RSS

Архив метки: предательство

Двадцать лет трагедии. Итоги


Двадцать лет назад был разрушен Советский Союз. Круглая дата — двадцать лет. Подведем итоги. Многие товарищи высказались в «Правде» на эту тему, но хочется сказать еще, сделав акценты несколько на другом.

До чего довели страну «демократы» и «реформаторы»

«Реформы» 1991 года успешно реализованы: бывшая сверхдержава превратилась в страну «третьего мира». Теперь мы знаем, что «реформы» были спланированы геополитическими врагами нашей страны — Западом. Так они и задумали: конкурентов надо уничтожать. Ведь из военного противника мы превратились в экономического конкурента. Вторая экономика в мире должна быть разрушена. Особенно то, чем мы сильны, — централизованное управление народным хозяйством, развитая крупная промышленность.
По всем макроэкономическим показателям РФ находится позади самой себя — РСФСР 1990 года. Реальные доходы среднестатистического гражданина России сократились, по нашим расчетам, в 1,5 раза. Зато на свою похудевшую зарплату он может купить в 5 раз больше водки, чем 20 лет назад.
Развал страны на вершине её исторического могущества — успешная спецоперация западных спецслужб и их агента Горбачёва. Пять лет понадобилось им, чтобы разогнать сначала Политбюро (из всего брежневского состава к концу «перестройки» остались Горбачёв, Шеварднадзе и Алиев), затем ЦК КПСС (замечательный эпизод: всех старше шестидесяти лет, а это треть состава, «попросили» организованно на выход) и, наконец, КПСС, превратив ее на последнем съезде в конфедерацию отдельных партий.
Внешняя причина развала СССР — информационная и психологическая война, в которой СССР проиграл Западу из-за предательства главнокомандующего. Внутренних причин не было: если бы руководителем страны был коммунист, а не предатель, рост СССР успешно продолжался бы. Китай перед глазами, его экономика за эти годы выросла в 5 раз. Диссидентов в СССР насчитывалось всего лишь около тысячи, как писал Амальрик, один из них. Возились с ними слишком много.

Как работали диверсанты

Явные цели постсоветского реформирования, как они были провозглашены, — улучшение работы народного хозяйства за счет отказа от бюрократизма и перехода к социализму «с человеческим лицом». Скрытые цели — уничтожить геополитического конкурента Запада, отечественную промышленность и сельское хозяйство, превратить нашу страну в поставщика природных ресурсов и рабочей силы. Совсем не случайно наибольшие потери понесло станкостроение: выпуск продукции уменьшился в 20 раз, страна потеряла технологическую независимость. Из макроэкономических характеристик наибольший урон нанесен капиталовложениям в основные фонды: из 3 рублей, которые надо было вложить, вложили 1 рубль, в результате основные фонды постарели в среднем на 13 лет. Физический износ ведет к авариям, в том числе в системах жизнеобеспечения и ЖКХ, а моральный износ — к потере конкурентоспособности.
Извращение в управлении поддерживается извращением в идеологии. Рыночная экономика кончилась в 1873 году, как пишет американский ученый в области менеджмента П. Друкер, а наших студентов и, что гораздо хуже, руководителей разного уровня сумели напоить ядом давно умершего учения.
Государство должно активно управлять экономикой. Специалисты по управлению это отлично знают. Общее требование участников международной конференции «Управление развитием крупномасштабных систем» (октябрь, 2011 год, Институт проблем управления РАН) — необходимо восстановить Госплан. Должны быть национализированы основные отрасли народного хозяйства, прежде всего — топливно-энергетические и оборонные (например, концерн ПВО «Алмаз-Антей»). Читатели, вы заметили? Полное совпадение мнений ученых с планами КПРФ!
Враги прекрасно организовали операцию «пустые полки». В ней надо выделить две составляющие — разрешение переводить безналичные рубли в наличные и отказ от монополии внешней торговли.
Десятилетиями Советское государство поддерживало равновесие между суммой наличных денег у населения и количеством товаров в магазинах и на складах. В этой сфере использовали наличные деньги. А безналичные рубли были нужны для государственных расходов — расчетов между государственными предприятиями, для финансирования строек, развития новых отраслей. Первое предательское решение — разрешено безналичные рубли переводить в наличные. Через кооперативы, совместные предприятия, «центры научно-технического творчества молодежи» поток денег хлынул в массы.
Конечно, не всё сразу же разворовывалось. Например, научные работники, занимавшиеся прикладными исследованиями, увеличили свои трудовые доходы в несколько раз. Раньше они работали с предприятиями только за зарплату в своих прикладных НИИ, а теперь — за наличные. А у предприятий был фонд научно-технического развития, и директору завода было почти всё равно, кому платить — НИИ или подрядной бригаде, то есть временному творческому коллективу. Именно «почти»: в этот коллектив могли входить работники завода, члены семьи директора… Практика откатов родилась именно тогда.
Отказ от монополии внешней торговли привел к естественному результату: за границу потащили всё, что удавалось прихватить. Например, только в Турцию в 1990 году попали два миллиона отечественных цветных телевизоров, которые и внутри СССР были дефицитом. В целом в 1990-м примерно треть потребительских товаров, произведенных в СССР, минуя отечественные прилавки, оказалась за границей.
Значительное увеличение массы свободных денег у населения и сокращение поступлений товаров в магазины и привели к тем безобразиям, которыми отмечены последние годы СССР: пустые прилавки, талоны на продукты, дефицит, «чёрный рынок». И заключительный жест признания руководством страны своего поражения — официальный подъем цен в 2—3 раза решением правительства СССР от 2 апреля 1991 года. Так началась эра инфляции после десятилетий постоянства потребительских цен.

Управляемая демократия «перестройки»

Основной лозунг «перестройки» — демократия. Но поразительно, насколько далекими от демократии методами ломали хребет Советскому Союзу.
Разве выборы на Съезд народных депутатов были демократическими? Враги понимали, что выбор народа будет против них. И придумали массу заслонов для честных людей. Во-первых, значительную часть мест отдали различным организациям, вроде Академии наук и Союза писателей, в которых продвинуть «перестройщиков» было легче.
Второе — и основное — кандидатуры предварительно обсуждались на «собраниях избирателей». Состав этих собраний формировался не народом, а «перестройщиками». Как следствие, допускались к выборам лишь «благонадежные», с точки зрения наших врагов.
И третье — агитация перед выборами. Средства массовой информации подвергались жесточайшей цензуре. Единственная статья против «перестройки» проскочила — знаменитое выступление Н. Андреевой «Не могу поступиться принципами». И вызвала большой скандал в среде «перестройщиков». Какая уж тут свобода слова…
Сегодня наше основное оружие — идейное. Коммунистические знания должны войти в сознание большинства граждан Отечества, загнанного в тяжелейшее положение. И тогда наша победа станет неотвратимой.

Александр Орлов, доктор экономических наук

По материалам kprf.ru

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Декабрь 8, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , ,

«Долгие месяцы меня мучил этот кошмар…» Воспоминания о предательском штурме Верховного Совета


Как всегда, в канун октябрьских событий 1993 года, собираются в Москве ветераны добровольческого полка по охране Верховного Совета РСФСР. Уже немолодые люди, пережившие крах своих лучших надежд, на собственном опыте изведавшие низость и коварство буржуазных реформаторов, они полны глубокой веры в правоту социалистического выбора и решимости постоять за свои убеждения — как тогда, у стен Дома Советов.

Один из них — Юрий Петрович Генерозов, подлинный герой сопротивления. Вот после такой встречи он и пришел в «Правду», чтобы поделиться горькими и вместе с тем полными собственного достоинства воспоминаниями.

— Юрий Петрович, как вы оказались в рядах добровольческого полка, который охранял депутатов Верховного Совета РСФСР, пока шли заседания внеочередного съезда?

— Я тогда работал инженером-механиком в НПО «Машиностроение». Узнав о том, что Верховный Совет РСФСР продолжает работать, несмотря на запрет Ельцина, я вместе с сотнями других пошел к Дому Советов, чтобы выразить свое возмущение указом 1400, поддержать депутатов. Несмотря на все просчеты и ошибки, которые допустил избранный ещё в СССР Верховный Совет за время ельцинского правления, — он оставался единственным гарантом Конституции, которая закрепляла социальные права трудящихся на труд, образование, отдых, медицинскую помощь.

Я понимал всю губительность для народа надвигавшихся буржуазных реформ и был врагом наглой приватизации, которая вела к созданию класса собственников-паразитов.

Перед Домом Советов шел непрерывный митинг. Люди пришли сюда по велению сердца: все понимали — решается судьба Отечества. Ельцин был ненавистен нам как узурпатор и алкоголик.

В разгар митинга прошел слух, что набирают добровольцев в особый полк по охране Верховного Совета. При мне были и паспорт, и военный билет — я пошел записываться.

Как нас набирали? Спрашивали документы, разговаривали по душам, задавали разные вопросы, ну и просто смотрели в глаза. Мы тогда и думать не думали об оружии. Посмеивались, наблюдая, как казаки уже маршируют с шашками: в этом виделся какой-то элемент игры. Тем не менее мы готовы были к строевой службе — депутатов надо было охранять. А для этого необходим был воинский караул.

Я лично сформировал шесть взводов. Мы несли внешнюю охрану. На наших глазах Дом Советов по периметру обнесли колючей проволокой, выставили оцепление: сначала ОМОН, потом регулярные воинские части. Мы оставались безоружными. А с той стороны началась демонстрация грубой силы, так что у нас уже руки чесались дать отпор.

Каждый день мы узнавали о зверствах ОМОНа на улицах Москвы, об избиении мирных демонстрантов, о пролитой крови. Появились и первые жертвы. С той стороны к нам уже пристреливались: убили трёх человек, в том числе женщину. Несколько ночей подряд мы ожидали штурма. В строю у нас было до полутора тысяч человек — и все безоружные. Вооружены были только баркашовцы и ребята из Союза офицеров, охранявшие депутатов внутри здания.

В ночь на 27 сентября объявили боевую тревогу: воинские подразделения барражировали мимо Дома Советов на автобусах, как бы имитируя подготовку к штурму. Я думал, если пойдут на баррикады, ножом буду драться. На всякий случай дубинку сделал себе из железной трубы — вот такая самодеятельность. Они на той стороне вооружены до зубов, а у нас — булыжники. На баррикаде и булыжник — оружие. Но против стрелкового оружия с булыжником не выстоять. Мы опасались, что при штурме они могут применить резиновые пули: с расстояния 50—100 метров такая пуля может убить человека. Но у нас и в мыслях не было, что они начнут стрелять боевыми.

Нас, стоявших в оцеплении, навестил перешедший на сторону Верховного Совета министр безопасности Баранников. Его спрашивали: «Товарищ генерал, они будут атаковать, могут и газы применить, почему не выдаете нам оружие?» То же самое я говорил генерал-лейтенанту Каменину. Немного погодя нам выдали… противогазы. Нашему командиру Маркову, которому Руцкой присвоил звание полковника, мы не давали прохода: «Саша, когда мы получим оружие?» Но мы так и остались с голыми руками.

— Конечно, вы тогда не знали, что Баранников, Ачалов, назначенный министром обороны, и Дунаев, поначалу министр внутренних дел в правительстве Руцкого, сделали всё для того, чтобы оставить защитников Верховного Совета безоружными. Из регионов предлагали выдвинуть вооруженные отряды, но эти «силовики» заблокировали все попытки противопоставить силе — силу. Теперь крупный бизнесмен Дунаев гордится, что не допустил кровопролития. Каким надо быть негодяем, чтобы делать вид, будто жестокой бойни в центре Москвы не было. Кровопролития можно было избежать, если бы на стороне Верховного Совета была реальная сила. Но вот вопрос: могло ли разношерстное ополчение, вставшее на защиту Верховного Совета, стать такой реальной силой? Вот вы, например, вы же не военный…

— Как не военный? Я рядовой Советской Армии в запасе. И могу сказать, мы не дрогнули, когда нас поливали шквальным огнем, — сопротивлялись отчаянно. В ночь с 3 на 4 октября мы несли вахту со стороны Рочдельской улицы. Там защитники Дома Советов выстроили баррикаду. К баррикаде подошли три бэтээра, с них спрыгнули десятки автоматчиков. Не успел я удивиться их форме — черные вязаные шапки, черные тужурки и синие джинсы, — как они открыли ураганный огонь. Это был «Бейтар», получивший задание занять переулок Глубокий. А у нас из вооружения только железные палки да самодельные бутылки с бензином. Но чтобы бросить бутылку, надо подойти ближе. Они мгновенно пристрелялись и не давали нам ходу. Мы только зубами скрипели: оружия нет, по тебе стреляют, а ты не можешь дать отпор.

Наши пробрались на крышу соседнего дома — это была прекрасная огневая позиция, но с бутылками там делать было нечего. Зато они увидели, что Дом Советов окружен войском, по мосту движутся бэтээры. И началось. Стреляли по Верховному Совету, как по рейхстагу. Позор и ужас.

Нам удалось укрыться в здании приемной. Сидим в коридоре, слышим: «Бах!» — и дыра в двери! А снайперы бьют по окнам, пули — со смещённым центром тяжести. Очень много перебили тогда народа. И кто-то сказал под грохот канонады: «Ребята, нас предали».

Ну разве не предательство отпустить 11 бэтээров, захваченных нами накануне, 3-го октября, во время прорыва демонстрантов к Дому Советов. Они потом на площади перед Останкинским телецентром давили людей. Узнав об этом вечером того же дня, депутаты потребовали выслать в Останкино вооруженное подкрепление, но Дунаев не дал этого сделать. Он до мозга костей был сторонником Ельцина, случайно оказавшимся в лагере Хасбулатова и Руцкого. Не исключено, что он был заслан.

Вообще предательства было много — в самых разных формах. Вот один эпизод. В первые дни противостояния проход к Дому Советов был открыт. Выбрав время, свободное от патрулирования, я отправился на свой «Машиностроитель». Был у нас там парторг Евсаев, и вот мы с ним решили поднять завод и с красным флагом идти к Дому Советов. Это имело бы в городе большой резонанс. В те дни центр кипел митингами — надо было поднимать окраины: представляете, как это выглядело, если бы целая колонна под красным флагом шла по шоссе через всю Москву. Но как организовать людей, как вывести их на улицу? Выходит, надо бросать работу? Как поднять народ на забастовку? Мы начали с профкома, но профсоюзный лидер струсил и сбежал. Мы пошли к директору — секретарша нас не пустила. Жизнь — не кино… Пошли к его помощнику, а тот уже во всю занимался коммерцией: сказал, что он доложит, но тоже исчез.

Очень много оказалось равнодушных, безразличных к судьбе Отечества. Их пассивность развязала руки преступникам, что и привело к национальной катастрофе. Иначе не могу назвать те страшные октябрьские события.

— По официальным сведениям, в те дни были убиты 123 и ранены 384 человека. Но это бессовестная ложь. На самом деле счет идет на тысячи. Об этом говорят показания очевидцев. Вы тоже были свидетелем зверского бессмысленного уничтожения ни в чем не повинных людей?

— Страшно вспоминать, как я вышел из этого ада и скольких товарищей потерял в эти черные дни. Меня спасло то, что не остался в бункере под зданием приемной. Казалось, это было надежное укрытие. Бункер был способен выдержать даже ядерную атаку: в его прочности мы убедились, когда начался танковый обстрел. Но большинство из нас решили перейти подземным ходом в жестоко обстреливаемое здание — к депутатам. Негодяи потом затопили этот бункер. Сколько там погибло людей, не знаю. Помнится, там укрылось много женщин и даже детей, перебежавших туда, когда бэтээры начали утюжить площадку перед зданием. Много было там иногородних, все 12 дней живших в палатках. Убийцы ни перед чем не останавливались: у них, видимо, была задача истребить как можно больше народа.

А мы ушли оттуда в кромешной темноте по узкому подземному коридору — всего до 1000 человек. Я со своей ротой поднялся на четвертый этаж с ужасным чувством, что дом не предназначен для обороны. Еще один взвод за нами проскочил, а следующий попал под жуткий обстрел. Пули со смещённым центром тяжести косили людей. И тут кто-то сказал, что рядом в комнате работает телефон. Это была приемная депутата Соколова. Я позвонил домой и попрощался: на нас идет страшная сила, обороняться нечем, сдаваться не буду. А в ответ отчаянное: вырвись как можешь!

И тут явление: женщина в светло-голубом пальто. Депутат, широко известная личность. На лице никакого испуга, только озабоченность. Едва она подошла к приемной Соколова, как снова — жуткая стрельба. Могли убить в два счета. Охранник её толкнул, положил. Она ползет, над ней строчкой — пулеметная очередь. Она была на волоске…

Часа через полтора к нам подошли два офицера-десантника — безоружные, вроде парламентёры-разведчики. Мы их за грудки: что вы делаете, сволочи! Потом выяснилось: они из рижского ОМОНа. Их вывели из Латвии без гроша. Эти подлецы шли на всё ради жилья.

Кажется, в это время в Круглом зале, где заседали депутаты, уже шли переговоры. Тут что-то сбросили в районе столовой. Взрыв был страшенный, начался пожар — летит огненный шар и сносит колонны. Прибежал помощник Соколова и сказал: «Я выведу вас подземным ходом». Но путь преградили какие-то военные в странной форме и касках — вроде как иностранцы. Они не разговаривали, только пихали к выходу дулами винтовок. Потом нам сказали, что это «альфовцы». Приказали: у кого есть оружие, складывайте. Какое у нас оружие?!

Вывели наружу: фасад черный, кругом битое стекло, какие-то обломки. И трупы, трупы… Провели сквозь строй, подогнали к автобусу. Слышу: «Куда их? В Лефортово всё забито…»

Я прошу часового разрешения снять грязные, скользкие от чужой крови бахилы и надеть запасные носки. Стоит надо мной этот часовой и говорит: «Вы настоящие русские мужики». А глаза у него голубые-голубые.

Нас высадили у 11-го отделения милиции. Там поджидали отборные гады: «Ну краснопузые, мы вам покажем!» Били по чему попало. Документы все отбирали и кидали в лужу: «Это вам уже не нужно». Тут опять стрельба, менты залегли. Можно было сбежать и смешаться с уличной толпой. Но документы в луже — паспорт, военный билет и партийный тоже. Тут выходит начальник и говорит: «Что, бати, попались?» Я отвечаю: «Взяли ни за что. Вон паспорт бросили в лужу». Он завел нас на второй этаж, принесли и наши документы. Увидел партбилет:

— Коммунист?

Записал фамилии, проверил руки — нет ли следов пороха — и сказал, не глядя:

— Я вас отпущу…

Долгие месяцы потом мучил меня один и тот же кошмар: идут танки, а я мечусь и не могу их остановить…

По страницам газеты «Правда», Лариса Ягункова

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 3, 2011 в Мой блог

 

Метки: , , , , , , , , , , , , , ,

Илюмжинов поговорил с Каддафи. Тот в Триполи и не собирается сдаваться


Мировые СМИ в последние дни и часы переполнены противоречивыми сообщениями и предположениями о том, где может находиться ливийский лидер Муаммар Каддафи и его ближайшие родственники. Ситуация в Триполи остается крайне напряженной и загадочной, какая часть столицы контролируется оппозиционерами, сказать невозможно. И на этом фоне в мире нашелся человек, которому удалось поговорить по телефону с самим Каддафи и его сыном Мухаммедом. Этим человеком стал бывший глава Калмыкии, президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, который уже несколько месяцев подробно рассказывает о своих контактах с лидером Джамахирии.

Итак, Илюмжинов сообщил, что телефонный разговор состоялся во вторник в 18:00 по московскому времени. «Мне только что позвонил Мухаммед Каддафи и заявил, что находится в Триполи, рядом со своим отцом», — сказал Илюмжинов «Интерфаксу».

«Мухаммед Каддафи утверждает, что силы, преданные его отцу, «выбивают крыс из города», — передал Илюмжинов. Затем Мухаммед передал трубку своему отцу, отметил президент ФИДЕ.

«Я жив и здоров, нахожусь в Триполи и не собираюсь покидать Ливию. Не верьте лживым сообщениям западных телекомпаний», — по словам Илюмжинова, заявил Муаммар Каддафи. Его голос, по определению Илюмжинова, звучал бодро. Каддафи говорил по-арабски, а Мухаммед переводил его слова на английский язык.

«Я хочу выразить благодарность всем людям в мире, кто сочувствует народу Ливии», — заявил Каддафи в телефонном разговоре. «Я уверен, что мы победим», — заключил полковник.

По словам Каддафи, в Триполи сейчас воюют против него подразделения НАТО и наемники. «Здесь ливийских повстанцев и в помине нет», — передал слова Каддафи Илюмжинов.

Отметим, что судьба Мухаммеда Каддафи в последние пару дней также являлась предметом интереса мировых СМИ и обрастала эпическими, однако ничем не подтвержденными подробностями. В частности, сообщалось, что Мухаммед Каддафи был атакован в своем доме прямо во время интервью, был захвачен повстанцами, но сбежал от них с помощью предателя в их рядах; и, наконец, что с ним все в порядке.

Агентство Reuters во вторник вечером сообщило со ссылкой на телеканал Al Arabiya, что ливийским мятежникам удалось прорваться через первые ворота укрепленной резиденции Каддафи. Бои продолжаются, никаких подробностей больше нет.

Илюмжинов о разговоре: Каддафи хотел поблагодарить

О разговоре с ливийским лидером Илюмжинов рассказал также радиостанции Business FM.

«Позвонил мне Мухаммед Каддафи — это президент национального Олимпийского комитета — старший сын — мой друг. Показали по кадрам, что его арестовали, там еще под арестом он находится. Но он позвонил мне, сказал, что он жив-здоров. Нормально. Они сейчас выбивают спецназ НАТО, который на кораблях прибыл туда вместе с повстанцами, и передал трубку отцу, сказал, что отец хотел поблагодарить. И отец сказал, что он благодарит всех честных людей, которые понимают его в борьбе против натовцев, и в конце сказал, что он никуда не собирается покидать, и будет воевать до конца», — рассказывает Илюмжинов.

Отметив, что Каддафи не собирается покидать Триполи, президент ФИДЕ оценил своего друга как человека, который действительно переживает за свой народ, хочет сделать, чтобы страна процветала по социальному уровню, занимала одно из ведущих мест в мировых рейтингах. «Бесплатное образование, бесплатное лечение там было, медицина. То есть по социальному статусу они очень развитая страна была. И когда я в январе был в Тунисе, спрашивал: а что вы тут революцию сделали? Они сказали: «Мы хотим жить, как в соседней стране, как в Ливии», — рассказывает бывший президент Калмыкии.

Предыдущее общение Илюмжинова со старшим сыном Каддафи по телефону состоялось 1 августа. Тогда Мухаммед Каддафи сообщил Илюмжинову о тяжелой гуманитарной ситуации, которая сложилась в Ливии в результате боевых действий. «По словам Мухаммеда Каддафи, в Ливии большие проблемы с продовольствием, медикаментами и бензином, от чего страдает мирное население», — сказал президент ФИДЕ.

14 июня Илюмжинов рассказывал о поездке в Триполи и встрече с ливийским лидером. Тогда Каддафи прогнозировал затяжную гражданскую войну в своей стране в случае его физического устранения.

«Муаммар Каддафи считает, что его физическое устранение или наземная операция стран НАТО в Ливии приведет лишь к затяжной гражданской войне и расколет Ливию на восток и запад», — сказал Илюмжинов.

По материалам newsru.com

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Разведка ГДР – лучшая разведка в мире. Большинство агентов разведки ГДР даже после государственного предательства 1990-1991 гг. до сих пор не удалось рассекретить


Большинство немцев, работавших на разведку ГДР до сих пор не удалось рассекретить, сообщает «Интерфакс», ссылаясь на заявление уполномоченного правительства Германии по работе с архивами министерства госбезопасности ГДР Роланд Яна, который сожалеет, что большинство «Штази» не привлечены к ответственности,.

Как передает Би-би-си, он подчеркнул, что по подсчетам экспертов с 1949 по 1989 годы на разведку ГДР работали порядка 12 тысяч агентов.

При этом, с 1990 по 1999 годы было заведено около 3 тысяч уголовных дел в отношении подозреваемых в сотрудничестве со «штази».

И лишь 360 экс-агентам разведки ГДР был вынесен обвинительный приговор.

От KPRF.RU: На фоне массовых провалом путинских разведчиков можно сделать вывод: Разведка коммунистической ГДР – лучшая разведка в мире!

ИА «Интерфакс»

 
 

Метки: , , , , ,

Братская Белоруссия, мы с тобой! Массовый пикет КПРФ у здания МИД против предательской политики российских властей


Пресс-служба МГК КПРФ.

У высотки МИД России на Смоленской площади в Москве вечером 14 июля состоялся массовый пикет и встреча граждан с депутатами-коммунистами, на которых была высказана поддержка братскому белорусскому народу и осуждена предательская политика российских властей в отношении Белоруссии – суверенной республики, входящей вместе с РФ в Союзное государство.

Коммунисты столицы и Подмосковья, их сторонники собрались в назначенный час в месте проведения пикета. Организаторами пикеты была группа москвичей – коммунистов. Московские власти ограничили число участников протестного мероприятия, но, несмотря на это, поддержать братский белорусский народ пришло значительно больше участников, чем планировалось.

Яркие накидки, броские лозунги, красные флаги с символикой КПРФ и ЛКСМ привлекали внимание не только прохожих, но и автомобилистов, многие из которых короткими гудками поддерживали собравшихся пикетчиков. «Братская Белоруссия, коммунисты с тобой!», КПРФ – за союз братских славянских народов!» «Так держать, батька Лукашенко!», «Позор чиновникам МИДа РФ – предателям славянского братства!», «Батька! Не сдавайся!» — вот только некоторые из лозунгов, которые держали в руках митингующие.

В пикетировании приняли участие представители районных отделений Москвы во главе с секретарем МГК КПРФ Людмилой Вознесенской и подмосковные коммунисты во главе со вторым секретарем МК КПРФ, депутатом Мособлдумы Константином Черемисовым. В ходе встречи с депутатами к собравшимся обратились заместитель председателя ЦК КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы, академик Владимир Кашин, депутат Государственной Думы ФС РФ, секретарь ЦК КПРФ, член Московского горкома КПРФ Сергей Обухов, депутаты Мособлдумы Константин Черемисов, Александр Наумов, Сергей Федоров. На пикете присутствовали представители ряда общественных организаций и движений.

Принято специальное обращение в защиту Белоруссии, передать которое в МИД РФ поручено депутатам фракции КПРФ в Государственной Думе.

Источник

 

Метки: , , , , , , ,

Иван Мельников: решение Конституционного Суда Украины по Знамени Победы – предательство народа Украины



17 июня Конституционный суд Украины признал неконституционным использование красного знамени для увековечения Победы в Великой Отечественной войне. Это следует из решения КС, обнародованного в пятницу. По просьбе российских и украинских журналистов на это решение отреагировал первый зампред ЦК КПРФ, заместитель Председателя Государственной Думы РФ Иван Мельников:

«Очень обидно, горько и жалко, что у наших родных соседей украинцев – такой позорный и невежественный Конституционный Суд. Эта так очевидно сегодня, что мне совершенно не важно, насколько эта оценка дипломатична или нет. Великая Победа была достигнута под Красным Знаменем и без него её образ немыслим. Хочу напомнить, что судебная система придумана в этом мире для того, чтобы сформулировать в законах общепринятую мораль, отношение людей к тем или иным поступкам и проступкам. Данное решение никаким образом не отражает этой задачи.

Если это такой неуклюжий реверанс в сторону тех, кто желал победы Гитлеру и жаждет фашистского реванша, то данное решение Конституционного Суда можно трактовать как предательство национальных интересов народа Украины и глумление над памятью о погибших защитниках Украины и всего Советского Союза».

Павел Щербаков, пресс-служба ЦК КПРФ

Источник

 

Метки: , , , , , , ,

 
%d такие блоггеры, как: