RSS

Архив метки: КГБ

В Москве убит бывший начальник Путина


30 марта в своей квартире был найден застреленным генерал-лейтенант КГБ Леонид Шебаршин, который ранее был начальником Путина и возглавлял Первое главное управление КГБ СССР (подразделение комитета, ответственное за внешнюю разведку) с февраля 1989 года до августа 1991 года. Шебаршин исполнял обязанности председателя КГБ СССР с 22 августа по 23 августа 1991 года. После этого подал в отставку.

В конце 1999 — начале 2000 в западных СМИ появились данные, что майор Путин был уволен в свое время из КГБ за несанкционированные контакты с офицерами германской внешней разведки БНД и американским ЦРУ, которые дали основание полагать, что Путин был перевербован и работал в КГБ двойным, а точнее тройным агентом.

В начале 2000 года в австрийском политическом журнале News со ссылкой на австрийскую контрразведку была опубликована большая статья о том, что в 1980-х Путин не доплачивал завербованным им австрийским политикам из числа членов парламента Австрии и часть их жалования клал себе в карман, заставляя подписывать расписки для Москвы о получении ими полной причитающейся суммы агентского жалования.

Об этом контрразведке сообщили на допросах сами политики.

Напомним, что Путин использовал свою базу в Дрездене, ГДР, исключительно для поездок оттуда на Запад и шпионской работы в ФРГ, Австрии и Швейцарии. В «братском» гэдээровском Дрездене как таковом делать ему было нечего.

В начале 2000 года австрийская пресса сообщила, что в 1991 году Путин с семьей приехал в Австрию покупать дом в одном сельском населенном пункте, денег на который у него явно не было по его тогдашней зарплате. При этом пресса сослалась на свидетельство бургомистра этого села, с которым о покупке дома говорил Путин.

В прессе приводились фото Путина с семьей, отдыхавших в этом селе и справлявшихся о покупке дома.

Подробная хроника скандала в связи с работой Путина на БНД и ЦРУ по данным австрийской прессы за конец 1999 — начало 2000 приводилась в издававшейся тогда в Питере газете «Наше Отечество».

Главный редактор этой газеты полковник СА в отставке Евгений Щекатихин неожиданно умер якобы от болезни сердца в 2003 году, после того как ФСБ начало преследовать его за правду и таскать на допросы всех подписчиков его газеты (около 800 человек), список которых был отобран у полковника в ходе обыска в его квартире.

До того, как Щекатихин умер «от сердца», он никогда нигде на сердце не жаловался, был здоров и крепок. Никаких сердечных заболеваний врачи у него не обнаруживали.

Источник

*****************************************************

P.S.: Статья достаточно провокационная, но интересная. Возможно будут к ней комментарии на сторонних ресурсах. Буду отслеживать, возможно будет еще информация про Леонида Шебаршина и на других сайтах.

Реклама
 
 

Метки: , , , , ,

Секретные протоколы «Пакта Молотова — Риббентропа» — фальшивка. Мнение начальника Секретариата КГБ СССР (1990—1991 гг.) Валентина Сидака


Беседа политического обозревателя «Правды» Виктора ТРУШКОВА с начальником Секретариата КГБ СССР (1990—1991 гг.) Валентином СИДАКОМ

Вторая мировая и Великая Отечественная

— Валентин Антонович, мы с вами беседуем в самый канун 70-летия начала Великой Отечественной войны. Она была главной, определяющей, но, тем не менее, лишь составной частью Второй мировой войны. Не будь агрессивной, захватнической политики гитлеризма, приведшей к ней, вряд ли началась бы и Великая Отечественная, и наш народ не понёс бы в ней столько жертв. Следовательно, мы не можем снова и снова не возвращаться к событиям, когда Советский Союз противостоял началу войны, охватившей всю планету, противостоял в том числе ради предотвращения колоссальных потерь нашей страны. Мы возвращаемся к событиям, которые втягивали СССР в воронку мировой войны. Вы много лет серьёзно занимаетесь одним из самых сложных, самых острых и дискуссионных событий, непосредственно предшествовавших началу той войны. Как видятся вам, профессионалу, эти эпизоды истории сейчас, в канун 70-летия начала Великой Отечественной?

— Сегодня имеет серьёзное, самостоятельное значение характер освещения этих событий в современной литературе. Убеждён, исходя из нынешней общественно-политической атмосферы, что будет предпринята нашими недругами ещё не одна попытка переложить ответственность за начало Второй мировой войны с Германии на Советский Союз. Уже сейчас широко используется «польский фактор» начала мировой войны. Хотя справедливости ради надо отметить, что китайские учёные считают, что Вторая мировая война началась в 1938 году, имея в виду агрессивные действия Японии против Китая.

— Кстати, на XVIII съезде ВКП(б) (10—21 марта 1939 года) И.В. Сталин в Отчётном докладе ЦК говорил, что уже второй год идёт новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара. Помнится, он тогда указал, что в тех странах, которые в ней участвуют, проживает более полумиллиарда человек. Началом новой империалистической войны, когда она носила ещё локальный характер, были названы нападение Италии, захват ею Абиссинии в 1935 году и организация военной интервенции Германии и Италии в Испании. Однако сегодня мы придерживаемся ставшей традиционной точки зрения о начале Второй мировой войны 1 сентября 1939 года. Хотя допускаю, что принятая в мировом общественном мнении версия изначально имела не только историческое, но и второе, политическое, антисоветское дно. Ведь сталинская оценка международных политических процессов, данная в марте 1939 года, и нынешняя позиция китайских исследователей начисто исключают спекуляции о причастности СССР к началу Второй мировой войны.

— Сейчас снова предпринимаются спекуляции ради того, чтобы связать неразрывно два, в общем-то, разных факта — нападение Германии на Польшу, ставшее поводом для Второй мировой войны, и нападение Германии на Советский Союз.

— В чём вы видите принципиальное различие агрессивных действий нацистской Германии в 1939—1940 годах от её нападения на СССР?

— После 22 июня 1941 года мировая война приобрела необратимый характер. После вторжения Германии на территорию СССР она могла закончиться только победой одной из сторон. Иное было уже исключено.

— Давайте посмотрим под этим углом зрения на советско-германские отношения, предшествовавшие началу Великой Отечественной войны, сделавшие войну и планетарной, и необратимой. И здесь никак не обойти договоры Советского Союза с Германией и те «секретные протоколы», которые их якобы сопровождали. Какая же не мифологическая, а реальная, подтверждаемая подлинными документами картина сложилась на сегодняшний день?

— На мой взгляд, никто из серьёзных политиков не ставит под вопрос целесообразность заключения двух основополагающих договоров между СССР и «третьим рейхом» — Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, более известного как пакт Молотова — Риббентропа, и Договора о дружбе и границе, который был заключён месяцем позже. Они, конечно, неразрывно связаны между собой, но эта связь, с одной стороны, приводит часто к немалой путанице, с другой — создаёт простор для больших спекуляций.

Дело в том, что статьи с одним и тем же содержанием наличествуют в обоих документах, из-за чего создаётся впечатление о некоем объединённом договоре. Между тем договоры заключены в разное время — 23 августа и 28 сентября 1939 года. Между этими датами — события, которые вошли в мировую историю. После подписания первого германо-советского договора «третий рейх» напал 1 сентября на Польшу. А перед заключением второго договора Вооружённые Силы СССР вошли на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, которые после 1921 года входили в состав Польши. Замечу, что СССР осуществил воссоединение ранее разделённых украинского и белорусского народов только после того, как стало ясно, что польское государство больше существовать уже не способно.

Отгадки карт

— Оба договора и прилагавшиеся к Договору о дружбе и границе карты публиковались в открытой печати. Желающие могут в этом легко убедиться, тем более что теперь существует электронный вариант архива «Правды» начиная с 5 мая 1912 года.

— Публиковавшиеся карты наглядно показывают, как развивались договорённости между Германией и Советским Союзом. Это документы прежде всего военно-политического характера. Но они не связаны с Договором о ненападении, который опирался на принципиально иную военно-политическую ситуацию. Главный смысл пакта Молотова — Риббентропа: не вступать в союзы, направленные против другой договаривающейся стороны. Кстати, этот международный правовой акт объясняет, почему СССР не объявил в сентябре 1939 года войну Германии, как это сделали Великобритания и Франция. А все договорённости между СССР и Германией после 17 сентября, когда началось воссоединение разделённых украинского и белорусского народов, носят в основном военный характер. Двигавшиеся навстречу друг другу вооружённые силы не должны были вступать в соприкосновение, которое могло привести к конфликту. Об этом убедительно свидетельствуют карты территории бывшего польского государства, официально устанавливавшие границы разъединения между сторонами и линию, которую не могли пересекать вооружённые силы сторон.

На мой взгляд, эти договорённости, в том числе их публичность, начисто опровергают те основания, которые якобы были изложены в «секретных приложениях» к пакту Молотова — Риббентропа. Обратите внимание на публиковавшиеся карты, которые сопутствовали сентябрьскому договору 1939 года. Разграничительная линия на них всегда проходила по Висле. Но в действительности советские войска никогда не выходили к берегам этой реки.

Что же это тогда за секретные договоры, которые изначально не выполнялись? И почему якобы агрессивный Советский Союз даже не пытался занять территорию, которую, если верить «секретным протоколам», жаждал-де захватить?

Граница по Висле, которая обозначена на всех картах, становится понятной, если её рассматривать в качестве линии, которую не должны были пересекать двигавшиеся навстречу друг другу войска вооружённых сил двух государств.

— На практике же советские войска не пошли дальше территорий, на которых массово проживали украинцы и белорусы. Поэтому они и не выходили на Вислу?

— Да. Но сторонники наличия «секретных протоколов» подбрасывают версию, будто Сталин не вышел на Вислу из-за того, что решил обменять часть территорий Люблинского и Варшавского воеводств на территорию в районе Литвы.

— Но обменять-то можно только то, что уже имеешь. Если следовать логике обмена, надо было как раз выходить на Вислу.

— Пожалуй. То, что гуляет сейчас на просторах Интернета, — это малограмотные фальшивки. Вот, например, карта с подписями Риббентропа и… Сталина, на которой обозначены якобы пожертвованные Герингу охотничьи угодья. Чушь полнейшая! Начну с того, что представлена карта с польскими названиями. И на ней расписывались Сталин и Риббентроп?! В таком случае карта должна быть если не русской, то, как минимум, немецкой. К тому же в Интернете карта как в чёрно-белом, так и цветном изображении. Между тем карта, прилагавшаяся к Договору от 28 сентября, выполнена в чёрно-белом исполнении, о чём есть официальное указание. В нём к тому же указано, что эта карта выполнена в масштабе 1:100000. Вот если бы А.Н. Яковлев представил II Съезду народных депутатов СССР эту карту, тогда ему можно было бы при определенном желании и поверить.

— Но тогда не было бы никакого эффекта: подобная карта печаталась в «Правде», «Известиях» и ряде других советских газет. Если бы Яковлев представил её, не осталось бы места для россказней о «секретных протоколах».

— Поэтому она и не была представлена. А депутаты не проявили должной пытливости. Что касается охотничьего участка, на который претендовал Геринг, то он находится совсем не в Польше, а в Пруссии. Это ещё раз доказывает, что гуляющие по Интернету карты являются фальшивками. Но именно на них опираются те, кто настаивает на существовании «секретных протоколов».

— Валентин Антонович, давайте ответим читателям на один вопрос. Если есть официальные карты разделения территории Польши, на которых определено, что могли занимать советские войска после ликвидации польского государства, то в чём криминал «секретных протоколов»?

— Если допустить, что «секретные протоколы» всё же существовали, то их политическое значение на порядок больше известных и никем не оспариваемых договоров между Германией и СССР. Исходя из гипотезы существования «секретных протоколов», которые якобы были приложены к Договору от 23 августа (пакту Молотова — Риббентропа), Советский Союз обвиняют в «четвёртом разделе» Польши. А

это служит основанием для утверждений, будто два хищника договорились между собой перед началом Второй мировой войны, и их сговор послужил-де спусковым крючком войны. Причём договорились-де они не только о судьбе Польши, но и по поводу Финляндии, Бессарабии, прибалтийских государств.

Сейчас наступает тот момент, когда заботу об установлении истинности бумаг, объявляемых в последние годы «секретными протоколами», должны проявить не только власти РФ, но и Литвы, Украины и Молдавии. В конце концов, в составе РФ нет территорий, которые к ней присоединены в сентябре 1939 года. А вот Литва получила тогда Вильнюс и другие польские земли. У Молдавии озабоченность связана с нерешённой судьбой самопровозглашённой Приднестровской Молдавской Республики, которая до 1940 года была Молдавской АССР, входившей в состав Украинской ССР. Только после присоединения Бессарабии на базе автономной республики была образована Молдавская ССР. Сегодня в Приднестровье пересекаются интересы Республики Молдова, Украины, РФ. Да и Румыния начинает предъявлять претензии на Бессарабию.

Что касается Украины, то проблема её западной части сегодня вошла в чрезвычайно острую фазу. Особенно после 9 мая этого года, когда националисты подняли руку на ветеранов Великой Отечественной войны и на Красное Знамя Победы. После этого остро встала проблема сохранения единства Украины. Государственную мудрость проявляет только руководство Белоруссии, которое не предъявляет территориальных претензий к соседям и не предпринимает попыток пересмотра, а тем более фальсификации истории.

Динамит «секретных протоколов»

— Но если проблема «секретных протоколов» становится столь острой сегодня и острота её в будущем может возрастать, то, следовательно, ключевым становится вопрос о том, существовали ли всё-таки секретные приложения к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом.

— Это — политический динамит, который уже подрывает послевоенное устройство Европы, поэтому необходимо знать не мифы, а истину. Интерес к этой проблеме проявили депутаты Госдумы от фракции КПРФ. В предыдущей беседе мы рассказывали о запросе депутата С.П. Обухова в связи с исчезнувшими из свободного доступа томами опубликованных архивных материалов Министерства иностранных дел СССР, относящихся к 1939—1940 годам.

И ещё. В прошлом году руководитель Центра истории русской дипломатической службы Ю. Хильчевский проинформировал публику, что в музее МИД РФ экспонируется копия основного «секретного дополнительного протокола» к так называемому пакту Молотова — Риббентропа. На ней якобы рукой Молотова написано «Тов. Сталину». Под ней стоят подписи не только Молотова, но и… Риббентропа. Это что же: они поставили подписи специально на экземпляре, предназначенном лично для Сталина?!

При этом в своих исполнительских признаках эта копия отличается от двух других известных вариантов этого якобы протокола. Всё, что публикуется как «секретные протоколы», спорно и даёт основание сомневаться в их существовании.

— Но ведь есть бесспорный документ — советско-германский Договор от 23 августа 1939 года.

— Именно так. Считается, что копия одного его экземпляра хранится в политическом архиве ФРГ. Он не секретный. В архив он попал из коллекции фон Лёша.

— «Секретные протоколы», которые распространялись на Западе, тоже ведь взяты из коллекции фон Лёша?

— Да. Но вернёмся к договору. Второй его экземпляр, как и положено, хранился в СССР. Его натурное изображение было получено недавно С.П. Обуховым по его депутатскому запросу. Качество натурного изображения прекрасное. Документ имеет все необходимые признаки — особая бумага, гербовая печать и т.д. Этого нельзя сказать о германском экземпляре: там нет ни следов герба, ни многих других положенных атрибутов. Отсюда первый вывод: документы не аутентичны. Такое в практике дипломатии встречается. Но тогда обязательна процедура парафирования, когда в уголке должны были стоять подписи либо Молотова и Риббентропа, либо их заместителей, которые подтверждали бы полную идентичность текста. Но ни на советском, ни на германском (его копии) экземплярах этого нет.

— Но это вы говорите о копии. А где сам договор, которым стороны обменивались после его ратификации?

— Он сгорел в 1945 году во время штурма Берлина. Вместе с ним сгорели и якобы секретные приложения к нему. Этот факт и позволял многие годы ссылаться на копии из коллекции фон Лёша как на достоверные исторические документы.

— Но почему копия договора, в истинности которого никто никогда не сомневался, является не натурной копией, а перепечаткой документа, которую можно сделать на основе любой газеты?

— Я предполагаю (и об этом говорил уже многократно), что перепечатка появилась в 1944 году, чтобы её вместе с таким же способом сделанными текстами «секретных протоколов» вбросить для создания трений, а то и конфликта между союзниками по антигитлеровской коалиции. В частности, между эмигрантским правительством Польши, находившимся в Лондоне, за которым стояла Великобритания, и Советским Союзом.

— Значит, коллекция фон Лёша была предназначена не для спасения исторических документов, а для провокации, которая и «сработала» в 90-е годы?

—Да.

— Но неужели прежде никогда не публиковалось натурное изображение пакта Молотова — Риббентропа, экземпляр которого хранился в СССР?

— Никогда. В этом не было необходимости. Существование Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом никто не оспаривал. Текст его можно было найти в газетном архиве любой солидной библиотеки. Зачем же ещё натурное изображение?

— Но такая публикация обесценила бы все документы из коллекции фон Лёша. Никакие «секретные протоколы» уже не могли бы стать предметом политических спекуляций. К тому же до 1989 года эта коллекция была единственным свидетельством существования «секретного приложения» к Договору от 23 августа 1939 года.

— У Советского Союза не было оснований заниматься её дискредитацией, поскольку и ФРГ никогда не настаивала на истинности этих копий. Уже в последние годы вопрос об их истинности был поставлен в повестку дня бундестага, но депутаты не стали его обсуждать. Политический шум по поводу «секретных протоколов» поднялся только после заявления А.Н. Яковлева на II Съезде народных депутатов СССР. Он утверждал, будто в МИД найдены секретные приложения к советско-германскому договору о ненападении. Но депутатам были представлены не оригиналы, а копии, которые были когда-то заверены сотрудником Министерства иностранных дел Паниным. Они, кстати, не аутентичны копиям из коллекции фон Лёша.

— С тех пор прошло более 20 лет. За это время натурные изображения якобы найденных оригиналов ни разу не публиковались?

— Нет. Натурные изображения достаточно ясно показывают, подлинны ли документы. Дело в том, что по своим оформительским и графическим особенностям любые приложения к договору должны стоять в одном ряду с самим договором.

— Тогда ясно, что те, кто запустил утку о наличии в «особой папке» секретных приложений к Договору о ненападении между Германией и СССР, и те, кто поддерживает эту утку на лету, не были заинтересованы в публикации натурных изображений ни самого договора, ни мифических приложений к нему. Что, на ваш взгляд, меняет сегодняшняя публикация натурного изображения самого договора?

— Во-первых, она доказывает, что копии из коллекции фон Лёша совсем не подтверждают существования каких-либо «секретных протоколов», наоборот, скорее опровергают их существование. Во-вторых, трудно будет выдавать за подлинники какие-либо фальшивки. Даже если их создатели вооружены набором хитрых инструментов для фальсификаций, которые показывал на пресс-конференции, посвященной фальсификациям вокруг «катынского дела» в 90-е годы, покойный депутат Госдумы В.И. Илюхин. В-третьих, если кремлёвская администрация будет по-прежнему настаивать, что у неё есть подлинники «секретных протоколов», то теперь подтверждать факт их существования придётся публикацией или публичной экспозицией именно натурных изображений.

Источник

 

Метки: , , , , , , , ,

КГБ Белоруссии уполномочен заявить. Белорусские «трианоны» работали по заданию и на деньги западных спецслужб


Почти два месяца минуло с того чёрного понедельника, когда был совершён теракт в минском метро. Похоронены погибшие, но десятки раненых и покалеченных ещё не выписали из больниц — врачи борются за их жизнь и здоровье. Чудовищное злодеяние, болью отозвавшееся в людских сердцах, высветило истинное лицо западной демократии.

Цена «правдободобного» сигнала

В день, когда Белоруссия объявила траур, из-за океана пришло известие, которому не хотелось верить. Совет Безопасности ООН… не признал факт терроризма. В заявлении Совбеза была применена невообразимая в таких случаях формулировка: «предполагаемый террористический акт». Будто 13 погибших и более двухсот пострадавших совсем не причина для того, чтобы считать взрыв актом террора.

Формулировку, уводящую от сути происшедшего, как выяснили журналисты агентств «Франс Пресс» и «Рейтер», внёс в текст заявления представитель Соединённых Штатов Америки, исходя из позиции своего руководства. Накануне госдепартамент назвал преступление, совершённое в Минске, взрывом. Такой же термин, умышленно обойдя слово «терроризм», употребили МИД Франции и внешнеполитические ведомства других западных стран. И хотя в Совбезе вспыхнули споры, Соединённым Штатам при поддержке союзников удалось «протолкнуть» свою формулировку. Главным козырем американцев стала ссылка на «правдоподобные сигналы из Белоруссии» о том, что «за происшедшим стояла власть», а посему это не теракт, а взрыв.

От кого поступили сигналы, догадаться нетрудно. Их послала белорусская «демократическая» оппозиция, вскормленная Западом. В середине 90-х годов прошлого века, когда её функционеры, находившиеся у власти, опустили республику в либерально-рыночную разруху и потерпели на выборах сокрушительное поражение, из-за кордона потекли неиссякаемые потоки «зелёных» на их поддержку.

Уже в 1998 году только три организации — фонд имени Сапеги с его региональными филиалами, так называемые общественные союзы «Правовая помощь населению» и «Объединённый путь» выделили «демократическим» оппозиционерам, потерявшим доверие народа, более полумиллиона долларов. Жирный куш достался здешней «независимой» прессе. Одна «демократическая» ассоциация журнали-стов с 1996 по 2000 год лишь по линии фонда «Евразия» получила около двух миллионов долларов. Крупные суммы перепали таким прозападным, проамериканским газетам, как «Народная воля», «Белорусская молодёжная», «Свободные новости». В придачу к «зелёной подкормке» пошли массовые партии современной техники: телеаппаратура, компьютеры, оборудование для офисов. И — методические пособия по борьбе с «режимом».

Отрабатывая щедрую поддержку, оппозиция не только устраивала митинги протеста, шумные и беспомощные из-за их постоянной малочисленности, но и выполняла главный заказ хозяев — посылала сигналы о «нарушении демократии» и «преступлениях Лукашенко».

Дело было поставлено на широкую ногу.

Белоруссия добилась самых высоких темпов развития — до 15 процентов прироста в промышленном производстве за год, — на Запад летел сигнал: экономика из-за отказа от либеральных реформ угроблена. В республике сохранили право на труд, на бесплатное обучение и медицинское обслуживание, а многим и на бесплатное жильё — оппозиция сообщала своим кормильцам: нарушаются права человека. Какие? Государство, видишь ли, не помогает снова войти во власть её функционерам, уже пытавшимся всё разрушить. В городах и сёлах спокойствие и порядок, людям обеспечена безопасность, а значит, главное право, право на жизнь, — оппозиционные «источники» бьются в лихорадке: «Беларусь — точка воспламенения в мире номер один!», «Беларусь — это Чечня в центре Европы!», «Тоталитарный белорусский режим угрожает миру!» Это лишь несколько выдержек, взятых из здешней «демократической» прессы в дни, когда США и НАТО закончили «миротворческую операцию» на Балканах. Функционеры от оппозиции открыто призывали американцев и их союзников переключить внимание с растерзанной Югославии на Белоруссию, спокойная обстановка в которой для них, как и для их хозяев, была хуже, чем кость в горле.

«Правдоподобные» сигналы шли косяком — в посольства, аккредитованные в Минске, в столицы западных стран, в международные организации. Проворовался кто-то из «демократических» оппозиционеров, присудили ему положенный по статье срок — «режим развязывает политические репрессии». Наказали за мошенничество и хищения ушлого бизнесмена — «власть душит свободную экономику».

Приступы сигнальной лихорадки обострялись обычно во время выборов. Особенно — президентских. Оппозиция потерпела очередное сокрушительное поражение — «проиграл Лукашенко». Право-охранительные органы пресекли попытку взять штурмом Дом правительства и совершить «цветной переворот» — «диктатор расправился с мирным митингом».

Такой же «правдоподобный» сигнал был отправлен западным спонсорам и после теракта в минском метро. «Взрыв выгоден только Лукашенко… Виновата действующая власть», — убеждали здешние «демократические» политики, обслуживающие их газеты «Народная воля» и «Наша нива», сайты «Хартия 97» и «Белорусский партизан».

Но этим оппозиция не ограничилась. В день траура, когда ещё не все погибшие при теракте были похоронены, один из её лидеров, господин Беляцкий, потребовал от Европы удушить Белоруссию и «тоталитарный режим». Методом, который Запад уже не раз применял против непокорных стран. «Ситуацию в Беларуси, — заявил он на заседании комиссии ПАСЕ, — могут изменить только экономические санкции, которые были бы полезны белорусскому обществу».

Призывать чужеземцев, чтобы они покарали его народ, по всем человеческим меркам — предательство. Политические банкроты делали это открыто и даже старались выставить свой грех Иуды напоказ. Как Станислав Шушкевич, которому любезно предоставили слово на телеканале «Россия». Отвечая на вопрос одного из участников передачи: «Не кажется ли вам кощунственным, что именно в день памяти, в день скорби ваши оппозиционеры потребовали ввести санкции против своего народа?» — он с апломбом сказал: «Я являюсь сторонником этих санкций со стороны Запада».

Сброд по определению

В том, что главные белорусские оппозиционеры предали собственный народ, нет ничего удивительного. Достаточно вспомнить, что они собой представляют.

Тот же Шушкевич. «Я повторяю, я коммунист по убеждениям, нахожусь в Коммунистической партии и всеми доступными мне средствами борюсь за те идеалы, которые являются коммунистическими», — клялся он перед народом с трибуны Верховного Совета. А через несколько месяцев, выбросив партбилет, примкнул к самым оголтелым антикоммунистам. «Я считаю, что суверенитет нашей республики должен быть обеспечен только в рамках Союза Советских Социалистических Республик… Если же возникнет серьёзный вопрос о самостоятельности, я считаю, что он может решиться только на основе референдума и на конституционной основе СССР», — также с трибуны парламента убеждал он народ. А через несколько месяцев в Беловежье растоптал и «рамки», и «основы», за которые ратовал.

О каких моральных, нравственных устоях этого перевёртыша можно говорить? Начав с предательства идеологии, партии, державы, которым присягал, он закончил предательством Белоруссии.

А какие моральные, нравственные устои могут быть у других поводырей «тутэйшай», здешней, значит, оппозиции? У сопредседателя политсовета объединённых демократических сил Анатолия Лебедько, к примеру, которого Запад, прежде всего — США, взял на прокорм за услуги в борьбе с «лукашенковским режимом»? Нигде не работая, этот «борец» умудрялся жить припеваючи. Бывало, в начале года отдыхал на горнолыжном курорте в Чехии, а летом чадо его набиралось силёнок во Франции. Отстёгивали хозяева для него суммы кругленькие, позволявшие, ко всему прочему, совершать в среднем по тридцать закордонных вояжей в год. И за океан, в США, и в европейские страны. Проезд, звёздные отели, питьё-закуски, «культурный отдых» — всё оплачивалось по высшему разряду.

Однажды белорусское телевидение показало, откуда текут безработному Лебедько у.е. Один за другим на экране высвечивались любопытные документы. Вот благодарственное письмо пана Лебедько исполнительному директору Международной лиги по правам человека Катисис Патрик: «Дорогая Кетти! Огромное спасибо за организацию нашей столь успешной поездки в Вашингтон». И тут же — ещё один типичный абзац из документа: «Мы без Вас, как Форд без газа. Я и мой заместитель Ярослав Романчук приглашены принять участие в конференции правых партий. Но Вам придётся взять на себя ответственность за расходы по проезду, размещению и столованию. В связи с этим можете ли Вы оказать содействие финансированию нашей поездки?»

Следующее письмо — одному из тех, кто обеспечивает «демократических» оппозиционеров деньгами, — некоему Полу Лешингу. Лебедько просит дать 260 долларов, чтобы вылететь из Будапешта в Минск: «Дорогой Пол! Необходимость этого объясняется тем, что Парламентская ассамблея НАТО может оплатить проезд только поездом, а это значит, что дорога займёт 1,5 суток, что крайне неэффективно для меня».

К внушительным суммам, которыми оплачивал Запад услуги «видного борца за белорусскую демократию», посольство США в Минске, привечавшее его с подчёркнутой доброжелательностью, ежемесячно подбрасывало до полутора тысяч долларов — на личные нужды. И при всём при этом Лебедько не побрезговал протянуть своим хозяевам капелюш, то бишь шляпу, даже за 260-долларовой подачкой.

А чему, собственно, удивляться? В официальных документах и речах белорусские оппозиционеры постоянно обосновывали потребность получения сребреников от Запада. «Иностранная помощь демократическим силам является немаловажным фактором успеха «цветных революций», — выдавая истинную цель откровенной политической продажности, внушала «Народная воля». А один из оппозиционных столпов, профессор, в статье «Заглянет ли солнце в наше оконце?» (солнцем он величал готовившийся «цветной переворот» в Минске. — О.С.), оправдывая «существенную закордонную помощь», на страницах той же газеты писал: «Вряд ли были бы крещены славянские народы без значительных капиталовложений со стороны Византии — христианской империи». Под политику продажности учёными-«демократами» была подведена идейная основа.

Воспользовались ею «борцы» на всю катушку. «Как правило, эти деньги шли на содержание определённого круга людей», — рассказывает видный деятель оппозиции, хорошо знающий её изнутри, Владимир Нистюк. Члены «круга» — руководители оппозиционных структур, в основном нигде не работающие, — отдыхали на престижных курортах, покупали всё, что угодно душе и телу, — движимое и недвижимое. В 2001 году американская газета «Крисчен сайенс монитор», проведя аналитическое исследование, сделала вывод: «Начиная с 1994 года белорусская оппозиция присвоила или растратила не по назначению 24 миллиона долларов западной помощи». Чтобы не засветиться, «борцы» оформляли квартиры и престижные авто чаще всего на родичей и друзей.

Вот лишь один из фактов, приведенный в документах, рассекреченных после провалившейся 19 декабря прошлого года попытки «демократической» оппозиции совершить «цветной переворот» в Минске:

«Лидеру «Молодого фронта» Д. Дашкевичу было выделено 70 тыс. долларов США на организацию «боевых групп» для участия в акции «Площадь», которые он получил от Н. Статкевича (кандидат в президенты. — О.С.). Совместно с А. Палаженко (Анастасия Палаженко — его сообщница. — О.С.) Д. Дашкевич присвоил себе часть указанных средств, а также средства, полученные ранее от одной из иностранных некоммерческих организаций. Присвоенные деньги потрачены ими на приобретение автомобиля «Крайслер», который в целях недопущения «дискредитации» Д. Дашкевича зарегистрирован на А. Палаженко».

О том, что «борцы против лукашенковского режима» превратили свою деятельность в политический бизнес, за счёт которого жируют, известно не только в Белоруссии. «Минские оппозиционеры, в силу определения, — сброд, не имеющий шансов», — писала германская «Франкфуртер рундшау».

Но на чём вырос «сброд».

Отравленное русло

Вырос он, этот «сброд», на дрожжах западной демократии, главный принцип которой — «всё покупается и всё продаётся» — полностью впитала белорусская оппозиция. С помощью своих учителей, подававших ей личный пример и преподносивших незабываемые житейские уроки.

На «демократизацию» Белоруссии работали десятки организаций по ту и эту сторону океана, в числе которых такие одиозные, как Совет по международным исследованиям и обменам (IREX), Национальный фонд в поддержку демократии, Международный региональный институт, Восточно-Европейский демократический центр, фонд Стефана Батория, Институт демократии в Восточной Европе, фонд Людвига Эрхарда. К огромным суммам, которые они выделяли «борцам против лукашенковского режима», добавлялись средства из федерального бюджета США — только по «Акту о демократии в Белоруссии», принятому американским конгрессом, ежегодный объём их доходил до 40—50 миллионов долларов. Всего за пятнадцать лет, по самым скромным подсчётам, Запад выделил белорусской оппозиции почти полмиллиарда долларов. Но часть жирного пирога оказалась в карманах её закордонных учителей. Причём — немалая.

В октябре 2006 года на семинаре для оппозиционных журналистов в Чернигове, организованном МИД Польши, западные инструкторы откровенно признали, что до Белоруссии не доходит и трети средств, выделяемых США и Евросоюзом на нужды «демократизации». Остальное «оседает» у спонсоров и посредников, заметно пополняя семейные бюджеты всех, кто занят «продвижением демократии». А вскоре разразился скандал в литовском сейме: пропало 20 миллионов долларов, предназначенных для белорусской оппозиции. По рекомендации (читай: приказу) американского посла следствие было прекращено. Затем были вскрыты факты усердного взимания мзды сотрудниками посреднических фондов в Литве и Польше, передачи средств не по адресу.

«Полное воровство денег идет… 10 процентов всех денег МИДа (Польши. — О.С.) на иностранную помощь получило одно агропредприятие из северной Польши! Коррупция полная!» — не сдержался в электронной переписке по системе «Скайп» с упоминавшимся уже господином Беляцким координатор от варшавского фонда «Свобода и демократия» Марек Бутько.

Особо впечатляющими были уроки, преподанные самыми рьяными защитниками белорусской оппозиции. Как прославился, помнится, своими бескомпромиссными выступлениями против «безнравственности лукашенковского режима» Адриан Северин, одно время возглавлявший Парламентскую ассамблею ОБСЕ. Доклады этого неподкупного борца за демократию о нарушении прав и свобод в Белоруссии, основанные на «сигналах» здешних оппозиционеров, производили в ПАСЕ эффект разорвавшейся бомбы, а его выводы помогали руководителям США и Евросоюза вводить жёсткие санкции против «авторитарной республики».

Но вот однажды в офис Северина, оставшегося депутатом Европарламента, пришли посетители. Представились бизнесменами, лоббистами финансовой корпорации и попросили внести в законодательство изменения, которые помогут в её работе. «Сколько?» — деловито осведомился он. «Сто тысяч евро», — ответили лоббисты и попросили у него реквизиты для перевода денег. Северин дал свои реквизиты. «Бизнесменами» оказались репортёры лондонской «Санди таймс». При помощи спецтехники они зафиксировали ход переговоров, и уже на следующий день в газете вышла статья, в которой рассказывалось, как «неподкупный защитник демократии» согласился работать за взятку.

И опять-таки, чему удивляться? Северин поступил в полном согласии с главным принципом буржуазного общества, в котором, как писал Карл Маркс, предметом купли-продажи в конце концов становятся и честь, и совесть. На этих человеческих ценностях белорусская оппозиция, по примеру своих западных учителей, поставила жирный крест. «Какие моральные аргументы способны победить «зелёный» соблазн в глазах людей, многие из которых давно трудятся как политические гастарбайтеры и с этого отлично живут сами и их семьи?!» — спрашивает долгие годы хо-дивший в главных идеологах «демократической» оппозиции профессор Вячеслав Оргиш. И сам же отвечает: «Можно сколько угодно заниматься идейными и моральными увещеваниями оппозиционных деятелей, разоблачать их корыстолюбие. Однако сюжет знаменитой басенки Крылова от этого не изменится. Кот Васька будет невозмутимо слушать, как хозяин поругивает его за украденную сметану, и столь же невозмутимо будет её пожирать».

Увы! Для оппозиционных васек служба Западу, позволяющая кататься в сметане, стала бизнесом. «Если земли речного русла отравлены, вода будет ядовитой», — заметил древний мудрец Плиний Старший. Отравленное русло западной демократии, в которое «вписалась» белорусская оппозиция, захлестнуло её ядовитой водой. «Сигналы», доносы на «режим», оформленные под видом научных исследований, политический туризм, организация протестных акций и участие в них превратились для неё в надёжный и, главное, немыслимо щедрый источник доходов: тем, кто активнее сотрудничал с хозяевами, выполняя их заказы на заранее продиктованный результат, перепадали сотни тысяч долларов. «Мелюзге», агитировавшей и собиравшей подписи за «демократиче-ских» кандидатов, платили по нескольку десятков или сотен у.е. А тем, кто учинял во время митингов и шествий погром либо, ещё лучше, — бросался на милицию, попадал в каталажку, Запад увеличивал поощрение. Появилась особая категория — бизнес-сидельцев, устраивавших провокации, чтобы угодить за решётку.

В систему разложения, разработанную спонсорами, втянули даже детей. Их участие в «протестных акциях» тоже сделали доходным бизнесом. В рассекреченных материалах есть чудовищный документ: за хулиганство во время шабаша «демократов», совершённое несовершеннолетним, зарубежный фонд перевёл на имя его матери сумму, равную почти миллиону белорусских рублей.

Но особенно щедро оплачивались политические провокации, способные привести к «цветному перевороту». Весной 2006 года, перед выборами президента Белоруссии, правоохранительные органы задержали в Минске лидеров незарегистрированной неправительственной организации «Партнерство». Финансировалась она через киевское отделение Национального демократического института под руководством гражданина США Дэвида Гамильтона и должна была осуществлять «параллельное наблюдение за выборами». На это США выделили 12 миллионов долларов. У задержанных были изъяты заранее заготовленные протоколы экзитполов, согласно которым победу одерживал лидер оппозиции. Оглашение их должно было послужить сигналом к началу беспорядков по «цветному» сценарию.

Вторую попытку такой провокации «демократические» оппозиционеры предприняли во время прошлогодних выборов президента. И, конечно же, символично, что во главе её стоял Санников, дольше других лидеров оппозиции проживший на Западе и полностью впитавший его мораль. Не случайно в основу своего предвыборного плана он заложил «маркетинговые подходы». И подробно описал, как будет осуществляться «личная продажа» (самого Санникова. — О.С.) и его движения «Европейская Беларусь», установив при этом цену за «конечный продукт» — победу на выборах — 19,22 миллиона долларов, которые должны были поступить ему предоплатой.

Под покровом циничной вакханалии

Продажный план Санникова ещё раз, по-житейски доходчиво, показал, что здешняя «демократическая» оппозиция — ядовитый плод Запада, его детище. И поэтому с такой же, как и духовные родители, ненавистью она относится к укладу жизни, который отстаивают белорусы. И срам своих лакейских услуг прикрывает тем же, что и её хозяева, фиговым листком защиты общечеловеческих ценностей. Каких? Тех, которые западная демократия швырнула под рыночного Молоха, не пощадив даже главную из них — любовь? Священное таинство, на котором держится жизнь, она превратила в занятие — не с Запада ли пришло выражение «заниматься любовью»? И не оттуда ли «подарили» нам культ массовой проституции, которую пытаются узаконить либеральные «реформаторы»? А в довесок — движение геев, лесбиянок и массовое педофильство, которым там занимается даже священный клир. И кучу других «благ», разлагающих душу и тело.

За «фиговым листком» из западных кущ скрывается, увы, отнюдь не благостное желание защитить общечеловеческие ценности, права человека и демократию. «Борьба за свободу Белоруссии — это больше, чем сама Белоруссия. Это дело предотвращения восстановления Советской империи», — выступая в конгрессе, сформулировал суть политики США один из разработчиков американской стратегии по России и Евразии профессор Ариель Коэн. Страх перед прецедентом, который мог бы привести к возрождению великой державы и помешать геополитическим планам, в том числе и попыткам добраться до нефтегазовых российских богатств, и толкнул США и их союзников в атаку на Белоруссию. Правда, после того, как «кремлёвские мудрецы» подорвали экономическую основу Союзного государства и заморозили его строительство, страх этот уменьшился. Зато увеличилось беспокойство оттого, что Белоруссию, несмотря на старания российских «реформаторов», душивших её ценовыми удавками и торговыми войнами, не удавалось уложить под Запад.

Но была причина и поважнее. О ней, выразив мысли большинства своих соотечественников, лучше всего, думается, сказал профессор Белорусского технического университета Михаил Ермолицкий: «Сегодня самый большой дефицит — не газа, нефти или денег, сегодня самый большой в мире дефицит социальной справедливости. А Белоруссия как раз и являет пример борьбы за неё на государственном уровне, за что и подвергается прессингу». В этих словах — ключ к разгадке главной причины атак на «лукашенковскую» республику.

Западная демократия, основанная на разделении людей, всевластии денег и подчинении большинства меньшинству, су-тью своей, нутром враждебна социальной справедливости. Разве может быть справедливым общество, где подавляющее меньшинство владеет основной частью собственности, а 358 семей — кланов миллиардеров имеют годовой доход, превышающий в долларовом исчислении совокупные доходы 45 процентов населения Земли? И разве можно назвать демократическим строй, при котором даже в самой жизненно важной экономической сфере нарушен основной принцип демократии: «один человек — один голос» и любой толстосум, владеющий крупным пакетом акций, имеет голосов в сотни, а то и тысячи раз больше, чем рядовой акционер-труженик?

Потому и развязан против Белоруссии, не допустившей распродажи государственной собственности и непомерного обогащения одних за счёт других, духовный террор, потому и ведётся против неё беспощадная информационная война. В самой циничной форме. Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммарберг обвинил белорусскую власть в том, что она расправились с «мирными» демонстрантами. Мол, было только «битьё окон в Доме правительства», и «на самом деле этим занималась небольшая группа хулиганов, действовавшая в отдалении от основной демонстрации, которая проходила при соблюдении порядка».

Неужто запамятовал господин комиссар, что всё точно так же, один к одному, происходило во время «цветной революции» в Киргизии? Что там оппозиция так же призвала людей на площадь и так же вперёд, на штурм правительственного здания, выдвинулась небольшая группа боевиков, а «основная демонстрация» выжидала в отдалении, чтобы броситься за теми, кто расчищал ей путь. Там удалось — и тех, кто бил окна и ломал двери, назвали революционерами. Здесь — сорвалось, и сам еврокомиссар по правам человека вслед за потерпевшими фиаско организаторами минской «цветной революции» называет боевиков, ломавших двери и бивших окна, обычными хулиганами. Хотя не хуже других знает, что оппозиционная верхушка, призвавшая людей занять правительственное здание, заранее заготовила и огласила список своего незаконного правительства и объявила о том, что «площадь должна обеспечить победу».

Всё это знают и руководители западных стран, ведущих структур Евросоюза, в письмах которым МИД и крупнейшие общественные организации Белоруссии на неопровержимых фактах и документах показали, кто и как организовал массовые беспорядки по «цветному сценарию». Знают, но признавать не хотят. И не могут: главные-то организаторы, главные вдохновители и спонсоры — они сами. Потому и набрасываются на белорусские власти, обвиняя их в «жестокой расправе с мирными демонстрантами».

«Выходит, крушить правительственные здания в Париже, Лондоне или Берлине — преступление, а в Минске, Кишинёве или Белграде — законное право оппозиции», — не без сарказма прокомментировал откровенное двоедушие поборников западной демократии доктор философских наук Лев Криштапович.

Под покровом этой циничной вакханалии началась и набирает силы очередная атака на Белоруссию. После визовых ограничений Евросоюза и США Белый дом ввёл экономические санкции, а на днях Обама объявил о возможности их расширения против белорусских государственных предприятий, где работают сотни тысяч людей, в значительной степени формирующих бюджет республики, на котором держатся здравоохранение, социальное обеспечение, пенсии, образование. И при этом заверил, что санкции будут введены для поддержки белорусского народа. Хотя главная цель, о которой, с головой выдавая своих западных хозяев, ещё десять лет назад откровенно писали здешние «демократические» газеты, — провести полную приватизацию, чтобы «наконец-то прекратилась популистская трескотня о социальной справедливости».

Обеспечивая достижение этой цели, отменил ряд запланированных проектов в госсекторе Белоруссии Европейский банк реконструкции и развития. А Европарламент принял резолюцию, призывающую все руководящие органы и страны ЕС ввести целевые экономические санкции — опять-таки против государственных предприятий.

Питомники интервенции

Если бы Белоруссию прессовали только США и Евросоюз, понятно. Рухнули их планы-сценарии, плакали денежки, потраченные на здешнюю «демократическую» оппозицию, ставшую по сути «пятой колонной». Но на республику оказывает давление и руководство ООН. Генеральный секретарь этой организации Пан Ги Мун осудил меры, принятые белорусскими властями для защиты Дома правительства и конституционного строя. И ни словом не обмолвился о главных организаторах массовых беспорядков — западных спонсорах оппозиции, действия которых нарушают Устав ООН. Прежде всего важнейший принцип — не вмешиваться в дела, входящие во внутреннюю компетенцию любого государства. Начиная с середины 90-х годов прошлого столетия, США и Евросоюз осуществляли такое вмешательство во внутренние дела Белоруссии в политической, экономической, дипломатической формах, что квалифицируется как интервенция. Но вместо того, чтобы осудить интервентов, в ООН стараются представить нарушителем международных норм Белоруссию. И уже не раз попадали из-за этого впросак. Дошло до того, что ооновскому руководству пришлось извиняться за обвинение белорусов в поставках военной техники Кот-д’Ивуару.

Казалось бы, ситуация изменится. Но, увы! После теракта в Минске западные политики и обслуживающие их СМИ устроили сатанинский шабаш. «Такого мы не видели уже давно, — с возмущением писал известный хорватский поэт, прозаик и драматург Миленко Ергович. — То, что касается любого американца, то, как показывают боль и страдания любого европейца, то, что считается нормальным при показе кадров из Японии, на Белоруссию и белорусов, очевидно, не распространяется. Как будто их кровь не человеческая, как будто их страдания не человеческие». И под давлением делегации США, поддержанной их союзниками, Совет Безопасности ООН не признал теракт в Минске терактом.

Безнравственность заявления Совбеза поразила не только белорусов. С официальным визитом в Минск прибыл генеральный секретарь Интерпола Рональд Ноубл. В те дни на Мальте проходила 40-я Европейская региональная конференция Интерпола. На ней должны были присутствовать и представители белорусского МВД, но по надуманным причинам возможности попасть на симпозиум им не дали. Выступая перед собравшимися на Мальте коллегами, Ноубл сказал:

— Мы должны сделать всё возможное, чтобы оградить Интерпол от политики. К сожалению, это получается не всегда.

После чего прервал участие в конференции и, впервые за всю свою карьеру покинув официальное мероприятие, вылетел в Минск. То, что сказал он во время встречи с министром внутренних дел Белоруссии Анатолием Кулешовым, заслуживает особого внимания:

— Мы знаем, что изначально Совет Безопасности ООН не подтвердил, что трагические события в минском метро являются тер-актом. В Интерполе убеждены — это действительно теракт. Раскрыт он был столь быстро и эффективно благодаря профессионализму белорусских правоохранительных органов, развитым технологиям и высокому уровню сотрудничества с другими странами.

Подробную информацию о ходе расследования белорусская сторона была готова предоставить мировому полицейскому сообществу, но, к сожалению, такой возможности Белоруссии не дали.

Вот и вся западная демократия, которая для достижения своих античеловеческих целей ничем не гнушается. Она уже использовала «правдоподобный сигнал» для того, чтобы разгромить привлекательную в нефтегазовом плане страну — Ирак. На основе таких же «правдоподобных сигналов» была растерзана Югославия и создан стратегический плацдарм НАТО на Балканах, а сейчас наносятся удары по богатой нефтью и газом Ливии.

То, что в пляски на крови, переходящие в кровавые пляски, всё больше вовлекают ООН с её Совбезом, — симптом угрожающий. Это показали события после теракта в Минске, высветившие лицо западной демократии, которая пытается окончательно подмять под себя, под свои разлагающие человечество «ценности» весь мир.

По страницам газеты «Правда». Олег Степаненко. (Соб. корр. «Правды»). г. Минск. Источник

Источник

 

Метки: , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: