RSS

Товарищ, генерал…Памяти Шебаршина

05 Май

Любимой горестной песней Леонида Шебаршина была «Враги сожгли родную хату»

«Во время товарищеского собрания ветеранов внешней разведки 30 марта внезапно зазвонил спрятанный в кармане «мобильник», который я забыл выключить. На часах было около 17.00. Голос родственницы Леонида Владимировича Шебаршина, прерываемый рыданиями, поразил меня, как молния: «Леонида больше нет, он покончил с собой выстрелом из пистолета у себя дома!».

Это было невероятно. Только 25 марта мы сидели у него за праздничным столом, отмечая его 77-й день рождения. Днем раньше у него пировали его родственники, а теперь собрались друзья. Внешне не было никаких, даже малейших, признаков приближающейся трагедии. Чисто русское застолье, с минимальными отступлениями от постного меню, с общим хоровым пением наших родных песен, что стало теперь редкостью. Последний тост был традиционным: «За встречу через год по такому же поводу в такой же компании!». И — на тебе… Теперь всплыло в памяти все, что было проговорено в тот последний вечер.
Будущий генерал-лейтенант, кадровый советский разведчик, на долю которого выпала нелегкая участь руководить мощной внешней разведкой СССР в период распада социалистического строя и нашего исторического государства в 1988-1991 годах, родился в самой что ни на есть пролетарской семье, в пользовавшемся дурной славой районе Марьиной рощи в Москве. Отец его был сапожником — со всеми достоинствами и недостатками этой профессии. Всякого навидался в детстве Леонид, но вспоминал с трогательной теплотой и окружавшую нищету, и убогие комнатенки, в которых ютились многодетные семьи, и местную шпану, уважавшую тех, кого теперь презрительно называют «ботаниками».

Учиться было не просто можно. К этому настоятельно подталкивало государство, нуждавшееся в образованных кадрах. Школа, институт международных отношений завораживали возможностью получить безграничные знания иностранных языков, постичь тайны иных цивилизаций.
Он стал востоковедом, овладел фарси, хинди. Английский вошел в плоть и кровь как бесплатное приложение. Десятилетия работы в разведке сделали из него профессионала высочайшего уровня. Пакистан, Иран, Индия, Афганистан стали основным театром его разведывательных действий.
Среди своих коллег он выделялся ненасытной страстью к чтению. Все свободное время за рубежом Леонид проводил в букинистических лавках, отрывая от скромной зарплаты деньги на приобретение страноведческой литературы. Зная его «слабость», друзья всегда дарили ему книги, которые сейчас потеряли своего преданного поклонника. Такого книгочея нынче уже не сыскать днем с огнем на российских просторах. С этим огромным запасом знаний Леониду Шебаршину без труда удавалось заводить связи в самых высоких сферах в странах, где ему доводилось работать. Как разведчику, ему всегда сопутствовала удача и успех. Но, увы, в сложной профессии не всегда все зависит от самого человека. В Иране, где он был резидентом, один из его сотрудников оказался предателем и бежал к противнику. Такие ЧП нередко были причиной слома удачно складывавшейся судьбы руководителей. За провал нес ответственность начальник.
Немало крови и нервов портили предатели, которые всегда плодятся в гниющих государствах.
Леонид Владимирович превозмог все «тернии и крапиву», и стал одним из руководителей информационно-аналитического управления разведки, а вскоре был назначен заместителем начальника разведки. Не было работы, с которой он справлялся бы не просто хорошо, а блистательно. Поэтому, когда в 1988-м КГБ возглавил Владимир Крючков, то без всяких сомнений роль шефа разведки досталась Леониду Шебаршину.
Велика ответственность разведки в роковые для судьбы государства годы. Но еще больнее от того, что руководители государства перестают слушать голос профессионалов. Михаил Горбачев отмахивался от докладов разведки, как от назойливых мух. Ему, видимо, хватало советов Эдуарда Шеварднадзе и Александра Яковлева, насквозь пропитанных «западничеством». В дни «путча» ГКЧП, после ареста В. Крючкова указом президента СССР М. Горбачева генерал Леонид Шебаршин был назначен Председателем КГБ — за его твердую позицию неприменения силы в создавшейся ситуации. Но Михаил Сергеевич нередко неадекватно реагировал на события, он не понимал, что «его песенка уже спета». Узнав об этом назначении, Б. Ельцин своим решением через сутки отправил Леонида Шебаршина на прежнее место в разведку, а руководить Комитетом госбезопасности прислал Вадима Бакатина, публично заявившего: он пришел, чтобы «развалить КГБ».
Смотреть, как рушится историческое государство в неумелых руках провинциальных верхоглядов — чудовищное испытание для всех, для кого Родина превыше всего.
Леонид Шебаршин был патриотом нашего Отечества до мозга костей. И подавляющее большинство разведчиков его времени были ему под стать. Они жили по принципу: «Жила бы страна родная, и нету других забот!». Ни одна блоха корысти, шкурничества не вызывала у них зуда. Они были как бы заговорены против этой напасти.
Он рассказывал, как однажды вербовщик из ЦРУ подсовывал под нос нашему разведчику чистую чековую книжку и просил вписать в нее сумму, за которую наш товарищ должен был стать предателем: «Хочешь миллион долларов?». Тот почесал макушку и сказал, что он готов заплатить вдвое большую сумму, если црушник согласится сотрудничать с нами. Американец аж подпрыгнул от возмущения, а наш спокойно ответил, что мы ценим их услуги выше, чем они наши.
1991-й стал рубежным в биографии многих разведчиков. Мы с Леонидом Шебаршиным приняли решение подать в отставку. Потому что утратила силу наша прежняя воинская присяга, потому что улюлюкающая толпа требовала расправы над кадрами разведки, да и роль самой разведки сильно изменилась. Б. Ельцин назначал новых заместителей начальника разведки, даже не посоветовавшись с Леонидом Шебаршиным, остававшимся во главе службы. Это было уже оскорбительно!
В октябре 1991-го, в возрасте 56 лет, генерал Леонид Шебаршин попрощался с разведкой. Никогда больше государство российское не обращалось к нему ни за советом, ни за помощью.
«Мы сами с усами!», — было лозунгом реформаторов, крушивших все налево и направо.
Леонид Владимирович с группой товарищей создал небольшую фирмочку под гордым названием Российская национальная служба экономической безопасности, до самой своей смерти оставался ее президентом. Это была консалтинговая компания, которая помогла очень многим предпринимателям уберечься от рисков и угроз, которыми была полна наша жизнь в лихие 90-е и нулевые годы. Десятки, если не сотни выброшенных на улицу бывших работников разведки нашли новое место в жизни благодаря помощи и поддержке Леонида Шебаршина. Мы нередко шутили: «Леонид Владимирович! Вы нашли самое надежное и прочное место в вашей жизни. Вы 20 лет руководите фирмой, дольше, чем на любом посту в разведке!»
Однажды, на излете 90-х годов, довелось ему поехать в Англию на какое-то международное совещание руководителей частных охранных и детективных служб. Леонид Владимирович спокойно слушал доклады, как вдруг к нему подошел англичанин «в штатском» и пригласил на ланч, чтобы «побеседовать о безопасности».
За столом британец стал восторженно хвалить знания, разведывательное мастерство Леонида Шебаршина и, не особо стесняясь, стал намекать на возможность сотрудничества с английской разведкой.
Леонид Владимирович удивленно раскрыл глаза и спросил: «Вы не ошиблись адресом, приглашая меня на ланч? Я был более высокого мнения об англичанах!». С этими словами он расплатился с официантом и молча вышел.
На Западе Леонида Шебаршина высоко ценили как профессионала. Помнится, в 1994-м его пригласили в Аргентину, где чуть раньше произошел чудовищный теракт в местном израильском культурном центре, унесший жизни более 100 человек. Аргентинские коллеги с большим вниманием отнеслись к рекомендациям Леонида Шебаршина, направленным на то, чтобы не допустить впредь повторения таких жутких трагедий. Он дал советы не только чисто оперативного, но и политического характера. Поездка оказалась полезной, потому что в последующие годы ничего подобного в Аргентине не случалось. Вместе с Леонидом Шебаршиным мне довелось в начале «нулевых» годов принять участие в неформальной встрече с бывшими руководителями некоторых западных разведок. Тема встречи, проходившей в хорватском Дубровнике, была привлекательной: «Как вы видите роль разведок в мире после окончания холодной войны?». Встречу организовал сын бывшего президента Хорватии Франьо Туджмана. Участие в этом мероприятии показало: западные пенсионеры от разведки приехали не только с пустыми руками, но и пустыми сердцами и головами. Им нечего было сказать по существу заявленной темы. Общаться с ними было скучно. А смотреть, как они проводят время в барах и ресторанах – за счет принимающей стороны — было неприятно. Посоветовавшись, мы решили никогда больше не принимать участия в таких, по существу, туристических мероприятиях.
Леонид Шебаршин первым из разведчиков начал писать книги мемуарного плана. Так появились его «Рука Москвы» и «Из жизни начальника разведки», а потом чудесная, но грустная книжка под названием «И жизни мелочные сны».
Он был потрясающим мастером афоризмов, книжечка которых выдержала не одно издание. Во многом по его примеру сочинительством занялись и некоторые из его соратников. Их воспоминания — крупицы правды в море-окияне ангажированной, лживой литературы о нашем, как теперь модно говорить, «непростом времени».
У него было все — но все скромное и простое. Жил он последнее время в небольшой, но уютной двухкомнатной квартире, ездил на видавшей виды «Шкоде», летом отдыхал на своей «фазенде» советского разлива. Супруга его ушла в лучший мир семь лет назад, и он жил вдовцом, храня верность ее памяти. Дети и внуки подросли, каждый нашел свое место, а сам он гордился, что стал недавно «четырежды прадедом», чему, конечно, мы все завидовали.
Внешне не было причин для рокового решения, которое он принял. К врачам — он сам мне говорил об этом – Леонид Владимирович обращался трижды в год: «На Новый год, 8 марта и в день рождения лечащего доктора!» В эти дни он дарил им скромные подарки. Он был православным человеком. Крестился на изломе века, но по Христовым заповедям жил всегда и, знаю, однажды уговаривал одного своего друга бросить мысли о добровольном уходе из жизни из-за тяжелой онкологической болезни…
Но была у него одна неизлечимая, хроническая болезнь. Это боль за Россию. Она знакома всем, кто отдал жизнь за великую Родину, кто служил только ей. Он не участвовал в политике, более того, запрещал даже на работе своим сотрудникам мусолить политические темы. Крайне редко и неохотно давал интервью. Но каждый рабочий день начинал с обстоятельной проработки основных газет и журналов, с последних новостей интернета.
Наделенный прекрасной памятью, он знал всех фигурантов российской политики, помнил их жизненные траектории, мог без ошибки предсказать их дальнейшее движение по политическому небосклону.
Постоянным рефреном в его устах звучало: «Давайте судить по делам, а не по словам!»
Боль за Россию точит сердца миллионов людей, так и не примирившихся с разрушением исторической державы. Чье-то сердце с трудом держится, чье-то сдает. Любимая горестная песня Леонида Шебаршина — и моя тоже – «Враги сожгли родную хату». На его глаза набегали слезы при словах «Не осуждай меня, Прасковья, что я пришел к тебе такой: хотел я выпить за здоровье, а должен пить за упокой…». Мать Леонида Шебаршина звали Прасковья.
Прощай, дорогой друг и боевой товарищ! Пусть земля тебе будет пухом, а память о тебе вечной.

Источник Источник

 

Метки: ,

Обсуждение закрыто.

 
%d такие блоггеры, как: