RSS

Архив метки: реальность

Живут же люди! О ненастоящей жизни, которую показывают нам с телеэкранов


В последнее время просто с белой завистью смотрю на телеэкран – живут же люди! Живут – и неукоснительно процветают.

И с жильем у них – прекрасно, и в сельском хозяйстве – растут цветы и дети и колосятся тучные поля, и у пенсионеров – чуть щеки не лопаются от деликатесов, и молодежь со стальными мускулами и светлыми головами, и в нанотехнологиях – вот-вот впереди всего мира будут (вот только Чубайс шнурки на ботиночках нагладит – и рванет!), и армия такая, что американский министр обороны снова, как в советские времена готов с криком «Русские идут!» прыгнуть от страха в окно, и зарубежные профессора-академики в очереди дерутся за место в Сколкове, и – ващщщще! И живут так – вы мне не поверите! – не где-нибудь, а в России. В той России, где все в шоколаде, где премьер и президент ходят среди полного благолепия и пения осанны, изъявления восторгов и (для разнообразия и имитации достоверности) мелких, на месте преодолеваемых трудностей.

И нет в той, путинско-медведевской, России молодых людей, которым надо не есть, не пить и не одеваться для того, чтобы к своему 127-летию приобрести, наконец, скромную однокомнатную квартирку. И нет там десятков тысяч исчезнувших с лица земли сел, деревень и городов, нет сорока миллионов заброшенной, зарастающей лесом пашни. Нет ободранных линий электропередачи, которые тянулись к самым отдаленным деревням, нет страшных кладбищ сельхозтехники, превращающейся в груды ржавчины. Нет ужасающей и унизительной пропасти между нищетой одних и богатством других. Нет наркомании, которая захлестывает страну, нет непрерывной и последовательной деградации образования. Нет лесных пожаров и бандитских разборок, произвола чиновников и техногенных катастроф.

И посмотришь на ту, далекую, телевизионную, путинско-медведевскую Россию, так прямо зуд в пятках появляется, так хочется туда бежать! Но где она, та Россия? Где дают визы туда, как туда эмигрировать из той России, в которой мы все живем, которую – хоть изредка, хоть перед выборами – показывают на роликах оппозиции?

Но попасть туда сложнее, чем в Зазеркалье, сложнее, чем в град Китеж: вот вроде и видеть можно – показывают же, а потрогать никак нельзя. Все исчезает, растворяется, как оптический обман, как мираж, как виртуальная реальность.

Как радужный мыльный пузырь, надутый «едросами» на время выборной кампании.

Инженер А.К. Трубицын

По материалам http://kprf.ru

 
 

Метки: , , , ,

Немного о сельской глубинке.


Как сегодня живет село?

Да хорошо живет, просто замечательно. Работают колхозы, совхозы. Работают заготовительные конторы, особенно сильно развита потребкооперация. Крестьяне на своих подворьях выращивают зелень, овощи, фрукты, ягоды, откармливают скотинку. Все выращенное и откормленное сдают в заготовительные конторы, которые за честную цену принмают крестьянскую продукцию. Безработицы в селе нет. Все трудятся на благо общества и государства. Воспитывают и растят детей, зачастую меньше двух детей в семье и не встретишь. Есть и многодетные семьи. Государство выплачивает весомые детские пособия, которых хватает на то, чтобы обуть, одеть и накормить детишек. Образование у нас бесплатное, так же, как и медицина. Молодым семьям и специалистам государство предоставляет или субсидирует жилье на безвозмездной основе. Строятся новые клубы и школы, открываются ветеринарные пункты и больницы в отдаленных уголках сельской глубинки. Ночью на улицах горят уличные фонари. На весь район всего 6 милиционеров. Никто не запирает на засовы и замки двери домов. Практически нет краж, грабежей, а уж убийств и самоубийств и в помине нет, как нет и беззакония. Нет алкоголиков и наркоманов. Всюду только выручка и взаимопомощь. Люди уверены в своем будущем и будущем своих детей и внуков. В дни школьных каникул на улицах полно детворы и слышен детский смех. Практически в каждом дворе есть буренка и пара паросят или барашков. Цены на продукты низкие. Низкая стоимость питания в местах общепита. Низкая плата за электричество и за газ. Низкие налоги.

Вот так жило советское село, а как живется вам сейчас, сельчане, при капитализме?

 
 

Метки: , , , ,

Страшное: Речь Рошаля на форуме медицинских работников


Владимир Владимирович, дорогие друзья!

(Путину) — Я не знал текста Вашего выступления … и подумал, может мне тогда уже и выступать уже не нужно… (усмехается). Потому что какие-то болевые точки расставлены. Но как-то не удобно.

Минздрав наконец нашел… вышел на прямой разговор с нами. Мы давно этот разговор ждали. Я говорю правда. И это правильно. Это, конечно, еще не Съезд врачей России, но это (хоть) что-то, это диалог. И вы видите, как это хорошо, как это здорово. И бояться этого не надо, потому что народ у нас нормальный. И говорит нормально, говорит правильно.

Ну, все хорошее о наших достижениях нам рассказали Владимир Владимирович и Татьяна Ст… Алексеевна. И вы сами знаете, я чувствую по тому докладу, который вы делаете. Действительно, столько открывается, столько строится, столько вводится … не видит это только слепой или озлобленный…. человек. Я могу продолжить еще и хорошее, то, что было сделано, которое касается лично вот нас, меня… что построен за эти годы прекрасный Институт детской неотложной хирургической помощи и травматологии, единственный в свое роде. И не только в Москве, но и в мире. И мы можем гордиться. И мы можем тиражировать … наш институт. Какие надо больницы, детские, например, строить в России.

Вообще, уровень оказания медицинской помощи детскими хирургами в России и у нас в стране(?) очень высокий. А педиатры … Я педиатр, поэтому хвалю педиатров. .. Они молодцы. Они очень много сделали для того, чтобы предотвратить увеличение детской смертности в России, более чем другие разделы. И постепенное снижение ее.

Но, моя задача, наверное, сегодня, не хвалить то, что мы сделали, а обозначить какие-то болевые точки, которые у нас есть. Но … если я сказал пару слов в отношение детства, то, вообще, хорошо бы нам подумать о бесплатном лекарственном обеспечении детей до 12 лет. То, ЧТО ДЕЛАЕТСЯ ВО ВСЕМ МИРЕ. Александр Александрович Баранов неоднократно поднимал вопрос о строительстве реабилитационных центров. Тем более, что мы будем заниматься маловесными детьми. И усиление наших программ… детских. Реальных программ детских. Я думаю, что это надо .

(В это время Жуков треплется беседует с Путиным).

Но сначала пару слов об истории…

Вы, Владимир Владимирович, будучи президентом, встали на нашу сторону. А не на сторону Зурабова, который говорил при мне, что здравоохранению денег не нужно. И Вы можете это подтвердить, это было так. И была первая ласточка — Национальный проект «Здоровье». Со всеми недостатками…, но он был, и деньги были выделены. То, что часть оказалась закопанной в землю… Но это не Ваши проблемы, а проблемы тех, под Вами. Было спасено первичное звено, которое разваливалось из-за мизерной зарплаты. При этом Минфин и Минздрав забыли, что в поликлиниках (есть) работающие узкие специалисты, врачи школьно-дошкольных учреждений, заведующие отделениями, которым зарплата не была повышена и возникли большие проблемы. Закуплено было оборудование, машины … Это действительно все было, и мы отчетливо понимали, что этот проект не мог решить всех наших старых проблем и многолетних болячек здравоохранения. Но он был.

К 2007 году мы громко, и администрация Президента, и Правительство страны стали уже говорить о необходимости поднять долю здравоохранения в валом продукте с трех … ПОЗОРНЫХ говорю .. с трех и пяти (3,5) процентов до 6%. Причем мы не говорим о 8-ми, 10-ти, 15-ти процентах, как в других странах, и не говорим о приведении в сумме в долларах к нашим рублям. Мы говорим о процентах, о ментальности …

Но грянул кризис, и если бы не это, то… я убежденно говорю, что, имея лучшую в мире структуру здравоохранения, нас бы никто не догнал. Если бы мы имели 6% и, естественно, рационально бы их использовали.

В сложной ситуации мы пытались сохранить социальную сферу… она, конечно, пострадала… Но к страшным 90-м годам она не вернулась. Это хорошо. Сейчас мы нашли возможность дополнительно дать здравоохранению 460 миллиардов. Это очень много. Нужно, чтобы не распилили и правильно использовали. Чтобы расходование средств поставить не просто под контроль, не только прокуратуры, но и медицинских общественных организаций.

Я Вам могу рассказать, как умеют пилить. Например, есть программа по дорожно-транспортному травматизму. Там я нашел строчку «Разработка аптечки для водителей». И увидел цифру — несколько миллионов рублей… Не поверил своим глазам. Да, несколько миллионов рублей. В результате из аптечки были выброшены лекарственные средства, как будто мы живем в Европе, в шаговой доступности от медицинской помощи, и добавили несколько бинтов. Заплатили или нет эти средства, я не знаю. Но кто-то ведь поставил такую цифру. Кто-то поставил.

Выделенные Вами дополнительные деньги повысят долю здравоохранения, вероятно, где-то, я посчитал, до, может, 4,4% ВВП. Но это не 6-7%. И в целом, здравоохранение, оно, конечно, у нас еще не дофинансируется. В два раза приблизительно. И на этом фоне, может быть ошибаясь, но прослеживается позиция… а может быть не ошибаясь, четкая позиция Минэкономразвития и Минфина набросить на шею нам веревочку и ограничить бюджетное финансирование.

(Жуков с Путиным трепятся беседуют)

Но, Владимир Владимирович, ведь тогда не только мы задохнемся. ..

Ввели у нас в здравоохранении понятие рентабельности… Жуткое дело! … И позакрывали больницы и поликлиники, не выстроив систему оказания помощи оставшимся.

Я съехал с основной дороги и остановился около одной деревушки. Идет женщина лет 50-ти.

— Как с медициной? — спрашиваю ее.

Могу вам не пересказывать всю ее русскую словесность , которую услышал от нее. ФАП (прим. — фельдшерско-акушерский пункт) закрыли, до ближайшего добраться — 30 километров, вместо всей сельской больницы — один доктор, до скорой не дозвонишься, автобус стал дорогим, ходит редко.

Кому такая реформа нужна?!

Думаем про деньги. Впереди (приоритетен) стал рубль. А про народ … про народ, при таком подходе, рентабельности, стали забывать. И про медиков вообще тоже. Хорошо что сейчас вопрос поворачивается. Вы об этом сами говорили не только сейчас, но и до этого. Но этот поезд уже ушел, с кого за все это надо спросить?

Нам бы скорей доложить наверх, что столько-то коек сократили, столько-то больниц закрыли… Раньше за такую прыть давали переходящее Красное знамя. А сейчас что дают?

Ломать систему легко, а вот восстанавливать долго и дорого.

Мы говорили о переборе в кадрах. А вот эта выдуманное административное деление в районе, где есть городское отдел здравоохранение и районное отдел здравоохранения… на вот таком пяточке. Это увеличение штата приблизительно в два раза!

Я думаю, что та система, которая была раньше в этом плане, она была не менее эффективна.

(эх, дипломат, блин).

Да, в больницах лечение дороже. В поликлиниках дешевле. Давайте быстро дальше сокращать койки в больницах. Мода такая … Но до этого нужно все сделать, чтобы поликлиники их могли принять. И обеспечить лекарствами, расходными материалами, как в стационаре. Только тогда можно этим заниматься.

Только вот сейчас почему-то заговорили о кадрах… У нас, оказывается, не хватает 30% кадров на селе. А мы добавим, что еще и в городах. Пять лет назад об этом громко сказала комиссия здравоохранения Общественной палаты. Но зачем ее слушать? Там же шизофреники сидят! …

Не хватает реаниматологов, анастезиологов, травматологов, хирургов, рентгенологов для работы на тяжелой технике. Не хватает патологоанатомов. Провал с узкими специалистами. Есть регионы, где более 50% врачей пенсионного возраста. И только около 7% молодых.

У нас зашел спор вчера, могут ли студенты работать медицинскими сестрами. Я говорил — да, могут работать, могут. И если к 4-му курсу студент не может работать медицинской сестрой… нужно посмотреть внимательно на этот институт. Кстати, все в президиуме, которые сидели, все работали медицинскими сестрами. А вот академик Колесников, где-то он тут сидит, работал операционной медицинской сестрой. И стал академиком.

То есть это возможность не только социальной помощи, но они и практику имеют. Потому что научиться к 4-му курсу внутривенной инъекции делать, внутримышечные, перевязки, это наша забота.

Хотелось бы, Владимир Владимирович, чтобы была подготовлена государственная программа, настоящая, выхода из этого состояния кадрового. Я не знаю… но теперь я понимаю, что Вам говорили, что в муниципальных больницах заработная плата в пределах 8 тысяч. В отличие от государственных служащих, которые худо-бедно могут жить на оклад, мы не можем. И должны дорабатывать 10-12 дежурствами, совместительствами, до 15-20 тысяч. Иначе помрешь с голоду. Где уж там повышать свою квалификацию.
Про интернов и ординаторов Вы говорили сейчас. И лично мне сегодня… сегодня… я не знаю, когда это будет, стыдно своим ординаторам смотреть в глаза. Зарабатывать две с хвостиком! …

Да вообще, кто это все сделал?! Объясните мне пожалуйста.

(Рошаль вопрошающе смотрит на Путина. Путин и Жуков втыкают в блокнотики, Голикова бесстрашно смотрит на Рошаля).

Это что, люди(!), которые это все писали? …

Очень остро стоит вопрос о клинических базах, больницах, где сидят кафедры. Взаимоотношения абсолютно неурегулированы, нарушены. Возникает масса проблем у всех. У всех кафедр. Сломали то, что было, а новое не построили. Опять все запутал рубль.

Меня во многих позициях, в позициях Министерства образования, не нравится. Какая-то симуляция деятельности.

Сейчас даже в крупных больницах, где нет кафедр, додумались,… где работают очень квалифицированные специалисты, не разрешают работать интернов и ординаторов. А где их еще готовить?

(Путин чешется. Внизу экрана издевательская на фоне речи Рошаля новость одной строкой — «Путин предложил ежегодно публиковать рейтинг медучереждений». Зазеркалье …)

Потому что там нет кафедр…

Мы что делаем?! Ведь иногда они даже для себя их готовят. Ну? Мы говорим о кадровом вопросе.

Или вот другой вопрос. Почти в приказном порядке стали водить новую форму оплаты труда.

(Путин опять не слушает, треплется говорит с Голиковой ).

Которая, как говорили, все изменит к лучшему. И зарплата будет выше, улучшится качество обслуживания населения и т.д. и т.п

Ко мне приезжад замминистра. Олег Львович Сафонов. И три часа рассказывал про новую форму. Я ничего не понял. Я ему рассказал как у нас. По старой дифференцированной системе, с 17-я разрядами… Очень важно, что мы в разряды вносим, какие деньги, и какой шаг. Это стимулирующая система… Рассказывал про договор между администрацией и коллективом. За что мы снимаем, за что мы повышаем. Вот это вот мы и хотим делать.

Я говорю — зачем же вы все это тогда ломаете?

И мы действительно часть не увидели в этой новой форме. Чего-то сногсшибательного. И оказались правы. Коммунизма она не построила и социализма тоже.

И никак не повлияла на качество оказания медицинской помощи. Вот кто ее, все выдумал? Спросить можно?

Сегодня для тех, кто работает в системе ОВС(?) , ОМС(?) увеличили тарифы в 2-3 раза. И полностью покроете расходы медучереждений. По сегодняшним расчетам в ОМС за ребенка, который лежит у меня в реанимации с тяжелой …й травмой мы получаем деньги только за одни месяц лечения в размере 110 тысяч рублей. Давайте я отправлю на квартиру тому, кто это написал. Этого ребенка. Направлю больного на аппарате дыхания и почти без головы, за которого еще можно бороться. Он может лежать и 50 дней. Не потому что мы так хотим. А потому что так надо. И стоит это более 400 тысяч. А из каких денег мы будем его лечить? Из зарплаты врачей?

В результате многих новшеств…. пока, может это какой-то переходный период, по счетам реестра ОМС, да, мы стали получать не больше, а меньше. Несмотря на то, что какой-то коэффициент увеличился. И сейчас появились вопросы заработной платы.

Мы вообще, очень богатая страна.

Многозначительный взгляд в сторону президиума.

Вот пример информатизации. Приезжаю в город, захожу в поликлинику. Стоят компьютеры. Я говорю: «Программы работают?».

— «Вот мы договор заключили с какими-то московскими программистами, вот они нам ставят программу».

— Заплатили деньги?

— заплатили.

Приезжаю в другой город, захожу в поликлинику. Стоят компьютеры. Спрашиваю: «Работает?»

— нет.

— а почему?

— Мы в Москве нашли фирму, заплатили деньги, и нам ставят.

Это что такое?! Разве мы, в конце концов, не можем сделать единую программу, одну. Столько лет уже … От разговоров, всех … обсчитать, сколько она стоит, и сказать — вот это надо сделать во всех поликлиниках.

Мы же переплачиваем огромные деньги.

И вообще, информацизация, это такое емкое, собирающее предприятие … Оно многое что дает… Вот из Оренбурга здесь есть по-моему, да? … Детская больница… Вот, Владимир Владимирович, обратите внимание, я сидел в кабинете, а он говорит, у меня все сделано, в детской больнице. А говорю — а в чем дело? ()39-19

— все можно посмотреть.

— как посмотреть?

— он мне дал пароль. Я из кабинета вошел в регистратуру, и смотрел … очередь, есть или нет

— в кабинет можно врачебный?

— пожалуйста..

— а можно посмотреть, сколько больных периатр принял в прошлый день?

Жмет на кнопку — список больных.

Говорю: «И что, можно описание, дневник?». Чик — дневник каждого больного.

Я: «А может там есть и лечение какое назначают? Для анализа.»

— Пожалуйста, есть лечение.

Больница и восемь поликлиник!
Что мы выдумываем?! Объясните мне, пожалуйста! Возьмите другой пример, третий пример. Обобщите, сколько стоит, посмотрите как. Внедряйте, ну!

Пауза секунды на 4. И вдруг — АПЛОДИСМЕНТЫ. Смотрите на президиум.
Про законодательство. Вы мою позицию знаете. Я не раз выступал с этим. Ну не хотят слушать представители гражданского общества. Ну не хотят… Ничего не сделаешь.

Взгляд с сарказмом в сторону президиума.

Ни в общественной палате, ни без общественной палаты…

На нас смотрят как на навязчивых каких-то мух. Вот что-то все цепляются, вот что-то все хотят. Надо сейчас обратить (внимание) на проект закона об охране здоровья. Посмотрите, пожалуйста. Там вопросы, которые связаны с медицинскими ассоциациями … то, что более менее так прописано, тоже там надо будет усилить. Он весь какой-то сжатый, куцый стал. Они нам что, не нужны? Что, мы будем создавать отдельный, когда-то там, закон об этих ассоциациях? … Когда это будет? Я дума, нам это надо будет сделать. Я просто прошу поручить национальной медицинской палате представить раздел вот этого закона… И у нас, честно говорю, НЕТ СЕРЬЕЗНОГО ОБСУЖДЕНИЯ ЗАКОНОВ. Я всегда говорю, что у нас народ не дурак, и врагов среди нас тоже нет.

Много лет мы спрашивали — ГДЕ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ? ГДЕ? КУДА МЫ ИДЕМ? КУДА НАС ВЕДУТ? РАССКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА! ГРОМКО! Чтоб так вот собраться на съезде медиков, всего сообщества … Вот как при Чазове…

Это было. Когда он был министром. В таком зале. И обсудить эту концепцию. Сказать, что такое хорошо, что такое плохо. … Но, тогда, когда он был министром, еще не было такого зала. Поэтому он это сделал в Кремлевском дворце съездов. Между прочим.

А ПОТОМ, под эту КОНЦЕПЦИЮ, выстраивайте, пожалуйста, законы. Замотали. Замотали. Пошли по другому пути. Сначала втихую законы, а концепции нет. А теперь под законы будем выстраивать законы. Так проще.

Неужели законы по ОМС, неужели новые формы организации автономные и бюджетные как казенные … возможно да. Но прежде чем принимать такое решение, такой закон в здравоохранении, приведите, пожалуйста, какой-нибудь пилотный проект в одном-двух регионах страны и посмотрите, что получится. Что получится с казенными, что получится с бюджетными без государственной поддержки, что получится с автономными, как мы можем жить, какие нити будут… А потом принимайте закон!

Теперь его отложили до 12 года. А что изменится до 12 года?! Закон-то принят уже! Мы должны его исполнять. Я сейчас чувствую как это все происходит принимают, потом говорят потом-потом, а потом наступает 1 февраля и, извини, работай.

Вот мы (говорим ), свобода выбора врача, она и сейчас есть. 20-30% населения , у кого есть деньги, они в поликлинику ходят только за больничными листами, если это надо. Она (свобода выбора) и сейчас есть. Очень здорово, что по предложению комиссии общественной палаты, что деньги должны идти за больным. Если человек хочет просто идти в коммерческую структуру, но у него не хватает денег, государство обязано … деньги по государственным расценкам, должны идти за ним. А он свои доплачивает. Это расширяет возможность. Вот тебе, выбирай, пожалуйста.

Но в первичном звене, в поликлиниках, если человек, вообще, хочет — идет… Разрушать участковую систему, мы не должны. Я хотел сказать — ЭТО ПРЕСТУПЛЕНИЕ! ЭТО — НЕЛЬЗЯ!

Человек скажет — вот, я хочу вот в той поликлинике, в конце города, обслуживаться. А он заболел. Что, из того конца города к нему поедут? Как это все будет? …

Участковый врач — это центр. У него должно аккумулироваться все, что происходит (федеально?), все, что происходит с больным. Он должен быть диспетчером. Но для этого надо создать ему условия, чтобы он был диспетчером.

И потом… Я думаю, что нужно идти по пути, чтобы хороших людей было больше в поликлиниках… Но об этом чуть позднее.

Владимир Владимирович! Почему от нас скрывают авторов проекта законов?! А? Вы не знаете?

, Пауза. Апплодисменты зала!

Я повторю. Все время (вам) мешают слушать (это про апплодисменты). Смех в зале.

Путин- Специально, видимо, отвлекают. (Жуков что-то шепчет в премьерское ухо)

Рошаль: — да, я и говорю, с одной и другой стороны, я слежу за вами (смеется)
Снова аплодисменты

Я спрашиваю — ПОЧЕМУ ОТ НАС СКРЫВАЮТ АВТОРОВ ПРОЕКТОВ ЗАКОНА?!

Это повысило бы их отвественность. Если их много, ничего, мы прочтем имена. Но мне кажется, страна должна знать своих героев в лицо.

Путин. Авторов там никто не скрывает. Это вам легко …

Рошаль. Не видел ни одного.

Путин. Уточнить …

Рошаль. Я не про того, кто подписывает, Владимир Владимирович, а про того, кто проект делает.

Рошаль не дал Путину вывернуться. Зал смеется, аплодирует.

Путин. Я как раз имел в виду не того, кто подписывает… Я уже не подписываю. Значит, я имел ввиду тех экспертов, которые работают над проектом.

Рошаль. Во всяком случае вносить законопроекты нужно нормально, с обсуждением всех заинтересованных сторон и по процедурам, я дума, что это хорошо.

Много нам вреда принес 94 закон. Но, слава богу, если с ним что-то сделали, по-нормальному, это хорошо. Но вот сейчас Минэкономика снова отличилось. Пришел приказ, 601-й, …

Спрашивает в зал:

— Вы получил приказ 601-й, нет?

Получили? Ну вот …

Об утверждении номенклатуры товаров, работу, услуг для нужд заказчика. Прислали нам новую схему закупок. В которой объединили в необъединяемые группы, например, антибиотики, и противогрибковые препараты. Теперь мы на квартал мы можем покупать либо одно либо другое.
Апплодисменты в зале.

(ААААААААААААААаа! Я это уже видел недавно — в стандартах для школы! Это значит, что есть единый центр, распраняющий методики составления уничтожающих документов. )

Или сделали группу номер 96. Где объединили вату и рентгеновское оборудование.

В зале смех.

Мы же просто встанем!

Владимир Владимирович! Ведь есть законы, которые, я считаю, просто дискредитируют власть. И приказы. Как будто бы нарочно кто-то придумывает. Я просто иначе не понимаю этого дела.

О серьезном отношении к общественным организациям свидетельствует следующий факт. Мы провели в октябре первую конференцию по введению саморегулируемой профессиональной деятельности совместно с профсоюзами. Где-то 500 человек участвовало, 70 регионов… Решение направили, в том числе, и в Минздравсоцразвития. И только что, то есть через полгода, мы получаем ответ. Это ответ за подписью заместителя министра, Владимира Сергеевича Белова. Пример бюрократического эпистолярного искусства. Ну про все …. Но не про те конкретные предложения, которые у нас были. Мы полностью опубликовали их на своем сайте, национальной медицинской палаты, этот ответ. Можете прочитать. Владимир Сергеевич Белов — хороший специалист, финансист, он окончил институт водного транспорта,… но в Ленинграде.

Рошаль многозначительно смотрит на Путина. Зал и Путин начинают смеяться.

Путин. Отлично, отлично.

Рошаль. Он мог и не знать специфики вопросов, которые были поставлены в нашем решении.

Вообще я человек прямой и хочу сказать, Владимир Владимирович, это, конечно, беда, что в Минздравсоцразвития не сидит НИ ОДНОГО НОРМАЛЬНОГ, ОПЫТНОГО ОРГАНИЗАТОРА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ.

БУРНЫЕ АППЛОДИСМЕНТЫ.
Рошаль начинает говорить, не дожидаясь окончания аплодисментов. Видимо, подозревает, что они могут и не окончиться.

У меня есть вопросы к некоторым … из Минздрава. Вот, и к Ольге Владимировне Кривонос, она голову опустила… Она как-то объяснила Татьяне Алексеевне, что скорая помощь должна приезжать в больницу и в больнице дальше продолжать работать с ним (больным). И досвидания скорая помощь.

Апплодисменты.

Рошаль в зал: Вы же все это читали!

Это так было опубликовано…

Вот за мной будет делать доклад Сергей Федорович Богненко. Тоже по скорой помощи будет рассказывать.

Я это только понимаю это по-другому. На скорую помощь внимание надо обратить? Надо. На приемные покои наши надо обратить? Да. На укомплектование. На обрудование, на медикаменты, на штаты, которые там работают…

Когда ко мне сейчас поступает ребенок с (черепно-мозговой) травмой, которого везет скорая… Во-первых, она сообщает. И в приемном покое встречает реаниматолог, хирург, травматолог и общий хирург. Это — приближение специализированной помощи к больному. А не через врача скорой помощи. Там где это можно, конечно, по этому пути надо идти.

Я хочу сказать. Отедел детства и (размножения)… Широкова Валентина Ивановна тут сидит. Вот она имела опыт организационной работы… правда, в такой вот структуре. Да. И так активно работает.

А в это время новость одной строкой — «Путин поручил улучшить материальное обеспечение интернов». Наверно, будет теперь 3 тысячи вместо 2…

Я подумал, что этот ответ я получил из министерства, когда узнали, что я у Вас был, Владимир Владимирович, на приеме, и оставил наше решение.

Но уже.. Это же детский сад. Хотя я сам очень люблю детей.

И еще одна беда. Это разница в душевом нормативе в различных регионах. И об этом много говорим. Это действительно есть. Разница в тарифах…. Большая. Которые, кстати, не изменялись несколько лет. Все дорожает, а тарифы такие же.

Я все же считаю, что страна у нас одна. И почему человек должен страдать, если он живет в дотационном регионе, и, следовательно, в этом регионе недостаточно средств для здравоохранения.

Я знаю, что вы знаете, и пытаетесь решить эту проблему в рамках непродуманного до конца распределения полномочий на федеральный, региональный и муниципальный (уровень). Но надо здесь чуть остарожно.

Мы, все-таки не коммунисты и не раскулачиванием должны заниматься.
Ну Рошаль, ну дает. То про лучшую в мире систему говорит, которая из воздуха что ли появилась, то коммунистам раскулачивание вспоминает.
Мы сейчас собираем деньги со всех регионов, из доноров, а затем делим их. Правильно? Правильно. Не окажутся ли обделенными регионы-доноры? Может быть четко определить возможности КАЖДОГО региона. Чтобы не прикидывались бедными. Истинно нуждающимся добавить… из бюджета. И таким образом уравнять возможности. Коли ОМС не в состоянии решить всех наших проблем. Это точно.

Национальная медицинская палата стала одним из крупнейших, вслед за профсоюзом , объединением медицинских работников. Ну, и чуть раздражающим фактором. Это и хорошо. Она была создана по инициативе Общественной палаты как единое общероссийское объединение медработников. Только около года. Мы только начинаем работать. Кстати, там были отчеты наши. Вы получили (в зал)? Посмотрите.

Неожиданно, та же общественная палата стала создавать сейчас вот ЕЩЕ ОДНУ МЕДИЦИНСКУЮ АССОЦИАЦИЮ. Это что такое?! Личности не нравятся, или работа не нравится? Сегодня у нас в целом около 200 тысяч медицинских работников. Больше 50-ти организаций крупнейших. Мы сейчас создаем Институт независимой экспертизы, третейских судов, страхования профессиональной ответственности. Мы готовы работать, заключив соглашения с Минздравом, Росздравнадзором.. Пожалуйста, мы открыты. Но, хотелось бы, чтобы на нас посмотрели несколько по-другому. Мы не занимается всеми вопросами. Мы берем только профессиональную деятельность.

Вот у нас есть в Новосибирске медицинская ассоциация. Она является одним из учредителей Национальной медицинской палаты. Сейчас она уже работает над созданием Сибирской медицинской палаты. Они заключили соглашение совместно с Минздравом, Росздравназдором по экспертизе и будут работать как эксперты … этого дела.

Они, кстати, могут предлагать Минздраву должность внештатных специалистов. Я думаю, что это неплохо. Они эффективно участвуют в аттестации.

Я вчера неожиданно узнал, что наш (Росздрав?), общий, идя по нашим стопам, фактически, решил создать почти слово в слово, свою аналогичную структуру, как у нас. Ну, я думаю, что мы в рабочем порядке разберемся.

Владимир Владимирович, я Вас попрошу, если это можно, время там останется, здесь есть доктор Дорфеев, который, Вы знаете, из Новосибирска, он там выступал… Если можно, дать ему 5-6 минут, думаю, это будет интересно.

Путин кивает.

Цель создания Национальной медицинской палаты — защитить пациентов от некачественного лечения и врачебных ошибок. И врачебное сообщество — от несправедливых упреков, необоснованных материальных претензий и судов.

Мы — организация, которая не занимается словами, а занимается делами. Если Вы следите за прессой, то мы отстояли честь и достоинство Российской детской клинической больницы, которую родители облили незаслуженно грязью. Новосибирскую скорую помощь, Союз педиатров России. Мы участвовали в нескольких судебных заседаниях. И сегодня, кто-то спрашивал, это практически единственная организация, которая защищает и будет защищать медиков , если они правы, если они не нарушают этические нормы, если они не нарушают протоколы и методические указания. Я не назвал стандарты. ТАК КАК СЕГОДНЯ МЫ ПО РАЗРАБОТАННЫМ СТАНДАРТАМ НЕ ЛЕЧИМ! Это медико-экономическое понятие. Для расчета. А должны лечить по протоколу, клиническим рекомендациям. А здесь эта работа медицинской ассоциации… в целом по стране пока пустота.

В Германии — обязательное членство в немецкой палате. Ей уже 130 лет. Там не боялись, не боятся государства, и не только в Германии, передать всю профессиональную деятельность в медицинскую палату. Аттестация, сертификация, разработка стандартов, протоколов, и, важно, контроля …

Прямая ссылка на видео: http://www.youtube.com/v/Zgi7G8u3Rtk&hl=ru&fs=1&color1=0x3a3a3a&color2=0x999999

По материалам сайта forum.msk.ru

 

Метки: , , , , , , , , ,

«России нужно больше успешных и молодых предпринимателей, поэтому губернаторы должны рожать больше детей!»


Статья в английской газете «Файнэншл таймс» начинается с пикантной шутки: «России нужно больше успешных и молодых предпринимателей, поэтому губернаторы должны рожать больше детей!». На первый взгляд здесь нет никакой логики. Но в России эта шутка самоочевидна, и она объясняет причину растущего недовольства среди молодых: путей к профессиональному успеху и росту становится все меньше, а отпрыски высокопоставленных провинциальных чиновников и им подоб­ных руководителей преуспевают.

«Им просто повезло» – статья с таким саркастическим заголовком появилась в апреле в московской газете «Ведомости». Она стала разоблачением причин сверхъестественных успехов в бизнесе, которых добиваются дети губернаторов в провинциях. «Ведомости» (частично принадлежащие Financial Times) рассказала о случае, когда 25-летняя дочь губернатора Свердловской области, что на Урале, став соучредительницей деревообрабатывающего завода, вложила в свое предприятие 126 миллионов рублей (4,5 миллиона долларов), проработав всего несколько лет в московской аудиторской фирме.

У многих детей элиты путь наверх оказывается легким и простым. Сын главы Федеральной службы безопасности является президентом северо-западного регионального отделения второго по величине российского банка ВТБ. Сын председателя российского совета национальной безопасности – президент Россельхозбанка, также являющегося одним из крупнейших в стране кредитных учреждений. И список можно продолжить.

Для многих это наглядный и мрачный урок. Распределение доходов в России уверенно идет к латиноамериканскому уровню неравенства, и разница в доходах существенно увеличилась с началом нового тысячелетия. А государство взращивает все более недоступную и активно закрепляющуюся на своих позициях элиту, которая сегодня контролирует власть и бизнес, а также ревностно охраняет свои привилегии.

Связи и семейственность стали правилом, а социальная мобильность резко заторможена. «Если у тебя нет связей, работу найти ты не сможешь», – говорит Владимир Алешкин, недавно окончивший Московский государственный университет с дипломом по арабскому языку. Он провел несколько месяцев в поисках работы, обходя офисы и подав резюме на интернет-сайт http://www.jobs.ru, однако все безрезультатно.

Оглядываясь на протесты «арабской весны» на Ближнем Востоке, причиной которых многие эксперты называют отсутствие шансов на карьерный рост у молодого поколения, выросшего в авторитарных режимах, некоторые российские политики всерьез начали изучать проблему слабой социальной мобильности. Кое-кто подозревает, что окопавшаяся на своих позициях верхушка общества – это одна из главных причин падения популярности президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина в преддверии назначенных на будущий год президентских выборов, а также роста националистического насилия, начавшегося в конце прошлого года.

По словам социолога и члена правящей партии «Единая Россия» Ольги Крыштановской, хотя перестановки происходят и идут все ниже, мерилом застоя является тот факт, что при Медведеве в стране не был сменен ни один из 70 главных и наиболее высокопоставленных руководителей.

Это вызывает раздражение на более низком уровне, которое распространяется вниз по социальной лестнице и становится причиной брожения в обществе. Центр стратегических разработок провел тематический опрос среди нескольких целевых групп по всей России и дал в апреле прогноз о том, что правящий тандем Медведева и Путина в начале осени столкнется с «кризисом легитимности». Работающий с Кремлем исследовательский Фонд «Общественное мнение» провел свой опрос, который показал, что «протестное настроение» в России нарастает.

Миллиардер Михаил Прохоров, являющийся лидером партии «Правое дело», которая настроена дружественно по отношению к бизнесу и намерена участвовать в декабре в парламентских выборах, рассказал недавно в интервью, что Россия напоминает ему Египет перед падением Хосни Мубарака. «Ситуация здесь не лучше. Это советская модель», – отметил он, указав на то, что политические обстоятельства в стране могут быстро измениться. «Я не думаю, что в июле 1991 года кто-то понимал, что произойдет в августе», – добавил он, вспомнив об августовском перевороте, ставшем причиной распада СССР.

Михаил Черныш из Института социологии Российской академии наук говорит о том, что отсутствие социальной мобильности – это общая проблема для многих крупных развивающихся экономик, таких, как бразильская и индийская, где неравенство в доходах даже выше.

В развитом мире то же самое можно сказать о США. Но в России проблема новее: всего два поколения тому назад у всех жителей Советского Союза от врачей до заводских рабочих был одинаковый (низкий) уровень жизни. Сейчас экспортирующая ресурсы экономика страны не может создать достаточное количество рабочих мест с высокой квалификацией для огромного количества талантливых и высокообразованных выпускников, многие из которых уезжают работать за границу, в такие места, как Кремниевая долина и лондонский Сити. Считается, что отток эмигрантов из России составляет примерно 100 000 человек в год.

«В России экономика ориентирована на экспорт нефти и газа, а для добычи нефти и газа не нужно большое количество высококвалифицированной рабочей силы, – говорит Черныш. – Лишь 15% рабочих мест в стране требуют высокой квалификации, так что при нынешних обстоятельствах средний класс не может вырасти больше этих размеров».

Некоторым людям монополизация государства кумовской и все более недоступной элитой напоминает последние дни Советского Союза, когда перестроечные реформы вызвали социальный взрыв и крах коммунизма. Хотя Коммунистическая партия была традиционным путем к вершинам, продвижение в ее рядах существенно замедлилось. «Тот же самый процесс, что привел к распаду СССР, происходит и сейчас», – говорит преподаватель социологии из московской Высшей школы экономики Лариса Косова…

По общему признанию, измерить неравенство в доходах и степень социальной мобильности в сегодняшней России довольно трудно. Данные исследований не охватывают маленький, но сказочно богатый класс российских олигархов. «Они не заполняют наши опросные листы», – колко замечает Черныш. А данные по доходам появляются спорадически и случайно. Поэтому довольно трудно анализировать такие вещи, как сопоставление доходов детей и родителей. Но ясно одно: новым выпускникам вузов найти работу гораздо труднее, чем раньше. Более того, половина выпускников, опрошенных Чернышом, признались в том, что работу они получили благодаря семейным связям.

Даже тем, кто находит работу, зарплату платят грошовую, говорит выпускник-арабист Алешкин. Это относится и к специалистам-гуманитариям, и к специалистам по точным наукам, отмечает он. Стартовая зар­плата у инженера по нанотехнологиям составляет 15 000 рублей в месяц, а это на тысячу меньше, чем зарабатывает дворник, подметающий улицы. Тем временем во всей экономике реальная заработная плата в лучшем случае не растет, хотя инфляция постоянно идет вверх. «Проблема состоит не столько в усилении неравенства в доходах, – говорит Косова. – Проблема в том, что каналы роста по служебной лестнице закупорены».

Все чаще единственным путем для социального продвижения оказывается бюрократия. Признание этого факта находит свое отражение в многочисленных опросах, которые показывают, что государственный сектор стал предпочтительной дорогой для карьерного роста. «В 1990-е годы все мои студенты хотели идти в бизнес. Сейчас они хотят быть государственными чиновниками, – отмечает Косова. – Основная проблема заключается в том, что государство сегодня снова контролирует все каналы социальной мобильности».

…В 2000-х годах при президенте Путине появились две противоположные тенденции. Реальные доходы устойчиво росли, увеличившись вдвое с 2000 по 2008 год, а рядовые россияне, жившие в 1990-е годы в тисках нищеты, получили возможность для поездок за рубеж и для повышения своего уровня жизни.

Но если комфорт и удобства среднего класса стали достижимы для многих, то шансы попасть в элиту начали сокращаться. Когда государство отвоевало командные высоты в экономике, путь к социальному продвижению через частный сектор оказался заблокирован. Во времена нефтяного бума при Путине государство быстро разрасталось. По данным официальной статистической службы «Росстат», количество государственных служащих в период с 1999 по 2009 год выросло с 866 000 до 1,5 миллиона человек.

Есть многие признаки того, что российское руководство понимает существующую проблему. В июньском интервью Financial Times Медведев подверг критике рост размеров государственного сектора.

«Когда учился я и чуть позже, почти все хотели быть экономистами или юристами, – сказал он. – Я узнал, что значительная часть молодых людей в последние годы хочет быть чиновниками. Не юристами, не экономистами, не предпринимателями и тем более не космонавтами и не инженерами, а чиновниками». Возможности для коррупции также являются мотивом для выбора такой карьеры, заявил Медведев.

В прошлом году президент пообещал сократить государственную службу на 20%. Он начал экономическую либерализацию в целях подъема частного сектора. Но сегодня неясно, выдержит эта система реформы, или Россия обречена на новый социальный взрыв. Крыштановская из «Единой России» говорит о том, что несмотря на отсутствие движения на самом верху, среди руководящих чиновников, таких, как губернаторы, показатели текучести выше, чем в путинский период. За первые три года президентства Медведева было передвинуто или отправлено в отставку 38% губернаторского корпуса, в то время как при Путине этот показатель составил 24%.

Но без всесторонних экономических реформ, направленных на создание новых рабочих мест с высоким уровнем квалификации в частном секторе, социальная мобильность в России будет и дальше замедляться. О последствиях можно только догадываться, но шутить о них вряд ли придется. Чарльз КЛОВЕР. (The Financial Times).

Источник

 

Метки: , , ,

 
%d такие блоггеры, как: