RSS

TTL — ловим нарушителей периметра сети или развенчиваем мифы.


Доброго времени суток всем тем, кто сегодня читает данную статью!

Я не нашел во всемирной сети Интернет упоминания о возможности использования поля TTL (time to live /время жизни пакета данных в протоколе IP/) таким образом, о котором пойдет речь.
Данного функционала мною не найдено ни в одной общеизвестной коммерческой или Open Source реализации системы безопасности локальных и глобальных сетей.
Между тем возможности по использованию данного поля при обеспечении информационной безопасности локальных и глобальных сетей довольно широки, т. к. имеется возможность с большой степенью достоверности (не совсем верно при использовании генераторов пакетов) определять нарушителей периметра локальной сети или сегмента любой другой сети, а также выполнять достаточно точную идентификацию регионального расположения пользователей в глобальных сетях. Сегодня пойдёт речь лишь об одном из вариантов использования поля TTL для систем безопасности локальной сети, обещаю через некоторое выставить на ваше обозрение материал об использовании поля TTL в целях идентификации пользователей в глобальных сетях.
Начнём, алгоритм с использованием которого возможно выявление компьютерных хулиганов/нарушителей периметра безопасности сети:
1. Устанавливаем для хостов в нашей локальной сети периодически меняющиеся значение поля TTL. На платформах MS Windows данное значение возможно выставить использованием локальных, групповых политик безопасности, либо изменением параметра реестра [HKEY_LOCAL_MACHINE\SYSTEM\CurrentControlSet\services\Tcpip\Parameters] «DefaultTTL»=dword:00000063; для платформ на основе операционных систем Linux данное значение возможно изменить с помощью модификации соответствующего параметра сетевого стека «echo 120 > /proc/sys/net/ipv4/ip_default_ttl». Изменение данных параметров возможно реализовать в виде соответствующих скриптов на VBScript для MS Windows с последующим добавлением в GPO и bash (shell) для Linux платформ, а также последующим добавлением данных заданий в планировщик задач (шедулер, cron) для периодического выполнения данных скриптов. Возможно и единоразовое изменение параметра TTL по возникшей потребности в выявлении нарушителя периметра сети. Нарушение периметра безопасности сети возможно по различным причинам, в т. ч. и в результате действия инсайдеров.
2. Периодически изменяющиеся значение поля TTL, отличное от значения TTL для других хостов, имеет смысл установить особенно для хостов, которым не разрешен выход в сеть интернет через шлюз организации, что позволит отслеживать пользователей, которые нарушают систему безопасности организации, т. к. логично предположить, что данные нарушители получили тем или иным способом административные права на своем хосте (при аутентификации на шлюзе по паре MAC-IP) и/или кто-то по доброте душевной сообщил другому сотруднику свой пароль авторизации на шлюзе доступа в сеть интернет. Для таких хостов, которым не разрешен выход в интернет, устанавливаем значение поля TTL в несколько единиц, такое значение позволит пройти пакетам только через несколько маршрутизаторов (-р) и не даст нарушителям доступа к ресурсам сети интернет.
3. После таких нехитрых приготовлений мы получим в итоге известные значения TTL для нашей подсети (сети), которые меняются со временем. Согласитесь, что нарушителю об этом не будет известно, а это дает возможность выявить такого непрошенного гостя по значению его TTL. Значение TTL нарушителя будет отличным от известных нам в текущий момент значений TTL для нашей подсети (сети).
4. Остается дело техники. 🙂 Для мониторинга значений TTL в сети можно воспользоваться различным программным обеспечением (анализаторы пакетов с фильтрацией по известным нам значениям полей TTL; IDS, IPS с соответствующим написанным дополнением), которое будет отслеживать не валидные значения поля TTL в пакетах и сообщать нам информацию о нарушителе, а также будет иметься возможность по автоматической блокировке нарушителя со стороны средств превентивного реагирования. Дополнительная фильтрация осуществляется: по флагу SYN (TCP) или по запросу на соединение (NEW); для UDP по запросу на соединение NEW, для валидного диапазона сети.
5. После выявления нарушителя можно воспользоваться станцией управления сетью (SNMP) для поиска оного на портах наших коммутаторов по значениям его MAC и IP адресов.
6. Идем к нарушителю и вершим суд праведный.

Как вы уже поняли, данный способ делает поиск нарушителя в локальной сети довольно тривиальным.

Это вся информация, которой я хотел поделиться с вами, уважаемые читатели моего блога.

Обращаю ваше внимание, уважаемые посетители, при использовании материала данной статьи или её части, прямая ссылка на данную статью обязательна. Все права на данную статью, в т. ч. интеллектуальные, принадлежат автору данного сайта.

Если вас заинтересовала данная статья, пожалуйста, распространите ссылку на данную статью через своих знакомых.

UPD: Надеюсь читатели имеют представление о граничных значениях для поля TTL для локальных и глобальных сетей. Не забываем так же о влиянии флага TTL на маршрутизацию пакетов, при прохождении пакета через маршрутизаторы, но это забота провайдеров, которые обязаны производить соответствующее изменение некоторых полей проходящих транзитных пакетов, таких как TTL, ToS согласно требований вышестоящих телекоммуникационных компаний. Особенное внимание не забываем обращать на мультикаст, аникаст трафик.

UPD2: Обращаю внимание, что данный алгоритм позволяет выявлять и такой бич вычислительных сетей, как генераторы пакетов, с точностью до сегмента, а затем до порта (поиск в сегменте труда не составит, если задействовать зеркалирование трафика на управляемом оборудовании или даже вручную). 😉 Есть и другие применения данного алгоритма, которые позволяют вывести уровень защиты вычислительных сетей на качественно новый уровень. Но об этом позже.

 
 

Метки:

Почему люди смеялись в СССР?


На днях по ТВ опять мелькнул сюжет про Эдуарда Хиля (он же «Mr.Trololo»). Для тех, кто не в курсе, расскажу. Несколько месяцев назад некие американцы обнаружили выложенный в Сети ролик, где певец исполняет вокализ. При этом у него невероятно довольное лицо, как будто с каждым новым «тро-ло-ло» он получает невидимую миру положительную энергию. (Кое-кто даже шутил по поводу особых грибочков, «колёс» и травки). Это самое трололо так поразило людей, что скоро сделалось популярным на Западе.

Я бы им для политкорректного равновесия предложила бы ещё Кола Бельды — тоже был радостный человек. Но я поведу речь вовсе не об этом, а о том, что в 1960-е годы улыбка, смех без особых причин были нормальным, естественным состоянием человека, причём никаких грибочков у 99,99% советских людей не было и в помине. Помните культовую песенку эпохи:

«Бывает всё на свете хорошо,-
В чём дело, сразу не поймешь,
А просто летний дождь прошёл,
Нормальный летний дождь».

Понимаете, всё на свете хорошо, хотя, вроде бы всё буднично. Автор текста, Геннадий Шпаликов, сочинил этот стихотворение на раз-два, лишь бы отвязаться. Но именно поэтому у него получилось самое точное выражение эпохи. Он просто записал то, что видел. Смех 1960-х — это не сатира (хотя, и её тоже хватало) и не усмешка циника, а именно — здоровая реакция на ощущение полновесного счастья. Тогда люди шутили потому, что они сама энергетика эпохи располагала к шуткам. Сама формулировка — «физики шутят» была по сути констатацией факта. Травка — зеленеет, солнышко — блестит, а физики — шутят.



Почему люди радовались? В их жизни было удивительное сочетание солнечного Настоящего, которое проживалось в ожидании ещё более счастливого Будущего. Это не было предвкушение праздника, как, скажем, в конце 1980-х, это был самый настоящий праздник, который преподносился как Первая Часть Мерлезонского Балета. А вторая обещала быть вдвое, втрое красочнее первой. Культовая фигура XX века — Юрий Гагарин почти на всех фотографиях широко улыбается. Первый космонавт не мог быть хмурым, он не имел права на меланхолию и флегматичность. 1960-е — это время сангвиников и холериков, потому что надо было постоянно гореть, придумывать, рваться и отстаивать. И — хохотать. Остроумие шестидесятников — это умение сыпать шутками и цитатами, вставляемыми в нужное время, в нужном месте, но никак не насмешка над кем-то или над чем-то. Для остроумца той эпохи было бы немыслимо высмеивать товарища или даже недруга, чтобы заслужить аплодисменты. Подлость и цинизм (а насмешка над… — это подлость и цинизм!) не котировались, даже если они и приносили кое-какие дивиденды.


Остроумная или хотя бы — весёлая девушка считалась круче красивой и уж тем более — гораздо круче модно одетой. В 1960-е годы бытовала полемика физики VS лирики. С точки зрения шестидесятника, «упакованный в фирму» — это вообще не конкурент. Он вне игры, потому что бились настоящие титаны — покорители атома с «ловцами душ». У поэтессы Юлии Друниной есть такая строчка: «Весёлое презрение к тряпью». Тряпьё тут — одежда, причём модная. В 1960-е годы культивировалось именно весёлое презрение к материальным ценностям. Было ли это правильно? Спорный момент. Но в контексте 1960-х потребленческая модель поведения рассматривалась, как антипод творческой, созидательной модели.

Сейчас работа, карьера видятся только в приложении к будущим материальным благам. Я читаю «глянец» и в том же ‘Cosmo’ иной раз встречаются такие житейские истории — бизнес-леди (юрист, экономист, маркетолог) в детстве мечтала быть художницей (балериной, фигуристкой, поэтессой) и вот сейчас, зарабатывая свой энный миллион, умница-красавица (красавица — непреложно!) по вечерам рисует пейзажи (занимается танцами, катанием, поэзией). Жизнь её обеспечена и полноценна. Утром — деньги, вечером — танцы. В 1960-е, конечно, тоже существовал такой шаблон — рабочий Сидоров с утра даёт стране угля, а по выходным играет на кларнете. Но он именно — давал стране, причём угля, а не консалтинга. Он именно — созидал с утра до вечера. А умница-красавица делает карьеру лично для себя, для того, чтобы купить новое авто. В 1960-е работа считалась самоценной, то есть — целью, сейчас работа — это средство. Это не хорошо и не плохо, просто факты.

Почему я заострила своё внимание на потреблении? Не затем, чтобы его ругать: потребление — это прекрасно. Тут дело не в моральных оценках, а в…источниках получения радости (эндорфинов). Что считается самым главным из существующих человеческих удовольствий? Всё-таки созидание. Удовольствие от создания стихотворения, картины, новой компьютерной игры, дома, куклы (нужное — вставить) не сравнится ни с чем. Все остальные удовольствия — спорт, еда, танец, скорость и, наконец, потребление по силе воздействия уступают созиданию, творчеству. Причём, потреблять можно не только ‘Дольче&Габбану’ с яхтами и мобилами за 20.000 евро. Потреблять можно Бетховена, вагантов и прерафаэлитов. Удовольствие — присутствует, но оно не настолько сильно, как если бы человек сам что-то такое создавал. Я не призываю никого браться за кисть и идти рисовать цветочки на обоях. Я говорю о принципе. Потому что созидать можно даже болты на заводе, смотря как к этому относиться. Так вот, в 1960-е творчество в широком понимании этого слова ставилось во главу угла. Люди ощущали себя именно созидателями. От осознания этого они беспрерывно радовались, ибо получали энергию из самой своей деятельности.

Новая вещь, если вернуться к теме потребления, тоже имеет радостную энергию — те, кто любит шопинг, это знают. Однако у любой вещи энергия конечна, и человеку нужно снова идти в бутик или в супермаркет. Энергия созидания — бесконечна, поэтому бесконечно и ощущение радости. Что же произошло потом, в 1970-е? Творчество превратилось в материал для диссера, а диссер стал ступенькой к материальным благам. И всем сразу стало не то, чтобы скучно, но как-то напряжно. Идеи измельчали рядом с вещами. Открытый смех выродился в усмешку, остроумие тоже никуда не делось — просто оно стало другим. Руки, которые когда-то радостно хлопали в ладоши, сложились в ироничные фиги и спрятались по карманам…

Источник
Источник

 

Метки:

Штурм Зееловских высот: великая оболганная битва


67 лет назад, 16 апреля 1945 года, начался знаменитый штурм Зееловских высот – естественных возвышенностей примерно в 90 км к востоку от Берлина. И эта великая битва, явившая массовые примеры героизма и самопожертвования наших солдат и офицеров (и это тогда, когда до Победы, как все уже чувствовали, оставались считаные дни), стала в то же время одной из самых оболганных страниц Великой Отечественной войны.
В нашей постперестроечной литературе и в современной либеральной публицистике принято утверждать, что лобовой штурм Зееловских высот был ненужной с военной точки зрения кровавой бойней, устроенной «мясником» – маршалом Жуковым. Тот, дескать, затеял ее лишь для того, чтобы опередить в овладении лаврами победителя Берлина другого своего коллегу-«мясника» – маршала Конева, наступавшего на столицу Третьего рейха южнее.
«Лучи прожекторов упираются в дым, ничего не видно, впереди – яростно огрызающиеся огнем Зееловские высоты, а сзади погоняют борющиеся за право первыми оказаться в Берлине генералы. Когда большой кровью оборону все же прорвали, последовала кровавая баня на улицах города, в которой танки горели один за другим от метких выстрелов «фаустников». Такой неприглядный образ последнего штурма сложился за послевоенные десятилетия в массовом сознании», – пишет известный российский историк Алексей Исаев и с привлечением архивных материалов опровергает эту русофобскую чушь.
Итак, почему наши войска просто не попытались окружить Берлин? Почему танковые армии вошли на улицы города? Попробуем разобраться, почему Жуков не направил танковые армии в обход Берлина, пишет Алексей Исаев.
Сторонники теории о целесообразности окружения Берлина, сразу отмечает историк, упускают из виду очевидный вопрос о качественном и количественном составе гарнизона города. Стоявшая на Одере 9-я немецкая армия насчитывала 200 000 человек. Им нельзя было давать возможность отойти в Берлин. У Жукова перед глазами уже была цепочка штурмов объявленных немцами «фестунгами» (крепостями) окруженных городов, как в полосе его фронта, так и у соседей. Изолированный Будапешт оборонялся с конца декабря 1944 по 10 февраля 1945 гг.


Берлинская наступательная операция 16 апреля — 8 мая 1945 года

Поэтому Жуков придумал простой и, без преувеличения, гениальный план, считает авторитетный историк. Если танковым армиям удается вырваться на оперативный простор, то они должны выйти на окраины Берлина и образовать своего рода кокон вокруг немецкой столицы, который препятствовал бы усилению гарнизона за счет 200-тысячной 9-й армии или резервов с запада. Входить в город на данном этапе не предполагалось. С подходом же советских общевойсковых армий «кокон» раскрывался, и Берлин можно уже было штурмовать по всем правилам.

Во многом неожиданный поворот войск Конева на Берлин, отмечает историк, привел к модернизации «кокона» до классического окружения смежными флангами двух соседних фронтов. Главные силы стоявшей на Одере 9-й армии немцев были окружены в лесах к юго-востоку от Берлина. Это стало одним из крупных поражений немцев, незаслуженно оставшимся в тени собственно штурма города. В итоге столицу «тысячелетнего рейха» обороняли фольксштурмисты, члены гитлерюгенда, полицейские и остатки разбитых на одерском фронте частей. Они насчитывали около 100 000 человек, что для обороны такого крупного города было явно недостаточно. Берлин был разбит на девять секторов обороны. Численность гарнизона каждого сектора по плану должна была составлять 25 000 человек. В реальности их было не более 10 000 – 12 000 человек. Ни о каком занятии каждого дома не могло быть и речи, оборонялись только ключевые здания кварталов. Вход в город 400-тысячной группировки двух фронтов не оставлял обороняющимся никаких шансов. Это обусловило сравнительно быстрый штурм Берлина – около 10 дней.

Что же заставило Жукова задержаться в продвижении на Берлин, причем настолько, что Сталин стал рассылать соседним фронтам приказы на поворот на Берлин? Многие дадут ответ с ходу: Зееловские высоты. Однако если посмотреть на карту, то Зееловские высоты «затеняют» лишь левый фланг Кюстринского плацдарма, отмечает Исаев. Если какие-то армии завязли на высотах, то что мешало остальным прорваться в Берлин?

Легенда появилась за счет мемуаров В.И. Чуйкова и М.Е. Катукова, поясняет ученый. Наступавшие на Берлин вне Зееловских высот Н.Э. Берзарин (командующий 5-й ударной армией) и С.И. Богданов (командующий 2-й гвардейской танковой армией) мемуаров не оставили. Первый погиб в автокатастрофе сразу после войны, второй умер в 1960 году, до периода активного написания мемуаров нашими военачальниками. Богданов и Берзарин в лучшем случае могли рассказать о том, как рассматривали Зееловские высоты в бинокль.

Может быть, проблема была в идее Жукова атаковать при свете прожекторов? Атаки с подсветкой не были его изобретением. Немцы применяли атаки в темноте при свете прожекторов с 1941 года. Так был, например, захвачен плацдарм на Днепре у Кременчуга, с которого позднее окружали Киев. В конце войны с подсветки прожекторами началось немецкое наступление в Арденнах. Этот случай ближе всего к атаке при свете прожекторов с Кюстринского плацдарма. Главной задачей данного приема было удлинить первый, самый ответственный день операции. Да, лучам прожекторов мешали поднятая пыль и дым от разрывов, ослепить немцев несколькими прожекторами на километр было нереально. Но главная задача была решена: наступление 16 апреля удалось начать раньше, чем позволяло время года. Подсвеченные прожекторами позиции, кстати, были преодолены довольно быстро. Проблемы возникли уже в конце первого дня операции, когда прожекторы давно выключили. Левофланговые армии Чуйкова и Катукова уперлись в Зееловские высоты, правофланговые Берзарина и Богданова с трудом продвигались в сети ирригационных каналов на левом берегу Одера. Под Берлином советского наступления ждали. Жукову изначально было тяжелее, чем прорывавшему слабую немецкую оборону далеко к югу от немецкой столицы Коневу. Эта заминка заставила Сталина нервничать, особенно ввиду того, что раскрылся план Жукова с вводом танковых армий в направлении Берлина, а не в обход него.

Но кризис вскоре миновал, пишет историк, причем произошло это именно благодаря танковым армиям. Одной из механизированных бригад армии Богданова удалось нащупать у немцев слабое место и прорваться далеко вглубь немецкой обороны. За ней в пробитую брешь сначала втянулся механизированный корпус, а за ним последовали главные силы двух танковых армий. Оборона на одерском фронте рухнула уже на третий день боев. Ввод немцами резервов не смог переломить ситуацию: наши танковые армии просто обошли их с двух сторон и устремились к Берлину. После этого Жукову было достаточно лишь слегка довернуть один из корпусов на немецкую столицу и выиграть начатую не им гонку.

Потери на Зееловских высотах, отмечает Исаев, часто смешивают с потерями во всей Берлинской операции. И напоминает, что безвозвратные потери советских войск в ней составили 80 000 человек, а общие – 360 000 человек. Это потери трех фронтов, наступавших в полосе шириной 300 км, – т. е. 1-го Белорусского (командующий – Жуков), 1-го Украинского (командующий – Конев) и 2-го Белорусского (командующий – Рокоссовский). Сужать эти потери до пятачка Зееловских высот просто глупо. Глупее только превращать 300 000 общих потерь в 300 000 убитых. Реально общие потери 8-й гвардейской и 69-й армий в период наступления в районе Зееловских высот составили около 20 000 человек, а безвозвратные потери – примерно 5000 человек. Вот вам и Жуков-«мясник».

Прорыв обороны немцев 1-м Белорусским фронтом в апреле 1945 года, считает Исаев, достоин изучения в учебниках тактики и оперативного искусства. К сожалению, из-за опалы Жукова ни блестящий план с «коконом», ни дерзкий прорыв танковых армий к Берлину «через игольное ушко» в учебники не попали.

Резюмируя все вышесказанное, можно сделать следующие выводы, пишет историк. План Жукова был всесторонне продуманным и отвечал обстановке. Сопротивление немцев оказалось сильнее ожидавшегося, но было быстро сломлено. Бросок Конева на Берлин не был необходимым, но улучшил соотношение сил в ходе штурма города. Также поворот танковых армий Конева ускорил разгром немецкой 9-й армии. Но если бы командующий 1-м Украинским фронтом просто выполнял директиву Ставки, то 12-я армия Венка была бы разгромлена гораздо быстрее, и фюрер не имел бы даже технической возможности метаться по бункеру с вопросом «Где Венк?!», резюмирует Алексей Исаев.
Гладилин Иван

Источник

Источник

 

Метки:

Алексей Красный: Наследники победы?


Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет…
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!
(Ахматова А.)

Прошло шестьдесят семь лет со дня великой победы над Злом. За эти годы многое изменилось, многое поменялось. Исчезла с карты та страна, которая заплатила тридцать миллионов жизней за мир и счастливое будущее. Вместе со страной ушла и особая, торжественная в своем трагизме, вера в непогрешимость Победы. Нынешний долг каждого «уважающего себя» писателя разоблачить не только Сталина, но и всю Красную Армию.

Наперебой, с либеральным остервенением, они бегут наперегонки в своих грязных и никчемных разоблачениях тех людей, которые своей кровью, своими волевыми решениями привели СССР к безоговорочной победе над нацизмом. Одни против всей Европы. Одни, лицом к лицу с машиной смерти. Много было высунуто после 90-ого года из-за пазухи булыжников. И обезглавливание РККА, и недоверие к собственной разведке, и штрафбаты со штрафниками. На все эти пасквили даны были ответы, которые показали всю мерзость таких обвинений. Но стоит задуматься о главном. При таком отношении к своей истории нынешнее поколение России заслужило ли право называться Наследниками Победы?
Вот уже 25 лет мы живем в другой стране. Выросло новое поколение людей, которые не то что не жили в Советском Союзе, но и имеют о нем поверхностное представление. Причем с экранов телевизоров и интернета идет масштабная десоветизация. Тоталитаризм, деспотия, ГУЛАГ, КГБ, тюрьма народов, Империя Зла – вот неполный список преступлений Советов против человечества. 70 лет – это одна большая Катынь, говорит нам один господин в Совете по Гражданскому обществу при президенте РФ. Когда Государственная Дума принимает заявление о катынском деле и лжет нам о том, что сотрудники НКВД расстреляли польских офицеров, в угоду мифической Западной демократии. Когда глава Государства Путин В.В. приезжает в Финляндию и преклоняет колени перед Маннергеймом. Когда на ЮБИЛЕЕ Парада Победы высшие чины государства сидят, вразвалочку, на табуретках и о чем-то разговаривают. Когда Мавзолей Ленина стыдливо завешивают бутафорским флагом России. Когда товарищ Васильев говорит, что развал СССР это круто, а получать деньги лучше от ЦРУ. Когда Великого Полководца Жукова называют мясником. Когда говорят, что войну выиграл народ ВОПРЕКИ своему главнокомандующему. Кода договорились до того, что коммунизм приравняли к фашизму, а Сталина к Гитлеру. Кода говорят, что лучше бы победила Германия, а не СССР. Когда в России цветет и пахнет неприкрытый нацизм. Когда полки книжных магазинов завалены антипатриотической псевдонаучной литературой. Когда у ветеранов воруют самое дорогое в этой жизни – ордена. Когда над памятниками простым советским воинам глумятся и издеваются. Когда на вечных огнях жарят сосиски и людей. Когда люди, прошедшие войну, этот ад, умирают в одиночестве в какой-нибудь деревне, куда их загнали черные риэлторы или свои же родственники.

Когда в соседней Украине воспевается дивизия СС. Когда Путин говорит о том, что мы бы выиграли войну и без отделившихся республик. Это разве народ-победитель? За что воевали наши деды и бабушки? Зачем они совершали тот сверхчеловеческий подвиг? Бросались под танки и жертвовали жизнью? Ради нас без рода и племени?

День Победы это один из самых сокровенных дней в нашей истории, который по своему смыслу можно поставить в один ряд с Крещением Руси. В этот день СССР расплатился по всем счетам с мировой историей и навсегда вошёл в нее как Освободитель. Миллионы людей были положены на алтарь противоборства Добра и Зла. И вот, по прошествии каких-то сорока пяти лет, все было забыто. Растоптано и уничтожено. Предательские кинжалы вонзились в спину истории от своих же соплеменников, которые “прозревши”, решили поменять белое на черное. Из победителей мы стали превращаться в побежденных. И теперь, как и более полувека назад, те же воины, только немного поседевшие, опять монолитом становятся на пути врага. Имя, которому, ложь и фальшь. Общество же само расколото на множество кусков. Нет единой позиции ни у левых, ни у правых.

И вот который год, в таком состоянии, мы встречаем очередную годовщину Победы. Кто-то скажет, что это и есть демократия. Возможно. Но нужна ли такая демократия нашему заблудшему обществу? Имеем ли мы право на этот день в Истории? Что нас связывает с тем поколением, кроме генетического родства? Какой монетой мы платим нашим Воинам? Такие вопросы возникают, когда идешь по улице своего города, смотришь новости или читаешь газеты.
День Победы в нашей стране превращается в шоу. И вслед за этим исчезает дух. Следующим шагом станет забвение. Что делать будем, люди?

Источник

 

Метки:

Товарищ, генерал…Памяти Шебаршина


Любимой горестной песней Леонида Шебаршина была «Враги сожгли родную хату»

«Во время товарищеского собрания ветеранов внешней разведки 30 марта внезапно зазвонил спрятанный в кармане «мобильник», который я забыл выключить. На часах было около 17.00. Голос родственницы Леонида Владимировича Шебаршина, прерываемый рыданиями, поразил меня, как молния: «Леонида больше нет, он покончил с собой выстрелом из пистолета у себя дома!».

Это было невероятно. Только 25 марта мы сидели у него за праздничным столом, отмечая его 77-й день рождения. Днем раньше у него пировали его родственники, а теперь собрались друзья. Внешне не было никаких, даже малейших, признаков приближающейся трагедии. Чисто русское застолье, с минимальными отступлениями от постного меню, с общим хоровым пением наших родных песен, что стало теперь редкостью. Последний тост был традиционным: «За встречу через год по такому же поводу в такой же компании!». И — на тебе… Теперь всплыло в памяти все, что было проговорено в тот последний вечер.
Будущий генерал-лейтенант, кадровый советский разведчик, на долю которого выпала нелегкая участь руководить мощной внешней разведкой СССР в период распада социалистического строя и нашего исторического государства в 1988-1991 годах, родился в самой что ни на есть пролетарской семье, в пользовавшемся дурной славой районе Марьиной рощи в Москве. Отец его был сапожником — со всеми достоинствами и недостатками этой профессии. Всякого навидался в детстве Леонид, но вспоминал с трогательной теплотой и окружавшую нищету, и убогие комнатенки, в которых ютились многодетные семьи, и местную шпану, уважавшую тех, кого теперь презрительно называют «ботаниками».

Учиться было не просто можно. К этому настоятельно подталкивало государство, нуждавшееся в образованных кадрах. Школа, институт международных отношений завораживали возможностью получить безграничные знания иностранных языков, постичь тайны иных цивилизаций.
Он стал востоковедом, овладел фарси, хинди. Английский вошел в плоть и кровь как бесплатное приложение. Десятилетия работы в разведке сделали из него профессионала высочайшего уровня. Пакистан, Иран, Индия, Афганистан стали основным театром его разведывательных действий.
Среди своих коллег он выделялся ненасытной страстью к чтению. Все свободное время за рубежом Леонид проводил в букинистических лавках, отрывая от скромной зарплаты деньги на приобретение страноведческой литературы. Зная его «слабость», друзья всегда дарили ему книги, которые сейчас потеряли своего преданного поклонника. Такого книгочея нынче уже не сыскать днем с огнем на российских просторах. С этим огромным запасом знаний Леониду Шебаршину без труда удавалось заводить связи в самых высоких сферах в странах, где ему доводилось работать. Как разведчику, ему всегда сопутствовала удача и успех. Но, увы, в сложной профессии не всегда все зависит от самого человека. В Иране, где он был резидентом, один из его сотрудников оказался предателем и бежал к противнику. Такие ЧП нередко были причиной слома удачно складывавшейся судьбы руководителей. За провал нес ответственность начальник.
Немало крови и нервов портили предатели, которые всегда плодятся в гниющих государствах.
Леонид Владимирович превозмог все «тернии и крапиву», и стал одним из руководителей информационно-аналитического управления разведки, а вскоре был назначен заместителем начальника разведки. Не было работы, с которой он справлялся бы не просто хорошо, а блистательно. Поэтому, когда в 1988-м КГБ возглавил Владимир Крючков, то без всяких сомнений роль шефа разведки досталась Леониду Шебаршину.
Велика ответственность разведки в роковые для судьбы государства годы. Но еще больнее от того, что руководители государства перестают слушать голос профессионалов. Михаил Горбачев отмахивался от докладов разведки, как от назойливых мух. Ему, видимо, хватало советов Эдуарда Шеварднадзе и Александра Яковлева, насквозь пропитанных «западничеством». В дни «путча» ГКЧП, после ареста В. Крючкова указом президента СССР М. Горбачева генерал Леонид Шебаршин был назначен Председателем КГБ — за его твердую позицию неприменения силы в создавшейся ситуации. Но Михаил Сергеевич нередко неадекватно реагировал на события, он не понимал, что «его песенка уже спета». Узнав об этом назначении, Б. Ельцин своим решением через сутки отправил Леонида Шебаршина на прежнее место в разведку, а руководить Комитетом госбезопасности прислал Вадима Бакатина, публично заявившего: он пришел, чтобы «развалить КГБ».
Смотреть, как рушится историческое государство в неумелых руках провинциальных верхоглядов — чудовищное испытание для всех, для кого Родина превыше всего.
Леонид Шебаршин был патриотом нашего Отечества до мозга костей. И подавляющее большинство разведчиков его времени были ему под стать. Они жили по принципу: «Жила бы страна родная, и нету других забот!». Ни одна блоха корысти, шкурничества не вызывала у них зуда. Они были как бы заговорены против этой напасти.
Он рассказывал, как однажды вербовщик из ЦРУ подсовывал под нос нашему разведчику чистую чековую книжку и просил вписать в нее сумму, за которую наш товарищ должен был стать предателем: «Хочешь миллион долларов?». Тот почесал макушку и сказал, что он готов заплатить вдвое большую сумму, если црушник согласится сотрудничать с нами. Американец аж подпрыгнул от возмущения, а наш спокойно ответил, что мы ценим их услуги выше, чем они наши.
1991-й стал рубежным в биографии многих разведчиков. Мы с Леонидом Шебаршиным приняли решение подать в отставку. Потому что утратила силу наша прежняя воинская присяга, потому что улюлюкающая толпа требовала расправы над кадрами разведки, да и роль самой разведки сильно изменилась. Б. Ельцин назначал новых заместителей начальника разведки, даже не посоветовавшись с Леонидом Шебаршиным, остававшимся во главе службы. Это было уже оскорбительно!
В октябре 1991-го, в возрасте 56 лет, генерал Леонид Шебаршин попрощался с разведкой. Никогда больше государство российское не обращалось к нему ни за советом, ни за помощью.
«Мы сами с усами!», — было лозунгом реформаторов, крушивших все налево и направо.
Леонид Владимирович с группой товарищей создал небольшую фирмочку под гордым названием Российская национальная служба экономической безопасности, до самой своей смерти оставался ее президентом. Это была консалтинговая компания, которая помогла очень многим предпринимателям уберечься от рисков и угроз, которыми была полна наша жизнь в лихие 90-е и нулевые годы. Десятки, если не сотни выброшенных на улицу бывших работников разведки нашли новое место в жизни благодаря помощи и поддержке Леонида Шебаршина. Мы нередко шутили: «Леонид Владимирович! Вы нашли самое надежное и прочное место в вашей жизни. Вы 20 лет руководите фирмой, дольше, чем на любом посту в разведке!»
Однажды, на излете 90-х годов, довелось ему поехать в Англию на какое-то международное совещание руководителей частных охранных и детективных служб. Леонид Владимирович спокойно слушал доклады, как вдруг к нему подошел англичанин «в штатском» и пригласил на ланч, чтобы «побеседовать о безопасности».
За столом британец стал восторженно хвалить знания, разведывательное мастерство Леонида Шебаршина и, не особо стесняясь, стал намекать на возможность сотрудничества с английской разведкой.
Леонид Владимирович удивленно раскрыл глаза и спросил: «Вы не ошиблись адресом, приглашая меня на ланч? Я был более высокого мнения об англичанах!». С этими словами он расплатился с официантом и молча вышел.
На Западе Леонида Шебаршина высоко ценили как профессионала. Помнится, в 1994-м его пригласили в Аргентину, где чуть раньше произошел чудовищный теракт в местном израильском культурном центре, унесший жизни более 100 человек. Аргентинские коллеги с большим вниманием отнеслись к рекомендациям Леонида Шебаршина, направленным на то, чтобы не допустить впредь повторения таких жутких трагедий. Он дал советы не только чисто оперативного, но и политического характера. Поездка оказалась полезной, потому что в последующие годы ничего подобного в Аргентине не случалось. Вместе с Леонидом Шебаршиным мне довелось в начале «нулевых» годов принять участие в неформальной встрече с бывшими руководителями некоторых западных разведок. Тема встречи, проходившей в хорватском Дубровнике, была привлекательной: «Как вы видите роль разведок в мире после окончания холодной войны?». Встречу организовал сын бывшего президента Хорватии Франьо Туджмана. Участие в этом мероприятии показало: западные пенсионеры от разведки приехали не только с пустыми руками, но и пустыми сердцами и головами. Им нечего было сказать по существу заявленной темы. Общаться с ними было скучно. А смотреть, как они проводят время в барах и ресторанах – за счет принимающей стороны — было неприятно. Посоветовавшись, мы решили никогда больше не принимать участия в таких, по существу, туристических мероприятиях.
Леонид Шебаршин первым из разведчиков начал писать книги мемуарного плана. Так появились его «Рука Москвы» и «Из жизни начальника разведки», а потом чудесная, но грустная книжка под названием «И жизни мелочные сны».
Он был потрясающим мастером афоризмов, книжечка которых выдержала не одно издание. Во многом по его примеру сочинительством занялись и некоторые из его соратников. Их воспоминания — крупицы правды в море-окияне ангажированной, лживой литературы о нашем, как теперь модно говорить, «непростом времени».
У него было все — но все скромное и простое. Жил он последнее время в небольшой, но уютной двухкомнатной квартире, ездил на видавшей виды «Шкоде», летом отдыхал на своей «фазенде» советского разлива. Супруга его ушла в лучший мир семь лет назад, и он жил вдовцом, храня верность ее памяти. Дети и внуки подросли, каждый нашел свое место, а сам он гордился, что стал недавно «четырежды прадедом», чему, конечно, мы все завидовали.
Внешне не было причин для рокового решения, которое он принял. К врачам — он сам мне говорил об этом – Леонид Владимирович обращался трижды в год: «На Новый год, 8 марта и в день рождения лечащего доктора!» В эти дни он дарил им скромные подарки. Он был православным человеком. Крестился на изломе века, но по Христовым заповедям жил всегда и, знаю, однажды уговаривал одного своего друга бросить мысли о добровольном уходе из жизни из-за тяжелой онкологической болезни…
Но была у него одна неизлечимая, хроническая болезнь. Это боль за Россию. Она знакома всем, кто отдал жизнь за великую Родину, кто служил только ей. Он не участвовал в политике, более того, запрещал даже на работе своим сотрудникам мусолить политические темы. Крайне редко и неохотно давал интервью. Но каждый рабочий день начинал с обстоятельной проработки основных газет и журналов, с последних новостей интернета.
Наделенный прекрасной памятью, он знал всех фигурантов российской политики, помнил их жизненные траектории, мог без ошибки предсказать их дальнейшее движение по политическому небосклону.
Постоянным рефреном в его устах звучало: «Давайте судить по делам, а не по словам!»
Боль за Россию точит сердца миллионов людей, так и не примирившихся с разрушением исторической державы. Чье-то сердце с трудом держится, чье-то сдает. Любимая горестная песня Леонида Шебаршина — и моя тоже – «Враги сожгли родную хату». На его глаза набегали слезы при словах «Не осуждай меня, Прасковья, что я пришел к тебе такой: хотел я выпить за здоровье, а должен пить за упокой…». Мать Леонида Шебаршина звали Прасковья.
Прощай, дорогой друг и боевой товарищ! Пусть земля тебе будет пухом, а память о тебе вечной.

Источник Источник

 

Метки: ,

Г.А. Зюганов: Высоко нести знамя ленинской «Правды»!


Пресс-служба ЦК КПРФ

Исполняется 100 лет со дня выхода первого номера газеты «Правда». Эта дата занимает особое место в биографии нашей партии, во всей отечественной истории.

«Правда» ярко отразила вековой путь развития не только России, но и всей планеты. Прогрессивное человечество признаёт, что новейшее время началась с того момента, когда появилось первое государство без помещиков и капиталистов, без эксплуатации человека человеком. Следовательно, часы новейшей истории были запущены Великой Октябрьской социалистической революцией. При этом И.В. Сталин был глубоко прав, когда, поздравляя партийную газету с 10-летним юбилеем, писал: «Правда» 1912 года – это закладка фундамента для победы в 1917 году».

«Правда» состоялась не только как свидетель и летописец важнейших событий. Она – активный участник и творец нашей истории в ХХ веке. «Правда» неотделима от Коммунистической партии Российской Федерации, являющейся наследницей РСДРП-РСДРП(б)-РКП(б)-ВКП(б)-КПСС. Создавая в 1912 году ежедневную рабочую газету, В.И. Ленин стремился, чтобы она стала самым верным способом взаимодействия партии с трудящимися, активно и последовательно проводила её идеи в массы. Сам Владимир Ильич был внимательным и чутким читателем «Правды», видя в ней надёжный канал обратной связи с трудовым народом.

В течение всего столетия «Правда» надёжно выполняла принятые на себя задачи. Сегодня она по-прежнему стремится быть эффективным пропагандистом коммунистических идей. Её общение с читателями конкретно и адресно. Об этом свидетельствуют такие целевые страницы газеты, как «Социальный диагноз», «Рабочий фронт», «Крестьянская доля», «Антинародное хозяйство», «От имени русской культуры».

Главное издание нашей партии держит в поле зрения самые злободневные вопросы. Оно уделяет пристальное внимание программным материалам КПРФ, участвует в избирательных кампаниях, рассказывает о протестном движении в стране и о международной деятельности левых сил.

Время ставит сегодня перед коммунистами ответственные и сложные задачи борьбы за возвращение России к социалистическому созиданию и советскому народовластию. У нас есть основания быть уверенными: правдисты внесут достойный вклад в решение этих исторических задач. Очень важно, что коллектив сохранил и активно развивает вековые традиции ленинской «Правды». В редакции успешно трудятся такие талантливые журналисты, как Виктор Кожемяко, Николай Кожанов, Олег Степаненко, Татьяна Аверченко, Александр Драбкин, Владимир Вишняков, их коллеги и единомышленники.

Центральный Комитет Коммунистической партии Российской Федерации сердечно поздравляет всех, кто делает «Правду» и кто читает её, со славным столетним юбилеем. Желаем успехов в нашем общем праведном и благородном деле. Пусть высоко реет Красное знамя ленинской «Правды»!

Геннадий Зюганов,

Председатель ЦК КПРФ.

Источник

 

Метки:

Добрые пожелания из братской Белоруссии. А.Г. Лукашенко поздравил коллектив редакции «Правды» и ее читателей с юбилеем газеты


Президент Республики Беларусь А.Г. Лукашенко поздравил коллектив редакции и читателей с юбилеем газеты «Правда».

Дорогие друзья!

Сердечно поздравляю коллектив редакции и читателей газеты «Правда» со славным юбилеем — 100-летием со дня выхода первого номера.
На страницах вашего легендарного издания запечатлены героическая история и жизнь великой страны с её победами, достижениями и трудностями. Отрадно, что и сегодня «Правда» сохраняет свой высокий уровень профессионализма, репутацию одного из ведущих российских средств массовой информации.
Мы высоко ценим объективность и доброжелательность освещения современной ситуации в Беларуси. Убеждён, что и впредь творческий коллектив газеты будет силой авторитетного печатного слова способствовать развитию интеграционных процессов и укреплению союзнических отношений между нашими странами.
От всей души желаю вам благополучия, вдохновения, дальнейших успехов в работе, больших тиражей и признательных читателей.

Источник
Источник

 

Метки:

Великий русский писатель Михаил Шолохов: Писать для «Правды» надо сердцем!


Великий русский писатель Михаил Александрович Шолохов гордился званием правдиста, в котором он был официально утверждён постановлением редколлегии «Правды» от 13 мая 1932 года.
В нём говорилось: «Зачислить т. Шолохова постоянным сотрудником «Правды». Это стало признанием огромной роли его боевой публицистики, с которой он выступал весной предыдущего года по животрепещущим вопросам колхозного строительства. А позднее «Правда» публиковала и главы романов «Тихий Дон», «Поднятая целина», «Они сражались за Родину», первой напечатала знаменитые рассказы «Наука ненависти» и «Судьба человека», многие очерки и статьи.
С первых дней войны Михаил Шолохов — военный корреспондент «Правды». Он шлёт в редакцию волнующие свидетельства мужества поднявшегося на борьбу народа. Каждая шолоховская публикация в «Правде» становилась событием. Номера с главами романа «Они сражались за Родину» на фронте зачитывались до дыр, их хранили в полевых сумках как самое дорогое.
Дружба писателя с «Правдой», закалённая военным лихолетьем, становилась ещё теснее в послевоенные годы. Каждый раз, приезжая с Дона в Москву, Шолохов непременно заходил в редакцию.
Размышляя о сотрудничестве с нашей газетой, он говорил:
— Писать для «Правды» надо сердцем… Для меня «Правда» — Правда!.. Был и всегда остаюсь правдистом!
Напомним и ещё некоторые высказывания писателя-коммуниста, классика отечественной и мировой литературы.
…Я родился на Дону, рос там, учился, формировался как человек и писатель и воспитывался как член нашей великой Коммунистической партии.
…Много слышал речей о любви к Родине. Говорили о любви к Родине и в годы Гражданской войны. Говорили, в частности, и атаман Краснов, и прочие, подобные ему политические пройдохи… Говорили о любви к Родине и одновременно торговали кровью казаков, обменивали её на предметы вооружения для борьбы с Советской властью, с русским народом.
История проверяет людей на деле, а не на словах… Истинную любовь к Отчизне кощунственно топтали Краснов и прочие продажные мерзавцы, вероломно обманывавшие трудящееся казачество и вовлёкшие его в Гражданскую войну.
1 декабря 1937 г.

* * *

Дорогой тов. Тимошенко! Прошу зачислить в Фонд обороны СССР присуждённую мне Сталинскую премию… По Вашему зову в любой момент готов стать в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии и до последней капли крови защищать социалистическую Родину… Полковой комиссар запаса РККА, писатель Мих. Шолохов.
26 июня 1941 г.

* * *

Если в мировой истории не было войны столь кровопролитной и разрушительной, как война 1941—1945 годов, то никогда никакая армия в мире, кроме родной Красной Армии, не одерживала побед более блистательных, и ни одна армия, кроме нашей армии-победительницы, не вставала перед изумлённым взором человечества в таком сиянии славы, могущества и величия.
Из статьи «Победа, какой не знала история».
13 мая 1945 г.

* * *

О нас, советских писателях, злобствующие враги за рубежом говорят, будто бы пишем мы по указке партии. Дело обстоит несколько иначе: каждый из нас пишет по указке своего сердца, а сердца наши принадлежат партии и родному народу, которым мы служим своим искусством.
Из речи на Втором съезде писателей СССР.
1954 г.

* * *

Сегодняшний день Советской страны — счастливый день. Однако, когда мы говорим «счастливая жизнь», это не означает «лёгкая жизнь». Многое ещё предстоит сделать. Многие трудности преодолеть. Именно за такую активную созидательную жизнь боролись, страдали и гибли герои моих книг. У них сложные судьбы. Но я думаю, что плох тот писатель, который приукрашивает действительность в ущерб правде.
Из выступления в связи со всенародным обсуждением проекта новой Советской Конституции. 20 июля 1977 г.

Источник

Источник

 

Метки:

Январский гром 1944 года


14 января 1944 года началось операция по освобождению Ленинградской и Новгородской областей, впоследствии названная Первым Сталинским Ударом.
К концу 1944 года немцы были вынуждены оставить почти две трети захваченной им территории нашей Родины. Однако на левом крыле Восточного фронта, под Ленинградом и Новгородом, гитлеровцы, опоясав себя мощной линией оборонительных сооружений, продолжали удерживать свои позиции.
На этом участке советско-германского фронта против советских войск оборонялись немецко-фашистские 45 дивизий группы армий «Север» в составе 18-й и 16-й армий.

Противник имел мощную долговременную, глубоко эшелонированною оборону, подготовлявшуюся более двух лет. В районах севернее Красного Села было сосредото­чено большое количество артиллерии с дальнобой­ными орудиями калибром до 406 мм, из которых фашисты обстреливали Ленинград. С осени 1943 года совет­ские войска усиленно готовились к переходу в поступ­ление. В ноябре 1943 — 1-й половине января 1944 на Ораниенбаумский плацдарм кораблями Балтийского флота была перевезена крупная группировка войск с большим количеством боевой техники. При подготовке к наступлению советское командо­вание использовало опыт боёв по прорыву блокады Ленинграда (см. ТуТ).
Ближайшей задачей фронтов было уничтожение фланговых группировок 18-й немецкой армии с последующим развитием наступления на Кингисеппском и Лужском направлениях. Наступление советских войск началось 14 января 1944 года. После мощной артиллерийской подготовки войска Ленинградского фронта нанесли удар с Ораниенбаумского плацдарма в направлении на Ропшу и 19 января штурмом овладели Красным Селом и Ропшей – мощными опорными пунктами обороны противника. В этот же день обе ударные группировки войск Ленинградского фронта (командующий ген. Л. А. Говоров) соединились в районе Русско-Высоцкое. В ходе боев войска Ленин­градского фронта разгромили две пехотные дивизии и нанесли тяжёлые потери пяти пехотным дивизиям противника. Враг оставил на поле боя только убитыми 25 тысяч человек. Советские войска захватили 265 орудий, в том числе 85 тяжёлых, обстреливавших Ленинград.

Войска Волховского фронта (командующий генерал армии К. А. Мерецков) 14 января нанесли один удар из района Любцы, Котовицы в обход Новгорода с севера. Дру­гой же удар наносился через озеро Ильмень в обход Новгорода с юга. В ожесточённых боях войска фронта прорвали мощные укрепления немецко-фашистских войск, отрезав им пути отхода и 20 января, в результате обходного манёвра, овладели Новгородом. В ходе этих боёв были раз­громлены две пехотные дивизии, один полк, четыре отдель­ных батальона и несколько строительных частей. Значительные потери были нанесены пехотной брига­де, частям четырёх пехотных дивизий и кавалерийскому полку. Было уничтожено до 15 тысяч человек и взято в плен более трёх тысяч солдат и офицеров противника. Таким образом, к 20 января обе фланговые группировки 18-й немецкой армии были разгромлены.

В этот же период войска 2-го Прибалтийского фронта (командующий генерал-лейтенант Маркиан Михайлович Попов) вела наступление севернее Новосокольников, сковывая 16-ю армию противника и инее допуская переброски её частей под Ленинград и Новгород. 14 января они овладели станцией Иасва и перерезали железную дорогу Новосокольники — Дно. С началом наступления советских войск 35-тысячная армия партизан Ленинградской области, насчитывавшая 13 партизанских бригад и поддерживаемая населением области, усилила удары, но немецко-фашистским войскам с тыла. Партизаны парализовали движение на шоссейных и железных дорогах, затруднили противнику маневр резервами. После разгрома левофланговой группировки 18-й армии противника войска правого крыла Ленинградского фронта развивали наступление на Кингисепп и Красногнардейск (Гатчину). Отбив ряд ожесточённых контратак врага и овладев станицей Колосово, они перерезали дорогу Красногнардейск – Нарва. 24 января советские войска освободили города Пушкин (Царское Село) и Слуцк (Павловск), а в ночь на 26 января штурмом овладели мощным узлом сопротивления врага городом Красногвардейском.
style=»background-color: white;»>Позднее операция «Январский гром» была названа Первым Сталинским Ударом. В результате этой операции была полностью снята осада Ленинграда, а Ленинградская область была полностью очищена от немецко-фашистских захватчиков. Были созданы благоприятные условия для нанесения новых ударов по врагу с целью освобождения Советской Прибалтики. В ходе операции были полностью уничтожены три пехотные дивизии и ряд отдельных частей 18-й немецкой армии, разгромлены советскими войсками и сведены немецким командованием в «боевые группы» 12 дивизий 18-й армии и пять дивизий 16-й армии. Победа советских войск под Ленинградом и Новгородом была достигнута благодаря возросшей военной мощи Советского Союза, всенародной помощи фронту и высокому моральному духу и наступательному порыву советских воинов, проявивших массовый героизм.


Немцы покидают Новгород.


В период оккупации Новгород был почти полностью разрушен.


Орудия, из которых немцы обстреливали Ленинград.


Т-34 из состава 30-й гвардейской танковой бригады Ленинградского фронта в январе 1944 года

Источник Источник

 

Метки:

Освобождение Одессы: обычная гениальная победа


Ровно 68 лет назад на нашей земле разгорелось одно из сражений Великой Отечественной войны – Одесская наступательная операция.

Это сражение не слишком известно в военной истории. Оно редко упоминается в мемуарах генералов и даже в фундаментальных исследованиях Великой Отечественной войны занимает не слишком много места. Это не удивительно: по сравнению с грандиозными битвами вроде Московской, Сталинградской или Курской, Одесская наступательная операция немного меркнет. Однако для нас, жителей Одессы, эта операция имеет самостоятельное значение. Кроме того, она прекрасно иллюстрирует особенности Советской армии того периода и убедительно опровергает многие мифы, которые старательно создаются вокруг Великой Отечественной войны отдельными писателями и журналистами.

А дело было так.

К марту 1944 года линия советско-немецкого фронта на самом южном его участке проходила по реке Южный Буг. При этом на восточном берегу реки немцы ещё удерживали город Николаев. Оборону – а после Курской битвы ни о чём, кроме обороны, для немцев речи идти уже не могло – здесь держали войска немецкой группы армий «А» в составе 6-й и 17-й немецких и 3-й румынской армий. Сломать эту оборону предстояло войскам 3-го Украинского фронта в составе 57-й, 37-й, 46-й, 8-й гвардейской, 6-й и 5-й ударных армий, 28 армии, а также конно-механизированной группы в составе 4-го гвардейского механизированного корпуса и 4-го гвардейского кавалерийского корпуса.

Простое перечисление количества соединений создаёт впечатление сокрушительного численного превосходства советских войск: семь армий и одна войсковая группа против трёх армий. Но дело в том, что советские соединения, как правило, имели меньшую численность, чем аналогичные немецкие формирования.

Кстати, этот нюанс часто используют в своих мемуарах немецкие генералы (особенно любит прибегать к этому критерию Эрих фон Манштейн) для того, чтобы оправдать поражения, которые нанесли им советские полководцы. Да и отечественные публицисты вслед за ними любят рассказывать о том, что немцев, мол, попросту задавили числом, бросая без счёта тысячи невооружённых и плохо обученных людей на немецкие пулемёты и танки…

На практике, впрочем, всё обстояло немного иначе. В людях советские войска превосходили немцев лишь в 1,3 раза: преимущество не очень значительное для наступательной операции, в рамках которой предстояло форсирование крупной реки и освобождение двух крупных городов.
Превосходство советской стороны в танках и артиллерии было куда более убедительным: у наших войск было в 2,7 раза больше танков и САУ, чем у противника, а по артиллерии мы были сильнее в 4 раза.

Так что советских солдат вовсе не кидали в бой в надежде завалить немцев трупами – напротив, советские войска шли в бой, обладая куда большей степенью насыщения боевой техникой, чем та, которой могли похвастаться немцы.
Планируя операцию, советское командование заранее поставило перед собой задачу не просто освобождения региона от Южного Буга до Днестра и вытеснения противника за старую границу СССР. Речь шла о намерении отрезать и уничтожить находившиеся здесь войска противника. Добиться этого планировали, используя тактику глубокого прорыва мобильных соединений с рассечением обороняющейся группировки противника, перехватом её коммуникаций и последующим окружением, то есть с использованием наиболее прогрессивной тактики того времени.

На начальном этапе операции Советской армии предстояло осуществить форсирование Южного Буга и освобождение расположенного в его нижнем течении города Николаева.
Прорыв немецкой обороны начали сразу в трёх местах: на севере, в районе Вознесенска, в центре, в районе Новой Одессы, и на юге в рамках операции по освобождению Николаева. При этом для облегчения действий войск на этом участке было решено провести операцию по высадке в Николаеве морского десанта.
К слову сказать, морские десанты с ограниченными целями также были характерным тактическим инструментом, использовавшимся в основном Советским Союзом. Так, англо-американские войска использовали десанты лишь как начальный этап крупных операций, в рамках которых возникали новые театры: при высадке в Северной Африке, на Сицилии, в Италии и, наконец, в Нормандии. В то время как советские войска использовали морские десанты с частными целями именно как тактический инструмент: для дезориентации противника, затруднения управления войсками, создания сумятицы и паники.
Итак, было принято решение высадить ограниченный десант в Николаевском порту. Командиром десанта был назначен старший лейтенант Константин Ольшанский. Осуществлять высадку предполагалось двумя волнами: в первой должны были пойти 55 морских пехотинцев и 12 армейцев-сапёров.
Морпехи Ольшанского незаметно проникли на территорию порта, бесшумно сняли охрану и заняли круговую оборону. Началась трёхдневная эпопея десантников-«ольшанцев», являющаяся одним из наиболее ярких примеров героизма советских воинов.

За три дня — с 26 по 28 марта — морпехи Ольшанского отразили 18 немецких атак, уничтожив более 700 солдат и офицеров противника и два средних танка. Им удалось продержаться до того момента, когда наступающие советские войска выбили немцев из города и деблокировали отряд. Увы, до этого момента дожили только 11 человек – остальные десантники, включая Константина Ольшанского, погибли в жестоком бою.

28 марта Николаев был полностью очищен от немецких оккупантов. В то же время на северном участке действий фронта также удалось прорвать немецкую оборону на западном берегу Южного Буга. В соответствии с заранее проработанным планом в прорыв были введены части конно-механизированной группы под командованием Иссы Плиева. Конно-механизированные группы также были советским изобретением – и притом крайне удачным. Хотя кавалерия плохо годилась для обороны или прорыва оборонительных порядков противника, она была идеальным инструментом глубоких рейдов по вражеским тылам. А когда советское командование начало сочетать кавалеристов с танками и моторизированной пехотой, то получило великолепное средство проведения глубоких маневренных операций. Одним из таких орудий и была конно-механизированная группа Плиева.
Войдя в прорыв, конно-механизированная группа стала стремительно продвигаться в направлении Раздельной – крупного транспортного узла, через который проходили линии снабжения всей группы армий. Слабые немецкие подразделения опрокидывались сходу, более сильные и удерживающие укреплённые позиции – обходились. Уже 31 марта части группы ворвались в Березовку, а 4 апреля освободили Раздельную. Интересная деталь: через несколько часов после того, как Раздельная была очищена от немцев, со стороны Одессы на станцию пришёл эшелон с немецкими войсками, прибывшими для обороны населённого пункта. Немцев, разумеется, без всяких трудностей взяли в плен. Этот пример доказывает, что скорость и решительный натиск часто оказывается важнее численности подразделения.

Единственным способом сорвать стремительный натиск конно-механизированной группы была авиация, и этот козырь немцы использовали по полной. Как вспоминал сам Плиев, «до сих пор редко приходилось видеть такое неистовство вражеской авиации». А это слова человека, воевавшего с июля 1941 года!
Пока группа Плиева стремительно продвигалась к Раздельной, остальные войска фронта, разумеется, не сидели сложа руки. Их главной задачей было оказывать давление на немецкие войска, чтобы командование группы армий «А» не могло снять с фронта силы для уничтожения конно-механизированной группы. 5-я ударная армия под командованием генерал-полковника Вячеслава Цветаева двигалась вдоль морского побережья, а 8-я гвардейская и 6-я армии наступали между линиями действий КМГ и 5-й ударной армии.
Между тем 7 апреля части группы Плиева вышли к Днестру. Группа армий «А» оказалась практически в окружении. В распоряжении командования группы остался лишь один путь к отступлению: дорога на Овидиополь. Но её пропускная способность была недостаточна для того, чтобы вывезти из города колоссальное количество войск и военной техники!
7 и 8 апреля немцы предприняли отчаянные попытки прорваться в направлении Раздельной и Тирасполя, но были отбиты с большими потерями.
Увы, перехватить дорогу на Овидиополь бойцам Плиева не удалось: для этого попросту не хватило сил. 10-й гвардейской казачьей дивизии удалось 9 апреля завладеть городом, но вскоре они вынуждены были оставить Овидиополь под натиском противника, который изо всех сил рвался из Одессы на запад.
Впрочем, у этой ситуации были и свои плюсы. Советская армия была фактически избавлена от необходимости проводить тяжёлый штурм города, так как немцы думали не о том, как его удержать, а как бы из него выбраться. Ночью с 9 на 10 апреля советские войска заняли исходные позиции для штурма Одессы. С севера в пределы городской черты вошли передовые части 8-й гвардейской армии под командованием генерал-полковника Василия Чуйкова. Со стороны Пересыпи, где немцы попытались организовать укреплённую линию обороны, подошла 5-я ударная армия генерал-полковника Вячеслава Цветаева. А бойцы группы Плиева должны были войти в город со стороны Большого Фонтана.
Ночью 9 апреля против прорывающихся из города немецких частей особо активно действовали партизаны. Немецкий генерал и автор «Истории Второй мировой войны» Курт Типпельскирх пишет о 10 тысячах партизан и подпольщиков, действовавших на тот момент в городе. Эта цифра, скорее всего, несколько преувеличена. Как бы там ни было, по оценкам немцев, в ночь с 9 на 10 апреля от нападений партизан немецкие и румынские войска в Одессе потеряли около 500 человек. Ещё более важно, что партизанам удалось предотвратить уничтожение целого ряда важных объектов в городе, включая здание оперного театра.
Сам штурм города, начавшийся на рассвете 10 апреля, был молниеносным: уже к 10-11 утра советские войска были на Дерибасовской.
В результате Одесской операции немецкая группа армий «А» была фактически уничтожена – по окончании операции она была переименована в группу армия «Южная Украина». Хотя это название уже не соответствовало действительности: фактически войска группы армий были вытеснены за Днестр, причём советским войскам удалось в нескольких местах захватить плацдармы на западном берегу реки, создав тем самым условия для дальнейших наступательных действий.

Источник Источник

 

Метки:

Страницы истории: Его называли вторым Суворовым


Имя Петра Степановича Котляревского, одного из выдающихся героев Кавказких войн, ныне несправедливо забыто большинством потомков. Между тем, современники не зря прозвали его «генерал-метеор» и называли вторым Суворовым.

А лично я его считаю прадедушкой российского спецназа.

Петр Котляревский был сыном священника села Ольховатки Харьковской губернии. Первоначально и, идя по стопам отца, обучался в Харьковском духовном училище.

Случай изменил его судьбу: зимой 1792 г. их дом в Ольховатке посетил, укрываясь в дороге от бурана, подполковник И.Лазарев. Лазареву, только что сдавшему батальон вновь формируемого Московского гренадерского полка, и едущего за новым назначением, очень понравился смышленый сын сельского священника, гостивший у отца в это время. Желая как-то отблагодарить хозяина за гостеприимство, Иван Петрович предложил взять мальчугана к себе в армию, как только сам обустроится. Cтепан Яковлевич взял с офицера слово, что тот будет заботиться о подростке, как о собственном сыне.

Через год с небольшим, в марте 1793 года, приехал от Лазарева сержант Кубанского егерского корпуса и забрал отрока Петра в Моздок. Лазарев командовал 4-м батальоном Кубанского егерского корпуса. Петр Котляревский был зачислен фурьером в батальон Лазарева 19 марта 1793 года. Через год, в 12 лет он получает звание сержанта. В 15 лет Котляревский, участвует в Персидском походе (1796г) русских войск и штурме Дербента.

В 1799 г. он был произведен в подпоручики и назначен адъютантом к Лазареву, тогда уже генерал-майору и шефу 17-го егерского полка, сопровождал его в переходе через Кавказский хребет в Грузию. Незадолго до назначения в Грузию Иван Петрович Лазарев потерял жену и малолетнюю дочь. Единственным близким человеком рядом оставался Петр Котляревский. Егеря форсированным маршемперейдя за 36 дней через Большой Кавказский хребет, 26 ноября 1799 года вступили в Тифлис. Встреча прибывших войск сопровождалась необычайной торжественностью. Грузинский царь Георгий XII вместе с царевичами и многочисленной свитой лично встретил И.П.Лазарева хлебом-солью за городскими воротами.

В 1800 г. Котляревский принял участие в отражении 20-тысячного отряда лезгин, подступивших к Тифлису, получил чин штабс-капитана. После трагической гибели Лазарева главнокомандующий на Кавказе князь Цицианов предложил Котляревскому быть у него адъютантом, но тот решил сменить штабную службу на строевую и добился своего: получил под свою команду роту родного ему 17-го егерского полка.

Во время штурма Ганджи, сильнейшей крепости бакинского ханства, штабс-капитан Котляревский идет впереди свей роты. В это бою он получил свое первое ранение: пуля попал ему в ногу в то момент, когда он карабкался на наружное укрепление крепости. За штурм Ганжи Котляревский получил чин майора и орден Святой Анны 3-й степени.

С началом русско-иранской войны 1804 — 1813 гг. имя Котляревского прогремело по всему Кавказу.

В 1805 г. он со своей ротой в составе отряда полковника Карягина защищал от нашествия персов Карабах, принял участие в бою на реке Аскарани. Небольшой русский отряд, численностью в 400 человек и 2 орудия, оказался отрезанным в своем лагере. Предоставленный самому себе, Карягин 4 суток храбро защищался против десятитысячного отряда персов, большие потери усугубились предательством: более 50 человек во главе с порутчиком Лисенко дезертировали, голод и жажда сильно ослабили отряд, потерявший к тому же многих убитыми и ранеными. В этом безвыходном положении майор Котляревский предлагает дерзкий план: ночью тайно или напролом пройти сквозь персидские войска и захватить укрепленный замок Шах-Булах, находящийся под контролем персов, и там держаться до последней крайности.

План был очень рискованный. Ночные войсковые операции считаются вершиной воинского искуства даже в наши дни, что уж говорить про те года. Но замысел увенчался полным успехом: такой наглости от русских персы попросту не ожидали. Прорвавшись через персидские порядки, русский батальон вышел к крепости. Когда путь преградил ров, егеря Котляревского, шедшие впереди, спустились в него, и из своих тел организовали переправу, по которой переправились их товарищи и пушки. Отряд сходу выбил гарнизон крепости, состоявший из 150 персов, и занял оборону. Положение русских улучшилось. Персы не надеясь взять замок силой, перешли к осаде.Спустя 7 дней Карягин получил точные сведения, что крепости движутся основные силы персов. Сознавая всю опасность оставаться в Шах-Булахе, Карягин решил пробиться в горы к крепости Мухрату. Персы заметили отступление из Шах-Булаха русского отряда тогда, когда он был уже в 20 верстах. Вблизи Мухрата он был настигнут персидским отрядом около 1500 человек, но этот отряд был легко им отражен. Укрывшись в Мухрате, отряд восемь суток выдерживал атаку многотысячного персидского войска, пока не подоспел наместник Грузии князь Цицианов.

Своими действиями с малочисленным отрядом Карягин держал всю персидскую армию до тех пор, пока Цицианов успел собрать столько войск, что мог двинуться сам.

В 1807 г. 25-летний Котляревский произведен в полковники. В следующем году он участвовал в походе в Нахичеванское ханство, в поражении персов при деревне Карабаб и в овладении Нахичеванью.

С 1809 г. ему была поручена безопасность всего Карабаха. В приданном под его начало батальоне насчитывается 2 штаб-офицера, 9 обер-офицеров, 20 унтер-офицеров, 8 барабанщиков, 380 егерей (всего 419 человек) и 20 казаков.

Когда в 1810 г. войска Аббас-мирзы, сына персидского шаха, вторглись в пределы этого края, Котляревский с егерским батальоном двинулся им навстречу. Имея всего около 400 штыков, без орудий, он решил штурмом овладеть сильно укрепленной крепостью Мигри.

Персы были полностью уверены в своей обороне. В Мигри вело всего две дороги и обе были укреплены персами. Сама крепость помимо стен и 2 000 человек гарнизона имела и естестевенные укрепления в виде отвесныех скал, считавшихся не проходимыми. Атаковать такой укрепрайончик в лоб было чистой воды самоубийством.

Но Котляревского это не остановило. Оставив обозы, ночью (вообще ночные операции визитная карточка этого полководца) по горным кручам он со своим отрядом обошел крепость и напал на нее с тыла. Произведя ложную атаку с одного фронта, он атаковал с другого и взял ее приступом.

Итог сражения: 2 000 персов гарнизона выбито из важного стратегического укрепленного пункта. В отряде Котляревского был убит поручик Роговцов и 6 егерей, 29 человек были ранены, в том числе и сам Котляревский получивший ранение в левую руку.

Аббас-Мирза был уязвлен: у него почти под носом егеря овладели важным стратегическим центром на Араксе. Ахмет-хану приказали взять селение Мигри обратно. Пять тысяч персов обложили крепость. Ахмет-хан готовился к штурму, но английские советники (куда уж без этих «заклятых друзей») отговорили его делать это. Лобовой штурм таких укрепленных позиций был безумием. К тому же русским практически целыми достались все батареи.
Так и не решившись на штурм, Ахмет-хан приказал армии двигаться обратно к Араксу.

На его беду полковника Котляревского такой расклад совершенно не устраивал. (Как это так: враг не битым уйдет? Непорядок! ) Он пустился в погоню и настигнув неприятеля на переправе, да, да опять таки ночью напал и разбил персов наголову. Отряд Котляревского был так мал, что был отдан приказ: пленных не брать. Всю добычу и оружие Котляревский приказал бросать в воду. Начавшаяся паника в персидском войске довершила разгром. За эту операцию Котляревский получил орден святого Георгия 4-й степени, золотую шпагу с надписью «За храбрость» и был назначен шефом Грузинского гренадерского полка.

О секрете своих побед Петр Степанович говорил так: «Обдумываю холодно, а действую горячо».

России тогда приходилось вести боевые действия на два фронта. Кроме Персии, претендовавшей на восточное Закавказье, сильным противником была Турция, интересы которой были прикованы к Западной Грузии и Черноморскому побережью Кавказа.

В 1811 г. Котляревскому было поручено остановить наступление персов и турок со стороны Ахалциха, для чего он решил овладеть крепостью Ахалкалаки. Взяв с собой два батальона своего полка и сотню казаков, Котляревский в три дня перевалил горы, покрытые глубоким снегом и ночью штурмом взял Ахалкалаки.

Турки, если и ожидали неприятеля – то только с юга, где склоны были более пологи и уж никак не ночью. Котляревский ударить с севера. Ночной штурм прошел успешно. Турецкий гарнизон был застигнут врасплох и почти полностью истреблен, несмотря на оказанное отчаянное сопротивление. В крепости было взято 16 орудий, 40 пудов пороха, два знамени, большое количество оружия. Утром 20 декабря 1811 года отряд Котляревского овладел крепостью, потеряв 30 человек убитыми.

Пока генерал Котляревский сражался с турками в Ахалкалаки, на персидской границе дела шли менее успешно. В январе 1812 г. персы нахлынули на карабагское ханство и в Султан-Бада-Керче окружил батальон Троицкого полка, который, потеряв старших начальников и оставшись под командою капитана Оловянишникова, сложил оружие. Вся кавказская армия была возмущена сдачей Оловянишникова, и главнокомандующий решил послать в Карабаг Котляревского, поручив ему «восстановить доверие жителей к русскому оружию и изгладить из их памяти позорное дело Оловянишникова». Бич персов, Котляревский, начал с того, что очистил весь Карабаг от разбойничьих шаек и двинулся против Аббас-Мирзы. Сама весть о прибытии Котляревского в Карабах обратила персов в бегство. Армия Аббас-Мирзы, награбив все, что только было можно, начала поспешно отступать за Аракс. С собой они уводили и часть мирных жителей. Котляревский попытался отбить у персов мирное население и их имущество. Осуществить задуманное в полной мере не удалось – при отступлении персы разрушили мост через Аракс, а сильные дожди воспрепятствовали переправе отряда в брод. Но Котляревскому удалось разбить два небольших персидских отряда, взять селение Кир-Коха, считавшееся неприступным, возвратить в родные места 400 мирных жителей и 15 голов крупного рогатого скота. Хотя сам Котляревский остался экспедицией недоволен – новый главнокомандующий маркиз Паулуччи (весьма довольный результатами) наградил его орденом Святой Анны 1-й степени и «премировал» ежегодным денежным пособием в 1 200 рублей.

Настал грозный 1812 г. Почти все силы страны были брошены на войну с Наполеоном, а на Кавказе русские войска в ослабленном составе продолжали борьбу с персами.

Главнокомандующий Паулуччи был отозван в Петербург, а на его место был назначен генерал-лейтенант Ртищев. Вступив в управление краем в чрезвычайно трудное и тревожное время, Ртищев не смог навести порядок, а напротив, стал проводить политику, которая еще больше ухудшила положение дел. Ртищев думал держать горцев в повиновении посредством подарков и денег. За что тут же и огреб. Собранные в Моздоке для мирных переговоров чеченские старшины были осыпаны подарками, но в ту же ночь, возвращаясь домой, напали за Тереком на обоз самого Ртищева и разграбили его почти на глазах генерала.

Война с Наполеоном заставила Петербург искать пути мирного разрешения конфликта в Закавказье. От Ртищева требовали приостановить наступательные действия и начать переговоры.

Персы же совсем обнаглели. Сосредоточив на границах 30 000 армию, обученную английскими инструкторами и по наущению тех же англичан, они вторгаются в пределы Талышского ханства и берут Ленкорань. Котляревский предвидел подобный сценарий развития событий, предлагал не тратить времени на переговоры и атаковать персов, «ибо, — писал он, — ежели Аббас-Мирза успеет овладеть Талышским ханством, то это сделает нам такой вред, который невозможно будет поправить».

Ртищев, старавшийся всеми силами избежать кровавых столкновений, предложил персам перемирие и для ускорения переговоров сам прибыл на границу. Но по мере того, как Ртищев делался уступчивее, персы становились надменнее и требовательнее и, наконец, потребовали перенесения русской границы на Терек. Дело могло окончиться плохо, но Котляревский, воспользовавшись временным отъездом Ртищева в Тифлис и вытребовав у него предварительно дозволения действовать на свой страх и риск, перешел к наступательным действиям. 19 октября 1812 г. со своим 2-тысячным отрядом он перешел Аракс.

Перед началом наступления генерал Котляревский обратился к солдатам и офицерам с речью: «Братцы! Нам должно идти за Аракс и разбить персиян. Их на одного десять – но храбрый из вас стоит десяти, а чем более врагов, тем славнее победа. Идем братцы и разобьем».

Совершив форсированный 70 киломметровый марш он напал на основные силы персов имевшие 15 кратное численное превосходство. Так началась знаменитая битва при Аслаундзе.

Асландуз или Асландузский брод через Аракс, где отряд Котляревского полностью уничтожил персидскую армию, расположен при впадении в Аракс речки Даравут-чай. 19 октября 1812 года во главе отряда при 6 орудиях Котляревский переправился через Аракс в 15 верстах выше персидского лагеря.

Всего, согласно ведомости, в отряде находилось: 17-й егерский полк: 2 штаб-офицера, 11 обер-офицеров, 24 унтер-офицера, 9 музыкантов, 306 рядовых (итого 352 человека), Грузинский гренадерский полк – 1058 человек, Севастопольский пехотный полк – 215 человек, 20-я артиллерийская бригада – 85 человек, Донского казачьего полка Краснова 3-го – 283 казака, Донского казачьего полка Попова 16-го – 228 казаков. Всего в экспедиции приняли участие 2221 человек.

Еще 10 октября основные силы Аббас-Мирзы были стянуты к Асландузу. Под его началом было 30 000 человек при 12 орудиях. Всеми действиями персов руководили английские инструкторы. Персы планировали разбить отряд Котляревского и через Карабах пойти на помощь мятежной Кахетии. Для отвлечения российских войск Аббас-Мирза приказал Эриванскому хану произвести серию нападений на пограничные посты, а отряду Пир-Кули-хана в 4 000 человек двинуться в обход Карабаха в Шекинское ханство. Действия Эриванского хана и Пир-Кули-хана должного результата не дали.

Утром 19 октября 1812 года Котляревский атаковал укрепленные позиции персидской армии на правом берегу Аракса. Никто в стане врага не подозревал о приближении россиян. Все занимались своими обыденными делами: кто отдыхал, кто занимался тактической подготовкой. Аббас-Мирза беседовал с английскими офицерами. Увидев на горизонте конницу (для маскировки Котляревский пустил впереди конное ополчение карабахских жителей), Аббас-Мирза сказал сидевшему рядом англичанину: «Посмотрите, вот какой-то хан едет ко мне в гости». Офицер посмотрел в подзорную трубу и ответил: «Нет, это не хан, а Котляревский». Аббас-Мирза смутился, но храбро заметил: «Русские сами лезут ко мне на нож».

На возвышенности находилась только конница персов, пехота размещалась внизу, по левому берегу Даравут-чая. Оценив слабую сторону положения противника, Котляревский первый свой удар направил на конницу и сбил ее с командной высоты. Сюда в высоком темпе была переброшена российская артиллерия, сразу же начавшая обстрел пехоты противника. Аббас-Мирзы не рискнул атаковать высоту и двинул свою армию к Араксу, для того, чтобы ограничить движение россиян. Но Петр Степанович разгадал маневр противника и ударил персов с фланга. Персы, видя свое превосходство в людях и артиллерии, не ожидали такого поворота событий. Произошло замешательство, а затем и бегство через реку Даравут-чай, к построенному у Асландузского брода укреплению.

Российским войскам досталась артиллерия и обоз неприятеля.

Котляревский не хотел останавливаться на достигнутом. Днем он дал своим войскам отдохнуть. Вечером к генералу Котляревскому доставили русских пленных, которые совершили побег из лагеря персов. Они сообщили о сборе Аббас-Мирзой своих разрозненных отрядов: утром он готовился отражать новые атаки. И Котляревский решил атаковать персов ночью. Бывший в плену унтер-офицер был готов провести отряд мимо пушек неприятеля. Котляревский ответил: «На пушки, братец, на пушки!» И отдал диспозицию к бою. Ночью персы вновь были атакованы. Семь рот Грузинского гренадерского полка, переправившись через речку Дараурт, пошли на неприятеля от гор, батальон егерей под командой Дьячкова двинулся в обход к Араксу, чтобы ударить с противоположной стороны, резерв спустился вниз по речке Дараурту. Казачьи отряды должны были отсечь отступление персов.

В таком порядке гренадеры и егеря, в глубочайшей тишине, подошли достаточно близко к расположениям противника и с криками «ура» стремительно бросились в штыки. После упорного и непродолжительного сопротивления персы были обращены в бегство. Проведя ночной штурм, российские войска завершили полный разгром персидской армии. Пленными было взято всего 537 человек, убитыми персы потеряли порядка 9000. В сражении погибли даже англичане, бывшие при иранском войске: командующий артиллерией майор Лейтен и майор Кристи. Почти всю артиллерию захватили русские солдаты. Трофеями стали 11 из 12 орудий, произведённых в Британии.

Потери российского отряда составили 28 убитых и 99 раненных.

Донесение о взятии Асландуза начиналось так: «Бог, ура и штык даровали и здесь победу войскам всемилостивейшего государя». В рапорте начальству о потерях неприятеля Котляревский указал 1200 человек. На вопрос удивленных подчиненных: почему так мало, ведь трупов значительно больше, он, улыбнувшысь, ответил: «Напрасно писать, нам все равно не поверят». Пушки английской работы стали почетными трофеями проведенной операции. Аббас-Мирза скрылся от позорного плена с 20 всадниками. За Асландуз Котляревский получил орден Святого Георгия 3-й степени и чин генерал-лейтенанта.

Теперь предстояло выбить из Ленкорани засевший там семитысячный отряд персов и овладеть Талышинским ханством.

17 декабря 1812 года начался последний славный поход Петра Степановича. По дороге он взял укрепление Аркеваль и 27 декабря подошел к Ленкорани, окруженной болотами и защищенной мощными крепостными сооружениями.

Котляревский, испытывая недостаток в артиллерии и снарядах, в очередной раз решил прибегнуть к ночному штурму. Осознавая сложность задачи, он писал в эти дни: «Мне, как русскому, осталось только победить или умереть». Накануне штурма был отдан приказ войскам, где говорилось: «Отступления не будет. Нам должно или взять крепость, или всем умереть… Не слушать отбоя, его не будет».

Крепость Ленкорань представляла вид неправильного четырехугольника на реке Ленкорани шириной 80 сажень. Наибольшая ее сторона, длиной 130 саженей, располагалась к юго-западу. Противоположная ей северо-восточная сторона составляла 80 саженей. По углам – в бастионах — были воздвигнуты батареи, самые сильные из них обстреливали подступы к крепости с северной и западной сторон.

В ночь на 31 декабря 1812 года штурм начался. В пятом часу утра войска молча вышли из лагеря, но, еще не дойдя до назначенных пунктов, были уже встречены артиллерийским огнем неприятеля. Не отвечая на выстрелы, солдаты спустились в ров и, приставив лестницы, быстро полезли на стены. Закипела ужасная битва. Передние ряды штурмующих не удержались и были сброшены, многие офицеры, и между ними подполковник Ушаков, убиты, а число персов на стенах между тем быстро увеличивалось. Тогда Котляревскому пришлось личным примером вести войска: он бросился в ров, стал над телом Ушакова и ободрил людей несколькими энергичными словами. В это время пуля пробила его правую ногу. Придерживая рукою колено, он спокойно повернул голову и, указав солдатам на лесницы повел их за собой. Воодушевленные солдаты снова кинулись на приступ. Поднявшись по лестнице на стену крепости, генерал был тяжело ранен: две пули попали ему в голову и он упал. Но победное: ура! уже звучало над крепостью. Изувеченный, генерал был найден среди груды тел штурмовавших и оборонявшихся.

Когда солдаты, нашедшие своего командира среди груды мертвых тел, стали его оплакивать, он внезапно открыл уцелевший глаз и сказал: «Я умер, но все слышу и уже догадался о победе вашей». С тяжелейшими и мучительными травмами «генерал-метеор» выжил.

Победы Котляревского сломили персов, которые пошли на заключение благоприятного для России Гюлистанского мира, по которому карабагское, ганжинское, шекинское, ширванское, дербентское, кубинское, бакинское ханства и часть талышинского с крепостью Ленкоранью признаны на вечные времена принадлежащими России, и Персия отказалась от всяких притязаний на Дагестан и Грузию.

Сам же генерал, награжденный орденом святого Георгия 2-й степени (за всю историю эту награду получил всего 131 человек), страдая от полученных ран, уехал домой, на Украину. На сумму, дарованную Александром I, Котляревский купил себе имение сперва близ Бахмута, а затем около Феодосии, где лечился от ран.

Легенда гласит, что однажды он побывал в Петербурге, и на приеме в Зимнем дворце царь, отведя его в сторону, доверительно спросил: «Скажите, генерал, кто помог вам сделать столь удачную военную карьеру?» «Ваше величество, — ответил герой, — мои покровители — это солдаты, которыми я имел честь командовать, и только им я обязан своей карьерой». В ответ Александр посетовал на то, что Котляревский скрытничает, нежелая открыть имя своего покровителя, чем до глубины души обидел героя.

Пушкин в своем «Кавказском пленнике» посвятил Котляровскому следующие строки:
Тебя я воспою, герой,
О, Котляревский, бич Кавказа!
Куда ни мчался ты грозой –
Твой путь, как черная зараза,
Губил, ничтожил племена…
Ты здесь покинул саблю мести,
Тебя не радует война;
Скучая миром, в язвах чести,
Вкушаешь праздный ты покой
И тишину домашних долов.

В честь восшествия на престол в 1826 году, император Николай I пожаловал Петру Степановичу чин генерала от инфантерии и предложил возглавить Кавказскую армию. В частности император писал: «Я льщу себя надеждою, что время уврачевало раны ваши, и успокоило от трудов, понесенных для славы российского оружия, и что одного имени вашего достаточно будет, чтобы одушевить войска предводительствуемые вами. Устрашить врага неоднократно вами пораженного и дерзающего снова нарушить тот мир, которому открыли вы первый путь подвигами вашими. Желаю, чтоб отзыв ваш был согласен с Моим ожиданием. Пребываю вам благосклонный, Николай». Но Котляревский отказался. Старые раны не давали покоя.

Много лет он прожил уединенно, мучимый своими ранами. Став угрюмым и молчаливым, Котляревский проявлял неизменную доброту и щедрость к окружающим. Получая хорошую пенсию, он помогал беднякам, особенно из числа своих бывших воинов, ставших, как и он, инвалидами, они получали пенсию от него лично. Зная, что его имя нередко забывают в сравнении с героями Отечественной войны 1812 г., Котляревский говорил: «Кровь русская, пролитая в Азии, на берегах Аракса и Каспия, не менее драгоценна, чем пролитая в Европе, на берегах Москвы и Сены, а пули галлов и персиян причиняют одинаковые страдания».Умер он в 1852 г

В Грузинском гренадерском полку, который носил имя генерала Котляревского, на ежедневной перекличке фельдфебель Первой роты Первого батальона называл: «Генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский». Правофланговый рядовой отвечал: «Умер в 1851 году геройской смертью от 40 полученных им ран в сражениях за Царя и Отечество!»

Еще при жизни Котляревского главнокомандующий на Кавказе князь М.С.Воронцов поставил ему памятник в Гяндже, которую тот в молодости штурмовал.

В знаменитом Казанском соборе, где находится могила М.И.Кутузова, было помещено 107 знамен и штандартов добытых в сражениях с наполеоновской армией. Среди этого количества трофеев Отечественной войны 1812 года, было два знамени, захваченных под Ленкоранью отрядом П.С.Котляревского, как признание его военного подвига и полководческого гения.

30 октября 1913 года на заседании Общества ревнителей истории, посвященном памяти генерала Петра Степановича Котляревского, профессор И.Ковалевский сказал: «Когда светит солнце, не видно блеска звезд». Гром сражений Отечественной войны на полях России затмил удивительные подвиги русских войск на Кавказе. Профессор закончил свою речь так: «Нам русским, нужно учиться подвигам не у далеких греков или римлян, а у самих себя. Котляревский принадлежит к русским национальным героям, которым – вечная слава и незабвенная память».

ЛИТЕРАТУРА

Соллогуб В.А. «Биография генерала Котляревского», 3-е издание, СПб, 1901.
Ватейшвили Д.Л. «Генерал П.С.Котляревский. Очерк жизни и боевой деятельности». – Тбилиси, 1980.
Потто В.А. «Кавказская война, том 1: От древнейших времен до Ермолова»,- М. 2006.
Пикуль В.С. Избранные произведения. Том ХII – «Исторические миниатюры», — М., 1994.
Полководцы, военачальники и военные деятели России в „Военной энциклопедии” Сытина. СПб, 1996.
Ульянов И.Э. „Регулярная пехота 1801 – 1855гг.”. М. 1997.
Соханская Е. «Биографический очерк генерала-от-инфантерии Котляревского» СПб, 1870.
«Записки о частной жизни П.С.Котляревского», сб. «Маяк», с.91-92, том 17, 1844г.
Хрущев М.Н. «Петр Степанович Котляревский»(отрывок из воспоминаний), «Известия Таврической ученой архивной комиссии»(ИТУАК), 1918, №54, с.297-305.
Фадеев А.В. «Россия и Кавказ первой трети XIX века» издание АН СССР, М., 1959.
Черняев С. «Подвиги Котляревского под Ленкоранью», в сб. «Маяк», 1844, т.18, с.117-119.
М. Гололобов «Осада и штурм крепости Ганджа», http: //history.scps.ru/1804-ganza.htm
Абаза К. «Генерал от инфантерии Петр Степанович Котляревский», с.39-42 в журнале «Разведчик», №84, 1892.
РГВИА, ф.489, оп.1, д.7062, ч.9, л.496-502. Формулярный список генерал-лейтенанта Котляревского 1-го.
http://slovar.dn.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=63:2011-09-26-18-29-12&catid=36:2010-05-04-12-58-41&Itemid=59
http://lib.rus.ec/b/290695/read

Источник Источник

 

Метки:

Московские власти выселяют рабочих на улицу!


Рабочих Ухтомского вертолетного завода выселяют … из муниципальных домов!

4 мая в 19.00 во дворе дома 26 по ул. Камова (р-н Косино-Ухтомский) состоится общий сход жителей «проблемных» домов (22 кор.1,2, 24 корп.1-5, 26, 28 по ул. Камова). В повестке дня: проблемы статуса жителей и пути их решения, проблемы и перспективы вертолетного завода им. Камова и его работников. Если проблемы не решаются в инстанциях — мы решим их на улицах Москвы! Когда права не дают — их берут!

Люди прожили в домах более 15-и лет. В начале 90-х завод предоставил нуждающимся в жилье рабочим квартиры, причем официально, по договорам спецнайма. До 2008 года дома №22 кор.1,2, №24 корп.1-5, №26, №28 по ул. Камова относились к ОАО «Камов» (ранее Ухтомский вертолетный завод). ОАО «Камов» исправно принимал от жителей коммунальные платежи, но с сентября 2008 года платежи принимать прекратил, объясняя, что дома готовятся к передаче на баланс г. Москвы и что, как только поменяется обслуживающая организация, начисление платежей возобновится, а жильцам, в соответствии с требованием законодательства РФ, помогут оформить постоянную регистрацию. Однако, в январе 2009, года жители узнали, что их дома уже давно (с 1 июля 2008 года) переданы на баланс г.Москвы, причем, как не обремененные жильцами….

Люди неоднократно обращались в органы власти: просили в ГУ «ИС района Косино – Ухтомский» открыть лицевые счета и высылать им квитанции на оплату коммунальных услуг — но получали отказ, просили истребовать из архива ОАО «Камов» документы, удостоверяющие факт их проживания, — но все бумаги из архива странным образом «исчезли». На все свои обращения к городским властям люди получали лишь отказы и отписки. А в августе 2011 года Департамент Жилищной политики ВАО начал судебные процессы, в результате чего были вынесены решения о выселении трех семей…

Сейчас, после акций протеста, выселения вроде бы приостановились, но вопрос о статусе жителей не решен, и нет никакой гарантии, что выселения в скором времени не продолжатся. Некоторым семьям опять приходят судебные повестки…

Тем временем на вертолетном заводе тоже не все гладко. Бывший Ухтомский вертолетный завод им. Камова, ныне ОАО «Камов» — лишь одно из предприятий холдинга ОАО «Вертолеты России» (находится под контролем головной компании ОПК «ОБОРОНПРОМ», входящей, в свою очередь, в «Ростехнологии» ). У холдинга в целом заказы есть, но вот распределяются они почему-то преимущественно в пользу приморского, башкирского и иных заводов. Среди рабочих ОАО «Камов» ходят слухи о грядущих летом новых простоях и сокращениях. Некоторые заводские цеха уже закрыты, как и заводская медсанчасть. Работники закрытых производственных подразделений частью сокращены, частью их заставили уволиться «по собственному желанию» постоянными задержками зарплаты, депремированием, вынесением дисциплинарных взысканий по надуманным поводам.

Люди боятся потерять дом, боятся потерять работу, и … выходят на улицы.

РРП-Информ

Источник

 

Метки:

В Луге бастуют по-итальянски


Рабочие “дочки” французской Faurecia в Луге (Ленинградская область) провели 16 апреля итальянскую забастовку, сообщила пресс-служба Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА). В ней участвовали наладчики литьевых машин двух смен, которые действовали строго по инструкции. Норма была выполнена на 20%, утверждает МПРА. Общее число участников забастовки не уточняется. В ноябре председатель МПРА Алексей Этманов говорил, что на заводе работает около 450 человек. Связаться с представителем Faurecia не удалось. Рабочие завода требуют включить в оклад премию в 4000 руб., которая выплачивается нерегулярно, и изменить неудобный график работы. Оклад рабочих на предприятии составляет около 11 000 руб.

27 ноября 2011 г. рабочие Faurecia проводили часовую предупредительную забастовку, которая не дала результата, сообщает сайт http://www.vedomosti.ru. Итальянская забастовка заключается в строгом исполнении сотрудником всех правил и инструкций, в этом случае ее участникам не грозят санкции говорит партнер Baker & McKenzie Максим Калинин. Завод производит приборные и дверные панели, бамперы и другие автокомпоненты, в частности для Ford и Renault.

Источник

 

Метки:

 
%d такие блоггеры, как: