RSS

Архив метки: крах экономики

Газета «Правда»: Ложь и лицемерие либералов, маскирующих крах экономики


Доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки России Дмитрий Валовой в беседе с политическим обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко.
Двадцатилетие после августа 1991 года не только не принесло нашей стране никаких достижений, а, наоборот, привело к откату назад и деградации во всех сферах жизни. Одна из коренных причин — в избранной властью либеральной модели развития экономики, которую нынешние правители упорно не хотят изменять. Между тем это угрожает России новыми сокрушительными бедами, о чём шла речь в беседе политического обозревателя «Правды» Виктора Кожемяко с заведующим кафедрой экономической теории Академии труда и социальных отношений, доктором экономических наук, профессором, заслуженным деятелем науки России Дмитрием Васильевичем Валовым «Чем грозят нам удвоение ВВП и вступление в ВТО» («Правда» от 28 июня 2011 года).
Эта публикация воспринята читателями с большим интересом и вызвала множество откликов. В них — поддержка высказанных мыслей и вместе с тем определённые недоумения, сомнения, вопросы. Например, москвичка Т. Гаврилова пишет: «Политики и ученые в мире восторгаются каждым процентом роста ВВП. И вдруг Валовой утверждает, что в либеральной трактовке ВВП ухудшает жизнь людей. Валовой — фантазер или либералы — невежды?»
Учитывая, что ныне идеи либералов господствуют в экономике и политике, многие читатели просят рассказать о них подробнее. Продолжаем начатый разговор о пороках либерализма, которые имеют отнюдь не только теоретическое, а самое что ни на есть практическое (сугубо негативное!) значение для России и всего мира.

Венец контрреволюции

— Дмитрий Васильевич! Линкольн как-то сказал: «Можно дурачить часть народа всё время, можно дурачить весь народ некоторое время, но нельзя всё время дурачить весь народ». Порочность либеральной модели экономики проявляется всё более наглядно не только в периферийных государствах, но и в развитых капиталистических странах, включая США. Ведь именно об этом свидетельствуют массовые акции протеста против «финансового терроризма», развернувшиеся в этой стране под лозунгом «Захвати Уолл-стрит!» Почему же, на ваш взгляд, либералам удается так долго дурачить почти весь мир?
— Размышляя об этом, невольно вспоминаю Алишера Навои:
Скажу тебе: средь выродков
земных
В особенности три породки
гадки —
Безмозглый шах, скупой
богач,
Ученый муж, на деньги
падкий.

Народная мудрость гласит: дураков на свете абсолютное меньшинство, но они так грамотно расставлены, что встречаются на каждом шагу. Такой же метод расположения используют и «три породки гадкие», господствующие ныне в мире под флагом либерализма. Лауреат Нобелевской премии, известный либерал Милтон Фридмен на комиссии конгресса США заявил: «В настоящее время мы возглавляем контрреволюцию против Кейнса!..»
— Но либералы — непримиримые оппоненты марксизма, да и Кейнса, по-моему, нельзя отнести к поклонникам Маркса…
— Либерализм возник в борьбе с феодализмом и был знаменем буржуазных революций, свергавших монархические режимы. Но по мере трансформации производительного капитализма в спекулятивно-мошеннический перерождался и либерализм. В борьбе с марксизмом различия между либералами и консерваторами, с одной стороны, и «марксистами» социал-демократического толка — с другой, постепенно стирались. В итоге все они оказались в одной прогнившей лодке и вынуждены «дружно» вычерпывать из неё воду. Но появляются всё новые и новые дыры, и предотвращать затопление становится всё труднее и сложнее.
Вся эта разношерстная компания исповедует принцип Адама Смита laisser faire (невмешатель-ство государства в экономику) и свободную торговлю. Но Джон Кейнс еще в 1924 году заявил: «Я полагаюсь на государство: я покидаю точку зрения laisser faire, правда, без энтузиазма и не потому, что испытываю неуважение к этой старой доброй доктрине, а потому, что, нравится нам это или нет, времена её успехов миновали». Поэтому Кейнса справедливо назвали пророком «нового курса», в процессе реализации которого Франклин Рузвельт принял ряд решительных мер социальной направленности и тем самым не только погасил кризис на рубеже 30—40-х годов, но и предотвратил крах капитализма, придав ему второе дыхание.
После Второй мировой войны государственное регулирование экономики получило широкое распространение. Либералы вынуждены были это учитывать. В принятом либеральными партиями в 1947 году «Манифесте либералов» нашла отражение идея неолибералов о вмешательстве государства в экономику, но не для её регулирования, а «с целью возвращения правил свободной конкуренции».
«Возвращение правил свободной конкуренции» — это бред. Разве сторонники свободной конкуренции не знакомы с принятым более века назад в США антитрестовским законом Шермана? А каков результат? За этот век монополизация всего и вся возросла в сотни раз!
Кейнс абсолютно прав: свободная, а точнее — стихийная конкуренция давно и навечно канула в Лету. Но, пропагандируя рыночную стихию, Фридмен воскресил ещё и «новинку» 400-летней давности: «Доминирующую роль в экономике играет не производство, а сфера обращения». Этот тезис меркантилистов впоследствии был единодушно отвергнут всеми экономическими учениями. Следовательно, речь идёт о контрреволюции не только против Кейнса, но и против экономической науки. Либералы ликвидировали политэкономию и вместо нее изобрели economics. Этот новодел лауреат Нобелевской премии В.В. Леонтьев назвал «выкидышем» экономической науки.
Известный американский ученый Б. Селигмен в фундаментальном труде «Современные течения экономической мысли», анализируя «вклад» Фридмена, отмечает, что его «теория представляется в высшей степени ошибочной системой взглядов, питающихся ветхими экономическими догмами». В заключение анализа Селигмен констатирует: «Соображения практической ценности Фридмен с неоправданной легкостью приносит в жертву нереалистичной монетарной системе». Но эта «ветхая» и «нереалистичная монетарная система» удостоена Нобелевской премии…
— Не преклонение ли перед авторитетом этой премии толкнуло наших либералов на блицкриг монетаризма?
— «Шоковая терапия» Гайдара…
— Кстати, бывшего вашего подшефного в «Правде», когда вы были заместителем главного редактора…
— Менее года он продержался в «Правде», где прославился полным незнанием жизни. Поэтому я рекомендовал ему вернуться в науку, откуда он вскоре опять всплыл и оказался в контрреволюционном правительстве Ельцина.
«Шоковую терапию» Гайдар проводил по зарубежной инструкции под руководством импортного советника — небезызвестного Сакса. На обвинения депутатов в спаде производства в два раза и спекуляциях при разграблении госсобственности Гайдар без тени смущения заявил: «А я и не считаю увеличение объемов производства главной задачей. Что же касается спекуляции, то это нормальная форма первоначального накопления капитала».
«Шоковая терапия» — наиболее яркий образец «ветхости» и «нереа-листичности монетаризма». Россия побила все рекорды экономических кризисов и по глубине, и по продолжительности в мировой истории. За двадцать лет либералы не смогли даже восстановить советский уровень экономики 1990 года. Но дело Фридмена—Сакса—Гайдара продолжается! «Стратегия-2012» Института современного развития, о которой мы с вами беседовали в прошлый раз, и «Стратегия-2020» воспроизводят основные идеи «Вашингтонского консенсуса», а он является поистине катехизисом современного либерализма…
— В чем коротко идея и цель «Вашингтонского консенсуса»?
— Это альфа и омега Всемирной торговой организации (ВТО). Её глобальной целью является ликвидация таможенных и прочих национальных барьеров на пути свободной торговли. Коротко суть «Вашингтонского консенсуса» сформулирована так: «Рынки функционируют эффективно и не нуждаются в регулировании. Свободный рынок устраняет разногласия между богатыми и бедными странами». Это венец, вершина современной либеральной мысли.
Более того, этот «венец» пытаются представить еще и вершиной демократии. Так, известный неолиберал Краутхаммер пишет: «После нескольких тысячелетий испытаний различных систем мы заканчиваем это тысячелетие с уверенностью в том, что нашли в либерально-капиталистической демократии то, что искали». Ему вторит японец американского происхождения Фукуяма: «Конечной точкой идеологической эволюции человечества и началом всемирного применения является западная либеральная демократия как окончательная форма правления». Такая «наука» и «демократия» представляют собой гремучую смесь лжи, лицемерия и невежества. Впрочем, судите сами.
Термин «рынок» (market) возник в глубокой древности, когда понятия «экономика» еще не было и в помине. Тогда рынком или базаром называли место обмена или торговли товарами. По мере развития общественного разделения труда функции рынка совершенствуются, он превращается в особый сектор общественного воспроизводства — сферу обращения. Ее сущность — соединение производителей с потребителями. Именно эту функцию имел в виду Ф. Энгельс, когда, критикуя Дюринга, писал, что трудно спорить с людьми, которые настолько невежественны в политической экономии, что принимают лейпцигский книжный рынок за рынок в смысле современной промышленности. В этой функции рынок весьма разнообразен, включает в себя всю оптовую и розничную торговлю, организации и учреждения, деятельность которых связана с маркетингом и рекламой, с закупкой всего необходимого для производства и сбыта товаров и услуг.
Рынок в роли абстрактной экономической категории применяется как синоним слова «стихийность». Необходимость этой ипостаси рынка появилась много веков назад в условиях господства товарного производства. В натуральном хозяйстве производилось всё, что необходимо для жизни, и только излишки обменивались на другие товары. Кризисы здесь исключались. При товарном производстве экономика стала рыночной. Все работали на рынок, но конкретно не знали — на кого. Возникла объективная необходимость регулирования производства. Но как?
Научный ответ на этот вопрос дал А. Смит. Известное его положение «невидимая рука» означает, что рынок является стихийным регулятором производства. Но если быть точным, то надо сказать, что рынок-абстракция ничего не регулирует и даже теоретически не может это делать. Он постфактум фиксирует ситуацию, которая стихийно складывается в тот или иной период. В теоретической ипостаси рынок подобен весам, которые фиксируют ваш вес. А что делать с весом? Человек должен сознательно принимать решение и реализовать его. Разве весы могут регулировать ваш вес? Неужели лауреаты Нобелевской премии не могут понять столь элементарных вещей? Разве рынок и государство, стихийность и человек — соотносительные понятия? Разве они могут быть партнерами?
— Мне помнится, когда была шумиха о переходе к рынку, вы в «Правде» писали, что «при товарном производстве внерыночной экономики не было и быть не может!..»
— Писал, и неоднократно. Не только в вузах, но и в школах мы учим: «Сущность товарного производства состоит в том, что его продукция предназначена не для собственного потребления, а для реализации на рынке». О каком же «отсутствии» рынка в СССР могла идти речь? Только об отсутствии стихии и анархии производства! Если этого не понимают лауреаты Нобелевской премии, академики и доктора наук, то их надо лишать дипломов экономистов.
Кстати, приставка «рыночная» к слову «экономика» впервые появилась в 20-е годы прошлого века, чтобы подчеркнуть различие между плановым хозяйством в Советском Союзе и анархией производства на Западе, которая привела к мировому кризису. Слово «рыночная» использовалось как синоним «стихийности». Уголь, к примеру, всегда писали без приставки «черный», но после появления бурого угля необходимо было уточнить, о каком из них идёт речь. После появления плановой экономики необходимо было выделять стихийность экономики западной. Позже стихийной экономике дали более благозвучное название — «рыночная».
В Советском Союзе рыночная риторика использовалась «перестройщиками» для маскировки наступающей реставрации капитализма. В мае 1990 года Горбачёв сетовал: «Рыночные отношения многие ещё понимают как капитализм, поляризацию, расслоение общества». Что это было в устах перевёртыша — заведомая ложь или невежество?
Особо хочу подчеркнуть, что возникшая на Западе рыночная абракадабра предназначена главным образом для либералов-лохов за рубежом. Яркими представителями их в России стали двенадцатый и тринадцатый (!) подписанты печально известной программы «500 дней» — Явлинский и Ясин. Олигарх-либерал Сорос подробно описал, как он возил Явлинского на курсы-инструктаж в США при подготовке либерального катехизиса для России.
Что же касается США, то там, по официальным данным, из трёх миллионов человек государственного аппарата США «каждый третий занят организацией, регулированием или управлением экономикой»! Председатель президентского Совета экономических консультантов при Клинтоне лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц, развенчивая лживость экспертных рекомендаций, как честный учёный заявил: «Другим государствам мы навязываем дерегулирование и бездефицитный бюджет, а сами поступаем наоборот. Мы действуем лицемерно, подчиняя мировой порядок интересам США». Ложь и лицемерие ныне широко используются для распространения идей либерализма.

Кузнец, статистика и антихристы

— В чем же, на ваш взгляд, секрет столь прочной маскировки лжи и лицемерия?
— Экономический анекдот: за ложью следует большая ложь, а за нею — статистика. Вряд ли кто поверит, что юристы США создают больше благ, чем фермеры. Но Кузнец «выковал» такую статистику о «вкладе» юристов в объем валового национального продукта (ВНП), что они превзошли фермеров. И ему верят. Поэтому Кузнец удостоен Нобелевской премии.
— Про какого Кузнеца вы говорите?
— Подождите, сейчас всё объясню. Появление при «казино-капитализме» больших возможно-стей для быстрого обогащения за счет финансовых махинаций и афер привело к оттоку капитала из реальной экономики в спекулятивную сферу. Это вело к падению роста ВНП и производных от него показателей. Как скрыть, замаскировать этот процесс? Образно говоря, как построить потёмкинскую деревню на мировом пространстве? Наибольших успехов в этой «стройке» добилась группа американских ученых во главе с Саймоном Кузнецом.
Они отвергли учение классиков о производительном труде и реализовали идею Д.Б. Кларка о том, что «все виды труда имеют производительный характер». Сохранив прежнее название ВНП, Кузнец коренным образом изменил его содержание. Официальная статистика США свидетельствует: вклад юристов в объем ВНП превысил 145 миллиардов долларов, а работников сельского хозяйства — 140 миллиардов долларов. Если учесть, что численность юристов во много раз меньше, чем тружеников села, то их «производительность» труда в сотни раз выше, чем аграриев!
— Действительно, с точки зрения здравого смысла — достойно изумления…
— Известный экономист США П. Хоукен пишет, что «различные выплаты и пособия, включая пособия по безработице, по принятой методике включаются в ВНП и создают иллюзию экономиче-ской активности. Более того, безработица ведет к увеличению потребления алкоголя, росту преступности, психических расстройств и т.п. В результате усиливается активность полиции и повышается загрузка медицинского персонала. И хотя очевидно, что всё это негативные явления в жизни общества, они положительно отражаются на динамике ВНП». Даже олигарх Сорос обратил внимание на абсурдность такого измерения: «Мы привыкли измерять прогресс динамикой ВНП, но ВНП — это мерило обменов, опосредованных деньгами: чем больше социальное взаимодействие принимает форму денежных обменов, тем выше ВНП».
Признание всех видов труда производительными и ведет к многократному повтору одних и тех же доходов. После получения зарплаты работники реальной экономики платят за услуги ученым, врачам, писателям, журналистам, артистам, спортсменам и т.д., а богачи сверх этого ещё и личным охранникам, водителям, поварам и многим другим слугам. В итоге ВНП надувается как мыльный пузырь.
Благодаря фиктивному ВНП утечка капитала в спекулятивную сферу не только не снижает темпов роста ВНП, но и «повышает» их, особенно в посткризисные периоды, когда доллары, евро и рубли тоннами вбрасываются в оборот. Удельный вес промышленности США в структуре ВНП по сравнению с 1950 годом сократился в три раза. Но «вклад» юристов, артистов, чиновников и финансистов с лихвой перекрыл все потери реальной экономики, где сегодня производится лишь четверть ВНП. Измерение макроэкономической динамики по методу Кузнеца обстоятельно представлено в работах лауреатов Нобелевской премии Ричарда Стоуна и Роберта Мертона Солоу. Десятки ученых США получили Нобелевскую премию за идеи, реализация которых превратила самодостаточную сверхдержаву в паразитическое государство и потенциального банкрота. Но за выход ряда отсталых стран в развитые индустриальные «азиатские тигры» не присуждено ни одной такой премии. Ни одной!
— В какой мере методика Кузнеца используется в России?
— В полной мере и весьма активно. По всем азимутам экономики российские контрреволюционеры-либералы добились значительных «успехов». Уже к 2000 году по сравнению с 1990-м численность занятых в промышленности сократилась на 37 процентов, в строительстве — на 45, в сельском хозяйстве — на 14 процентов, а в торговле, финансовой деятельности и госуправлении произошло увеличение численности в два раза. В 2010 году производительным трудом было занято лишь 43 процента экономически активного населения. В итоге накручивание фиктивного ВВП составляет 53 процента!
— Если я правильно понял вас, то либеральную модель экономики вы считаете порочной в основе, а дифирамбы в её адрес полагаете лицемерием или невежеством.
— Абсолютно правильно. В этом отношении я полностью солидарен с Н.А. Бердяевым, который, анализируя два противоположных принципа хозяйствования — буржуазный и коммунистический, отдает предпочтение второму. Либеральный принцип он назвал антихристианским…
— Вы говорите о потомке русских князей, который критиковал Советскую власть и в 1922 году вместе с группой буржуазных ученых был выдворен из СССР?
— Совершенно верно. Да, Николай Александрович Бердяев не скрывал во многом негативного отношения к Советской власти. Но, будучи глубоко верующим человеком и честным учёным, в 1937 году в Париже он писал: «Христианское учение осуждает богатство и богатых, отрицает собственность, утверждает равенство всех людей перед Богом. У Св. Василия Великого и особенно у Св. Иоанна Златоуста есть такие резкие суждения о социальной неправде, связанной с богатством и собственностью, что перед ними бледнеют Прудон и Маркс. Златоуст был совершенный коммунист, хотя это был, конечно, коммунизм не капиталистической, не индустриальной эпохи. С большим основанием можно утверждать, что коммунизм имеет христианские истоки. Но в развитии христианства произошла измена заветам Христа, и церковь превратилась в орудие для поддержания господствующих классов, стала оправдывать существующие зло и несправедливость» (об этом более подробно я рассказал в своей новой книге «Три сценария развития человечества»).
Вспомним, «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса начинается так: «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские». Сегодня «священную травлю» коммунизма вместе с Церковью ведут буржуазные партии, власть и деньги имущие всего мира и примкнувшая к ним современная социал-демократия. Такого всемирного «внимания» не было оказано ни одному учению всех времен.
— Получается нечто вроде крестового похода…
— Увы, это так. В 1929 году Ватикан намечал крестовый поход против СССР, но тогда мировой экономический кризис, а затем Вторая мировая война помешали его осуществлению. Сегодня с учетом новых условий и реалий этот «поход» реализуется антихристами (пусть даже с иконами и Библией!) под знаменами либерализма. Буржуазия, как и предсказывал Маркс, «не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость». Ныне сущность либеральных «ценностей» кратко можно выразить так: всё и вся — от земли, лесов, газет, президентских, министерских и депутатских мандатов, ученых и журналистов, артистов и футболистов до чести, совести и достоинства — продается и покупается.
— Каков главный результат такого курса сегодня?
— В эпоху вселенской продажности богатые становятся ещё богаче, а бедные — ещё беднее. Скопление богатства в руках всё более узкого круга достигло невиданных ранее размеров. В канун нового, ХХI века в докладе ООН были объявлены такие данные. Три самых богатых человека мира владеют средствами, превосходящими совокупный ВВП 48 беднейших стран; совокупное состояние 200 самых богатых людей мира больше, чем доходы 41 процента населения планеты; разрыв между богатейшей одной пятой населения мира и беднейшей его частью составил 82:1. В России за десять лет реставрации капитализма половина богатства страны из госсобственности перекочевала в руки 150 новоявленных миллиардеров! Не понимать, что такая «либерализация» разрушает экономику и экологию, могут только лицемеры или невежды…
— Недавно на политическом форуме в Ярославле было сказано, что в России разрыв между десятью процентами самых богатых и десятью процентами самых бедных составляет отношение 16,7:1. И это повторяется в течение уже многих лет! Насколько достоверны такие явно сомнительные данные?
— Они занижены в разы! Согласно методике определения такого разрыва, предложенной академиком Д.С. Львовым, официальные данные занижают реальность более чем в три раза. Анализ Дж. Стиглица, опубликованный в майском номере журнала «Vanity Fair» за 2011 год, показывает, что по концентрации богатств узкого круга лиц Россия находится в тройке мировых лидеров.
Столь же внушительны наши «достижения» и по числу долларовых миллиардеров. В этом смысле за двадцать разрушительных лет мы вышли на третье место в мире! А Москва обошла по этому показателю Нью-Йорк и стала мировым лидером. Общее богатство ста одного московского миллиардера составляет шестьдесят процентов годового бюджета Российской Федерации. А совокупное богатство пятисот самых состоятельных граждан России на три триллиона превышает годовой доход российского госбюджета в 2010 году! Средняя зарплата российского банковского служащего в 25 ведущих банках в сто один раз больше средней зарплаты по стране. Кроме того, руководство банков получает огромные бонусы. В 2010 году члены правления Сбербанка получили премии по 70 миллионов рублей каждый — это больше среднегодовой зарплаты по стране в 276 раз!

Долг, демократия и «Скотный двор»

— Теперь хотелось бы услышать ваше мнение о дефолте США, который должен был произойти в начале августа нынешнего года. Вокруг него было много шума и противоречивых прогнозов. Как его удалось предотвратить и надолго ли?
— В 1950 году удельный вес ВНП США в мировом объеме составлял 47,1 процента, а золотовалютные резервы ещё больше — 48,5 процента. Роль мирового жандарма, войны в Корее и особенно во Вьетнаме, а также многочисленные военные конфликты в разных частях земного шара измотали экономику самой мощной индустриальной державы и превратили её в паразитическое государство. США прочно сели на «иглу», доза которой ежегодно увеличивается темпами, в разы превосходящими рост ВНП. Если происходит падение последнего, «доза» ещё больше увеличивается. Об этом свидетельствуют такие данные (в триллионах долларов).
Как видим, за десять лет нового века госдолг возрос в три раза и превысил годовой объём ВВП. В начале века годовой прирост госдолга составлял около 400 миллиардов долларов, а в 2011 году — два триллиона! По мере роста госдолга конгресс автоматически поднимает планку лимита. Что же касается шумихи вокруг очередного повышения планки лимита долга, то это связано с началом выборной кампании президента. Республиканцы пытались поднять планку частично, чтобы вернуться к этой проблеме в следующем году в разгар выборной кампании, но Обама добился поднятия планки, покрывающей рост долга до конца 2012 года, то есть до завершения выборов.
— И сколько может продолжаться процесс накопления долгов? Какой, на ваш взгляд, будет выход из создавшегося положения?
— Дефолт неизбежен. Но его срок непредсказуем, так как доллар является главной несущей конструкцией мировой финансовой системы. Её обвал может случиться стихийно через год, два, три, а может сознательно затягиваться на десятилетия. Если помните, наша беседа с вами в мае 2009 года («Правда» от 22—25 мая) называлась «Кризис или крах?» Тогда было много тревожных разговоров о кризисе…
— О нём и сейчас много говорят и пишут.
— Но это не очередной кризис перепроизводства. Происходит крах мирового экономического «порядка», у которого разрушилась несущая конструкция — финансовая система. Процесс краха длительный и волнообразный, он будет сопровождаться стихийными обострениями и потрясениями.
— Оценивая тогда новое качество очередного обострения финансового краха, вы сказали: «Оно заключается в том, что деньги уже превратились в цветные бумажки, стоимость которых определяется себестоимостью бумаги, краски и печатного станка. Плавающий курс валют — это спекуляции, мошенничество и аферы в одном безразмерном флаконе. Мировая финансовая система пришла в полную негодность…»
— Верно. Принятое тогда решение Лондонского саммита об увеличении денежной массы для погашения кризиса я назвал «подливанием масла в огонь». Тонны долларов, евро, рублей — это обезболивающие таблетки. Временно боль утихает, но болезнь обостряется и становится необратимой. Разве не об этом свидетельствует нынешняя нестабильность в экономике?
— Вы сказали, что замена негодной финансовой системы «может сознательно затягиваться на десятилетия». Это делают США?
— Не только. Долларом «повязаны» многие государства, накопившие сотни миллиардов, а некоторые и более триллиона долларов и ценных бумаг США. Стихийный обвал финансовой системы — это для них огромные потери. Тормозит изменение финансовой системы и ряд субъективных факторов.
Особо хочу подчеркнуть тупиковый путь создания новой валютной системы. Главное внимание либералов сосредоточено на двух идеях. Первая — это поиск замены доллару. Но замену надо искать не доллару, а золоту. Вторая — это сохранение плавающего курса валют. Роберту Манделле за анализ различных обменных курсов и валютных зон присуждена Нобелевская премия. Многие идеи такого поиска предложены ранее в работе лауреата Нобелевской премии Фридриха А. фон Хайека. В прошлой беседе я высказал своё видение решения этой проблемы.
Серьезной преградой на пути реконструкции финансовой системы является и военная мощь США, которую они активно используют для защиты своих экономических интересов. Но раньше они стремились хотя бы формально делать это в рамках международных отношений. В начале нового века потребление США в разы превысило их производство. Паразитизм стал запредельным! На горизонте замаячило банкротство. В этих условиях агрессивность США резко возросла. Военные конфликты, игнорирующие элементарные международные нормы и соглашения, приобрели постоянный характер. В жизни реализуется ситуация, которую описал Джордж Оруэлл в своём пророческом произведении «1984». Он детально рассказал, как Океания попеременно воюет то с Евразией, то с Остазией, требуя от них беспрекословного повиновения и принятия образа жизни победителей. Но Оруэлл предсказал не только государственный терроризм США, но и предательскую политику по отношению к членам Организации Объединенных Наций. Это сделано в его замечательном произведении «Скотный двор». Напомню, что, когда животные избавились от хозяина, они установили у себя демократическое правление. Его суть закреплена в семи заповедях. Назову две последние:
«Шестая. Животное да не убьёт другое животное.
Седьмая. Все животные равны».
Но это не устраивало свиней. Они претендовали на особую роль в «демократии» и в конечном счёте совершили «дворцовый переворот». В результате все заповеди были выброшены, а последняя коренным образом изменена:
«Все животные равны. Но некоторые животные более равны, чем другие».
После этого свиньи-надсмотрщики появились с кнутами и начали обращаться с другими животными похлеще, чем прежний хозяин-человек.
— Роль таких надсмотрщиков приняли на себя США?
— Конечно! В уставе ООН заповедей больше, чем у тех животных, но смысл такой же. Обязались не убивать друг друга и объявили: «Все люди на планете равны». Но вскоре американцы, подобно свиньям, стали претендовать на особую роль в управлении миром.
Устав ООН, как и другие международные соглашения, они отвергли. Вместо кнута свиней-надсмотрщиков американцы размахивают бомбами и ракетами, швыряют их во всех, кто не желает признать их «свинскую демократию».
США нападают на суверенные государства без предупреждения и в удобное для американцев время. Подобные нарушения международного права отныне провозглашены США официальным курсом внешней политики. В принятой в 2006 году «Стратегии США в области национальной безопасности» утверждается: «Наша конечная цель — распространение демократии по всему миру и сохранение лидерства Соединенных Штатов в сообществе демократических наций. В случае необходимости мы не исключаем возможности превентивного применения вооруженной силы против очагов возможной угрозы; даже в тех случаях, когда точное место и время возникновения подобной угрозы остается неясным».
— Иначе говоря, американская администрация оставляет за собой право применять оружие первой даже в отсутствие «прямой и явной угрозы», как это записано в конституции США?
— Именно так. В «Стратегии» рекомендуется «убедить Россию уважать ценности свободы и демократии у себя дома и не препятствовать делу развития этих ценностей в соседних государствах». Методы убеждения России весьма наглядны и убедительны. Границы НАТО подошли вплотную к российским, где размещаются теперь и объекты противоракетной обороны.
Лауреат Нобелевской премии «миротворец» Обама, используя лживую риторику «продвижения демократии в тоталитарные государства», продолжил и ужесточил методы защиты интересов США. Ярким подтверждением этого является варварский разгром Ливии. Но либералы именуют всё это «окончательной формой демократии, которую искали несколько тысячелетий»! Как говорится, без комментариев…

По страницам газеты «Правда» http://www.gazeta-pravda.ru

По материалам http://kprf.ru

 
Оставить комментарий

Опубликовал на 9 декабря, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: