажусь за письменный стол, основательно не проработав весь архивный массив, относящийся к теме. А он огромен. Более пятидесяти полков, около двадцати дивизий, восемь корпусов, штаб и Управление АДД. Тысячи архивных дел! На их обработку ушло лет пятнадцать. Когда служил, поработать в Подольском архиве удавалось только один раз в году, за счёт отпуска. После увольнения стал бывать там чаще. В общей сложности по времени отработал на сегодня три полных «архивных» года.

— С какими при этом трудностями и сложностями сталкиваетесь?

— В годы войны Авиация дальнего действия выполняла в основном две боевые задачи — наносила бомбардировочные удары по различным объектам противника и осуществляла полёты по так называемым специальным заданиям. Это — полёты в интересах советских партизан, доставка в глубокий тыл врага разведывательно-диверсионных групп, оказание помощи движению Сопротивления в Европе. В частности, АДД оказывала помощь партизанам трёх стран — Югославии, Чехословакии и Польши. Я начал свою работу как раз со спецзаданий, а это для исследования более сложная задача, чем тема бомбардировочных ударов.

— Почему же?

— Такие полёты были строжайше секретными. Экипаж, который доставлял, скажем, под Берлин разведывательно-диверсионную группу, не имел права вступать в контакт со своими пассажирами. Доставили в заданную точку, сбросили — и вернулись. Штурман, отмечая в боевом донесении результаты выполнения задания, называл тех, кто был на борту самолёта, словом «агент». Ни фамилии, ни имени и отчества, ни сути задания. Этих сведений в Подольском архиве нет. Но когда пишешь о полёте через пятьдесят лет, хочется назвать тех пассажиров поимённо, и какое было у них задание, как они его выполнили. Чтобы это сделать, надо поработать в архивах организаций, которые готовили таких людей. А это ГРУ, НКГБ, Коминтерн, разведотделы фронтов, Центральный штаб партизанского движения. Так возникла у меня дополнительная архивная работа.

— И к чему она привела?

— Первое, за что я взялся, — это полёты АДД в интересах югославских партизан. Для связи советского Верховного Главнокомандования с Верховным штабом

НОАЮ была создана и доставлена в Югославию советская военная миссия численностью 24 человека. Частью её работы в стране назначения стало обеспечение доставки воздушным путём советских военных грузов. Миссия подчинялась начальнику ГРУ. В архиве этого ведомства осела какая-то часть материалов по этой проблеме. Их надо было изучить. Чтобы пробиться в этот архив, понадобились годы. Потом работа с фондами. И в результате три книги: «Маршрутами специальных заданий», «АГОН — авиационная группа особого назначения» и «Оказание Советским Союзом военно-технической и кадровой помощи Югославии в годы Второй мировой войны».

Первая повествует о доставке в горы Югославии грузов методом сброса. Эта работа осуществлялась с аэродрома Калиновка под Винницей. Вторая — о доставке грузов и людей в основном с посадкой с аэродрома союзников в Барии (это Южная Италия). О том уникальном историческом факте в нашей стране до сих пор мало кто знает. Так что югославским «братушкам» мы помогали на крыльях АДД и с востока, и с запада. Ну а в третьей книге я исследовал всю советскую военно-техническую и кадровую помощь этой стране, включая наземный транспорт. Картина получилась впечатляющая.

Завершил я исследование деятельности АДД и в интересах Чехословакии. Работу экипажи двух авиакорпусов начали через несколько дней после вспыхнувшего восстания в Словакии. Один корпус доставлял грузы методом сброса, другой — с посадкой на аэродроме «Три дуба». Книга моя так и называется: «Курс — аэродром «Три дуба».

— А что нового написано вами о бомбардировочной деятельности АДД?

— Существенным исследованием, по-моему, стала книга «Бомбардировщики АДД в небе над Курской дугой». Это грандиозное сражение продолжалось 50 суток. И все 50 ночей в небе над Курской дугой появлялись бомбардировщики Авиации дальнего действия. Боевая работа экипажей описана мною за каждые сутки. Книга издана в Белгороде. Ею заинтересовалось московское издательство «Яуза» и повторило издание под новым названием — «Огненные ночи Курской битвы».

— Что в дальнейших планах?

— Их громадьё. Хватило б только сил и здоровья. По бомбардировочной деятельности АДД надо описать её боевую работу в Московской и Сталинградской битвах, в Белорусской и Берлинской операциях, а также в других сражениях.

Собран солидный архивный материал для книги «Эскадра воздушных кораблей «Илья Муромец». Основу этого первого в мире соединения бомбардировщиков составили знаменитые самолёты российского авиаконструктора И.И. Сикорского. Эскадра принимала участие в Первой мировой войне. В период Гражданской войны она была воссоздана и вела боевую работу в составе Красной Армии.

Заветная мечта — написать и издать в серии ЖЗЛ книгу о командующем Авиацией дальнего действия Александре Евгеньевиче Голованове.

В исследовательской работе у меня есть добровольный помощник — Сергей Степанович Михедин. В прошлом он — штурман самолёта, летал на Ту-4 и Ту-16. История АДД — его увлечение. Пожалуй, он ждёт выхода моих книг больше, чем я сам. И после каждой из них пытается усадить меня за написание истории 23-го гвардейского Белгородского авиаполка. По результатам Курской битвы один авиакорпус, три дивизии и один полк получили почётное наименование Орловских. И только один полк стал Белгородским. Конечно, мне как белгородцу эту работу выполнить надо.

— От души желаю вам, дорогой Анатолий Михайлович, максимального осуществления ваших планов. И нынешнему, и будущим поколениям ваша работа очень нужна!

По страницам газеты «Правда» Источник

 

Метки: , , , , , , ,

Технологии массового внушения на примере «пивоваровской телестряпни»


С начала июня чуть ли не ежедневно по каналу НТВ шла реклама очередного фильма Алексея Пивоварова о Великой Отечественной войне — «Роковые решения». На фоне Кремля появлялся актёр, который говорил: «Сталин буквально ходил гоголем, задравши нос и повторял: «Надул Гитлера! Надул!» Эта вздорная байка, сочиненная Хрущёвым, должна была донести до зрителей основную идею фильма: Сталин и другие советские политические и военные руководители действовали глупо и самонадеянно накануне войны. Их «роковые решения» привели к неоправданным человеческим жертвам.

ХОТЯ ПОДОБНЫХ фильмов и сериалов за последние 20 лет было сделано немало, пивоваровская стряпня превосходит их по количеству подтасовок, жульнических приемов и фальсификаций. Дело в том, что, как никто другой, Пивоваров постарался максимально использовать приемы эстрадных фокусников. Как известно, любой фокусник в широком черном плаще показывает аудитории простые предметы, которые не могут вызвать у нее сомнений: пустой цилиндр, платок, палочка, стол, на котором они лежат. Рядом с фокусником — ассистенты. А потом с предметами на столе происходят необычные превращения.

Точно так же Пивоваров предложил нашему вниманию кадры из документальных фильмов, виды зданий, в которых происходили исторические события. Были и беседы с немолодыми очевидцами тех лет. Стояли у стола ассистенты Пивоварова, которых представили как «экспертов». Потом начались чудеса.

Как чёрное превращалось в белое

Прежде всего создатели фильма постарались доказать благородные намерения западных держав. Ассистент фокусника Марк Солонин стал оправдывать поведение Чемберлена и Даладье в Мюнхене тем, что Англия и Франция пережили Первую мировую войну и опасались ее повторения. В доказательство этого даже показали Елизавету II, возлагающую цветы к памятнику той войны. Разумеется, нынешняя английская королева имеет отдаленное отношение к Чемберлену и Даладье, но ведь фокусник всегда отвлекает наше внимание взмахами платка или волшебной палочки.

Но возникает вопрос: а разве Германия в той войне не участвовала? Известно, что немецкие генералы в 1938 году боялись начала войны больше англичан и французов. Их страх был так велик, что они готовили в конце сентября 1938 года военный переворот. Однако этот страх объяснялся не столько воспоминаниями о Первой мировой войне, сколько боязнью того, что против Германии выступит коалиция из Англии, Франции, Чехословакии и Советского Союза. Заговорщики отказались от своих планов, лишь узнав о капитуляции Англии и Франции в Мюнхене.

Не страх перед повторением Первой мировой войны, а активное нежелание правительств Англии и Франции допустить участие СССР в отпоре Гитлеру заставило их пойти на уступки ему в Мюнхене. Еще до начала конференции обе западные державы предупредили президента Чехословакии Бенеша, что не поддержат его, если он заручится поддержкой СССР. Более того, послы Англии и Франции в Праге даже пригрозили, что против Чехословакии и СССР обе державы выступят вместе с Германией. Другой причиной для мюнхенской капитуляции стало стремление Англии и Франции направить агрессию Гитлера через Чехословакию на СССР. Однако пассы, к которым прибегли Пивоваров и его ассистенты, отвлекли внимание некоторых зрителей, и они поверили в то, что сентиментальные господа из Лондона и Парижа выдали на заклание Гитлеру Чехословакию, лишь свято храня память о жертвах Первой мировой войны.

А вот фокус с изложением хода переговоров с Англией и Францией 1939 года. Нам голословно объявили, что с начала 1939 года Сталин хотел столкнуть Германию с западными державами. Зрители должны были поверить тому, что окарикатуренный Сталин, который появляется на экране, — это грубый, заносчивый человек, презиравший руководителей стран Запада. Актер, одетый в серый френч доктора Зло из известной кинопародии на фильмы о Джеймсе Бонде, сообщил нам: Сталин назвал руководителей Англии и Франции «болванами» в беседе с Риббентропом. Мало кто из телезрителей бросится искать воспоминания Риббентропа или «Записку исполнительного советника германской делегации Хенке». А ведь Риббентроп об этом не сказал ни слова. В записке же Хенке сказано: Сталин говорил о несоответствии между ролью Англии в мире и ее реальной силой, заметив: «Если Англия, несмотря на всё, владеет миром, то заключается это в глупости других стран, которые позволяют себя дурачить». О Франции же Сталин лишь заметил, что эта страна «все-таки имеет значительную армию». Ясно, что из этого никак не следует, что Сталин считал лидеров Англии и Франции «болванами».

Взмахами разноцветных платков и пассами волшебной палочки Пивоваров и его ассистенты скрыли от зрителей, что с марта 1939 года Советское правительство постоянно предлагало западным державам заключить действенный договор о коллективной безопасности. Пивоваров утаил, что, стараясь развязать войну между СССР и Германией, западные державы тянули переговоры с Москвой и направляли на них второстепенных лиц. В ходе переговоров выяснилось, что СССР должен был прийти на помощь Польше, Румынии и Бельгии в случае нападения на них Германии, но Англия и Франция не собирались помогать СССР, если немцы захватят прибалтийские государства. Кроме того, в конце августа польское правительство надменно отвергло предложение СССР о переброске частей Красной Армии к польско-германской границе, заявив устами министра иностранных дел Бека: «Я не допускаю, что могут быть какие-либо дискуссии относительно какого-либо использования нашей территории иностранными войсками. У нас нет военного соглашения с СССР. Мы не хотим его». Ни слова об этом в фильме нет.

А вот как с помощью хитроумных манипуляций скрыли поведение стран Запада после заключения советско-германского договора. Объясняя, почему Гитлер перенес нападение на Польшу с 26 августа на 1 сентября, авторы придумали версию о том, что лишь накануне он узнал об англо-польском военном соглашении. (На самом деле — значительно раньше). Чувствуя шаткость такой версии, Пивоваров, как и всякий фокусник, прибег к подстраховке. Нам сообщили, что в течение последних дней августа Гитлер решил проанализировать обстановку. Это подтверждалось сценой метаний карикатурного Гитлера по кабинету.

А что же было на самом деле? Известно, что перенос даты вторжения в Польшу был вызван активными переговорами Гитлера и Риббентропа с Лондоном. В ходе них Лондон давил на Варшаву, добиваясь от нее согласия на принятие германских условий. В эти дни Англия была готова пойти на соглашение по Польше, подобное Мюнхенскому.

В фильме не сказано ни слова о том, что после объявления войны Германии 3 сентября Англия и Франция ничего не делали для того, чтобы воспользоваться своим перевесом в вооруженных силах и разгромить «третий рейх». Правители этих стран не оставляли надежд направить агрессию Гитлера против СССР.

Как белое превращалось в чёрное

Как и во всяких фокусах, телеманипуляторы исподволь подсовывали то, чего не было и не могло быть среди реальных предметов, и также незаметно убирали то, что разоблачило бы иллюзиониста. Так, например, в сцене, посвященной переговорам с министром иностранных дел Латвии Вильгельмом Мунтерсом, сначала приведены в пересказе подлинные слова Сталина о заинтересованности СССР в военных базах в Лиепае и Вентспилсе. А затем вставлена фраза («Прошу не вынуждать нас прибегать к силе»), которую Сталин никогда не произносил на этих переговорах. Зато спор с Мунтерсом относительно количества советских войск на военных базах, в ходе которого Сталин пошел на существенные уступки латвийскому министру (25 тысяч войск вместо 40 тысяч), исчез. В результате авторы фильма добились нужного им впечатления, будто договоры с Эстонией, Латвией и Литвой были навязаны силой. Это впечатление усугубили «эксперты». Один из них — Марк Солонин назвал договоры «мародерскими», а другой «эксперт» Михаил Мельтюхов, исполнявший роль противника Солонина, лишь слегка смягчил его оценку, сказав, что Сталин вел переговоры «с позиции силы».

Подмены подлинных высказываний Сталина лживыми совершались на протяжении всего фильма. Особенно лихо порезвились авторы сценария, когда дело дошло до двух выступлений И.В. Сталина 5 мая 1941 года на приеме в честь выпускников военных академий. Известно, что эти речи не стенографировались. Об их содержании известно лишь по различным воспоминаниям участников этого приема. Однако вместо слов Сталина о том, что гитлеровская Германия «хочет уничтожить наше социалистическое государство, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов», которые запомнили участники приема, в уста актера, который говорит за Сталина, вложены слова: «Пора отказаться от этой жвачки об оборонительной войне. Только решительным наступлением, а не обороной мы разобьем Германию».

Постоянно рассуждая о советских планах военных действий на западной границе СССР, ассистенты фокусника Мельтюхов и Солонин уверяли, что они предусматривали внезапное нападение Красной Армии на вермахт. Утверждая, что советские военные планировали вторгнуться в Южную Польшу, «эксперты» упомянули генштабовские военные игры, проведенные в начале 1941 года. При этом оба «эксперта» объявили, что в ходе них Г.К. Жуков, играя за Красную Армию, успешно осуществил прорыв на юг Польши и окружил немецкие войска. На самом деле было проведено две такие игры. В ходе первой из них (2—6 января 1941 года) Г.К. Жуков играл за немецкую сторону и выиграл сражение. В ходе второй Г.К. Жуков играл за Красную Армию, а генерал Д.Г. Павлов — за немцев. В этом случае были окружены «красные» войска под командованием Жукова. Лишь с большим трудом «красные» вышли из окружения. Так, две военные игры были превращены в одну, которую, вопреки правде, выиграли якобы советские войска.

На основе фантастического рассказа «экспертов» о победе Жукова, командовавшего «красными», в фильме утверждается, что Сталин и другие переоценивали возможности Красной Армии и слепо верили в ее успех. На самом деле итоги игр встревожили советское военное и политическое руководство. С одной стороны, Советское правительство умножило усилия в ходе подготовки к вероятной войне. С другой стороны, оно предпринимало попытки оттянуть ее начало.

Однако, вопреки фактам, оба «эксперта» наперебой твердили, будто Советское правительство стремилось нанести превентивный удар по германской армии. На самом деле план такого удара, подготовленный Жуковым и Тимошенко, был решительно отвергнут Сталиным. Но Мельтюхов и Солонин настаивали, что воспоминание Жукова по поводу оценки Сталина этого плана («Вы что, с ума сошли, немцев хотите спровоцировать?) не соответствует действительности.

Поскольку же оба «эксперта» не могли привести ни одного документа, свидетельствующего о том, что данный предварительный план стал воплощаться в жизнь, то Мельтюхов и Солонин изобразили печаль по поводу того, что не все архивы еще открыты.

Действуя по американской пословице («Орёл — я выиграл, решка — ты проиграл»), авторы фильма умудрились одновременно обвинить Советское правительство и в плохой подготовке к войне, и в намерении нанести по Германии вероломный удар. Правда, немецкие участники создания фильма поспешили оговориться, что последняя версия используется неонацистами. Но это обстоятельство не помешало Пивоварову и его ассистентам приводить аргументы в пользу этой геббельсовской версии, столь любимой неонацистами.

Порой подтасовки были необыкновенно грубы. Для того, чтобы убедить зрителей, что советский народ не готовили к возможной войне, была использована финальная сцена из фильма «Трактористы», в которой изображена колхозная свадьба. При этом опущены самые последние кадры фильма, в которых главные герои, а затем и все гости поют боевую песню со словами: «Тогда нас в бой пошлёт товарищ Сталин и первый маршал в бой нас поведет!» С помощью такой грубой подделки Пивоваров объявляет: «Нас убеждали, что советские люди жили мирной жизнью. Лишь после 1991 года мы узнали, что тогда шла подготовка к войне».

Поскольку фокусы противоречат логике и здравому смыслу, то Пивоваров допустил явное противоречие, показав отрывок из другого фильма («Великий гражданин»). Его главный герой Шахов произносит слова Кирова о том, что «лет через двадцать после хорошей войны в нашем Союзе будет республик 20—30». Но тогда получается, что советских людей предупреждали о возможной войне? Очевидно, Пивоваров знает, что очарованные фокусом люди часто не замечают грубых логических натяжек.

А ведь за этим фокусничеством оказались скрыты напряженный предвоенный труд миллионов рабочих и колхозников, постоянная подготовка населения, включая детей, к возможной войне, появление книг, спектаклей, фильмов на военно-патриотическую тему, включая те, что были посвящены подвигам великих предков нашей страны, перевооружение и реорганизация армии, которые шли полным ходом.

Куда исчезала подлинная история?

Как и многие иллюзионисты, Пивоваров прибег к искусственным конструкциям. Вместо географиче-ских карт и реальных документов нам постоянно показывали комнаты с картонными стенами, которые должны были олицетворять европейские страны. Если иллюзионист с помощью искусно сделанного ящика или чемодана может создать впечатление того, что в нем бесследно исчезли люди и предметы, то в фильме Пивоварова в этих картонных комнатах исчезли подлинные войны, революции и другие общественные процессы. Иллюзионист Пивоваров апеллирует к обывательским, примитивным представлениям о мире, подменяя рамки истории и географии стенами квартир.

Вот в три комнаты из картона, в которых «обитают» эстонцы, латыши и литовцы, вламываются советские солдаты. Они теснят обитателей прикладами. Один из красноармейцев грубо хватает квартиранта и выталкивает его из дома. Скороговоркой сказано, что установление Советской власти в трех прибалтийских республиках произошло через несколько месяцев после заключения советско-германских договоров.

Какие же события между октябрем 1939 года и июлем 1940 года провалились в умело спрятанную дыру этой хитроумной конструкции? Исчезло безукоризненное соблюдение условий трех договоров Советским Союзом, в результате чего государственное устройство в Прибалтике сохранялось в неприкосновенности, компартии оставались под запретом, а коммунисты — в тюрьмах. Несмотря на то, что в трех странах росло возмущение профашистскими и коррумпированными режимами, Молотов и Ворошилов направили строжайшие инструкции нашим дипломатам и военным, чтобы те не поддерживали разговоры о смене строя в трех государствах и установлении там Советской власти. Исчезли из поля зрения телезрителей экономические выгоды, полученные прибалтами от укрепления торговых отношений с СССР. Конструкция надежно спрятала от взора факты нарушений договоров правительствами трех стран, продолжавших военное сотрудничество с гитлеровской Германией. Вне обзора остались ожидание прибалтийскими диктаторами скорейшего прихода Гитлера и их подготовка к встрече немецких войск.

За стенами картонного домика остались и события июня 1940 года, когда после разгрома вермахтом англо-французских войск и усиления вероятности вторжения Гитлера в Прибалтику Советское правительство потребовало включения в состав трех правительств лиц, готовых выполнять положения договоров, и одновременно ввело дополнительные войска в Прибалтику. Иллюзионисты умело скрыли тот энтузиазм, с которым население Эстонии, Латвии и Литвы встретило советские войска, видя в них защитников от гитлеровской агрессии. Авторы фильма ни слова не сказали о том, что даже после ввода дополнительных контингентов советских войск правительство СССР не собиралось устанавливать Советскую власть в Прибалтике. Они умолчали о подлинно народных революциях, которые в конце июня 1940 года поднялись против профашистских и коррумпированных режимов Пятса, Ульманиса и Сметоны.

Даже ретивые национал-сепаратисты Прибалтики, обратившись в 1989 году к избирательным протоколам полувековой давности, не смогли уличить организаторов выборов 1940 года в фальсификации. Но Пивоваров и не пытался полистать подлинные документы избирательных комиссий. Он просто намалевал грифелем на школьной доске три цифры, обозначающие проценты голосов за кандидатов Союзов трудового народа. Они кажутся слишком большими тем зрителям, которые ничего не знают про обстановку, предшествовавшую выборам, но зато только что видели «ужастик» о том, как красноармейцы грубо ворвались в мирное прибалтийское жилище и стали выталкивать вон его обитателей. С точки зрения таких зрителей было бы нелепо, если бы изгнанные красноармейцами из своих домов люди проголосовали за Советскую власть.

По Пивоварову, Красная Армия не освобождала украинцев, белорусов и другие народы от многолетнего гнета польских панов, а лишь грубо ворвалась в домик, населенный мирными жителями довоенной Польши. Лишь на несколько секунд мелькнули кадры о людях, приветствовавших приход Красной Армии, но авторы фильма поспешили сообщить, что местное население просто хотело заполучить офицеров-квартирантов, чтобы их домам была обеспечена безопасность. До фильма Пивоварова даже злобные враги Советской власти никогда не додумались до того, чтобы утверждать, будто сотни тысяч украинцев и белорусов, вышедших радостно встречать красноармейцев, — это владельцы квартир, заманивавшие потенциальных жильцов. Впрочем, слова о теплой встрече Красной Армии перекрывались рассказом о репрессированных польских офицерах. Не довольствуясь принятой на вооружение российскими правителями геббельсовской версией об ответственности советских властей за расстрел польских офицеров в Катыни, Пивововаров заявил о «нескольких катынях».

Иллюзия новизны

Пивоваров пытался создать впечатление о том, что он открыл нечто новое, опирающееся на только что открытые документы и не укладывающееся в привычные представления о войне. На самом деле этот телеопус — собрание обветшалых и пропахших нафталином версий, авторы которых уже давно почили. Версия о том, что Сталин не готовился к войне и игнорировал возможность нападения Германии, была создана Хрущёвым 55 лет назад. Версия о том, что 22 июня 1941 года немцы лишь отражали готовившееся нападение Красной Армии, была впервые представлена 70 лет назад Геббельсом и реанимирована предателем нашей Родины Резуном лет 25 назад. Геббельс сочинил в 1943 году также повторенную Пивоваровым версию про Катынь. Как и Пивоваров, отрицали законность установления Советской власти в Прибалтике многие западные державы еще 71 год назад. Аргументы, оправдывавшие Мюнхенское соглашение, были популярны осенью 1938 года. Изображение же Советской власти как торжества грубой, примитивной силы, которое пронизывает фильм Пивоварова, возникло с первых же дней Октябрьской революции.

В то же время авторы фильма игнорируют то обстоятельство, что не только создатели лживых версий давно мертвы, но и давно под натиском правды погибли их фальшивки. Не только советские, но также постсоветские российские и зарубежные историки разоблачили древние лживые сочинения, на которых построен фильм Пивоварова.

Жонглируя бумагами, которые появляются в руках то одного, то другого актера, авторы фильма создают впечатление, будто они представляют зрителям новые свидетельства о работе нашей разведки накануне войны. Их цель одна — доказать, что Сталин до 22 июня не верил в возможность внезапного нападения Германии и не принимал мер для его отражения. Однако еще в 1963 году генерал армии И.В. Тюленев в своих воспоминаниях «Через три войны» рассказал, как 21 июня ему, тогда командующему Московским военным округом, звонил Сталин и приказал привести в состояние боевой готовности систему противовоздушной обороны. Еще в 1966 году вышли в свет воспоминания Милована Джиласа, в которых он сообщил о разговоре с Хрущёвым в Киеве. Тогда Никита Сергеевич еще не занимался вольным фантазированием, а потому сообщил, что 21 июня в Киев звонил Сталин и предупредил о возможности германского нападения. Об этих воспоминаниях Пивоваров умолчал.

Чей заказ выполняет Пивоваров

Главной идеей фильма является уравнивание ответственности гитлеровской Германии и Советского Союза за трагедию 22 июня 1941 года. Об идентичности коммунизма и нацизма шла речь в резолюции, принятой в августе 2009 года в Вильнюсе на конференции ОБСЕ. Еще раньше ПАСЕ приняла резолюцию о преступности коммунизма. Строго следуя указаниям с Запада, авторы фильма постоянно ставят нацизм и коммунизм на одну доску. По этой причине дезинформационная статья Геббельса «Пример Крита» в газете «Фёлькишер беобахтер» от 13 июня 1941 года объявлена аналогом сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года. На самом деле сообщение ТАСС имело целью не дезинформировать немцев, а вызвать их на диалог о советско-германских отношениях. Чтобы ярче показать сходство между нацизмом и коммунизмом, на протяжении всего фильма советские солдаты врываются в чужие страны-квартиры так же грубо и жестоко, как это делают гитлеровские вояки. Карикатурный Сталин и его окружение схожи с карикатурным Гитлером и его компанией.

А вот как Пивоваров объяснил начало войны: за два года действия договора 1939 года Германия получила от СССР всё, что хотела; СССР тоже получил от Германии всё, что хотел. Именно по этой причине и началась война. Вот так: просто и незатейливо. В строгом соответствии с резолюциями ПАСЕ и ОБСЕ и указаниями о «десталинизации».

Атака на историческую память

В многократно повторенных рекламных роликах перед показом Пивоваров говорил о том, что его фильм должен доказать лживость советской истории о Великой Отечественной войне. Нет сомнения в том, что многие советские исследования по истории тех лет уже недостаточны. Однако нет никакого основания для того, чтобы огульно оплевать труд многих советских военных историков, как это делает Пивоваров. Тем более нет никаких оснований для того, чтобы ставить халтурное творение выше этих глубоких, основательно документированных исследований.

Но Пивоваров не только оскорбляет советских историков. Он полностью отрицает существование постсоветских отечественных исследований, помимо тех, что насочиняли Солонин и Мельтюхов. Между тем во многих из них существенно углублены знания о Великой Победе советского народа, а также о руководящей роли Коммунистической партии и Советского правительства в предвоенные и военные годы.

Пивоваров стремится разжечь ненависть к советскому прошлому, Коммунистической партии, руководителям Советского правительства. В начале фильма он задает вопросы: «Почему война оказалась такой ужасной? Не могло ли 22 июня оказаться обычным летним воскресеньем?» Пивоваров стремится, чтобы по окончании его фильма зрители ответили так: «Война стала ужасной по вине советского руковод-ства. Если бы не Советская власть, жизнь могла бы быть мирной, а 22 июня 1941 года осталось бы обычным воскресеньем».

Провозглашая себя глашатаем исторической правды, Пивоваров смакует тяжелые страницы прошлого. Видимо, по этой причине он особо остановился на неудачах Красной Армии в военных действиях против финской армии и дважды повторил цифры потерь советских бойцов в той войне.

Объявляя «насквозь лживой» советскую историю войны, Пивоваров по сути призывает отказаться от памяти, которая сохранилась в сознании людей о советской эпохе. Он хочет опорочить воспоминания людей и оценку их боевого и трудового подвига в грамотах и наградах, хранимых дома, в памятниках и традициях. Цинично выполняя социальный заказ, телемагнаты и теледеятели готовы бесстыдно осквернить историю великой войны.

Оскорбление памяти усугубляется нескрываемым презрением к нашему народу и его прошлому. Это презрение проявляется в фильме постоянно в издевательском изображении того, что было дорого советским людям и остается дорогим для многих и ныне. В фильме вдоволь поиздевались над пролетарским гимном «Интернационал», который исполнили удивительно писклявыми голосишками маленькие дети. Издевательству подверглись и советские солдаты. Хамскими и ущербными выглядят красноармейцы, разухабисто распевающие под гармошку походную песню времен советско-финской войны.

Презрение к уровню мышления аудитории сквозит в использовании кукольных домиков для интерпретации мировой истории. А чем, как не презрением к народу, объясняется попытка подсунуть зрительской аудитории недоброкачественное пойло, которое сварил Пивоваров?

Очевидно, что, провозглашая курс на дальнейшую капитализацию страны, власть имущие будут продолжать наступление на советское прошлое, а теледеятели станут им в этом потворствовать. Поэтому задача коммунистов — продолжать защищать правду об истории, давая отпор всяким пивоваровым и им подобным.

Юрий Емельянов. По страницам газеты «Правда» Источник

 

Метки: , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: